Пособие самоубийцы

Учебное пособие для самоубийц. Занятие первое

Имеется несколько категорий людей, принимающих решение на лишение своей личности бытия в этом мире. Ты должен четко представить себе, к какой категории можно отнести себя.

Категории бывают такие:

Лица, жертвующие своей жизнью для спасения других людей. Это воины, чернобыльцы, врачи и многие другие. Это признанные или непризнанные герои. Они в этом пособии не нуждаются.

Лица, жертвующие своей жизнью для спасения близкого человека.

Лица, желающие спасти своих близких, своей смертью от бед, Которые он сам на них накликал. Например, Кто-то влез в большие долги и, чтобы возместить их, нужно пустить по миру всех родственников. Решил застрелиться и концы в воду. Но поможет ли он этим своим родственникам избавиться от горя?

Если они любят его, то его смерть принесет им еще большие страдания, чем его долги. Если не любят, то могут отказаться оплачивать его задолженность.

Сам же виновник выполнил важную задачу в своей жизни. Он хотел быть богаче и лучше других, не доверяя заповеди «по делам его, и дано ему». Он получил урок, что его стремление было нелепо. Однако он так и не понял, что за ошибки надо платить. И платить в этой жизни. Надо принять ответственность за свои ошибки, принять спокойно наказание, каким бы оно не было, и с честью искупить свою вину перед собой. И тогда путь твой ТАМ будет чист.

Он же решил спастись и от долгов, и от ответственности бегством в НИКУДА. Не будем осуждать его за малодушие и трусость, ибо ему суждено понять ТАМ, что плата неизбежна и многократно будет большей.

Пусть учится ТАМ, если не хочет закончить «курс» ЗДЕСЬ.

Лица, оказавшиеся » у разбитого корыта». Они посвятили всю свою жизнь некой цели и, в конце концов, все рухнуло. Многолетние труды пропали. Банкротство. Человек не смог это перенести.

Этот человек не знает главное. Очень важно то, что он действовал. Важно само действие, а не результат. Важно то, что он понял, что он действовал не теми, что нужно, средствами и не в том направлении.

Нет творчества без ошибок. Осознание ошибки — не менее важно, чем успех. Опыт важен не только для себя, но и для других людей. Торжество же врагов понесет его опыт еще дальше.

В отчаяние в этом положении придет только эгоистический самолюбец. Пусть поймет все ТАМ.

Люди униженные, накрытые, по разным причинам, пологом позора.

Это люди честолюбивые, зависящие от мнения других людей. Есть пословица: «. Береги честь смолоду». Возникает вопрос: что такое честь? Вот здесь и «зарыта собака».

Все начинается с семьи, клана, коллектива, партии, государства. Рассмотрим все по порядку. Родители внушают ребенку понятие о чести, хотя у каждого родителя эти понятия разные. Одни считают воровство позором, другие считают позорным неумение красть.

На моих глазах цыган избивал кнутом членов своей семьи за то, что они за день не смогли ничего украсть и никого обмануть.

Мой сослуживец опозорил свою дочь школьницу за то, что сдала в милицию, найденную ею на улице крупную сумму денег.

А, как часто мы слышим фразу чьей-либо матери: «Порвешь штаны, домой не приходи!»

А, что будет твориться в семье, если дочь юную застигли за. А, ведь, надо учиться у природы. Если котенок опоносился, его мама кошка вылижет.

За родителями следуют родственники. Честь рода! «Позор нашему роду!» Честь фамилии! Создается впечатление, что в обществе существуют такие понятия, как «честь родов» и » позор рода». Это абсурд. Все строится на противоположностях. Понятия о чести также противоположны и в родах.

Честь дворянина не позволяет ему сесть рядом с бродягой. Честь бродяги — набить рожу дворянину.

Всегда в любом роду найдутся личности, которые выступят вопреки «чести рода», которые имеют свои независимые взгляды, другие понятия о чести или их вообще не имеют, или не понимают их. Это неизбежно. Это естественно. Но этих личностей род или изолирует, или ликвидирует, доведя до самоубийства.

Далее школа. Вот уж где разгул для воспитания понятий чести! Тут сразу покажут, где честь, где позор. Что же честь? Это то, что ученик слепо принимает и выполняет наставления учителя-воспитателя. Все остальное — позор!

В период перестройки в маем присутствии заслуженная учительница заявила администрации района:

— Вы только зарплату нам выплатите, а мы воспитаем у детей ту идеологию, которая вам надо.

И пошли плясать идеологии. Идеология руководителя коллектива: «Всем выполнять мои указания. Кто это не делает, того на «Доску позора» (была такая до перестройки). Армейская идеология: «Не щадя жизни и здоровья выполни мой приказ!» Не выполнишь, позор тебе и твоему роду. Выполнишь, твоя семья получит твою фотографию на фоне знамени части. Идеология партийного вожака: воспитать крепкую опору для «моих убеждений». И в первую очередь берутся за молодежь. Их одурачить легче.

Идеология главы государства: воспитать законопослушного («моим законам») гражданина.

Дальше не будем.

Принимая решение, Тебе нужно подумать о следующем:

1. Что дурное произойдет с Тобой, другим на это наплевать, а многим, зато будем приятно. Сногсшибательная новость — повод для сплетен. Порадуй их, если хочешь.

2. Почему не предпринимает никто в животном мире то, что хочешь сделать Ты? Может человек дурней животного?

3. Есть слава, и есть позор. Это две крайности. Не будет позора, не будет и славы. Надо спокойно принимать и то, и другое. Это нормально. Надо учиться. Если бы Петр первый не потерпел бы позора от первой битвы со шведами, не было бы второй славной битвы. А у шведов наоборот.

И слава, и позор — это одни и те же подарки судьбы. Это уроки, испытания. Именно слава погубила Наполеона. А, почему печальная судьба у победительниц на конкурсе красавиц мира?

Может слава опасней, чем позор? Может именно позор учит нас и указывает нам на неверный (или верный) наш путь.

Надо учиться, а не убегать с уроков. Иначе останешься на второй год в этом же классе.

Люди обиженные. Как правило, это люди, обидевшиеся на близких и любимых людей:
— сын на мать;

— супруг на супругу;

— невыполнение воли любимого «фюрера» и так далее.

Все в мире построено на колебаниях, синусоиде. Иначе мир не может существовать. Как говорит уважаемый Козыбаев. во всем действует инь и ян. Все чередуется. День сменяется ночью, зима летом, горе радостью. Работа циклов неизбежна.

Конечно, нам хотелось бы, чтобы все близкие делали нам только приятное и именно то, что нам в данный момент хочется. Однако в благоприятных условиях вырастают подонки. Потому и посылают нам боги трудности. Как закаливается металл? В противоположной среде.

Все преходяще. Горе сменится радостью. Горе же неизбежно.

Обида на родителя сменится благодарностью к ним. Ссора супругов научит терпимости к другим людям и закончится любовью. Вас отверг любимый человек? Не мной сказано: еще неизвестно кому повезло. Проиграли битву? Так, за побитого полководца двух небитых дают.

Есть законы мироздания. Их надо соблюдать. Если вы на это неспособны, то Судья вас оценит.

В годы перестройки и в другие трудные времена страны, главы семей, потерявшие доходы и всякую работу, от сознания невозможности содержать домочадцев, заканчивали жизнь самовольно.

Человек убежал от ответственности. Семье он этим не помог. Что изменилось от того, что в семье одним голодающим стало меньше? Где же истина?

Обернемся опять к Природе. Птицы, звери не имеют пенсии, зарплаты, но живут и процветают, если им не мешает человек. Почему человек на это не способен? Каковы причины?

Собственность. В животном мире нет собственности материальной, если только территориальная. Все принадлежит всем. У людей собственность на первом месте. У одного густо, у другого пусто.

Бессмысленное накопительство. Хомяк заготовит зерна столько, сколько ему хватит до следующего урожая. То же сделает и белка с орехами. Больше им ненужно. А человек способен бесконечно «на черный день» копить деньги и драгоценности.

