Политологическая экспертиза это

Экспертное политическое знание

Для современной политической науки является нормой методологическая полифоничность. Научное познание политического пространства прежде всего опирается на системный анализ объекта, предполагает не только оценку сущности объекта, но и реальное измерение наиболее важных характеристик, длительное наблюдение за изменением состояния объекта, наличие общих и особенных принципов существования в сравнении с равными объектами и т.д. В объединении различных исследовательских парадигм и инструментов современная политическая наука создает условия для решения актуальной задачи – политического анализа процессов и их прогнозирования.

Совокупность подходов научного анализа конкретной политической ситуации, выражающейся в политической аналитике, и политической прогностики, т.е. научно обоснованного выдвижения предположений (прогнозов) о том, как могут развиваться политические события, определяют как экспертное (прикладное) политическое знание.

Политическая экспертиза – это аналитическая деятельность, осуществляемая как экспертом, специалистом профильной области, так и институциональными структурами. Вслед за современными политологами следует признать, что экспертная деятельность, прежде всего, связана с «политическим заказом» на составление эксклюзивных политических прогнозов, ситуационных анализов, а также предоставление экспертной услуги для аналитического обеспечения процедуры принятия политических решений. Заказчиками подобных работ выступают самые различные политические субъекты: политические партии, властные и коммерческие структуры, органы государственной власти как регионального, так и федерального уровней.

Обращение к методу экспертных оценок обусловлено такими политическими задачами, как:

  • – анализ проблемной ситуации и формулирование рекомендаций о предпочтительном варианте решений;
  • – научное обоснование валидности и надежности предлагаемого политического решения как одного из эффективных вариантов.

В современных условиях динамичного развития сферы массмедиа достаточно широкое развитие получили СМИ, которые в настоящий момент, помимо традиционной функции поставщиков информации, все чаще берут на себя решение задач аналитического характера. В сфере интернет-пространства в подобной роли выступают веб-ресурсы, блоговое сообщество. Аналитические материалы публикуют не только журналисты, выполняющие в этих случаях роль экспертов, но и ведущие политические аналитики, получающие дополнительную информационную площадку для популяризации своих взглядов на состояние политического процесса и перспективы его развития.

К основным принципам экспертного политического знания относят:

  • – системность экспертизы;
  • – обязательность рефлексии контроля качества оценок экспертов;
  • – демократичность в ротации экспертов;
  • – методологический плюрализм экспертов;
  • – независимость экспертов от других субъектов экспертизы;
  • – персонификация позиций экспертов в итоговом отчете;
  • – публичность, прозрачность и открытость результатов экспертизы.
  • В рамках современной прикладной политологии выделяют такие разновидности метода экспертных оценок, как: «мозговой штурм»; методы ситуационного анализа (сценарный метод, SWOT-анализ); метод перекрестного воздействия; метод морфологического анализа и др.

    С 1960-х гг. в политической экспертизе активно используется метод Дельфи, который предполагает сбор независимых, не связанных друг с другом экспертных оценок, которые обобщаются, систематизируются и сводятся в политический прогноз. Его актуальность в политологической, социологической и психологической науках обусловлена познавательными возможностями последнего. Цель метода – получение согласованной, достоверной коллективной информации от группы экспертов с обязательным указанием тех моментов, но которым не было достигнуто согласие. Метод Дельфи позволяет снять эффект группового давления и получить действительно объективную информацию о мнениях экспертов, особенно в ситуации, когда эксперты являются носителями уникального знания в узкой области или имеют разные статусные позиции в профильном сообществе.

    Дополнением к этому методу выступит метод контрольных вопросов, еще более ранний, познавательный метод (1920-е гг.), применяемый сегодня в самых разных областях человеческой деятельности. В ситуации разрешения политических проблем либо сам эксперт, либо модератор обозначает контрольные вопросы, ответы на которые даются согласно так называемому сократическому методу (метод диалектики постижения истины путем постановки наводящих вопросов), не предполагающему сиюминутных решений. Несмотря на легкость использования данного метода, контрольные вопросы должны отвечать следующим критериям: а) логичности и структурированности; б) мотивированности; в) минимального информационного потенциала; г) четко обозначенных тематических рамок.

    Анализ и дальнейшая обработка данных метода экспертных оценок выражается в построении теоретической модели, предполагающей формулировку вывода, отвечающего на главный вопрос исследования и артикулирующего будущий прогноз политических процессов.

    Безусловно, в конечном итоге основная задача и функция экспертного политического знания сводится к тому, чтобы смоделировать будущий политический процесс исходя из исторических и современных политических реалий, теоретических парадигм. Круг вопросов, влияющих на формирование политического знания в целом, довольно широк. Этим объясняется как многоплановость инструментов, применяемых в политологии как науке в целом, так и разнообразие методик в экспертном политическом знании в частности.

    В прикладной политологии различают два вида политических прогнозов: поисковый и нормативный.

    Поисковый прогноз представляет собой модель возможного состояния того или иного политического объекта, процесса или явления, который определяется путем переноса наблюдаемых тенденций в будущее. Например, анализ ценностных установок и ориентаций электората показал, что в течение последних 10 лет наблюдается устойчивый рост числа тех социальных субъектов политики, которые отдают предпочтение либеральным ценностям. Следовательно, можно предположить, что на выборах в будущем избиратели все активнее будут поддерживать либерально ориентированных кандидатов. Поисковый прогноз составляется при условном абстрагировании от факторов, способных видоизменять выявленные тенденции.

    Нормативный прогноз предполагает определение возможного развития событий в случае принятия какого-либо управленческого решения или изменения обстоятельств. Например, предполагается изменение ротации политических партий в представительных органах. Основываясь на теоретических принципах новой избирательной системы, можно составить прогноз, как повлияет данное решение на расстановку политических сил в обществе, на партийную конкуренцию и т.д. Нормативный прогноз ориентирует на достижение предпочтительных состояний на основе заданных параметров, целей, норм.

    Экспертное политическое знание выполняет свою методологическую функцию не только в рамках теоретического, но, главное, эмпирического, прикладного подхода к политическим реалиям. Оно органично включено в исследования многих аспектов практической политики, непосредственно фокусируется на изучении и преодолении практических проблем политической жизни.

    Политическая экспертиза как фактор политического процесса Волынкина, Лариса Алексеевна

    480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

    Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

    Волынкина, Лариса Алексеевна. Политическая экспертиза как фактор политического процесса : диссертация . кандидата политических наук : 23.00.02 / Волынкина Лариса Алексеевна; [Место защиты: Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского].- Саратов, 2011.- 172 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-23/248

    Введение к работе

    Актуальность темы диссертационного исследования. В

    демократическом процессе многие трудности в отношениях между властью и обществом связаны с тем, что им постоянно приходится доказывать справедливость и разумность занимаемых позиций по различным политическим вопросам. При этом особое значение приобретает механизм аргументации интересов, сочетание в нем идеологических, научных, моральных, правовых аргументов, в том числе — основанных на результатах политической экспертизы.

