Наследование верховный суд

Верховный Суд РФ уточнил правила наследования жилья

Автор: Наталия Пластинина

Верховный Суд РФ уточнил правила наследования жилья: гражданин, принявший наследство, считается собственником имущества вне зависимости от факта и времени госрегистрации прав на него 1 .

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ на примере одного из дел постановила, что наследник, вселившийся в обещанную ему квартиру или проживавший в ней, обладает правом собственности.

Предметом спора, который разбирал Верховный Суд РФ, стала трехкомнатная квартира, оставшаяся после смерти гражданина. На нее оказалось три претендента: взрослая дочь от предыдущего брака, несовершеннолетний сын от нового брака и отец умершего. Взрослая дочь, объявив себя единственной наследницей, получила от нотариуса свидетельство о праве собственности на квартиру и зарегистрировала свое право собственности на нее в Росреестре. Отец и несовершеннолетний сын умершего за наследством не обращались, но вскоре мать ребенка обратилась в районный суд с просьбой признать его право собственности, и суд с этим требованием согласился. Однако городской суд, куда взрослая дочь умершего подала апелляцию, отменил это решение и принял новое — отказать матери несовершеннолетнего наследника в регистрации права собственности, поскольку она не представила доказательств того, что ребенок принял наследство отца после его смерти. Судья сослался также на истечение сроков исковой давности.

Верховный Суд РФ по жалобе матери ребенка пересмотрел дело и вынес решение в его пользу. Дело в том, что, согласно ГК РФ, для приобретения наследства его надо принять. Гражданин, принявший наследство, считается собственником имущества вне зависимости от факта и времени госрегистрации прав на него. При этом быть прописанным в доставшейся ему недвижимости наследнику не обязательно, уточнила судебная коллегия. Главное — подтвердить факт проживания вместе с наследодателем справкой о совместном проживании, выпиской из домовой книги или лицевого счета. По мнению Верховного Суда РФ, ребенок принял наследство и стал собственником спорного имущества с момента открытия наследства, а получать свидетельство о праве на наследство не является его обязанностью.

Наследница, оформившая квартиру на себя, настаивала на том, что срок исковой давности несовершеннолетним наследником пропущен. Однако согласно ст. 196 и 200 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В ст. 208 ГК РФ сказано, что исковая давность не распространяется на требования, касающиеся нарушения прав. В этом случае срок начинается с момента, когда гражданин узнал или должен был узнать о записи в ЕГРП.

Таким образом, суд должен был рассматривать иск матери несовершеннолетнего наследника как требование об устранении нарушений прав ребенка. А на такие права исковая давность не распространяется. Верховный Суд РФ постановил пересмотреть апелляцию, поданную взрослой дочерью умершего собственника квартиры.

Комментарий Пластининой Н.В.

Немного необычное развитие событий в обыденной ситуации наследования имущества за умершим гражданином, не оставившим завещания. Как правило, все наследники спешат заявить нотариусу о своем праве на наследство, и после истечения соответствующего полугодового срока, нотариус каждому выдает свидетельство о праве на наследство. Исходя из привычной практики, практически не вызывал сомнений тот факт, что наследник, знавший о смерти наследодателя, но по своей вине пропустивший срок на подачу заявления нотариусу, прав на наследство не получает.

Временем открытия наследства является момент смерти гражданина (ст. 1114 ГК РФ). Согласно ч. 1 ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. В споре, рассмотренном Верховным Судом РФ, всем наследникам первой очереди была известна дата открытия наследства. То, что кроме дочери наследодателя, никто из них больше не обратился к нотариусу, по сути, является их собственной волей, направленной на непринятие наследства. Однако, поскольку речь в споре шла о правах и интересах несовершеннолетнего, суд первой инстанции сказал, что на день открытия наследства мальчик в силу своего возраста не мог понимать важность установленных законом требований — своевременно принять наследство. А то, что его мать вовремя не спохватилась, не должно сказываться на интересах ребенка как наследника.

Основными аргументами в споре со стороны истца стали:

— фактическое принятие наследства (продолжение проживания в наследуемой квартире, оплата содержания жилья и коммунальных услуг),

— необязательность в силу ГК РФ регистрации прав собственности для подтверждения принятия в наследство спорной квартиры,

— нераспространение сроков исковой давности, установленных ст. 196 ГК РФ на указанный случай спора, а необходимость применения п. 1 ст. 199 ГК РФ о том, что т ребование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исходя из положений ст. 1153 ГК РФ, наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение им или когда он подал нотариусу заявление о принятии наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства. Если не доказано иное, признается, что наследник принял наследство, если он совершил действия, показывающие, что он вступил в управление наследственным имуществом.