Эксплуатация себе подобных. Чтобы хорошо жить и ничего не делать, нужно человеку довести своих соплеменников до такой степени, чтобы они за мизерную плату «пахали» за него и на него. Когда в начале ХХ века людей довели до отчаяния, они восстали и национализировали имущество у богатых. Видимо, это нужно периодически делать.

Гордыня. Из-за незнания Высших Божественных Законов человек считает себя властелином своей судьбы.
Многие стремятся стать материально «круче» всех. В крайнем случае «не хуже, чем у других».

Жена допекает мужа: » У того импортная машина, а у нас и тачки нет». «У той шторы из бархата, а мы газетой окна закрываем». «У тех полный сервант хрусталя, а у нас четыре тарелки всего». Доведенный до отчаяния муж, вместо того чтобы уйти от жены, уходит из жизни.

Попав в критическую материальную ситуацию, одни уходят в мир преступный, а другие, неспособные на подлость, уходят в мир иной. Это две крайности. Значит, есть и срединный путь. Этот путь — смирение. Ничто не происходит случайно. Все под контролем. Нужно нести на себе крест, возложенный на тебя, пока не донесешь его до назначенной цели. Там его снимут.

Богатый тоже несет крест. Его крест более тяжелый, но этого он еще не знает.

Люди обреченные. Это те, которые страдают тяжелой неизлечимой болезнью или несут другие физические страдания и не имеют надежды на спасение.

Они считают бессмысленным актом терпение страданий, ибо конец известен.

Однако, Это не так. Причины две:

1.Вы можете испить свою «чашу печали» до дна и тогда произойдет чудо — вы спасетесь.

2.Если эта «чаша» очень велика, постарайтесь выпить из нее как можно больше, чтобы на следующий «день» меньше в ней осталось. Допивать все равно придется.

Смерть — явление естественное, как и роды. Ускорять и замедлять их — безумство. Медицина, в этом случае, делает страдания более продолжительными.

Люди блуждающие. Это те, кто не видит смысла жизни. Некие Печорины или убедившие себя в том, что они полные неудачники, что «правды в жизни нет». Они выходят, как правило, из богатых семей. Имеют все. Поэтому им скучно и тоскливо.

Другие устали «без толку долбить лбом стенку».

Эти люди находятся в кромешной тьме. Им нужен светильник и ориентир.

На этих девяти категориях и остановимся. Все остальное производное от них.

Способы самоубийства. Суицид без розовых очков

Способы суицида – можно ли уйти красиво

(2-й вариант заголовка статьи)

Этот материал подготовлен исключительно для людей, которые хотят покончить жизнь самоубийством. Людям с повышенной впечатлительностью, а также несовершеннолетним, беременным, больным читать этот материал настоятельно не рекомендуем.

С тем, что человек единое целое, не согласны патологоанатомы.

У некоторых людей может складываться мнение, что суицид может быть красивым или даже героическим поступком. Человек представляет себе, как друзья, родственники, а может быть и враги вокруг красивого гроба, будут рвать на себе волосы и посыпать их пеплом от того, что не уберегли, не сохранили. А потом, может быть, будут вспоминать его и горевать: «Почему человек ушел из жизни? В чем наша вина? Ах, какая трагедия. ». А само тело будет благоухать, и только тонкая струйка крови из уголка губ будет гламурно стекать по бледному прекрасному лицу.

Очень жаль таких людей. Вот уж воистину «не ведают, что творят». На самом деле происходит следующее…

Отравление

В 1944 году очень известная голливудская тридцатишестилетняя актриса Лупе Велес, решила покончить жизнь самоубийством. Человек творческой профессии, она пожелала красиво умереть в расцвете своей красоты и славы. Она долго продумывала и решила исполнить один красивый сценарий. Окружив свою постель морем живых цветов, она последний раз помылась, надела свое любимое голубое неглиже, а затем не спеша запила дорогим коньяком заранее приготовленную кучу таблеток и легла на роскошное ложе ожидая прихода смерти.

Но все пошло не по сценарию, так как через несколько минут произошла естественная реакция организма на отравление, и у нее началась безудержная рвота. Очень быстро и прекрасное платье, и пол под ее ложем оказался в рвотных массах. Соскочив со своего ложа, опрокидывая цветы, она стремительно вбежала в ванную. Там она поскользнулась на содержимом своего желудка и ударилась головой об унитаз из египетского оникса, получив сильнейшую травму. Она все-таки смогла опуститься на колени перед унитазом, но потом потеряла сознание и в итоге захлебнулась собственными рвотными массами. Ее нашли всю грязную, ужасно пахнущую, да еще и головой в унитазе. В Голливуде после этого, наконец, осознали, что отравление как способ самоубийства совсем не эстетичен.

Этот случай имеет очень характерную картину для отравлений. Рвотный рефлекс, несмотря на любые меры его подавления, никто не может контролировать.

А рассчитать все нюансы воздействия определенного яда на уникальный организм конкретного человека так, чтобы достичь желаемого результата, не всегда смогут и специалисты-врачи. Даже тщательно рассчитанная доза может дать непредсказуемый результат. Так что, не стоит пытаться. Иначе, как эта актриса, есть все шансы захлебнуться в агонии собственной рвотой, а, гораздо вероятнее, останетесь на всю жизнь инвалидом.

Если вас доставят в стационар, то будут фиксировать полотенцами, предварительно раздев догола. Зрелище напоминает кадры из отделения психиатрической больницы для буйных. Дополнят картину трубки, торчащие изо рта (после интубации трахеи и заведения зонда в кишечник), шеи (после проведенной трахеостомии – разрезания трахеи).

Процесс умирания может продолжаться несколько долгих и крайне мучительных дней, на протяжении которых человек будет дико мучиться. Ему будут делать детоксикацию, промывания, но яд продолжит усваиваться организмом и совершать в нем свое разрушающее действие. При этом рвотный рефлекс не пройдет, а умирающий будет лежать связанный, на испачканной постели.

Если самоубийца все же умрет, не дождавшись помощи, то его близким предстанет труп с рвотными массами в волосах, в испражнениях, в трупных пятнах, с характерным зловонным запахом и признаками разной степени разложения.

В общем, «красота» необыкновенная. Драматический эффект, на который возможно рассчитывал самоубийца в своих романтических иллюзиях, будет явно смазан. Наивно думать, что у того человека, который это найдет, будет вызывать «скорую», помогать укладывать труп в пакет, потом куда-то тащить его, останутся какие-то добрые воспоминания о суициденте.

Повешение

Висельники тоже далеко не симпатяжки. Да и смерть, если придет, то совсем не такая, как ее представляют. Ведь сначала придет довольно продолжительная агония, сопровождающаяся судорогами, при которых висельник будет ударяться о близлежащие предметы, оставляя на теле кровоподтеки, ссадины, переломы, синяки. Уже потом разожмутся сфинктеры заднего прохода и мочеиспускательного канала, и все содержимое кишечника и мочевого пузыря хлынет под висящий труп, оставляя его самого в буквальном смысле в дерьме. Под трупом – лужа, на самом трупе – трупные пятна, особенно на ногах, куда оттекает кровь, странгуляционная борозда – на шее, и все это еще с запахом непередаваемого амбре с основной нотой дерьма.

На трупе после того, как кровь оттечет от головы, где она во время агонии создавала повышенное давление, скорее всего обнаружат сильные гематомы, кровоизлияния в подкожную клетчатку, ножки грудных мышцы и мышц шеи и, конечно, трупные пятна.

Шея у трупа деформирована из-за перелома позвонка. При осмотре полости рта, можно увидеть цвет слизистых оболочек, который имеет довольно жуткий оттенок. Но еще больше страшит людей ужасная гримаса и глаза, которые часто вылезают из глазниц. Такое пучеглазие трупа никак нельзя назвать симпатичным.

Смотрите так же:  Лицензия для программы 1с предприятие

Ну и конечно, самая характерная подробность этого способа самоубийства, можно сказать изюминка – синий язык, торчащий набок, который в морге просто отрежут, а потом запихают в живот. Почему в живот? А зачем его обратно пришивать? Трупы не говорят – им язык не нужен.