    Это служит предпосылкой к тому, что сегодня среди исследователей доминирует мнение: политическая экспертиза является одним из элементов процесса принятия политических решений. Она, по мнению аналитиков, дополняет управленческие процедуры, часто влияет на их результативность, но самостоятельного значения в политическом процессе не имеет. Этому представлению, очевидно, противоречит столь же распространенное среди исследователей убеждение, что именно присутствие политической экспертизы в процедурах управления придает политике публичный характер, соответствующий условиям демократического процесса. Из этого следует, что политическая экспертиза должна иметь определенную самостоятельную значимость в демократическом процессе. Отсутствие в представлениях исследователей четкости относительно того, с явлением какого уровня и масштаба они имеют дело, тормозит изучение не только самой политической экспертизы в России, но и влияет на результативность обобщающих исследований отечественных политических процессов. Чтобы понять реальное состояние современного политического процесса (нарастание в нем тенденций к публичности, или, напротив, непубличности) в свете того, какое место в нем занимает политическая экспертиза, надо исследовать условия и механизмы, которые делают ее постоянным фактором этого процесса. Данная проблема важна с теоретической точки зрения в контексте возможностей развития теории демократического управления в таких ее аспектах как политические механизмы включения общества в политику и формирование политической повестки. Изучение проблемы политической экспертизы может также привнести новые теоретические и практические моменты в исследование проблем гражданского общества в России, в частности, объяснить, почему оно зачастую оказывается под контролем государства.

    Изучение политической экспертизы как фактора политического процесса имеет практическое значение для политики. Речь идет об одном из ключевых критериев, который определяет компетентность принимаемых политических решений, их легитимность и эффективность. С другой стороны, четкое определение места этого элемента в структуре политического процесса объективно будет содействовать управляющим

    воздействиям на этот процесс со стороны элит и общественных институтов.

    Степень научной разработанности проблемы. Современные представления об экспертизе — это продукт эпохи рационализма, то есть суждений о том, что развитием движет не Бог и даже не человек, а именно разум. Формируется представление, что власть должна реализовывать народный суверенитет, сообразуясь с разумом и мнением народа. Общество же должно иметь возможность донести до власти свое мнение посредством представительных учреждений. Данные идеи нашли свое отражение в теориях общественного договора . Представление об особой значимости именно политической экспертизы зародилось в рамках европейских теорий конституционализма: публичность принятия Конституции сама по себе олицетворяет и реализует экспертные возможности общества в политике.

    Представители последующих эпох развивали в своих трудах данную концепцию. Новацией было то, что интеллектуалам вообще, а особенно ученым, стала отводиться самостоятельная и особо значимая роль в политической экспертизе и в принятии политических решений .

    С распространением в Европе представлений о классовых основах политики и, особенно, марксисткой теории интеллектуалам как ядру экспертного сообщества стало придаваться меньшее значение. А. Грамши, М. Фуко, П. Бурдье в своих работах отводят им роль апологетов политики «правящего класса» . Надежды возлагались на возможность для рядовых граждан, вооруженных «научной» идеологией и научным пониманием законов политики, самостоятельно и независимо осуществлять гражданскую экспертизу политических решений. Однако вместе с тем представители этого направления отмечают и неоднородность данного сообщества экспертов-интеллектуалов, их потенциал экспертной активности в случае перехода на позиции «прогрессивного класса».

    Одновременно в XX столетии приобрело влияние на умы исследователей мнение, что доминирование профессионалов-исследователей в процедурах и институтах политической экспертизы все же естественно и необходимо в условиях «рационализации» мира и модернизации общества (М. Вебер, Р. Даль) 4 . В трудах Ч.П. Сноу, П.Дж. Бьюкенена 5 ,

    1 Гоббс Т. Основы философии. Избранные произведения. — М., 1964; ЛоккДж. Два
    трактата о правлении. Сочинения. — М., 1988. — Т.З; Руссо Ж.-Ж. Об общественном
    договоре. Избранные сочинения. -М., 1961.

    2 Вольтер. Философские сочинения. — М.: Наука, 1989; Сен-Симон К.А. Очерк
    науки о человеке // Родоначальники позитивизма. — СПб, 1911. — Вып. 3; Конт О. Курс
    позитивной философии // Родоначальники позитивизма. — СПб, 1912. — Вып. 4.

    Грамши А. Возникновение интеллигенции // Искусство и политика. — М.: Искусство, 1991. — Т. 1; Фуко М. Интеллектуалы и власть. Избранные политические статьи, выступления и интервью — М.: Праксис, 2002; Бурдъё П. Формы капитала // Экономическая социология. — 2005. — Т.6. — №3.

    4 Вебер М. Наука как призвание и профессия // Избранные произведения. — М., 1990. — С.707-735; Даль Р. О демократии. — М.: Аспект Пресс, 2000.

    рассматривающих интеллектуалов и экспертов как субъектов политики и власти, указывается на возрастание роли и влияния интеллектуалов на современные социально-политические процессы. Большой вклад в понимание роли экспертов в формировании современного политического дискурса внесли работы 3. Баумана, Ю. Хабермаса .

    Сущность политической экспертизы как неотъемлемого элемента процесса принятия политических решений анализируется в трудах теоретиков политического менеджмента (Д. Андерсон, Б. Дженкинс и другие).

    Все перечисленные выше «традиции» изучения взаимодействия интеллектуалов и власти присутствуют и в работах российских исследователей («нормативная» традиция — К.Г. Барбакова, В.А. Мансуров; «марксистская» — В.И. Ленин; «функциональная» — A.M. Салмин; «субъектная» — Н.А. Шматко, Н.Ю. Беляева) .

    Непосредственно анализу экспертного знания и его носителей как важной составной части концепции информационного общества большое

    внимание уделено в трудах Д. Белла, Ф. Уэбстера, М. Кастельса .

    Концепция информационного общества находит свое отражение и в трудах российских ученых, например, в работах О.Н. Бочаровой, А. Елякова , в которых также большое значение придается так называемым производителям знания, к числу которых относятся эксперты.

    В дальнейшем концепция особой роли людей, профессионально оперирующих знаниями в интересах политики, нашла свое отражение в концепциях «экспертократии» и «меритократии», согласно которым проблемы рационального управления обществом будущего могут быть решены посредством формирования профессиональной и творческой

    5 Сноу Ч.П. Наука и государственная власть // Портреты и размышления. — М.: Изд.
    «Прогресс», 1985. — С. 227-278; Бъюкенен П.Дж. Смерть Запада. М.: «Издательство ACT»,
    2004.

    6 Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества. — М., 2004;
    Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. -М.: Наука, 1992.

    7 Барбакова К.Г., Мансуров В.А. Интеллигенция и власть. М., 1995; Салмин А. М.
    Общество и власть: краеугольные камни преткновения // Развернутые тезисы выступления
    на Балтийском форуме в Юрмале 28-29 мая 2004 г. — С. 174-187; Шматко Н.А. Феномен
    публичной политики // Социологические исследования. — 2001. — №7. — С. 106-112;
    Беляева Н.Ю. Публичная политика в России: сопротивление среды // Полис. — 2007. — №1.

    8 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального
    прогнозирования. -М.: Academia, 1999; Уэбстер Ф. Теории информационного общества.
    — М., 2004; Кастелъс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с
    англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. -М.: ГУ ВШЭ, 2000.

    Смотрите так же:  Образец заполнения заявления на биометрический загранпаспорт

    9 Бочарова О.Н. Сущность построения постиндустриальной экономики // Вестник
    Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. — 2008. — № 8; Еляков А.
    Современное информационное общество // Высшее образование в России. — 2001. — № 4.

    управленческой элиты — экспертов. В данном контексте следует отметить работы А.Ю. Ашкерова, А.А. Пелипенко 10 .