В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных статьей 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом. При этом такие действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами. Указанные действия должны быть совершены в течение срока принятия наследства, установленного статьей 1154 ГК РФ (см. п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Следуя логике Верхового Суда РФ, при наличии нескольких реальных наследников, часть из которых не обратилась за выдачей свидетельства о наследстве, получение иными наследниками свидетельства на квартиру (иное имущество) вовсе не означает бесспорность их владения в будущем. Вполне возможно, что через много лет (с учетом того, что гражданин считается несовершеннолетним до 18 лет) право собственности на наследственное имущество (его часть) вполне себе успешно может быть оспорено…

Пример «ловушки» для наследника: наследодатель, проживавший в Москве, оставил после себя наследство в виде дорогостоящей квартиры. Единственным наследником, который и получил свидетельство о наследстве, стал его совершеннолетний сын, проживавший во Владивостоке. В квартире осталась проживать гражданская жена (брак не был оформлен) наследодателя со своим несовершеннолетним сыном, с которой наследник достиг договоренности о том, что они останутся проживать в квартире до решения наследника о ее продаже за счет того, что будут оплачивать все коммунальные и налоговые платежи. Оформив на себя право собственности на квартиру, сын убыл по месту жительства и службы (наследник служил моряком дальнего плавания) в г. Владивосток. По долгу службы, образа жизни и иным причинам наследник в течение многих лет в Москву не наведывался.

После завершения службы моряк решил продать унаследованную квартиру, однако по прибытии для этой цели в Москву наследник обнаружил… нового наследника квартиры, коим оказался сын наследодателя, матерью которого явилась гражданская жена наследодателя. Оказалось, что родство сына с наследодателем не афишировалось в силу личных мотивов, но по прошествии лет данные мотивы отпали.

С учетом появившейся практики Верховного Суда РФ, с учетом обстоятельств описанной ситуации, думаю, новому наследнику несложно будет доказать свое право на наследство, несмотря на прошедшие годы со дня смерти наследодателя-отца.

Ведь позиция Верховного Суда РФ ясна: если человек считает себя собственником и владеет имуществом, а оно зарегистрировано на другого, то он вправе пойти в суд с иском о признании за ним прав собственности. И такой иск надо удовлетворить, если гражданин докажет, что у него подобные права есть. В описываемом случае и примере из практики мальчик фактически принял наследство, потому как в спорной квартире жил. Поэтому суд должен был рассматривать иск его матери как требование об устранении нарушений прав ребенка. А на такие права исковая давность не распространяется.

Получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника , поэтому отсутствие такого свидетельства не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления по спору о наследстве (статья 134 ГПК РФ), возвращения такого искового заявления (статья 135 ГПК РФ) или оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ) (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

Выводы (увы, неутешительные):

1) Последняя практика Верховного Суда РФ может спровоцировать всплеск споров по наследству нового формата — по искам запоздалых, скрытых, несовершеннолетних наследников, вдруг осознавших свое право на наследство. При этом они всегда будут признаваться невиновными в пропуске срока на обращение за принятием наследства, срока исковой давности, так как «ребенок в силу своего возраста не может понимать важность установленных законом требований и своевременно принять наследство, а бездействие матери/отца ребенка не должно сказываться на интересах ребенка как наследника».

2) Исходя из анализа практики, многие вообще будут пренебрегать процедурой принятия наследства через подачу заявления нотариусу, предпочитая просто фактически вступить в наследство, содержать унаследованное имущество как свое в течение длительного времени. А потом просто обращаться в суд с требованием о признании права собственности на имущество. Так, в общем-то, и дешевле будет…

3) По сути, теперь избежать риска возникновения запоздалого спора с внезапно появляющимися наследниками могут следующие действия наследников, получивших свидетельство о праве на наследство и оформивших право собственности на наследуемое имущество в установленном законом порядке:

— срочная продажа унаследованного имущества, даже в ущерб своим материальным интересам (в том числе в виде уплаты налога),

— собственное вселение в унаследованную квартиру, или собственноручная обработка унаследованного земельного участка (с целью не дать принять данное наследство фактически иным лицам, впоследствии претендующими на признание их наследниками).

С учетом того, что споров по наследству всегда очень много в практике судов, думается, последний прецедент, рассмотренный Верховным Судом РФ, лишь увеличит их количество, равно как и даст повод не вполне добросовестным родственникам наследодателей отстаивать свои интересы много после истечения срока на принятие наследства, установленного законом.

Новая судебная практика по вопросам принятия наследства на примере рассмотренных гражданских дел ВС РФ

thodonal / Depositphotos.com

Верховный Суд Российской Федерации в начале этого года рассмотрел несколько гражданских дел, затрагивающих вопросы урегулирования принятия наследства и наследственного имущества. В ходе их разрешения ВС РФ уделил внимание положениям, касающимся исполнения обязательства в полном объеме в пользу наследников умершего кредитора, выделения супружеской доли при признании брака недействительным и оформления права собственности на объекты недвижимости при отсутствии правоустанавливающих документов. Далее более подробно остановимся на каждом определении Судебной коллегии ВС РФ по этим гражданским делам.

Обязательства по договору займа исполняются в пользу наследников кредитора

ВС РФ согласился с позицией суда первой инстанции и отменил определение суда апелляционной инстанции, указав, что при неисполнении обязательств по выплате денежных средств организацией-должником в случае смерти кредитора она обязана выплатить долг его наследникам (ст. 309-310, подп. 1 п. 1 ст. 387, п. 1 ст. 1110, ст. 1112 Гражданского кодекса).