Прыжок из окна

После прыжка человек может превратится в «фарш». Хотя очень вероятно, что прыжок этот приведет к инвалидной коляске. А может быть, даже и к растительному существованию до конца дней. Тут уж гарантий никаких.

Рассмотрим первый вариант. «Приключения» начнутся еще в полете, когда суицидент при ступенчатом падении будет ударяться о балконы, стены, деревья, а также другие препятствия, оставляя на них не только зубы, части одежды, но даже части тела. При приземлении во все стороны могут разлететься и оставшиеся зубы, а также фрагменты тела, а некрасивый беззубый рот наполнится кровью.

Кости, которые ломает удар, вылезут наружу на обозрение окружающих, а мозг как наиболее насыщенная водой (90 %) часть организма сначала может разлететься, а потом растечься на весьма большое расстояние. Внутренние органы и их содержимое вывалится в пыль и грязь вместе с мозгами, что, конечно, не придаст окружающему пейзажу романтичности.

Все это могут увидеть дети, а вид трупа, крови, отдельных органов и внутренностей с их содержимым, может нанести непоправимый вред психике детей.

Как обычно, к трупу соберется толпа народу – пообсуждать и поосуждать. Восхищаться вашим «подвигом» никто не будет. И симпатией к мертвецу не проникнутся. Особенно впечатлят зевак деформации черепа. Ударился головой, и не разобрать где нос, где глаза, где уши.

В морге такому телу будет очень трудно придать правдоподобные очертания. Реконструкция человеческого тела в результате которой на него можно будет смотреть без ужаса – очень дорогостоящее мероприятие. Так что, если у родственников не будет большой суммы денег, или в морге не окажется профессионала соответствующего уровня, имеющего огромное желание все это реконструировать, то предпочтительнее уложить труп в пакетик, а сам пакетик – в закрытый гроб, чтобы не травмировать присутствующих на похоронах.

Перерезание вен

Если кто-то вдруг думает, что можно романтично уйти из жизни, искромсав себе вены, то он должен отчетливо понимать, что даже если у него получится потерять сознание, то начнется агония, судороги сведут лицо, неконтролируемо потекут сопли и слюни, а ужасные ощущения долго будут мучать суицидента. Если это произошло в ванне, то нашедшим сие слюнявое тело предстанет абсолютно белый труп в крови, а из-за расслабления сфинктеров заднего прохода еще и в своих испражнениях.

Естественно, если акт суицида происходит в теплом помещении и летний сезон, то картину «украсят» и многочисленные мухи, а также гигантизм трупа, мацерация и др. изменения, которые характерны для утопленников, если труп пролежит в воде достаточное для проявления указанных признаков время.

Для тех, кто заходит, зрелище настолько шокирующее, что все остальные способы самоубийства просто меркнут перед этой картиной! Бледная мерзость, вонь, красная вода с плавающими сгустками крови и кала…

Хорошо, что таким способом убить себя непросто.

Утопление

Вид самоубийцы, которому все же удалось утопиться ужасен. Труп обычно всплывает через некоторое время, что обусловлено процессами гниения с высвобождением газов, например, сероводорода. Всплывшее тело обычно значительно больше по объему (гигантский труп) и совсем не похож на человека при жизни. Сказать, что труп утопленника выглядит ужасающе, – это не сказать ничего. Огромный труп с изменившимися пропорциями лица и тела, часто еще и вздутый от газов, погрызенный рыбами и раками, весь в пиявках, тине и водорослях выглядит, безусловно, ужасно.

На нем обычно можно видеть трупные пятна темно-фиолетового цвета, стойкую белую или светло-розовую мелкопузырчатую пену вокруг отверстий рта и носа, мацерацию, то есть набухание, сморщивание и последующее отторжение от тела кожи («банная кожа», «кожа прачки», «перчатка смерти», «холеная рука»). Сроки проявления и развития мацерации зависят от температуры воды. Например, при температуре 14-16 °С она начинается через 8 часов. То есть сначала от пальцев, затем от рук, а потом и от остального тела начинают отслаиваться и отделяться куски кожи. А спустя 10-20 суток начинают выпадать волосы. Так что, если мертвому телу «удастся» столько поплавать, то у него есть шансы облысеть полностью.

При пребывании в воде труп также обрастает водорослями. Это циклический процесс: водоросли на трупе полностью обновляются через каждые 3-4 недели. Также следует сказать, что и после утопления тело утонувшего человека может подвергаться дальнейшей травматизации. Причины, приводящие к возникновению посмертных повреждений в воде, отличаются большим разнообразием: удары о грунт, случайные предметы и детали водных сооружений находящихся в водоеме, удары винтами, подводными крыльями и другими частями судов, а также травматизация баграми и различными подручными средствами, применяемыми при поисках и извлечении тела из воды. Но самые большие повреждения обычно наносят представители водной фауны: рыбы, раки, водные насекомые, пиявки и пр.

Кроме того, часто судмедэксперты находят частицы ила, водорослей и в дыхательных путях. А венозная система заполнена жидкой кровью с находящимся в ней планктоном (простейшими, некоторыми кишечнополостными, моллюсками, ракообразными, яйцами и личинками рыб, личинками различных беспозвоночных животных), проникшим практически во все ткани и органы. Планктон также обнаруживается в других внутренних органах (почках, спином мозге и др.). Именно виды обнаруженных внутри тела одноклеточных, рачков и других представителей богатой водной фауны и их относительное количественное содержание будут свидетельствовать не только о факте утопления, но и о конкретном водоеме, в котором оно произошло.

Вытаскивание и оформление такого трупа на месте может понравиться и даже принести удовольствие только некрофилам.

Ну и, конечно, грузить и увозить такое, часто не помещающееся на носилки тело – для нормальных людей задача не из приятных, как и просто созерцание такого трупа. А уж для тех, кто будет хоронить, тем более.

Выстрел в голову

Когда по стене стекают или прилипают к стене кровь и мозги, а вокруг разбросаны части черепа, жировых тканей и другие кусочки, которые раньше составляли голову, то видеть эту картину, а тем более обезображенный труп, у которого могут отсутствовать зубы, а входящая дырочка значительно меньше огромной выходящей, крайне неприятно. Этот вид травмирует всех, за исключением разве судмедэкспертов. Бывает, что домашние животные (собаки, кошки и др.) не могут признать хозяина в таком изуродованном виде, и начинают пробовать его на вкус. Перемазанный кровью рот кошки после дегустации мозгов хозяина – зрелище тоже не для слабонервных. Например, один из авторов статьи видел кошку, которая пробовала на вкус содержимое черепной коробки хозяина, закончившего жизнь выстрелом в голову. Естественно, что насекомые (тараканы) и грызуны (крысы, мыши) тоже не отказываются от такого подарка самоубийцы.

Огнестрельное ранение в области головы приводит к практически полному обезображиванию лица, особенно глазничных областей, за счет действия пороховых газов, практически разрывающих голову изнутри.

После выстрела в голову редко представляется возможность похоронить тело, не приводя в смятение и жуть присутствующих на церемонии. Если череп не был поврежден (что бывает крайне редко, чаще голова вообще разлетается в стороны), то нужно заплатить весьма солидную сумму патологоанатому, чтобы он придал тому, что осталось после выстрела, более менее похожий на голову вид. Но, конечно, даже после этого человек в гробу лежит не слишком обаятельный.

Стреляющий в себя, кроме того, создает еще и кучу проблем другим людям, которые пострадают незаслуженно. Собирать по кускам части головы в целлофановый пакет, а потом убирать и замывать кровь, слизь, лимфу будет не приятно для них. В любом случае будет проводиться серьезное расследование того, откуда взялось оружие, и покоя оставшимся в живых не будет.

Есть и еще одна особенность. Во-первых, люди не знают, куда стрелять. Во-вторых, череп – штука довольно крепкая, и пуля может изменить свое направление. Есть большая вероятность, что человек останется глубоким инвалидом.