    Общее представление об экспертизе в сфере политического управления дают труды А.Ф. Простова, В.И. Волкова, А.Ю. Ашкерова, В.И. Клисторина, А.С. Карпова . Анализу и оценке политической экспертизы, ее функций и форм, места в политическом процессе посвящены работы А.Ф. Филиппова, В.А. Лукова, А.Ю. Сунгурова, К.В. Симонова, О.И. Хвостуновой .

    Центральным объектом исследований О.А.Симоновой, С.С. Лифанова, Д.А. Смирнова, А.А. Мухина стали личность эксперта, этические нормы и требования по отношению к нему .

    Значителен пласт работ, авторы которых осуществляют анализ институтов экспертного обеспечения политики («мозговых центров»), историю их становления и роль в процессе принятии политических решений в России и за рубежом. В эту группу следует отнести исследования Э. Рича и Р.К. Уивера, Г. Фогеля, В.А. Филиппова, В.М. Соломатиной, Д.Г. Зайцева, М.С. Северовой, Ю.В. Громыко, Ю. Наумовой, М.М. Мейера, Н. Меликовой, А.П. Ситникова .

    10 Ашкеров А.Ю. Экспертократия. Управление знаниями: производство и обращение
    информации в эпоху ультракапитализма. — М.: Издательство «Европа», 2009; Пелипенко
    А.А.
    Социальная теория и перспективы экспертократии // Материалы III Всероссийского
    социологического конгресса 22-23 октября 2008 года.

    11 Простое А.Ф. Политическая кибернетика: экспертная власть // Вопросы
    культурологии. — 2008. — № 6. — С. 51-60; Волков В.И. Экспертиза и аналитика в
    инновационной инфраструктуре России // Научно-техническая информация. Серия 1.
    Организация и методика информационной работы. — 2009. — N 6. — С. 1-8; Ашкеров А.Ю.
    Экспертократия. Управление знаниями: производство и обращение информации в эпоху
    ультракапитализма. — М.: Издательство «Европа», 2009; Клисторин В.И. Экспертиза
    экономических решений органов исполнительной власти // ЭКО. — 2009. — № 11. — С. 31-56;
    Карпов А.С. Общественная экспертиза: практика против политики // Пчела. — 2004. — №45.

    12 Филиппов А. Ф. Советники суверена // Апология. — 2005. — №1; Луков В.А.
    Гуманитарная экспертиза от устройства к практике // Проблемы гуманитарной
    экспертизы. — 2006. — №4; Сунгуров А.Ю. Публичная политика и экспертиза // Пчела. —
    2004. — №45; Симонов К.В. Политический анализ: Учебное пособие. — М.: Логос, 2002. —
    152С; Хвостунова О.И. Экспертные сообщества и проблемы публичного политического
    дискурса в современных СМИ // Медиальманах. — 2006. — №1. — С. 57-64.

    13 Экспертиза в современном мире: от знания к деятельности / Под ред.
    Г.В. Иванченко, Д.А. Леонтьева. — М.: Смысл, 2006; Смирнов Д.А. Эксперт, его интересы и
    предубеждения в отношении их // Евразийский дом. — 2006. — 7 авг; Мухин А.А.
    Ангажированность в экспертном сообществе. Некоторые аспекты проблемы // Власть. —
    2004.-№9.-С.5.

    14 Рич Э., Уивер Р.К. Пропагандисты и аналитики: «мозговые центры» и
    политизация экспертов // Pro et Contra. — 2003. — Т. 8. — № 2. — С. 74-75; Фогель Г.
    Консультирование германской внешней политики и отношения с Россией // Pro et Contra.
    — 2003. — Т.8. — №2. — С. 90; Филиппов В.А. Аналитические центры — стратегический
    интеллектуальный ресурс. — М.: ЛЕНАНД, 2007; Соломатина В.М. 98.02.014. «Мозговые
    центры» и внешняя политика США // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная

    Современный взгляд на взаимоотношения интеллектуалов и политиков представлен в работах А.С. Макарычева, И.А. Афанасьева, В.А. Пугачева, Н.А. Косолапова, А.В. Дахина, В.Л. Глазычева 15 .

    Многие российские исследователи указывают на то, что в России на сегодняшний момент отсутствуют какие-либо эффективные организационные формы, которые бы позволяли власти контролировать умонастроения общества, целенаправленно формировать их. При этом политическая экспертиза трактуется как неотъемлемый элемент в процессе формирования эффективного диалога между обществом и властью. Общее представление о системе взаимодействия власти и общества в России и роли политической экспертизы в ней дают труды Н.И. Гражданкина и М.В. Владимирова, В.К. Петрова, А.В. Шевченко, А.Г. Алтуняна, Я.Я. Ровнера, Т.П. Лебедевой, А.Н. Аринина, О.Н. Коломытцевой, А.С. Карпова и П.Ф. Агаханянца, Е.В. Галкиной, Ю.Г. Чернышева и Н.П. Игнатьева 16 .

    и зарубежная литература. Серия 5: История. Реферативный журнал. — 1998. — №2. С. 153-158; Зайцев Д.Г. «Мозговые центры» в России: история и перспективы развития // «Политическое» и «социальное» в информационную эпоху. Сборник статей аспирантов факультетов прикладной политологии и социологии ГУ-ВШЭ. Под редакцией Урнова М.Ю., Полякова Л.В., Иванченко Г.В. М., 2007. — С. 113-131; Северова М.С Роль мозговых центров в системе принятия решений в ЕС // Вестник ЧитГУ. — 2008. — №2; Громыко Ю.В. Политический заказ на мысль против сценарного подхода // Co-общение. -2002. — №9; Наумова Ю. Трудная судьба российских THINK TANKS II Co-Общение. -2002. — №9; Мейер ММ. Аналитические центры в системе российской демократии // Век XX и мир. Пределы Власти. — 1994. — №1. — С. 86-116; Меликова Н. Фабрики невостребованной мысли // Независимая газета. — 2007. — 18 февр.; Ситников А.П. Фабрики мысли и независимые центры социально-политической деятельности: классификация и анализ // Вестник Московского Государственного областного университета. — 2009. — №4.

    15 Макарычев А.С. Ученые и политическая власть // Политические исследования. —
    1997. — № 3; Афанасьев И.А., Пугачев В.А. Власть и экспертиза в сетевом обществе:
    проблемы и перспективы // Власть. — 2005. — №11; Косолапое Н.А. Политика, экспертиза,
    общество: узлы взаимозависимости // Pro et Contra. — 2003. — Т. 8. — № 2; Дахин А.В.
    Российские политические практики: публичная, экспертная и
    профессиональная демократия и проблема регионального развития // Тезисы докладов.
    Международная научная конференция «Трансформация политической системы России:
    проблемы и перспективы», Москва, 22-23 ноября 2007 г. — М.: РАПН, 2007; Глазычев В.Л.
    Экспертное знание в России — это хаос: все думают обо всем // Политический журнал. —
    2005. -№18.