Обстоятельства данного дела заключались в следующем. Супруга умершего мужа обратилась в суд для взыскания денежных средств с организации на основании договоров уступки права требования (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 15 января 2020 г. № 9-КГ18-20). В соответствии с ними первоначальный кредитор передал мужу истицы права требования возврата займа у организации на сумму более 11 млн руб. Данное обязательство при его жизни исполнено не было. Истица пояснила, что направляла в адрес организации претензию с требованием вернуть долг ей, как наследнице. В свою очередь должник в своем ответе указал, что согласен с требованием, но финансовое положение организации не позволяет выплатить долг.

Суд первой инстанции исковое заявление супруги умершего кредитора удовлетворил, несмотря на то, что организация-должник обращалась с ходатайством об отложении рассмотрения дела в связи с проведением переговоров между сторонами по поводу порядка погашения долга (решение Володарского районного суда Нижегородской области от 21 ноября 2017 г. по делу № 2-1001/2017). Свой отказ в удовлетворении ходатайства районный суд мотивировал тем, что такого же ходатайства не последовало от истицы и заключение мирового соглашения возможно на любой стадии процесса, кроме того, она отрицала наличие указанных переговоров.

Смотрите так же:  Иск по вступлению в наследство по вкладам

Свою позицию при вынесении решения в пользу истицы он обосновал следующим образом:

  • право требования по обязательству перешло к истице, как супруге наследодателя, в результате универсального правопреемства в правах кредитора (подп. 1 п. 1 ст. 387 ГК РФ);
  • обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями закона (ст. 309 ГК РФ);
  • односторонний отказ от исполнения обязательства и изменение его условий не допускается (ст. 310 ГК РФ);
  • наследуемое имущество переходит к другим лицам в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (п. 1 ст. 1110 ГК РФ);
  • в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ).
  • Но суд апелляционной инстанции решение отменил и отказал в удовлетворении исковых требований (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 апреля 2018 г. по делу № 33-3184/2018). Он сослался на отсутствие спора между сторонами, так как организация задолженность перед истицей не оспаривала и изъявила желание провести переговоры между сторонами относительно достижения согласия по условиям мирового соглашения. Суд апелляционной инстанции указал, что организация была лишена такой возможности путем отказа в удовлетворении ходатайства об отложении слушания.

    ВС РФ не согласился с доводами суда апелляционной инстанции, так как не были приведены мотивы для отказа в удовлетворении заявленных требований. Судебная коллегия отметила, что факт неисполнения обязательства оставлен без внимания и правовой оценки, а иного способа получения своих денежных средств с должника, кроме как по решению суда, у истца не имелось. Кроме того, ВС РФ указал на необходимость надлежащего исполнения обязательства – передачи денежных средств по договору займа наследнику кредитора, соответственно, отсутствие денежных средств у должника или тяжелое материальное положение не могут нарушать законные права первого.

    Таким образом, определение апелляционной инстанции было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

    Право собственности на земельный участок можно зарегистрировать при отсутствии правоустанавливающих документов

    ВС РФ указал, что земельный участок предоставляется лицу на праве собственности, если в соответствии с федеральным законом нет ограничений для этого, даже при отсутствии правоустанавливающих документов.

    Обстоятельства рассматриваемого дела заключались в следующем. В 1991 году дяде истца решением исполнительского комитета сельского совета народных депутатов был выделен земельный участок под огород без права возведения на нем каких-либо строений (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 15 января 2020 г. № 33-КГ18-11). В 2014 году он завещал все принадлежащее ему имущество племяннице. После его смерти нотариус отказал заявителю в оформлении наследственных прав на земельный участок в связи с тем, что право собственности наследодателя на него не зарегистрировано в Росреестре, и отсутствуют требуемые сведения в кадастровой палате.

    Разрешая спор, суд первой инстанции отметил, что границы земельного участка не установлены, категория земель отнесена к землям населенных пунктов, а вид разрешенного использования – под огород (решение Приозерского городского суда Ленинградской области от 15 ноября 2017 г. по делу № 2-1347/2017). Кроме того, он размещен в 25 м от береговой линии, частично в пределах прибрежной защитной полосы и частично в водоохранной зоне водоема. С учетом законодательства, действующего на момент возникновения спорных отношений, земельный участок не выделялся наследодателю на каком-либо праве, а закреплялся по факту пользования без указания целевого использования. Суд первой инстанции пришел к выводу, что земельный участок был предоставлен во временное пользование и не предусматривал возведение на нем жилых, постоянных строений. Поэтому, несмотря на длительное пользование указанным участком, не возникает права собственности на него.