Реакция окружающих на труп

Отдельный разговор о том, как окружающие относятся к зрелищу насильственной смерти. Как мы уже говорили, кроме любителей посмотреть на трупы, у всех остальных вид мертвого тела самоубийцы не вызывает приятных ощущений, а вызывает противоположные, самое легкое из которых брезгливость. Психика многих людей, особенно детей, увидевших такие страшные вещи, будет непоправимо травмирована. Сочувствие к самоубийце такие картины не вызывают даже у их близких.

Практически каждое оформление такого происшествия не обходится без пересудов осуждения, морализаторства соседей и случайных людей.

Так что, если вы при жизни страдали от, как вам казалось, несправедливого к себе отношения, от того, что вас, по вашему мнению, не признавали, не понимали, то уж после столь ужасной кончины вряд ли к вам будут относиться лучше. Скорее всего, как раз наоборот, найдут подтверждение справедливости того отношения, которое было.

Оформление происшествия тоже происходит не так, как в кино. Чтобы установить время смерти, прямо на месте происшествия в прямую кишку трупа запихивают градусник. Измерять температуру требуется не менее 2–3 раз с интервалом в 1 час. Все это время труп лежит на всеобщем обозрении без нижнего белья с градусником в заднем проходе. При этом оголяют и другие места, описывая повреждения на самоубийце. Да, некоторым ненормальным зевакам это доставляет наслаждение, чего нельзя сказать о понятых, других нормальных людях и особенно о родственниках суицидента.

Для них особенно неприятно то, что они вынуждены убирать последствия самоубийства, делать ремонт, застирывать испорченные вещи. А убирать рвоту, мочу и кал, собирать потом куски тела, замывать кровь и слизь может выпасть не только родственникам, но и, например, дворникам.

Носилки, на которые кладут труп, всегда с грязными разводами и засохшей кровью на брезенте. Такое впечатление, что чистыми они никогда не бывают.

Даже профессиональные санитары не будут бережно и со скорбным видом носить и возить на каталке то, что раньше было телом человека, который сам отказался от жизни. Они не будут обливаться слезами, а будут относиться к нему, как к отработанной ткани, из которой раньше состоял человек, обеспечивший их лишней крайне неприятной работой.

Согласитесь, что это будет вполне справедливо. Если вы к своему собственному телу, пока еще в нем была душа, сами так пренебрежительно отнеслись, то почему люди, которых вы загрузили этой нелегкой работой, должны относиться к нему с бо?льшим уважением?

Если Вы раздумали кончать с собой, рекомендуем Вам онлайн-курс «Повышение самопринятия».

Пособие самоубийцы

Настежь раскрытое окно, бархатная банкетка под ним. Ольга сделала шаг, первая ступенька преодолена. Женщина замерла, но только на мгновение. До подоконника оставалось чуть-чуть, нужно было лишь опереться рукой об оконный блок и слегка оттолкнуться. Ольга не торопилась, она медленно скользила по бархату, его ворс поглаживал кожу на её ступнях и маленьких пальчиках с умело сделанным педикюром, и это было приятно. Ольга всегда любила, когда Виктор, её муж, ласкал ей ноги. Воспоминание о супруге вызывало боль, сердце стонало.

– Неужели все сейчас кончится? – как бы ни веря в происходящее, спросила она у себя и тут же твердо и уверенно вслух произнесла: – Да!

Ольга взобралась на подоконник и отпустила руки. Ноябрьская уже зимняя свежесть мгновенно обдала её и заставила на миг потерять равновесие. Женщина слегка покачнулась, но с трудом, напрягая мышцы ног и, разведя руки по сторонам, выровняла положение.

– Ну, нет, не так сразу, – прошептала она.

Яркий свет воскресного утра бил ей в глаза. Ольга опустила голову, но солнце не отступало, слепящие лучики пробивались сквозь челку.

“Вот и все, сейчас сделаю шаг и полечу”, – подумала она и оторвала ногу от подоконника.

Секунда, другая и…

Стремление сделать ЭТО – броситься вниз, исчезло. Ей больше овладевал не страх, а жалость к себе. Но женщина не сдавалась, она не зря ведь всю бессонную ночь готовила себя для единственного короткого шага в неизвестность.

Еще с вечера принялась она прибирать квартиру, выскоблила всю грязь, отдраила полы – одним словом навела такой порядок, какой ранее наводить ей не приходилось. Квартира блестела, и Ольга, порадовавшись своим стараниям, взялась за себя.

Ей хотелось умереть чистой и красивой, хотя были некоторые опасения: упасть с четвертого этажа, удариться об асфальт и сохранить при этом свою красоту, казалось неправдоподобным. Однако на столь печальных мыслях Ольга старалась долго не задерживаться. В конце концов, выброситься из окна и в последнее мгновение жизни почувствовать восторг полета, по её мнению, тоже было красиво.

Первым делом она приняла душистую ванну. Вначале часик понежилась, хорошо пропарила свое тело, а затем и тщательно помылась. После водной процедуры Ольга сделала педикюр с маникюром, при помощи бигуди соорудила себе прическу, глубоко вздохнула и, уставшая, рухнула в кресло. Часы показывали третий час ночи, но спать совершенно не хотелось, да и какой может быть сон, когда все уже решено.

Отдохнув, она откупорила бутылку сухого вина, того самого, которое им с мужем на свадьбу подарили друзья, наказав выпить сразу, как только родиться первенец. Никто так и не родился. Ольга сидела в кресле, курила сигарету за сигаретой, запивая едкий дым кислым вином. Она плакала, жалела себя, в общем, чувствовала себя мерзко.

Витя – муж любимый, от которого можно было ожидать чего угодно, но только не измены, две недели назад неожиданно ошеломил её: он не то что нарушил супружескую верность, он выкинул фортель покруче, заявив жене, что уходит к другой женщине. Ольга была шокирована таким ударом судьбы. Ей было обидно и горестно, по утрам злость на мужа съедала молодую женщину, а по вечерам, напротив, в ней просыпалась любовь к Витеньке, и она готова была простить ему всех его женщин, лишь бы он вернулся к ней. На этом месте Ольга всегда останавливалась, понимая, что несет чушь, выражение “всех женщин” было совершенно неуместно, у Витеньки, она точно знала, их было всего две: она и эта разлучница, по крайней мере, Ольга так думала. А еще в первые дни разлуки Ольгу терзало любопытство – ей хотелось узнать: на кого же поменял её муженек. Лучше бы она этого не узнавала. Самолюбие её было униженно: Витя, нахал, оскорбил её, уйдя не к длинноногой златокудрой диве, а к обыкновенной бабе из соседнего подъезда, с ребенком на руках, некрасивой, нескладной, да еще и старухе (она на восемь лет была старше Виктора).

Ольга впала в депрессию, на работу ходила, как под гипнозом, абсолютно себя забросила и превратилась в квашню. Еще и Витенька, любимый, добавил, вывез половину имущества. А затем вдруг слухи, невесть откуда взявшиеся, облетели дом. Её, оказывается, муженек неспроста бросил, а в награду за частые измены, пока тот по командировкам мотается. Ольга была возмущена, она не понимала, как её, честную женщину, можно обвинять в неверности, ну, подумаешь, было один разик, но то не считается, все случилось так быстро, неладно, нескладно, что Олежка, неудавшийся её любовник, потом целый месяц ходил извинялся, просил подарить ему еще один шанс, цветы под двери таскал, дурачок!

Ольга так и просидела всю ночь. Наутро она накрасилась, после чего очутилась на окне. Оставалось только прыгнуть, но прыжок как-то не удавался.

“Все, сейчас соберусь и прыгну”, – повторяла она без конца, но собраться никак не могла: постоянно отодвигала свой последний шаг.

“Вот только сейчас гляну еще раз на небо и прыгну”, – прошептала Ольга, как будто без этого взгляда нельзя было обойтись.