    16 Гражданкин НИ., Владимиров М.В. Великий Новгород: система взаимодействия
    власти и общества // Управленческое консультирование. — 2003. — № 3-4; Петров В.К. Как
    повысить эффективность политических решений // Политическое образование. — 2009. — 7
    апр.; Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы. М.: РАГС,
    2004; Алтунян А.Г. Как власть нашла себе партнера // Знамя. — 2002. — №4; Ровнер Я.Я.
    Власть и общество в России: истоки и смысл политического отчуждения // Власть. — 2007.
    — №10; Лебедева Т.П. Гражданское общество // Политология: Лексикон / Под ред. А.И.
    Соловьева. — М.: РОССПЭН, 2007; Аринин А.Н. Мировой опыт общественного контроля

    Исследованию кадрового потенциала, форм самоорганизации,
    направлений деятельности и механизмов взаимодействия с властью
    экспертного сообщества в Саратовской области посвящены работы
    А.С. Титкова, Е.В. Терещенко, И.И. Брянцева, М.В. Мамонова,

    С.А. Данилова, М.В. Шмырева .

    Анализ диссертационных исследований показал, что на сегодняшний момент существует небольшое количество работ, в той или иной мере затрагивающих тематику экспертного обеспечения политики. Так, Д.Г. Зайцев в своем исследовании сконцентрировал внимание на аналитических центрах, которые являются одной из форм организации экспертного сообщества . В.И. Захарова, О.А. Короткова посвятили свои работы выявлению сущности общественной экспертизы законопроектов как неотъемлемого элемента правотворческой деятельности на современном этапе развития российского государства и разработке механизма реализации общественной экспертизы законопроектов . А.Г. Жирнов в своем диссертационном исследовании проанализировал некоторые формы экспертной деятельности в качестве механизмов согласования интересов в

    Таким образом, проведенный анализ позволяет заключить, что в современной науке не сложилось единства мнений исследователей относительно того, какое место политическая экспертиза занимает в

    над деятельностью власти: уроки для России // Политическое образование. — 2010. — № 3. — С. 16-28; Коломытцева О.И. Экспертиза законопроектов как форма общественного контроля над государством // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. — 2007. — № 3; Карпов А.С, Агаханянц П.Ф. Общественное участие: опыт Центра экспертиз ЭКОМ // Общественное участие в разработке и реализации экологической политики: региональный опыт. Пособие по региональной экологической политике / Под ред. В.М. Захарова, М.И. Васильевой. — М.: Акрополь, ЦЭПР, 2007; Галкина Е.В. Гражданское общество и толерантность на Юге России // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия / Отв. ред. А.Ю. Сунгуров. — М.: РАПН, 2008; Чернышев Ю.Г. Общественная палата: «симулякр» или институт гражданского общества в России? // Публичное пространство, гражданское общество и власть: Опыт развития и взаимодействия / Отв. ред. А.Ю. Сунгуров. — М.: РАПН, 2008; Игнатьев Н.П. Институциализация диалога власти и гражданского общества в современной России: проблемы и перспективы // Ученые записки Казанского государственного университета. — 2009. — Т. 151. — Кн. 1.

    17 Аналитические сообщества в Саратовской области. Сборник статей по итогам
    пилотного исследования региона. Под ред. Ш.Ш. Какабадзе. -М., 2010.

    18 См.: Зайцев Д.Г. Аналитические центры как субъекты политического процесса.
    Автореф. канд. полит, наук. -М., 2009;

    19 Захарова В.И. Общественная экспертиза законопроектов: социологический
    анализ. Автореф. канд. социол. наук. — М., 2005; Короткова О.А. Экспертиза
    законопроектов и законодательных актов: теоретико-правовой аспект. Автореф. канд.
    юрид. наук. -М., 2010.

    20 Жирнов А.Г. Механизмы согласования интересов в политике: теория и
    российский опыт. Автореф. канд полит, наук. — Тамбов, 2008.

    реальной политике, на решение каких задач она может и должна быть направлена, кто должен выступать в роли политического эксперта и как все это вместе влияет на динамику и содержание политического процесса.

    Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы определить роль и место институтов политической экспертизы в политическом процессе современной России.

    Для реализации цели сформулированы следующие научные задачи.

    на основе сравнительного анализа теоретико-методологических подходов дать трактовку категории «политическая экспертиза» исходя из понимания ее как самостоятельного элемента в процессах взаимодействия общества и государства;

    проанализировать современные устойчивые предпосылки значимости политической экспертизы в политическом процессе;

    провести анализ институтов политической экспертизы, нашедших широкое применение в политической практике зарубежных стран;

    обобщить особенности отечественного опыта формирования экспертного сообщества;

    выявить тенденции формирования и специфику «экспертных площадок» и «экспертных сообществ» в современной российской политической практике;

    осуществить анализ практики экспертной деятельности в политическом процессе регионального уровня (на примере Саратовской области).

    Объектом диссертационного исследования являются институты политической экспертизы и осуществляемые ими экспертные процедуры. Предметом диссертационного исследования выступают структурно-организационные характеристики институтов и процедур политической экспертизы, определяющие ее факторное начало в политическом процессе.

    Гипотеза исследования. Доминирующий в научной литературе взгляд на политическую экспертизу как элемент процесса принятия политических решений не дает нам возможность понять причину трудностей ее развития как на федеральном, так и на региональном уровнях. Мы объясняем это тем, что политическая экспертиза — это не просто один из дополнительных компонентов процесса принятия политических решений, а органичный элемент политики, самостоятельный фактор политического процесса, имеющий свою динамику развития. При этом суть ее — не решение проблем, а актуализация их в общественном сознании, что обусловливает ее факторное начало. Такой подход к политической экспертизе позволяет нам не только понять причины неудач, но и определить перспективы ее развития. Зная, какие проблемы сегодня могут быть актуализированы в общественном сознании, мы соответствующим образом можем выстраивать стратегию и тактику организации экспертных институтов.

    Методология исследования. Методологическую и теоретическую основу исследования составили научные труды классиков институционального, системного и структурно-функционального подходов.

    Институциональный подход (М. Вебер, Э. Дюркгейм, М. Ориу и другие) , дает нам возможность осмыслить именно те свойства политической экспертизы, которые определяют ее самостоятельность в политическом процессе.

    Исходя из структурно-функционального подхода, любой институт может быть рассмотрен как фактор политического процесса только тогда, когда его структура начинает функционировать, что проявляется в определенных процедурах.

    С точки зрения системного подхода (Т. Парсонс, Д. Истон) определяется самостоятельная факторность политической экспертизы. Как органичный элемент политического процесса, она взаимосвязана с другими его компонентами и в этом смысле определяет устойчивость всей системы. Если удаление элемента имеет принципиальное значение для целостности системы, то это и подтверждает ее самостоятельную роль. При этом речь не идет об автономности. Напротив, значимость и самостоятельность политической экспертизы как фактора определяются тем, что она органично включена в другие элементы и процедуры политического процесса. Системный подход позволил провести анализ институтов политической экспертизы с точки зрения их вклада в сохранение стабильности общества и поддержания порядка.

    Для достижения поставленных цели и задач в исследовании использовались также разнообразные аналитические методы и методики. Сравнительный метод оказался продуктивен с точки зрения соотнесения современного российского опыта экспертной деятельности с опытом западноевропейских стран, а также с содержанием теоретических концепций, характеризующих политическую экспертизу. Нормативный подход позволил осуществить анализ правовой базы федерального и регионального уровня с точки зрения наличия нормативного обеспечения экспертной деятельности.

    В ходе исследования применялись социологические методы, факторный анализ. Особо важную роль сыграл контент-анализ, позволивший систематизировать и проанализировать информацию Интернет-сайтов политических экспертных сетей.