    Суд апелляционной инстанции согласился с данной позицией, указав, что в качестве самостоятельных видов в 1991 году в соответствии со ст. 47 Земельного кодекса РСФСР признавалось как постоянное, так и временное пользование земельными участками (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 14 февраля 2018 г. по делу № 33-843/2018). Так, земельные участки для коллективного и индивидуального огородничества, сенокошения и выпаса скота предоставлялись местными Советами народных депутатов из земель запаса в аренду, а предприятиями, учреждениями и организациями – во временное пользование (ч. 1 ст. 68 Земельного кодекса РСФСР). Кроме того, областной суд отметил, что на спорном земельном участке могли располагаться огород для выращивания различных культур и временные постройки индивидуального или общего пользования для отдыха, хранения огородного инвентаря и укрытия от непогоды (ч. 2 ст. 68 Земельного кодекса РСФСР). На основании этого суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что земельный участок предоставлен наследодателю именно во временное пользование, в установленном законом порядке право постоянного бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения у него не возникло, в связи с чем оснований для признания за истцом права собственности на спорный земельный участок в порядке наследования не имеется.

    ВС РФ не согласился с позицией судов первой и апелляционной инстанций, отметив, что в материалах дела отсутствуют сведения о виде права, на котором он был предоставлен родственнику истца. Суд указал, что спорный земельный участок мог быть передан Советами народных депутатов умершему в соответствии с их компетенцией в пользование, пожизненное наследуемое владение и собственность (ст. 6 Земельного кодекса РСФСР).

    ВС РФ обратил особое внимание на положения, действующие в отношении земельного участка:

    • если он предоставлен до введения в действие Земельного кодекса РФ (до 09 ноября 2001 года – прим. ред.) для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного строительства или ИЖС на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, то гражданин вправе зарегистрировать право собственности на него, если не предусмотрено иное (п. 9.1 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации»? далее – Закон № 137-ФЗ);
    • если в правоустанавливающих документах на земельный участок, предоставленный для личных целей, не указано право, на котором он предоставлен, или невозможно определить вид этого права, то он считается предоставленным гражданину на праве собственности, если не предусмотрено иное (абз. 2 п. 9.1 ст. 3 Закона № 137-ФЗ).
    • Однако, по мнению ВС РФ, оба положения не были рассмотрены судами первой и апелляционной инстанций в качестве юридически значимых. Таким образом, Суд отменил решения районного и областного судов, направив дело на новое рассмотрение, в связи с необходимостью установить: имеются ограничения для предоставления спорного земельного участка в частную собственность, или нет.

      В случае признания брака недействительным супруг имеет право на получение доли в наследстве

      ВС РФ указал, что если при признании брака недействительным в судебном порядке не рассматривался вопрос о признании права на получение содержания, разделе имущества, приобретенного совместно, то это не лишает заявителя права обратиться с исковым заявлением для признания данных требований. При этом при рассмотрении дела необходимо учитывать все обстоятельства и добросовестность истца.

      Обстоятельства данного дела заключались в следующем. Заявитель обратилась с исковым заявлением о признании права на супружескую долю, на доли в праве собственности на квартиры и автомобиль в порядке наследования по закону (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 15 января 2020 г. № 23-КГ18-5). Супруги заключили брак в 2006 году. В период брака у них родились двое детей, были приобретены жилые помещения и транспортное средство. В 2015 году супруг умер. Однако брак между истцом и супругом был признан недействительным в связи с тем, что на момент его заключения супруг находился в зарегистрированном браке с другим лицом. Считая себя добросовестной супругой, истица просила выделить ей супружескую долю имущества, приобретенного до признания брака недействительным. Помимо этого истица просила выделить 1/7 доли в праве собственности на наследственное имущество совместным детям с учетом других наследников.

      Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, признав за истицей 1/2 доли в наследуемом имуществе и 1/7 доли за другими наследниками. Удовлетворяя исковые требования, районный суд исходил из того, что она является добросовестной супругой, поскольку не знала и не могла знать о нахождении мужа в браке в другим лицом. Так, из представленных материалов дела следовало, что в рукописном экземпляре с подписями обоих брачующихся имеются сведения о предоставлении супругом свидетельства о расторжении брака с другой женщиной. Копия актовой записи о повторном браке с другой женщиной была предоставлена только после смерти наследодателя при открытии наследственного дела. Таким образом, судом первой инстанции был принят во внимание довод истца об отсутствии у нее сведений о наличии у умершего другого зарегистрированного брака с иным лицом. Соответственно, она обладает правом на супружескую долю в имуществе, приобретенном в период брака (п. 2 ст. 30 Семейного кодекса РФ).

      Однако апелляционным определением решение суда первой инстанции было отменено, а истцу отказано в выделении супружеской доли, только за детьми признано право наследования (апелляционное определение Верховного Суда Чеченской Республики от 22 февраля 2018 г. по делу № 33-49/2018). Суд апелляционной инстанции указал на то, что при признании брака недействительным не возникли права и обязанности между супругами, которые бы повлекли за собой право на получение от другого супруга содержания и раздела имущества (п. 4 ст. 30 Семейного кодекса РФ). В связи с этим истец не обладает правами на супружескую долю имущества, зарегистрированного на имя умершего. Кроме того, признание брака недействительным исключает лицо, состоявшего в браке с наследодателем (в том числе добросовестного супруга), из числа наследников первой очереди по закону (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»).