Смотрите так же:  Договор страхование шпаргалка

Она действительно вскинула глаза к небу наперекор яркому солнцу. Ничего особенного Ольга, конечно, не увидела. Небо было голубым, не зеленым, не красным, легкие перистые облака медленно проплывали, скользя по небесному катку. Вот и она скоро тоже очутится там, на небесах, в раю, на меньшее Ольга не рассчитывала.

Утро по-воскресному тихо и легко, робкими шажками переходило в день. Неугомонные мальчишки – ранние пташки пробежали мимо ольгиного окна, устремившись к протекающей рядом реке. Убедившись, что лед еще не совсем прочный, они раздосадованные потянулись в соседний двор. Все постепенно оживало. Бабульки, не спеша, выходили из своих тесных квартирок, сосед с первого этажа, как всегда безуспешно, пытался завести свою старенькую машину.

На Ольгу никто не обращал внимания.

“Ну и пусть, – подумала она, – потом все прибежите”.

Она снова обвела взглядом окрестности и в который раз оторвала ногу от подоконника. Но теперь-то она точно должна была прыгнуть, но, к счастью, этого не произошло. Ей срочно захотелось прочесть свою предсмертную записку, мало ли, вдруг какая орфографическая ошибка, а оставаться в памяти людей безграмотной дурехой уж очень не хотелось. Ольга порылась в заднем кармане своих джинсов, извлекла оттуда записочку, развернула и, наверное, в сотый раз прочитала:

“В смерти своей никого не виню, из жизни ухожу добровольно”.

Что ж, почерк разборчивый, красивый, ошибок не видно, все строго и со вкусом, она женщина гордая и слюни распускать не намерена. Ольга сложила послание и на миг застыла, должного удовлетворения от прочитанного она так и не получила. Сухость, шаблонная скомконность без эмоций, пронизанная больше не гордостью, а глупым стремлением показаться святой и чистой, её уже не устраивала.

“А с чего это я такая милосердная? Нетушки, пусть знают, пусть мучаются!” – проносились мысли и толкали Ольгу переписать своё послание.

Она соскочила с окна и бросилась к столу. Рука дрожала, и почерк получился корявый, а в кое-каких местах неразборчивый. Взволнованная женщина писала первое, что приходило на ум. Вот уж где эмоции возобладали, предсмертная записка вышла яркой и даже чрезмерно напичканной энергетикой, словно разряд молнии прокатился по бумаге.

“В своей смерти виню своего мужа и всех тех, кто смаковал эти грязные сплетни! Будьте вы прокляты! С глубоким презрением к вам, Ольга”.

Она еще несколько раз пробежалась глазами по тексту и довольная собой потянулась к окну. Ольга вновь медленно, с опаской, чтобы не упасть раньше, чем ей того захочется, забралась на подоконник и закрыла глаза, представив, как все произойдет. Шаг в пустоту, она летит, страх, ужас, перемешанный с прекрасным чувством полета, удар, боль и вновь шаг в пустоту, черную и безмолвную. Конечно, затем слезы близких, проклятия виновникам, венки, множество старых забытых друзей, скорбная речь, гроб, могила, памятник с её фотографией. Нарисованная Ольгой картина вдруг показалась ей не в будущем и не в этом времени, а уже в прошлом и неизменном. Все было так реально, что она испугалась… испугалась за фотографию. Ольга в своей фантазии увидела свое изображение на памятнике, взятое с паспортной карточки.

“Ну, нет! – воскликнула она, – ни за что! Я ведь там такая уродина!”

Ольга спрыгнула с подоконника и ринулась к серванту, где хранился семейный фотоальбом. Ей упрямо мерещилось, что они все специально, назло воткнут на могилу ненавистную фотографию с паспорта. Ольге хотелось отыскать что-нибудь другое взамен. Она искала недолго, нужная карточка обнаружилась скоро. Молодая женщина была влюблена в это изображение, и замечательные воспоминания были связаны с ним: прошлое лето, отдых на море, пляж, да и сама она гляделась на нем очень даже славненько, просто душка. Ольга исцеловала фотографию и положила её на середину стола вместе с листком, где крупными буквами написала:

“Прошу на памятник установить этот мой портрет”.

Счастливая, она вновь забралась на уже изученный её пятками подоконник. Эйфория, впрочем, продолжалась недолго. Выбранная Ольгой фотография тоже почему-то не давала ей покоя, хотя если вглядеться в карточку внимательней, то причина, беспокоившая женщину, прояснялась моментально. Помимо симпатичного личика на фотографии хорошо просматривалась стройненькая сексуальная фигурка, едва прикрытая рядом полосочек именуемых невесть почему бикини и все это на фоне рекламного щита с верблюдом. Такие нюансы Ольгу настораживали, она сосредоточилась на мысли: уместно ли быть подобной фотографии на кладбище, и не станут ли мужчины, глядя на её изображение, вместо: “Да, жаль, она была хорошим человеком”, – говорить, – “Жаль, соблазнительная была кошечка”. Похотливые, жаждущие глаза, испепеляющие её могилу и не способные даже капелькой слезы оросить возвышающийся холмик над её последним пристанищем, такого нахальства она допустить не могла. Здравый смысл взял свое, и Ольга, словно ловкая пантерка, соскочила с окна и бросилась искать другую фотографию. Она раз пять перелистала альбом, пока не остановила свой взгляд на более-менее подходящей фотокарточке, отмахнула ножницами стоявшего с ней рядом мужа и оценивающим взглядом окинула огрызок фотографии. На неё смотрела миловидная женщина со строгим даже почти печальным выражением лица, слегка подкрашенная, в общем, лучшего изображения по ольгиному мнению и быть не могло. Решив так, вновь лениво потянулась к окну.

Сердце её колотилось и казалось, норовило выскочить из груди. Ольга глубоко вздохнула и придержала дыхание, голова закружилась, все поплыло и…

…и она услышала, а затем увидела бабу Шуру, соседку из первого подъезда.

Она снизу взирала на Ольгу, улыбаясь ей своей беззубой улыбкой. Баба Шура одна из всего дома оставалась приветливой к ней, поскольку не слышала грязных слухов по причине старческой глухоты.

– Олюнька! – во весь свой слегка дребезжащий голос кричала бабка. – Ты что ж, окошки удумала мыть?

Ольга кивнула головой; старая клуша расстроила ей все планы.

– Да, что ты, сердешная, поди холодно уже, – вразумляла женщину заботливая старуха.

– А я закаляюсь! – крикнула в ответ Ольга.

– Что, что? Икаешь? – продолжала баба Шура. – Правильно, от холоду икаешь.

– Не слышу! Повтори, милая-я!

Ольга недовольно глянула на бабку и снова крикнула:

– Идите, баба Шура!

Старуха раскрыла рот, осмысливая долетевшие звуки, смутно напоминающие слова.

– А дети? Не пишут дети, не пишут, – произнесла она.

– Да идите вы, баба Шура, – махнула рукой Ольга.

– Олюнька, я же сказала, не пишут! Ты что ж, глухая?

Наконец бабка ушла. Ольга перетаптывалась с ноги на ногу, напоминание бабы Шуры о холоде, действительно остудило её. Молодая женщина уже не боялась упасть раньше, чем ей того захочется, и движения были ритмичными, она словно танцевала.

“Сейчас согреюсь и сразу же спрыгну”, – думала вслух Ольга, и её можно было понять, насквозь промерзшей идти на такое было бы глупо и неразумно.

Впрочем, согреться так и не удалось. Озябшая и посиневшая она прыгнула обратно в квартиру, нацепила шерстяную кофту, укуталась одеялом и с ногами забралась в кресло. Ольга постепенно согревалась, но вместе с холодом стали уходить мысли о самоубийстве. Она пробовала вновь восстановить в себе твердое решение покончить с собой, обзывала себя трусихой, симулянткой, однако её холодные мысли все равно усыплялись теплом, одеяло притягивало к себе и не отпускало. Ольга сдалась. Предлог для отсрочки самоубийства был найден сразу.

“Ну, вот хотя бы досмотрю свой любимый сериал и тогда точно в этой жизни меня ничего уже не удержит”, – убеждала себя молодая женщина.