    21 См.: Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990; Дюркгейм Э. О разделении
    общественного труда. Метод социологии. — М., 1991; Ориу М. Основы публичного права.
    -М., 1929.

    22 См.: Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. Л.А. Седова и А.Д.
    Ковалёва; Под ред. М.С. Ковалёвой. — М.: Аспект Пресс, 1997; Истон Д. Политическая
    наука в Соединенных Штатах: прошлое и настоящее // Современная сравнительная
    политология: Хрестоматия / Под. ред. В. Гельмана, Г. Голосова. — М., 1997.

    Смотрите так же:  Иск о взыскании алиментов в твердой сумме образец

    Для достижения поставленных задач использовались общенаучные приемы логического мышления: включенного наблюдения, дедукции, индукции, абстрагирования, анализа и синтеза, интерпретации.

    Источниковую базу исследования составили нормативные акты федерального и регионального уровней, относящиеся к вопросам формирования и регулирования деятельности институтов экспертной деятельности.

    В ходе исследования были использованы материалы интервью, публичных выступлений и заявлений официальных лиц государства, а также мнения и оценки ведущих экспертов, советников, научных консультантов, аналитиков, обозревателей, научных сотрудников исследовательских центров и аналитических изданий.

    Важным источником информации явились материалы международных, российских и региональных научных конференций, тезисы выступлений, представляющие концентрированное выражение многочисленных авторских мнений, позиций, научных суждений, дискуссионных точек зрения, распространяемых преимущественно в академической среде.

    Одним из важнейших источников явились различные научные и публицистические тексты. Анализ текстов научных монографий и статей, интервью, публикаций в средствах массовой информации, официальных документов осуществлен с целью выявления и сопоставления мнений, суждений, позиций, характера аргументации по изучаемой нами проблеме.

    Не менее значимым источником информации при анализе реально действующих институтов экспертной деятельности во второй главе явились мнения экспертов таких виртуальных политических экспертных сетей, как портал Кремль.ORG, информационный сайт политических комментариев ITOJIHTKOM.RU и Агентство политических новостей. Проделана аналитическая работа по извлечению научно-значимой компоненты из этого вида эмпирических источников.

    Разнообразные источники информации структурированы в соответствии с поставленными задачами, с последующим синтезом на уровне обобщений, осуществленном в соответствии с авторской концепцией.

    Научная новизна диссертационного исследования заключена в постановке проблемы, формулировании исследовательских цели и задач, а также в полученных результатах:

    на основе сравнительного анализа теоретико-методологических подходов, распространенных в современной науке, сформулированы авторские теоретические аргументы в пользу возможности понимания политической экспертизы в узком значении (как подчиненного структурного элемента процесса принятия политических решений) и в широком значении (как вполне самостоятельного структурного элемента политического процесса, обладающего способностью воздействовать на качество и направленность этого процесса в целом).

    выделены и проанализированы структурно-организационные характеристики политической экспертизы, обусловливающие ее факторность (механизмы, посредством которых реализуется политическая экспертиза, ресурсы, обеспечивающие ее работу, формы, в которых она осуществляется, динамика ее развития и основные результаты).

    на основе обобщения зарубежного и отечественного опыта экспертной деятельности сделан вывод о том, что суть политической экспертизы в широком значении этого понятия, прежде всего, в актуализации общественно значимых проблем в массовом сознании, а не в их решении.

    обосновано, что одной из главных причин неразвитости политической экспертизы в современной России является узость ресурсной базы современной российской политики (особенно региональной). Нехватка ресурсов (в самом широком смысле) создает высокий уровень конкурентности во взаимодействиях различных субъектов в политическом пространстве и завышенные опасения этих субъектов относительно вероятных последствий для них от осуществления независимых процедур политической экспертизы самостоятельными экспертными институтами.

    доказано (на примере Саратовской области и других регионов РФ), что в настоящее время в структуре регионального политического процесса обнаружилась тенденция к формированию в административных структурах самостоятельных и компетентных (по формальным основаниям обладания научными степенями и званиями) экспертных сообществ, включающих действующих чиновников и близких к административным кругам ученых-экспертов, которые выступают в роли структур, альтернативных по отношению к независимым институтам политической экспертизы, и придают политической экспертизе в современных условиях преимущественно управляемый характер.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    Анализ теоретико-методологических подходов к постановке проблемы политической экспертизы в научной литературе показал, что ее зачастую рассматривают как элемент процесса принятия политических решений, но без четкого указания на его предназначение. Являясь частью этого процесса, политическая экспертиза тоже должна решать определенные задачи. Однако обобщение зарубежного и отечественного опыта экспертной деятельности позволило нам сделать вывод, что она, по сути, не решает проблем, а служит предпосылкой к их решению. Данное наблюдение привело нас к мысли, что имеет смысл изменить теоретический подход к пониманию политической экспертизы.

    Политическую экспертизу мы определяем как процедуру актуализации общественно значимых проблем, основанную на соединении научных, этических, обыденных знаний о предмете экспертизы. При этом она не просто один из элементов процесса принятия политических решений, а именно самостоятельный фактор, двигатель демократического процесса.

    Политическая экспертиза подразумевает широкое многообразие форм экспертной деятельности, что обусловливает существование различных подходов к ее типологизации. Выделяют общественную и государственную, профессиональную и научную и другие типы политической экспертизы. На наш взгляд, та типологизация, которая лежит сегодня в основании проблемного поля анализа политической экспертизы, больше дезориентирует исследователей, чем оптимизирует их работу. Сформулированное нами определение политической экспертизы освобождает нас от необходимости выделения ее типов. Функция в данном случае одна, а различные трактовки типов политической экспертизы — это, по сути, отражение разнообразия методик актуализации общественно значимых проблем, которые сущности процедуры не меняют. Исследование различных форм экспертной деятельности международного, государственного и регионального уровня позволило нам сделать вывод, что именно в процедурных моментах обнаруживается способность политической экспертизы влиять не только на процесс принятия политических решений, но и на многие другие институты, в совокупности составляющие политический процесс. Данный подход позволяет нам избежать распространенного в среде исследователей противопоставления научной и общественной экспертизы и других.

    В ходе исследования нами были выявлены определенные тенденции развития политической экспертизы в России, в свете которых становится понятно, почему государство, а не общественные структуры проявляет высокую экспертную активность. Анализ отечественного опыта экспертной деятельности со времен земской реформы по сегодняшний день позволил найти объяснение устойчивости данной тенденции. Российский политической процесс традиционно характеризуется очень сжатым пространством политики. В данном контексте следует подчеркнуть, что политическое пространство определяется конфигурацией и протяженностью политических связей.

    Анализ опыта экспертной деятельности в саратовском регионе подтверждает нашу мысль о том, что зачастую в пространстве политических отношений просто не остается места для формирования экспертных структур. В условиях ограниченного политического пространства его занимают партии, кланы, группировки и другие субъекты политического процесса. Политические связи между ними таковы, что в них не остается места для институтов политической экспертизы.

    В современном российском политическом процессе активно идет формирование экспертных площадок в структуре органов государственной власти. Это один из факторов, снижающих потребность в общественной политической экспертизе. В самом административном аппарате образуется некое сообщество, способное самостоятельно осуществлять экспертную деятельность на уровне принятия политических решений, независимо от общества и его мнения. При этом экспертная деятельность, осуществляемая в

    структуре административного аппарата, зачастую представляет собой своеобразный механизм дезактуализации тех или иных проблем и идей в общественном сознании.