      С данной позицией не согласился ВС РФ, который указал, что признание супруги добросовестным лицом, нуждающемся в предоставлении содержания, а также решение вопроса о разделе совместно нажитого имущества при признании брака недействительным является правом, а не обязанностью суда. По его мнению, если нижестоящий суд не установил эти факты, то это не запрещает лицу, считающему себя добросовестным супругом, обратиться в суд с самостоятельными требованиями о признании права на получение содержания, разделе имущества, приобретенного совместно до признания брака недействительным. При этом отсутствует требование о рассмотрении спора о разделе имущества исключительно одновременно с требованием о признании брака недействительным. Решение суда первой инстанции, по мнению ВС РФ, не содержит указания, что при признании брака недействительным заявлялось требование о разделе общего имущества. Кроме этого, судом апелляционной инстанции не проверялись обстоятельства о нахождении супруга истца в зарегистрированном браке с другой женщиной.

      Таким образом, ВС РФ отменил апелляционное определение, а дело направил на новое рассмотрение.

      На основе рассмотренных дел ВС РФ можно отметить, что судебная коллегия подчеркивает уже устоявшиеся принципы и нормы в части принятия наследства, как например, принятие наследниками на день открытия наследства имущества, в том числе имущественных прав и обязанностей. Примечательной является позиция ВС РФ о возможности признания права собственности на земельный участок при отсутствии правоустанавливающих документов, при наличии лишь решения органа местного самоуправления о передаче данного земельного участка лицу под огород. Кроме того, Суд посчитал добросовестным супруга, брак которого был признан недействительным, для выделения супружеской доли при принятии наследства.

      ВС решил, что наследует гражданская жена

      Пенсионерка Самира Кубаева* добивалась, чтобы суд признал ее наследницей Романа Щеглова*, потому что они жили вместе и он ее обеспечивал. Она подала иск к двум другим наследницам Щеглова, в том числе к его матери. В заявлении Кубаева написала, что была «гражданской женой» умершего, жила с ним одной семьей 12 лет и находилась на его иждивении. Ее пенсия была значительно меньше, чем у него (8620 руб. против 21 318 руб.). Поэтому именно Щеглов оплачивал содержание квартиры, питание и медикаменты, утверждала Кубаева.

      Два суда проверили эти доводы и включили истицу в число наследников. Они учли, что Кубаева была нетрудоспособной на момент смерти наследодателя, а он получал пенсию значительно больше, чем она, и оказывал ей «систематическую помощь». Кроме того, суды приняли во внимание слова матери умершего, которая называла истицу «гражданской супругой» сына.

      Иного мнения оказался Верховный суд. Нижестоящие инстанции не проверили, откуда Кубаева получала деньги на жизнь. Они лишь ограничились фактами, что она жила вместе с Щегловым и ее пенсия была значительно меньше, чем у него. Но это еще не значит содержание. Поэтому суды должны были узнать, была ли его материальная помощь в последний год жизни наследодателя «постоянным и основным источником средств к существованию истицы», отмечается в определении № 73-КГ19-3.

      Найти, откуда деньги

      В акте Верховного суда говорится, что некоторые обстоятельства дела не получили оценки от судов. В частности, Кубаева указывала, что имела дополнительный заработок, но эти слова остались без внимания. Суды упустили и то, что Щеглов передал банковские карты другому лицу, которое закупало для него продукты, лекарства и другие необходимые вещи. Этот человек не получал от Щеглова указаний помогать Кубаевой, отметил Верховный суд. В итоге он направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

      По словам партнера ЕМПП ЕМПП Федеральный рейтинг II группа Рынки капиталов II группа Семейное/Наследственное право IV группа Арбитражное судопроизводство ? Анны Артамоновой, ВС отметил, что суды должны тщательно оценивать доказательства и их достаточность, верно распределять бремя доказывания, помогать сторонам получать доказательства. «Сожительница или гражданская супруга могла свою пенсию хранить на счёте, а жить за счёт наследодателя», – приводит пример юрист.

      Иждивенцы – особая группа наследников, признает Артамонова. Если их признают суды, то это скорее исключение, говорит она. По словам Екатерины Ильиной из DS Law DS Law Федеральный рейтинг II группа Семейное/Наследственное право IV группа Интеллектуальная собственность ? , обстоятельства фактических семейных отношений не играли здесь роли. Чтобы подтвердить иждивение, суду надо было изучить факты проживания и содержания, причем второй – самый сложный в доказывании, отмечает Ильина. По словам Артамоновой, сложнее всего, когда иждивенцу регулярно давали наличные деньги, ведь редко кто составляет расписки в таких ситуациях.

      Верховный суд рассказал, что избавит от кредита в наследство

      Капитолина Рязанцева* в 2013 году и в начале 2014 года взяла в Сбербанке краткосрочные потребительские кредиты на общую сумму 79 000 руб. под 22% годовых. Их застраховали по риску болезней и смерти в страховой компании «Кардиф», а выгодоприобретателем указали Сбербанк. Уже в ноябре 2014-го Рязанцева умерла, а долги остались. Две ее дочери направили в «Кардиф» уведомление о страховом случае, но компания ответила, что для выплаты страховой суммы в 139 000 руб. нужно заявление Сбербанка, ведь именно в его пользу был заключен договор.