Сериалы были слабостью Ольги. Как же она умрет и не узнает, что там с Ниси и Родриго, все ли у них будет хорошо? А эта Паула-разлучница! Вот стерва! Попадись она Ольге, она бы ей все лицо расцарапала и ногтей поломанных не пожалела бы. Все козни бедной Ниси строит, беременность какую-то выдумала…

Ольга внезапно вскочила с кресла, её осенило. Как же она дурочка раньше не додумалась, конечно же, Витенька бросил её из-за ребенка, она же все откладывала, фигуру берегла, вот он её любименький и ускакал к этой лахудре с дитем. Ольга решила, что надо быстро действовать, беременность, конечно, не выдумаешь, это тебе не Бразилия. Она быстро просчитала, что в последний раз у них с Витей было недели три тому назад, она, как всегда предохранялась, а сейчас как раз самый благоприятный момент для зачатия. Она забеременеет прямо сегодня и Витенька ничего не узнает, мужчины в этих делах абсолютные профаны. Нужно только найти добровольца, а затем с радостью объявить мужу, что вот, мол, обрюхатил жену и смылся; сразу явится миленький. Вот только где взять этого добровольца – оплодотворителя?

“Где? Где?” – этот вопрос прочно засел в Ольгином сознании.

Она принялась перебирать в памяти всех знакомых мужчин способных совершить подобный “подвиг”. Мысли её остановились на Иванове, известном бабнике в их фирме, тот своего не упустит, однажды и её пытался закадрить, но, как водится, получил отлуп. Женщина схватила телефонный справочник и стала нервно, с дрожью в руках, перелистывать его, ища заветный номер. Фамилию Иванова Ольга нашла сразу, вернее Ивановых, они занимали ровно три страницы, и какая из них была та самая – оставалось загадкой. Растерянность и опустошенность, не успев окончательно прийти, тут же скрылись. Ольга вспомнила о Любке Маркеловой, которая последние месяца два строила Иванову глазки, и быстро позвонила ей.

– Алло, – послышалось с того конца провода.

– Люба, ты? Слушай меня внимательно, вопрос жизни и смерти, – и это было действительно так. – Подруженька, спасай!

– Оля, Оля, что случилось? – с придыхом и волнением спросила Маркелова.

– Мне срочно нужен телефон Иванова.

В ответ послышалось тяжелое дыхание, Любка молчала.

– А с чего ты, Оля, взяла, что я знаю его телефон? – наконец произнесла она, речь её была осторожная, с расстановкой в голосе.

– Да ты что, Люба, не придуряйся, я же знаю, что у тебя с ним роман. Не я же ему глазки строю…

Любка вдруг стала реветь, вначале тихо, а потом и вовсе во весь дух.

– Ты что ревешь, дурочка? Успокойся! – Ольга ничего не понимала.

– А, как мне не реветь? – шмыгая носом, причитала Маркелова. – Если ты заметила, то значит и еще кто-нибудь, а там, сама знаешь, и до моего долететь может.

– Не переживай ты, все будет хорошо, ты мне лучше телефон скажи, – не отступала Ольга, чужая беда её совсем не интересовала.

Любку тоже не интересовали Ольгины проблемы, она продолжала взахлеб реветь и жаловаться на свою жизнь. Ольге ничего не оставалось делать, как пойти на крайние меры.

– Слушай, Маркелова, если ты мне сейчас не скажешь телефон Иванова, то обещаю, о твоем романе не только твой муж узнает, но и вся округа! – твердо и решительно заявила она и сразу же добилась своего.

Любка перестала ныть, продиктовала Ольге номер, и взяла у неё честное слово, что она никому ничего не расскажет.

Ольга, не теряя времени, тут же позвонила Иванову и, не вдаваясь в подробности, попросила его вечером прийти к ней, якобы для того, чтобы передвинуть шкаф. Тот ни в какую не соглашался:

– Не, Олюнчик, не выйдет, у меня на вечер пиво с друзьями запланировано, еще и “Спартак” играет, не получится.

Ольга решила не церемониться и встать на путь шантажа.

– Не получится, говоришь? А вот у меня получится рассказать кое о чем мужу известной тебе Маркеловой, а он, уж поверь мне, Иванов, очень нехороший человек.

Иванову пришлось согласиться, а Ольга, вконец уверовавшая, в свои силы еще и потребовала самым наглым образом от бедного и ничего непонимающего мужчины прихватить с собой бутылочку шампанского.

Весь момент зачатия по замыслу молодой женщины должен был быть обставлен по-праздничному, со всеми соответствующими аксессуарами. Ольга, повеселевшая и гордая своей выдумкой и смекалкой, принялась подготавливаться к предстоящему вечеру. Она вытащила из шифоньера все свое нижнее белье: уйму трусиков, бюстгальтеров, пеньюаров и стала делить на две части. То, что совсем казалось непригодным для “великого” свершения Ольга кидала налево, а то, что казалось миленьким и соблазнительным, откладывала направо.

Мысли о самоубийстве окончательно покинули её. Она лихорадочно думала только об Иванове. Он, как никто, подходил для её плана. Витеньке, конечно, даже на ум не придет, что будущий ребенок будет не от него. Иванов такой же высокий, как и её муж, примерно такого же телосложения, как по заказу: голубоглазый, с маленькими ушами и большим лбом, кудрявый и…

Ольга заревела, в её плаче кроме истошного воя слышалось отчаяние и безысходность. Иванов был не только кудрявым, но и рыжеволосым. И как же ей потом, бедной, объяснять мужу жгучему брюнету о происхождении златокудрого младенца. Ноги сами повели зареванную Ольгу к окну. Она горько лила слезы, а на нее, как и прежде, никто не обращал внимания. Бабульки, несмотря на мороз, трепались на скамейке, сосед до сих пор не мог завести свою избитую годами машину. Он без конца пинал её по колесам, хлопал по капоту, в общем, делал вид, что ремонтирует.

Ольга терзалась, ей было обидно, что такой гениальный план провалился, а другого-то мужика и взять негде. Олежка-слюнтяй после того разика вызывал у неё лишь отвращение, и на улицу не выбежишь, никого не попросишь, можно бы, конечно, соседа закадрить, но разве его от машины оттянешь? Да и лысый он к тому же, тоже своего рода накладочка, лысый ребенок это даже похуже рыжего. Все шло только к одному – к самоубийству!

Вокруг соседского автомобиля толпились уже почти все мужчины из их дома, каждый из них пинал машину по колесам, хлопал по капоту, в общем, делал вид, что помогает ремонту. Видимо, все эти хлопанья надоумили старый автомобиль завестись. Он взревел двигателем, заполнил весь двор своим громыхающим гулом и обдал округу белым вонючим выхлопом. Мужики загалдели, зашумели и зачем-то вновь принялись пинать и хлопать древнюю машину.

Опустошенная, истощенная всеми событиями, Ольга взглянула на рядом протекающую, уже скованную непрочным льдом реку. По ней шел маленький мальчик, лед под его ногами продавливался, вода вытекала наружу, но это его не останавливало, он упрямо продвигался вперед. Женщина ужаснулась.

“Сейчас провалится, сейчас провалится”, – повторяла она про себя.

Лед, наконец, не выдержал, треснул, и вскрывшаяся вода потянула за собой мальчишку. Ольга крикнула, её никто не услышал, все восторгались ревом машины. Тогда она прыгнула в квартиру и как есть босиком, бросилась вниз, спасать ребенка.

Ольга поспела в самый последний момент, когда мальчик, уже совсем обессиленный, сдался и пошел ко дну. Она схватила его за руку и выдернула из полыньи. В спасенном ребенке Ольга узнала сына той самой женщины, к которой ушел её муж. Она принялась шлепать мальчишку по щекам, приводя его в чувство.