    Механизмы дезактуализации, в роли которых в российском политическом процессе чаще всего выступают эксперты-чиновники, не являются какой-либо девиантной формой экспертной деятельности. В политике деятельность любого механизма всегда уравновешивается деятельностью противоположного. Иначе невозможно соблюдение равновесия в политической системе и политическом процессе. Механизмы актуализации и дезактуализации идей являются двумя частями одного целого — политической экспертизы. В совокупности они обеспечивают стабильное течение политического процесса. В ходе их конкуренции происходит развитие политической системы.

    Когда власть для облегчения своей работы имитирует общественную активность или берет под свой контроль институты политической экспертизы, созданные по инициативе общественных структур, это уже отклонение от нормы, вмешательство в естественный процесс конкуренции. Если экспертное сообщество чиновников сведет к нулю механизмы актуализации, то у них самих отпадет потребность в компетентной экспертной деятельности, что может привести к кризису политики в целом. Мы считаем логичной точку зрения о том, что развитие политической экспертизы — это лучшее средство «лечения» демократии от кризисных явлений. Пока разные уровни экспертных сообществ конкурируют между собой, демократия будет развиваться.

    Теоретическая и практическая значимость исследования. Диссертационная работа направлена на совершенствование и приведение в соответствие с реалиями российской политики теории демократического управления в таких ее аспектах как политические механизмы включения общества в политику, формирование политической повестки и других. Практическая значимость исследования состоит в том, что анализ сущности и причин неразвитости политической экспертизы, определение перспектив ее развития и выявление альтернативных форм экспертной деятельности в условиях ограниченности политического пространства способствуют их совершенствованию, стимулируют изучение и осмысление предыдущего опыта, разработку нормативно-правовой базы. Это, в свою очередь, способствует становлению культуры самоорганизации российского гражданского общества, развитию и совершенствованию управленческой культуры в России, усилению ее демократической составляющей, необходимой для практики управления поликультурным государством.

    Полученные результаты могут быть основой элективных курсов, спецкурсов, базовых учебных курсов по политологии, политическим отношениям и процессам, публичной политике для студентов, аспирантов, слушателей институтов повышения квалификации.

    Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы представлены в выступлениях автора на V Всероссийском конгрессе политологов «Изменения в политике и политика изменений: стратегии, институты, акторы» (г. Москва, 2009 г.), на научно-практической конференции «Российская провинция: опыт комплексного исследования» (г. Саратов, 2009 г.), Всероссийской научной конференции «Политико-правовые проблемы современного общества» (г. Саратов, 2009 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Роль молодежи в становлении социального и правового государства» (г. Саратов, 2010 г.), Международной научно-практической конференции «Политико-правовые технологии взаимодействия власти, общества и бизнеса в регионах» (г. Саратов, 2010 г.), межвузовской научно-практической конференции, посвященной 150-летию освобождения российского крестьянства от крепостного права, «Современная Россия: историческое наследие и взгляд в будущее» (г. Саратов, 2011 г.).

    Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 11 научных публикациях автора, в том числе 3 публикациях в научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации результатов диссертационных исследований по политическим наукам.

    Структура диссертационной работы обусловлена целью и задачами исследования и включает: введение, две главы, состоящих из четырех параграфов, заключение, список источников и использованной литературы. Структура диссертации реализует проблемно-логический принцип.

    Сетевой портал журнала «Полис»

    Ретроспектива

    В разделе «Экспертиза» представлены мнения ученых по различным проблемам в рамках политологического дискурса. Приглашаем посетителей портала ознакомиться с ними, а также высказать свое мнение в комментариях.

    11.02.2010г.
    А.Кива. Китай как древнейшая цивилизация и сосед России

    15.04.2009г.
    В.Федотова. Российский либерализм

    11.02.2009г.
    В.Сергеев. Мировой финансовый кризис

    15.01.2009г.
    М.Ильин. О финансовом и политическом кризисе

    10.12.2008г.
    Дж.Дьюи, Р.Нибур. Профили нового либерализма

    Ключевые слова

    Предложить свою тему

    Если Вы не нашли среди наших материалов экспертизы по тематике, интересующей лично Вас, но хотели бы увидеть их на нашем портале, напишите нам об этом!

    Политологическая экспертиза

    В разделе «Политологическая экспертиза» представлены записи лекций и рассуждений ведущих экспертов и ученых России, которые делятся своими мнениями о насущных проблемах нашей страны, мира, современной политики, экономики, общества и культуры.

    На сегодняшний день в разделе опубликованы:

    Выступление профессора, доктора политических наук Михаила Васильевича Ильина о о событиях на ближнем Востоке, газовом кризисе и причинах политической нестабильности в Европейском Союзе.

    Лекция-рассуждение главного научного сотрудника Института востоковедения РАН, д.и.н. Алексея Кивы о развитии китайской цивилизации, месте Китая в мировой политике и исторической специфике его отношений с Россией.

    Мысли д.и.н. Виктора Михайловича Сергеева о мировом финансовом кризисе, его корнях и особенностях.

    Тезисы д.ф.н. В.Пантина о проблемах политологии в России.

    Сборник статей Дж.Дьюи и Р.Нибура о демократии и либерализме.

    Соображения В.Федотовой о либерализме в России.

    Политическая экспертиза в контексте концепции информационного общества Текст научной статьи по специальности « Социология»

    Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Рыхлова Лариса Алексеевна

    Статья посвящена исследованию экспертного обеспечения процесса принятия политических решений в контексте концепции информационного общества , ставшей отражением качественно нового этапа общественного развития. Особое внимание уделено анализу сущности политической экспертизы , самой личности эксперта, а также его взаимоотношениям с политиками.

    Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Рыхлова Лариса Алексеевна,

    Текст научной работы на тему «Политическая экспертиза в контексте концепции информационного общества»

    ?ЛЛ Рыхлова. Политическая экспертиза в контексте концепции информационного общества

    Слово молодым политологам

    политическая экспертиза в контексте концепции информационного общества

    Саратовский государственный университет E-mail: [email protected]

    Статья посвящена исследованию экспертного обеспечения процесса принятия политических решений в контексте концепции информационного общества, ставшей отражением качественно нового этапа общественного развития. особое внимание уделено анализу сущности политической экспертизы, самой личности эксперта, а также его взаимоотношениям с политиками.

    Ключевые слова: информационное общество, экспертиза, политический процесс.

    Political Examination in the Context of the Information society’s Conception

    The paper discusses expert maintenance of process of acceptance of political decisions in a context of the information society’s concept, which have become the reflexion of qualitatively new stage of social development. Special attention is paid to the analysis of essence of the political examination, the person of the expert, and also its mutual relations with politicians.

    Key words: information society, examination, political process.

    Еще в середине прошлого столетия появились первые предпосылки формирования концепции информационного общества. Научно-техническая революция, результатом которой стало стремительное развитие электронно-вычислительной техники, ознаменовала собой начало глубинной перестройки основ мировой цивилизации. Проблема существования человечества в компьютеризированном, технологизированном мире и послужила толчком для появления концепции информационного общества.