      Не приняли наследство

      Долги Рязанцевой были проданы, а в 2016 году их получил «Центр альтернативного финансирования». Он решил заявить иск к дочерям умершей как наследницам. Они против иска возражали: утверждали, что не принимали наследство и напоминали, что риск смерти был застрахован.

      Первая инстанция отклонила требования и напомнила, что страховая выплата по договору причитается банку. Иного мнения оказалась апелляция, которая взыскала с дочерей 90 299 руб. по кредитам. Воронежский областной суд решил, что ответчицы фактически приняли наследство, а значит, должны отвечать по долгам Рязанцевой. Он пришел к такому выводу из-за того, что дочери проживали в одном доме с матерью на момент ее смерти и, кроме того, сообщили в страховую компанию о наступлении страхового случая. Они и не отказывались от наследства у нотариуса, отмечается в постановлении по делу № 33 – 3651.

      Ошибки областного суда исправил Верховный суд. Дочери Рязанцевой действительно были зарегистрированы с ней в одном доме, но в разных квартирах. Других доказательств, что они фактически приняли наследство, нет, а значит, вывод апелляции необоснованный, говорится в определении № 14-КП8-59. Обращение в страховую компанию тоже не подтверждает этого факта, ведь дочери не требовали, чтобы страховую премию выплатили именно им, отметила гражданская коллегия.

      Апелляция никак не высказалась о договоре страхования, который учла первая инстанция, отказывая в иске. А ведь страховой случай наступил: заёмщица умерла. «Кардиф» отказался выплачивать возмещение без заявления Сбербанка, в пользу которого был заключен договор. Апелляция в этих обстоятельствах не разбиралась, не изучала договоры страхования и цессии и не определила, кому в действительности полагается страховая выплата. Такие задачи поставил ВС перед областным судом, отправляя дело на пересмотр.

      Подумать о долгах заранее

      Страхование жизни при кредитовании – неплохой способ освободить наследников от долгов наследодателя, говорит Ольга Ваганова из DS Law DS Law Федеральный рейтинг II группа Семейное/Наследственное право IV группа Интеллектуальная собственность ? . Она рекомендует сообщать родственникам о заключении такого договора, а также о том, что банк после страхового случая не сможет требовать возврата долга из наследственной массы. Задача наследников – своевременно проинформировать банк и страховую компанию о смерти должника, говорит руководитель практики наследования UFG Wealth Management Екатерина Маркова.

      Ваганова советует внимательно изучать договор страхования, чтобы понять, что именно является страховым случаем. В большинстве случаев к ним не относятся смерть на службе в армии, смерть в заключении в местах лишения свободы, смерть от хронических заболеваний и так далее.

      Если договор не застрахован, то платить по кредитам придется наследникам. По словам Марковой, банки часто обращаются в суд не сразу, а примерно через год после смерти должника, а за это время набегают существенные проценты. Потенциальным наследникам надо сопоставить имущество и долги умершего, ведь им придется платить по этим долгам. Если их слишком много, то, возможно, наследство не надо принимать (или отказаться, если оно фактически принято. Например, уплачена хоть часть долга). Обязательства ограничиваются наследственной массой, то есть платить из своего кармана не придется. Каким бы ни было решение, Маркова советует не затягивать с походом к нотариусу.

      * – имена и фамилии действующих лиц изменены.

      1.4. Субъекты наследования

      Круг лиц, которые могут призываться к наследованию, установлен в ст. 1116 ГК РФ.

      Во-первых, по закону или по завещанию к наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. В данном случае понятием «граждане» охватываются не только граждане Российской Федерации, но также иностранные граждане и лица без гражданства.

      Во-вторых, к наследованию по закону или по завещанию могут призываться Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. В соответствии с п. 1 ст. 1151 ГК РФ переход наследственного имущества в государственную или муниципальную собственность по закону допускается в том случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника. При таких обстоятельствах имущество, составляющее наследственную массу, признается выморочным и переходит в собственность городского или сельского поселения, муниципального района, городского округа, города федерального значения, субъекта Российской Федерации, Российской Федерации.

      В-третьих, к наследованию исключительно по завещанию могут призываться указанные в завещании юридические лица, существующие на день открытия наследства, наследственный фонд, учрежденный во исполнение последней воли наследодателя, выраженной в завещании, а также иностранные государства и международные организации.

      Статья 1117 ГК РФ содержит понятие недостойных наследников — граждан, которые
      не имеют права на получение наследства.

      В качестве условий признания наследника недостойным закон называет, во-первых, способствование или попытку способствования гражданина своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, призванию его самого или других лиц к наследованию. Во-вторых, способствование или попытку способствования аналогичными умышленными противоправными действиями увеличению доли наследства, причитающейся такому гражданину или другим лицам. Указанные обстоятельства, позволяющие признать гражданина недостойным наследником, должны быть подтверждены в судебном порядке приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу (например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы). Вместе с тем следует иметь в виду, что граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

      Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснил, что для отстранения гражданина от наследования противоправные действия должны носить умышленный характер. При этом мотивы и цели совершения таких действий (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), равно как и наступление или ненаступление соответствующих последствий не имеют значения. Противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства.