Двигатель соседской машины внезапно заглох, и только тогда мужчины обратили внимание на то, что происходит на реке. Все загомонили, закричали, захлопотали…

К вечеру Ольга свалилась с температурой, приперся Иванов со своим дурацким шампанским. Ольга кое-как его выпроводила, хотя у того все чесались руки подвинуть какой-нибудь шкаф. Оставшись одна, она выпила пару таблеток и заснула крепким сном. А наутро пришел Витя. Он открыл дверь своим ключом, разбудил Ольгу и стал что-то говорить, махать сумкой с фруктами, снова говорить. Молодая женщина только потом сообразила, что он её благодарил и извинялся.

Смотрите так же:  Мировой суд славянска-на-кубани

– Оля, спасибо тебе, спасибо, – твердил он. – Если бы не ты, даже не знаю, что бы случилось. Это все она. Светка и за дитем не смотрит, да и вообще хозяйка она никчемная, и дома бардак… – Витя замолк и виновато взглянул на жену, откатив нижнюю губу. – Оля, а может зря я все? Может мне вернуться?

– Что с ребенком? – спросила она.

– В больнице, ничего страшного…

– Ты бы лучше ему эти фрукты отнес, а я как-нибудь и без них обойдусь… иди.

Виктор все понял. Он схватил сумку, направился к двери, затем вернулся, положил её на стол, едва слышно что-то пробормотал и скрылся прочь.

Ольга осталась одна. Ей было хорошо, и она была счастлива, счастлива, что все обошлось и счастлива, что ей не довелось совершить непоправимое.

«Похороните меня в школьной форме». Самоубийство в Сафонове

Сафоново – пыльный городок между Вязьмой и Смоленском: 42 тысячи жителей, на удивление приличные дороги, несколько заводов, пара сталинских послевоенных улиц в центре, в остальном – более поздние советские коробки. Вечером в воскресенье, 18 ноября, в подъезде многоэтажного дома покончила с собой 14-летняя ученица 8-го класса Н. Тело её нашли жители дома, вызвали полицию и скорую, в кармане у девочки обнаружили записку: по словам соседей Н., она просила прощения у родных – и просила похоронить её в школьной форме.

Как довели до смерти Влада Колесникова

В 2017 году в России покончили с собой 692 подростка. Если исключить пристальное внимание прессы и следственных органов к моде на группы «Синий кит» в соцсети «ВКонтакте», суициды эти обычно не привлекают широкого внимания. История Н. сразу облетела федеральные СМИ: оказалось, что за какое-то время до суицида Н. написала письмо президенту Путину – через электронную приёмную. По словам Геннадия Гуренкова, заместителя главы Сафоновского района, который курирует рабочую группу по расследованию инцидента, письмо из Администрации президента спустили в Департамент образования, а оттуда направили в местную детскую больницу, где работает мама Н. Татьяна. Раньше Татьяна числилась санитаркой, однако в начале года в больнице провели реорганизацию и Татьяну переоформили в уборщицы с потерей льгот и премий. Само письмо Радио Свобода раздобыть не удалось, но, по словам Гуренкова, Н. жаловалась президенту на маленькую зарплату мамы и тяжёлое финансовое положение семьи. Через два дня после того, как письмо обсудили на пятиминутке в больнице, Н. не стало. Она никак не обозначила своего настроения, собралась в школу, попросила маму разбудить её ко второму уроку, вечером вышла погулять. Сама Татьяна перестала общаться с журналистами, с неё (совершенно незаконно) взяли подписку о неразглашении, да и дома её застать сложно: она до позднего вечера отвечает на вопросы следователей московского Следственного комитета, который взял дело на контроль. Уголовное дело завели по ст. 110 и 293 УК — доведение до самоубийства и халатность. Впрочем, Татьяна делегировала для интервью своих подруг и соседей, одна из которых, Наталья, рассказала Радио Свобода, что «мама стояла на балконе, Н. обернулась, улыбнулась и дальше пошла».

Путин не приехал

Первая версия, озвученная сафоновской независимой телекомпанией СНТ, заключалась в том, что заведующая лабораторией, в которой работает Татьяна, поставила ей на вид, что та выносит сор из избы, Татьяна поговорила с дочкой, та, вероятно, расстроилась и решила свести счёты с жизнью. В разговоре с РС главный редактор СНТ Людмила Шершнёва подтвердила эту версию, сославшись на свою приятельницу, которая работает в больнице. «Там было много шума», – рассказывала её знакомая-медик. Впрочем, соседи и родные Н. в один голос говорят, что никакого давления со стороны руководства больницы не было, письмо на самом деле обсуждалось на утренней пятиминутке, главврач Игорь Кристалинский якобы просто спросил: «А это не нашей ли сотрудницы дочка?», никаких репрессий со стороны руководства не последовало. То же рассказала РС и одна из соседок Н., которая сама работает в той же больнице. Татьяна о письме президенту ничего не знала, спросила дочь, та поначалу испугалась и ушла в отказ, но призналась вечером, впрочем, тоже без каких-либо последствий. По словам Людмилы Шершнёвой, Татьяна просто боится говорить о давлении открыто, чтобы всё-таки не потерять работу.

Впрочем, даже если у мамы и правда не было проблем на работе, нельзя точно сказать, как Н. отнеслась к тому, что ответ на её послание пришёл не ей, а главврачу – возможно, президент и в самом деле казался последней надеждой. Она даже звала Владимира Путина посетить город Сафоново, но тому вряд ли доложили об этом приглашении.

«Она такая не одна»

Н. жила с мамой и старшей сестрой в небольшой квартирке в затянутой паутиной пятиэтажке. С детства она страдала птозом – веко на одном глазу не поднималось, пришлось делать операции, Н. с детства была вынуждена носить очки. Как рассказали РС подруга и соседка семьи Н. Наталья, а также соседка Эда Митрофановна Гусева, жила семья скромно, но не в нищете. Прабабушка Н. (она умерла несколько месяцев назад) получала хорошую пенсию и всю её отдавала внучке, помимо зарплаты в 12 тыс. Татьяна получала пособие как мать-одиночка, выплаты почётного донора, компенсацию на коммунальные услуги и даже пособие как малоимущая семья (эту информацию подтвердил и Геннадий Гуренков, отказавшись назвать суммы). Летом работали на своём огороде, помогали семье и родственники в Петербурге, куда мечтала уехать покойная Н. У детей были смартфоны и компьютер, старшая сестра недавно поступила в престижный колледж в Смоленске. «Семья никак не попадала в поле зрения администрации или органов опеки, – говорит Геннадий Гуренков. – У нас пол-администрации живёт на такую зарплату».

По словам знакомых Н., она была нелюдимой, замкнутой девочкой, всё больше гуляла одна по городу, качалась на качелях, слушала музыку. На переменах тоже всё время сидела в телефоне. Сафоновская школа №2 считается престижной, в отличие от других школ, учатся там в две смены. 488 учеников, но классы не большие, в классе Н. было до 20 человек. Училась она средне – не отставала, но и «звёзд с неба не хватала». Она была освобождена от физкультуры, но иногда ходила в соседнюю спортивную школу поиграть в волейбол. Её страницы в соцсетях полны призывами написать ей, иллюстрациями из японских манг – обычные грустные страницы одинокого подростка, никаких синих китов. «Всё идёт от школы», – уверены соседи и друзья семьи Н. По их словам, Н. с младших классов травили сверстники. За закрытый глаз называли циклопом, кличка сохранилась и когда веко после операций стало подниматься. За полноту – толстой ляхой. Одноклассницы не замечали её, даже устраивали ей бойкоты, одноклассники задирали, могли обхаркать, шлёпнуть по спине или по попе, дать пинка, заставляя Н. бегать за ними. Подруга Татьяны Наталья со слов сестры Н. рассказала, как прошлой зимой трое мальчиков (фамилии двоих есть в распоряжении редакции) повалили Н. в снег и начали пинать, в это время на крыльцо школы вышла директор Ирина Никишова, сестра Н. обратилась к ней за помощью, но та якобы сказала: «Сами разберутся». Даже после смерти Н. в сети стали появляться оскорбительные комментарии.