    Многие исследователи, разрабатывающие концепцию информационного общества, неразрывно связывают его развитие с процессами демократизации политической системы. Однако, на наш взгляд, информатизация как один из элементов развития информационного общества не обязательно ведет к изменениям в политической системе, демократизации и развитию институтов политической экспертизы, в частности. Кроме того, многое зависит от конкретных общественно-политических условий, в которых протекают процессы информатизации.

    Чтобы разобраться в данной проблеме, для начала обратимся к концепции информационного общества.

    Смотрите так же:  Кто имеет право получать детскую кухню

    Существует большое количество подходов к определению информационного общества. В соответствии с широко распространенной теорией общественного развития историю человечества принято разделять на стадии по способу производства. Согласно данному подходу выделяют три типа общества: аграрное, индустриальное и постиндустриальное.

    Информационное общество некоторые исследователи определяют заключительной стадией постиндустриального общества, другие выделяют его в качестве отдельного этапа, следующей ступени общественно-экономического развития. На наш взгляд, информационное общество следует анализировать как одну из концепций постиндустриального общества. Соответственно эти понятия мы будем использовать в качестве синонимов.

    Несмотря на то что нет общепринятого определения понятия информационного общества, большинство исследователей признают, что существование данной концепции имеет под собой весомое основание.

    Информационное общество — это общество, где основным продуктом производства является информация, знания. Если на предыдущей стадии общественно-экономического развития человечества, в индустриальном обществе, главным ресурсом является капитал, то в постиндустриальном обществе информация и знания одновременно выступают в качестве основного ресурса и продукта.

    В современном мире могущество отдельного государства измеряется теперь не только военной и экономической мощью. Важнейшее значение приобретает информационный потенциал общества. Знания, информация во многих областях считаются едва ли не более сильной валютой, чем деньги.

    Другими словами, информация на современном этапе мирового развития превратилась в один из наиболее важных и мощных факторов общественно-экономического и политического развития.

    Многие исследователи в определении информационного общества исходят из того, что первичным показателем движения к нему является повсеместное развитие информационных компьютерных технологий. Безусловно, «возрастание доли информационных коммуникаций, продуктов

    © ЛА Рыхлова, 2010

    Известия Саратовского университета. 2010. Т. 10. Сер. Социология. Политология, вып. 1

    и услуг в валовом внутреннем продукте, создание глобального информационного пространства, эффективное информационное взаимодействие людей, их доступ к мировым информационным ресурсам»1 являются отличительными чертами развитого информационного общества. Однако с политологической точки зрения нас больше интересует общественно-политическая структура постиндустриального общества, которое можно также назвать обществом, основанным на знаниях.

    В соответствии с идеями Д. Белла, которого многие считают основоположником концепции информационного общества, осевым принципом построения общества, основанного на знаниях, является центральное положение теоретическое знания как оси, вокруг которой организованы новая технология, экономический рост и социальная структура общества. Центральными институтами в информационном обществе выступают университеты и исследовательские центры, где такое знание формируется2.

    Увеличение числа учреждений и людей, производящих знания, таким образом, тоже является признаком развития информационного общества.

    В данном контексте следует обратиться к анализу экспертного знания и его носителей как важной составной части концепции информационного общества, нашедшей отражение в большинстве современных теорий.

    Д. Бэлл в своей концепции, исследуя социальную структуру постиндустриального общества, большое значение придает экспертам, владеющим теоретическим знанием3.

    Ф. Уэбстер в своих размышлениях указывает на значимость участия в процессе принятия политических решений экспертов, способных построить теоретическую модель, предусматривающую все возможные последствия того или иного сценария развития событий4. Особенно важен институт экспертизы именно в политической сфере, где решения, имеющие глобальное значение, зачастую не отличаются дальновидностью.

    Другой теоретик информационного общества М. Кастельс, исследуя его общественно-политическое устройство, подчеркивает, что «за функционирование капитализма» теперь несет ответственность «экспертный информационный труд»5. И это новая социальная группа становится в обществе ключевой.

    В этой связи интересной также представляется разделяемая в общих чертах М. Кастельсом идея Р. Райха о «символических аналитиках», основанная на тезисе о наличии «глобальных сетей» и «глобальной паутины»6.

    В рамках так называемой «глобальной сети» эксперты — это хорошо образованные и квалифицированные люди, которые не имеют прямого отношения к управлению, их не интересуют бюрократические тонкости. Их интерес и внимание привлекает в первую очередь проект, над которым они работают, независимо от заказчика.

    В соответствии с концепцией автора неотъемлемой характеристикой эксперта являются нравственные принципы, ориентированные на объективность, независимость, беспристрастность, поиск оптимального варианта решения поставленной задачи. Гарантируется моральный аспект по большей мере принадлежностью к так называемой «глобальной сети», сообществу коллег, работающих по всему миру.

    Концепция информационного общества находит свое отражение и в трудах российских ученых, в которых также большое значение придается так называемым производителям знания, к их числу относятся эксперты.

    Так, например, О.Н. Бочарова, раскрывая сущность постиндустриальной экономики, дает свое определение обществу, основанному на знаниях. В соответствии с ее идеей это прежде всего такое общество, в котором социальное и экономическое развитие страны детерминируется наукоемкими технологиями, инновационной направленностью и уровнем интеллектуального развития7.

    В информационном обществе складывается совершенно иная социальная структура. Стратификация социума происходит уже не на основе владения материальной собственностью, а по критерию обладания информацией, знаниями или доступа к ним.

    В обществе, основанном на знании, образуется новая социальная группа — производители знания8, появление которой является основой для формирования своеобразной системы управления.

    Происходит генерирование новой интеллектуальной технологии, применение которой становится важнейшим элементом процесса принятия политических решений. Используя новейшие математические методы, основанные на компьютерном линейном программировании (цепях Маркова), становится возможным активное применение моделирования, разработки сценариев, системного анализа для выявления оптимальных способов разрешения общественно значимых проблем9. Эксперты, занятые в этих процессах, приобретают все большое значение в обществе, построенном на знании.

    Эксперты — производители знания в информационном обществе. В контексте общественного развития они приходят на смену интеллектуалу-универсалу. Специалист в конкретной области становится более востребован, нежели всесторонне развитый интеллектуал, не имеющий узкой специализации.

    Особую роль в жизни общества производители специализированного знания приобретают, включаясь в процесс принятия политических решений посредством их экспертного обеспечения.

    В данном контексте большое значение приобретает экспертиза, которая в первую очередь направлена на выявление гуманитарных послед-

    122 Научный отдел

    Л.Л Рыхлова. Политическая экспертиза в контексте концепции информационного общества

    ствий принимаемых решений. Ее можно определить как гуманитарную экспертизу, через которую и происходит включение производителей знания в политический процесс.

    Существуют некие общепринятые требования, предъявляемые к экспертному обеспечению процесса принятия политических решений. Оно должно носить «комплексный и междисциплинарный характер, интегративно соотносящий и сводящий воедино психологические, этические, культурологические, социальные, политические аспекты»10.

    Экспертиза как процесс включает в себя следующие этапы: диагностика, интерпретация, прогноз, рекомендации. В процессе принятия политических решений она носит прогнозно-проективный характер. Первоочередная задача экспертизы — сформулировать оптимальный вариант решения проблемы с учетом возможных последствий.