      Кроме перечисленных случаев, не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства.

      Помимо этого, согласно п. 2 ст. 1117 ГК РФ по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

      Лицо, не имеющее права наследовать или отстраненное от наследования, обязано возвратить все имущество, неосновательно полученноеим из состава наследства.

      Указанные правила действуют также в отношении наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

      умерший гражданин, имущество которого переходит другим лицам в порядке наследования. время смерти гражданина. Объявление судом гражданина умершим влечет за собой те же правовые последствия, что и смерть гражданина.

      Судебная практика Верховного Суда РФ по делам о наследовании за 2018 год, не попавшая в том 3 комментария #Глосса «Наследственное право»

      Предлагаю вашему вниманию материалы судебной практики ВС РФ 2018 г. по наследственным делам, которые появились после выхода книги в свет либо в силу длительность редакторской подготовки не были освещены в тексте Комментария.

      1. Наследственное преемство в договоре страхования жизни (Определение КГД ВС РФ от 23 октября 2018 г. по делу №59-КГ18-14; Определение КГД ВС РФ от 24 апреля 2018 г. по делу №35-КГ18-4; Определение КГД ВС РФ от 17 апреля 2018 г. по делу №14-КГ18-3).

      Релевантный материал изложен в п.1.3. комментария к ст.1110 ГК.

      В российской практике личное страхование редко выполняет функцию субститута завещания, когда капитал, минуя процедуру наследования, переходит к избранному преемнику посредством его назначения выгодоприобретателем в договоре. Гораздо чаще страхование жизни используется как способ обеспечения возврата кредита, когда страхование жизни заемщика в пользу банка является одним из условий, выдвигаемых банком при кредитовании. Правоприменительные органы не видят в такой переговорной политике банков ничего противозаконного или безнравственного.

      Для застрахованного лица мотивом заключения договора страхования с выплатой в пользу банка выступает кредитование. Как правило, страховая сумма коррелирует с суммой кредита; другие выгодоприобретатели в договоре указываются далеко не всегда, хотя и подразумевается, что при наступлении страхового случая банк ограничит свое требование к страховщику суммой непогашенной задолженности; условия кредитного договора обычно не обязывают банк при наступлении страхового случая в первую очередь получать удовлетворение за счет страховой суммы.

      По нашему мнению, наследственного преемства на стороне страхователя, застраховавшего собственную жизнь, не происходит. Наследник не в состоянии изменить выгодоприобретателя, указанного наследодателем; право на страховую выплату наследодателю никогда не принадлежало и возникает у выгодоприобретателя в момент наступления страхового случая. Однако Верховный Суд РФ увидел специфику «обеспечительного страхования».

      В делах Шадрина Т.Д. против СК «Энергогарант» и Казьмина И.Е. против СК «ВСК» ВС РФ констатировал, что к наследнику переходит право требовать исполнения договора в пользу выгодоприобретателя, а в случае неудовлетворения указанного требования – право требовать в собственную пользу возмещения убытков, а также уплаты предусмотренных потребительским законодательством штрафа и компенсации морального вреда. Логика судей Верховного Суда, видимо, основана на том, что цель сторон «обеспечительного страхования» состоит в погашении займа за счет страховой суммы и наследники, как лица, ответственные по долгам наследодателя, имеют прямой материальный интерес в соблюдении страховщиком и банком договоренностей, согласованных с наследодателем. Этот же результат мог бы быть достигнут не через, как представляется, некорректный вывод о посмертном преемстве, а путем признания за наследником права на интервенцию в чужой договор.

      В споре Шинко В.Я. с СК «ВСК» ВС РФ развивает избранный подход и делает вывод о переходе к наследнику, как к лицу, занявшему место кредитора страховщика, прав выгодоприобретателя-банка в их неосуществленной части. Интервенция в чужой договор такой возможности предоставить не в состоянии. Любопытно, что, формулируя алгоритм перехода неосуществленного права суд подспудно допускает в отношениях со страховщиком право единственного назначенного в договоре выгодоприобретателя-банка на получение всей страховой суммы без ограничения размером просроченной задолженности. Однако большинство страхователей подразумевают, что страховая сумма, превышающая размер непогашенного кредита, не должна становиться дополнительной прибылью банка либо оставаться страховщику. На наш взгляд, и в этом случае можно было бы обойтись без вывода о преемстве. Альтернативой видится путь толкования договора contro proferentem и признание наследника «субсидиарным выгодоприобретателем».

      2. Достижение предела ответственности наследника по долгам наследодателя с одновременным сохранением залога (Определение КГД ВС РФ от 3 июля 2018 г. №59-КГ18-6).

      Релевантный материал изложен в п.1.2. и 1.4. комментария к ст.1175 ГК.

      Спор Совкомбанка с Меркуловой Н.Ф. и Лопуховой О.В. о взыскании долга и обращении взыскания на предмет залога, прежде всего, наглядно демонстрирует неудачность абз.4 п.60 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9, предусматривающего, что обязательства наследодателя в части превышения стоимости наследственной массы считаются прекращенными невозможностью исполнения.