Для матери история школьного буллинга (слова такого в Сафонове не знают, приходится каждый раз поправляться) стала сюрпризом, хотя дочь жаловалась на то, что её обижают, но, очевидно, никто не представлял масштабов катастрофы. Подруга сестры Н. рассказала с её слов, что Н. даже просила маму не ходить в школу и не жаловаться учителям, чтобы не сделать ещё хуже, но Татьяна «втихаря» пришла однажды в школу и при всех отчитала одного из парней. Видя это, Н. убежала в слезах. Травля не прекратилась. Единственной защитницей девочки была её старшая сестра, которая и сама, и со своими друзьями пыталась воздействовать на обидчиков, но безуспешно. Соседки обращают внимание, что за два с половиной месяца до гибели Н. её сестра уехала учиться в Смоленск – защищать девочку стало некому.

Директор школы Ирина Никишова от комментариев отказалась, более того, вызвала полицию на журналистов одного из столичных телеканалов, попытавшихся взять школу боем. Не удалось поговорить и с одноклассниками Н.: по словам нескольких собеседников РС, сразу после инцидента классные руководители тут же собрали детей и велели им не говорить ничего плохого про школу – травли не было, девочка была хорошая, все её любили. Геннадий Гуренков, впрочем, эту информацию опровергает: по его словам, первое собрание должно было состояться лишь вечером в день интервью – 22 ноября.

Не подтверждает Геннадий Гуренков и информацию о буллинге: по его словам, сам глава Сафоновского района Вячеслав Балалаев собрал учеников школы и подробно их обо всём расспросил – ни о какой травле речи не шло. Даже мама, по словам Гуренкова, подтвердила ему, что Н. и правда обзывали в школе, но кого ж не обзывали? «Она не одна была в очках, она не одна была полненькая, – говорит Гуренков. – Нельзя на этом заострять внимание. Про то, что они её обзывали, – кто-то это слышал? Ни один ребёнок пока не сказал. Говорят, что при общении она нормальная была абсолютно». Гуренков призывает не «назначать виновных» раньше времени, говорит, что следствие разберётся, но он уверен: директор Никишова не будет прятаться от ответственности, если на самом деле в чём-то виновата. Впрочем, помимо СК собственное расследование ведёт и рабочая группа при администрации – Геннадий Гуренков обещал ознакомить Радио Свобода с результатами её работы.

«Отслеживание детей»

По словам Геннадия Гуренкова, Н. жаловалась Путину и на то, что в школе «старые» педагоги. В то, что это значит, Гуренков вдаваться не стал, но, по словам других собеседников РС, Н. жаловалась на учительницу географии Людмилу Андрееву, которая якобы обзывала учеников недоумками и олигофренами. Обзывала, впрочем, всех, не только Н. По словам одной из учениц школы, после смерти Н. учительница подняла эту тему на одном из уроков, сказав, что у Н. были «какие-то голоса», из-за которых она и свела счёты с жизнью. «Весь класс ржал вместе с ней», – рассказывает собеседница РС (подтвердить эту информацию не удалось).

Геннадий Гуренков призывает не вешать всех собак на школу: учителя, по его словам, настолько загружены разной бюрократической работой, что у них не хватает времени на воспитание. «Давайте вникнем в суть. Что навалили на школу? Чем занимается учитель? – задаётся вопросом Гуренков. – Лет десять назад была программа по предмету, были критерии оценок, задачи. Сейчас учитель должен написать программу, адаптировать под себя, его проверяет раз в три года, раз в пять лет Обрнадзор – у вас там в программе не то слово стоит. Раз в пять лет учитель должен пройти аттестацию, ему надо написать кучу статей, участвовать в конкурсах, иначе он не подтвердит, что он учитель высшей категории. Ну снимите вы с них эти нагрузки! Вот у меня жена директор школы. Она до 11–12 часов [вечера] сидит дома, делает какие-то отчёты. Кому это надо? Вот мы говорим, что надо проверять соцсети, а классному руководителю некогда их проверять. Вот у вас в классе 15 человек – кто их будет проверять постоянно?» По словам Гуренкова, проблема кадров вообще одна из ключевых для сегодняшней школы: «Если придёшь после института, будешь получать зарплату меньше, чем эта уборщица. И кто пойдёт?»

Та же проблема касается и школьных психологов: в большинстве школ в районе, в том числе в школе №2, нет даже такой ставки, а если ставка и есть, она, скорее всего, вакантна – найти специалистов на мизерную зарплату практически невозможно, все они уезжают или в Москву, или как минимум в Смоленск. Впрочем, даже если и найти психолога, у него всё равно не будет достаточно времени на детей – из-за той же бюрократии и отчётов, убеждён Геннадий Гуренков.

На вопрос, что же делать, чтобы ситуация не повторилась, у чиновника пока нет однозначного ответа, но есть «понимание», что какие-то меры надо принимать. «Можно какую угодно бумажку написать, но я реалист, нужно реально смотреть, – говорит Геннадий Гуренков. – Мы пытаемся понять, как нужно работать и что нужно делать с соцсетями. Понять логику детей. Конечно, мы говорим, что нет штата, но как-то скоординировать усилия по отслеживанию детей, провести беседы с детьми, собрать их по интересам. Сейчас для красоты можно что угодно написать, но будет ли от этого толк?» В общем, рецепт всё тот же: следить за детьми и за интернетом.

Образ девочки-самоубийцы из Уссурийска в соцсетях превращают в «пособие по суициду»

Образ 16-летней девушки из Уссурийска, которая бросилась под поезд в ноябре прошлого года, после ее гибели превратился в социальных сетях в некую икону для депрессивных подростков. На до сих пор не удаленный аккаунт девушки подписалось уже около сотни тысяч человек. Различные лица используют фотографии погибшей в своих «фотожабах» и роликах, причем делается это отнюдь не с целью осудить ее поступок. Уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Приморья Анна Личковаха на расширенном заседании Коллегии при региональном управлении Роспотребнадзора попросила представителей ведомства оказать содействие в проведении экспертизы одного из видео, в котором родителей призывают «учить детей правильно самоубиваться», сообщает РИА PrimaMedia.

По словам Анны Личковахи, непонятно каким образом в Интернет попали фотографии обезглавленного трупа девушки, и сейчас их массово тиражируют.

«Я это лично проверила, тиражируют. А все потому, что на прошлой неделе у меня была мама этой девушки в состоянии глубочайшего стресса, так как с этой фотографией, по сути, сейчас играют, снимаются различные ролики. Это для матери невыносимо, — отметила детский омбудсмен. — В конце одного из таких роликов авторы призывают родителей – дословно — учить детей правильно самоубиваться. В ролике дается отрицательная оценка не самому факту суицида, а тому, что девушка невнятно объяснила причину своего ухода из жизни».

Этот ролик собирает сотни тысяч просмотров и лайков. Даже следователи, по словам мамы, говорят о том, что у ее девочки появились последователи, в соцсетях создаются депрессивные группы.

Уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Приморья попросила Роспотребнадзор оказать содействие в проведении экспертизы этого видео, учитывая, что именно это ведомство является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по принятию решений в отношении распространяемой посредством информационно-коммуникационной сети «Интернет» информации о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства.

«Экспертизу производит только центральный аппарат, поскольку там есть все необходимые эксперты, включая психологов», — ответил руководитель приморского управления Роспотребнадзора Дмитрий Маслов. И напомнил, что совсем недавно специалисты ведомства усмотрели нарушение закона в возрастной маркировке подростковой книги «50 дней до моего самоубийства»: в книжных магазинах она промаркирована как подходящая для детей с 16-летнего возраста, хотя должна быть помечена как 18+.

Как пояснила корр. РИА PrimaMedia заместитель руководителя управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю Марина Полякова, изъятие этой книги производило не ведомство, а торговые сети Владивостока, в которых ее обнаружили специалисты. «Продавец помещает ее на склад ответственного хранения для возврата поставщику-издателю на перемаркировку», — уточнила она.

Согласно данным УМВД по Приморскому краю, озвученным детским омбудсменом, за 12 месяцев 2015 года в полицию поступило 25 сообщений о фактах, когда несовершеннолетние предпринимали попытки суицида, в одном случае – с летальным исходом.

Оставьте комментарий