    Однако следует подчеркнуть, что все вышеперечисленные характеристики экспертного обеспечения процесса принятия политических решений в контексте концепции информационного общества вряд ли мы встретим в реальной политической практике. Человеческий фактор, неотъемлемо присутствующий в процессе экспертного обеспечения политики, вносит свои коррективы. Перед каждым экспертом изначально стоит выбор между объективностью и независимостью и экономической выгодой. В современных условиях, когда знание воспринимается как товар, происходит меркантилизация знания, эта проблема становится особенно актуальной. Кроме того, меняется критерий измерения ценности знания, которая теперь все чаще определяется не его истинностью, а практической значимостью, перформативно стью11.

    В данном контексте уделить внимание следует и проблемам взаимоотношений эксперт-политик, которые связаны с тем, что у них принципиально разные функции и мера ответственности.

    Главная задача эксперта, прежде всего, четко изложить свое понимание анализируемой ситуации, а затем сформулировать варианты ее решения и свои предложения, либо рекомендации. Причем эксперт всегда свободен в своих суждениях. На нем не лежит ответственность за принимаемые решения. В худшем случае он рискует потерять репутацию грамотного специалиста, однако эксперт всегда имеет право на ошибку. Профессия политика же предполагает умение принимать взвешенные политические решения, учитывающие все обстоятельства. При этом, в отличие от экспертов, политики несут полную ответственность за принимаемые решения и права на ошибку не имеют.

    Осложняет процесс принятия политических решений еще и тот факт, что свои рекомендации политикам направляют множество экспертов. Причем их сценарии развития событий могут

    быть совершенно разными, зачастую противоположными. Политик, оказываясь перед выбором, из множества различных предложений и рекомендаций, к сожалению, далеко не всегда делает оптимальный выбор. Часто бывает так, что чиновники изначально выбирают из поступающих от экспертов рекомендаций те предложения, которые им больше импонируют и подтверждают их собственный вариант решения проблемы, выбранный еще до проведения экспертизы12.

    Смысл экспертной деятельности заключается в формировании общего коммуникационного поля, где постепенно может выкристаллизоваться общее понимание ключевых проблем13.

    Таким образом, информационное общество стало одной из концепций, используемых для описания качественно нового этапа общественного развития.

    Говорить о том, что все человечество уже вступило в новую эпоху информационного общества, безусловно, не приходится. В соответствии с вышеназванными характеристиками лишь некоторые развитые страны можно условно отнести к таковым.

    Анализируя общественно-экономическое развитие российского общества, можно прийти к выводу, что мы находимся еще где-то на стадии индустриального общества. Можно отметить процесс активного роста рыночных структур, характерный для данного этапа.

    Процессы информатизации и компьютеризации в той или иной степени свойственны и для России. Однако, на наш взгляд, информатизация не являются гарантией перехода к информационному обществу со всеми его атрибутами в соответствии с идеями вышеназванных авторов. Другими словами, распространение информационных компьютерных технологий в обществе не означает параллельного развития сферы публичной политики, в частности политической экспертизы.

    Россия может занять достойное место в ряду стран-производителей интеллектуального продукта, несмотря на значительные потери, связанные с институциональной неразберихой последнего десятилетия, длительным отсутствием законодательства по защите интеллектуальной собственности и «утечкой умов». Однако экстраполяция институтов экспертного обеспечения политики с западных образцов вряд ли даст положительные результаты, тем более что и в западном экспертном сообществе существуют свои противоречия, о которых не стоит забывать, заимствуя их институциональные образцы.

    1 Бочарова О.Н. Сущность построения постиндустриальной экономики // Вестн. Тамбов. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. 2008. № 8. С. 317.

    2 См.: Фомина В.Н. Белл Даниэл // Социологическая энциклопедия: В 2 т. М., 2003. Т. 1. С. 89.

    3 См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. М., 1999. С. 374.

    4 См.: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004. С. 74.

    7 См.: Бочарова О.Н. Указ. соч. С. 316.

    8 См.: Еляков А. Современное информационное общество // Высшее образование в России. 2001. N° 4. С. 80.

    удк [355+323] (470+571)

    силовые структуры и публичная в современной россии

    Саратовский государственный университет E-mail: [email protected]

    в данной статье рассматривается роль силовых структур в публичной политике современной россии. Автор последовательно анализирует ключевые составляющие публичного политического статуса «силовиков» и делает вывод о значимости силовых структур в политических процессах в стране. Ключевые слова: силовые структуры, силовики, публичная политика.

    Powers structures and Public Policy in Modern Russia D.E. Petrov

    This article discusses the role of the power structures in the public policy of modern Russia. The author successively examines the key components of public political status of «siloviks» and concludes on the importance of power structures in Russia’s political process. Key words: power structures, siloviks, public policy.

    Политическое влияние силовых структур сегодня продолжает оставаться одной из наиболее актуальных проблем политологических исследований в нашей стране. Традиционно «силовики» представляются как теневые акторы политики1, в то время как их потенциал в публичной сфере оценивается сравнительно невысоко. Вместе с тем армия, милиция и спецслужбы являются объективно встроенными в публичную политику, которую в рамках данной статьи мы будем определять как сферу борьбы за государственную власть и сопутствующие ей ресурсы, вольно или невольно открытую для неограниченного числа лиц и постоянно находящуюся в поле зрения СМИ и общества в целом2.

    Положение силовых ведомств в публичной политике современной России формируется несколькими основными компонентами: электоральным потенциалом, позиционированием в спектре

    10 Тульчинский Г.Л. Гуманитарная экспертиза как социальная технология // Вестн. Челяб. гос. академии культуры и искусств. 2008. № 4 (16). С. 47.

    11 См.: Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Пер. с фр. Н.А. Шматко. М.; СПб., 1998. С. 160.

    12 См.: Загорский А. Экспертное сообщество и внешнеполитический истеблишмент // Pro et Contra. 2003. Т. 8, № 2. С. 12.

    13 См.:МакарычевА. Проектные сети, трансферт знаний и идея «обучающегося региона» // Там же. С. 41.

    общественного мнения, представленностью в парламентских структурах и ролью в подавлении гражданских волнений.

    Электоральный потенциал силовых структуру в контексте публичной политики определяется общей численностью представителей сектора безопасности и степенью осознания ими своих интересов как социально-профессиональной группы, уровнем развития их корпоративной идентичности. При этом точно определить численность служащих силовых структур и работников военно-промышленного комплекса на текущий момент довольно сложно прежде всего в силу закрытости многих данных от широкой общественности. В таком случае ссылаться на официальные документы затруднительно, приходится обращаться к вторичным источникам.

    В частности, А. Солдатов на 2003 г. оценивает общую численность личного состава силовых структур в 5 млн человек3. В то время как Г. Мирский за 7 лет до него определял общую численность только военного электората (включая военных пенсионеров, работников ВПК и членов их семей) в 5-8 млн4. Примерно в таких же цифрах можно оценить и электоральную численность представителей МВД РФ. Согласно данным «Российской газеты» на ноябрь 2006 г. численность МВД РФ составляет 821 268 человек (без внутренних войск), а численность внутренних войск — 200 000 человек, что в сумме 1 021 268 человек5. С учётом ведомственных пенсионеров и правоспособных в избирательном отношении членов семей численность «милицейского» электората может достигать 5 млн человек. В целом, по самым скромным подсчетам, вместе с семьями военные и отставники, работники «оборонки» и правоохранительных органов составляют 15-20 млн человек6.

    Оставьте комментарий