      Меркулов В.М. являлся заемщиком банка по кредиту, обеспеченному залогом автомобиля. Незадолго до своей смерти он продал автомобиль Лопуховой О.В. Коллегия судей ВС РФ не стала отменять решение суда первой инстанции, которым было отказано во взыскании долга с наследника, Меркуловой Н.Ф., ввиду превышения пассива над стоимостью унаследованного имущества. Однако определение суда апелляционной инстанции, которым в обращении взыскания на предмет залога было отказано в связи с прекращением обеспеченного обязательства было отменено.

      Кроме того, в указанном споре obiter dictum сделан очень важный с практической точки зрения вывод о наступлении предела ответственности при наличии вступивших в законную силу судебных актов о взыскании с наследника долгов в размере, достигшем стоимости наследства (видимо, без представления доказательств исполнения судебных актов).

      3. Право публичного образования как обладателя выморочного имущества на виндикацию (Определение КГД ВС РФ от 17 апреля 2018 г. №5 КГ 17-260).

      Релевантный материал изложен в п.3 комментария к ст.1151 ГК.

      В этом деле наследник, Басария Л.А., по оспоренному впоследствии завещанию успела продать квартиру наследодателя ничего не подозревавшей Чугуновой Т.Б. Поскольку наследники по закону наследство не приняли, публичное образование город Москва обратилось с виндикационным иском, ссылаясь на то, что воли собственника на выбытие имущества из владения не было. ВС РФ отменил апелляционное определение об удовлетворении иска и двинулся в русле новой практики усиления действия ст.302 и ст.196 ГК по отношению к выморочному имуществу.

      4. Недостойные наследники (Определение КГД ВС РФ от 23 октября 2018 г. №18 -КГ18-166, Определение КГД ВС РФ от 19 июня 2018 г. №18-КГ18-53).

      Релевантный материал изложен в п.1.1. и 2 комментария к ст.1117 ГК.

      В обоих делах ВС РФ отменил судебные акты Краснодарского краевого суда о признании наследника недостойным, демонстрируя тем самым традиционное консервативное отношение к указанном способу защиты.

      Второй спор о признании супруги наследодателя, Антиповой В.Н., недостойным наследником, интересен тем, что одним из доводов истца было затягивание ответчиком начатого наследодателем бракоразводного процесса. Такое поведение может свидетельствовать о недобросовестности, но, разумеется, не вписывается в основания недостойности. Однако дело показывает дискуссионность отечественного регулирования, не связывающего инициирование процесса о расторжении брака с исключением из круга наследников.

      5. Срок на принятие наследства и его восстановление (Определение КГД ВС РФ от 19 июня 2018 г. № 18-КГ18-107, Определение КГД ВС РФ от 19 июня 2018 г. № 5-КГ18-136, Определение от 5 июня 2018 г. № 41-КГ 18-10, Определение КГД ВС РФ от 27 марта 2018 г. № 5-КГ 17-241).

      Релевантный материал изложен в п.1.3. комментария к ст.1153 ГК и п.1.1. комментария к ст.1155 ГК.

      Приведенные судебные акты ВС РФ укладываются в ранее сложившуюся судебную практику и направлены на исправлены ошибок, допущенных нижестоящими судами: необходимость учета шестимесячного пресекательного срока на обращение с требованием о восстановлении срока на принятие наследства (спор Кирилова И.В. с Войтовой В.К.); выяснение причин непринятия наследства применительно к несовершеннолетнему наследнику, а не к личности его законного представителя (требование о восстановлении срока на принятие наследства несовершеннолетним Лыскину Г.В. и Лыскиной М.В.); недостаточность для восстановления срока неосведомленности об открытии наследства в силу отдаленности проживания (спор между Охримович В.П. и Колесниковой З.П.); подтверждение принятия наследства квитанциями об оплате коммунальных услуг, когда оплата производилась третьим лицом, но в интересах и с ведома наследника (иск Андрюшиной Н.Н к Департаменту городского имущества г. Москвы).

      Обилие споров о принятии наследства заставляет еще раз обратиться к вопросу целесообразности замены системы принятия на систему отречения (см. преамбулы комментариев к ст.1152 и ст.1154 ГК).

      6. Включение в наследственную массу доли в праве собственности на недвижимость, приобретенную наследодателем по давности владения (Определение КГД ВС РФ от 31 июля 2018 г. №81-КГ18-15).

      Релевантный материал изложен в абзаце ««Наследование» чужого имущества и самовольных построек» комментария к ст.1112 ГК.

      Наследодатель, Букатова З.П., являлся сособственником квартиры и проживал в ней совместно с сожителем, Фисаковым В.Г., умершим в 1998 г. без наследников. Доля в праве собственности на квартиру оказалась в составе «лежачего» наследства. Публичное образования притязаний, основанных на выморочности, не заявляло. После смерти Букатовой З.П. в 2017 году ее наследник, Молокоедова Н.Д., заявила требование о признании права собственности в порядке наследования на квартиру целиком. Администрация города Кемерово предъявила встречный иск о признании доли в праве собственности на квартиру выморочным имуществом.

      Коллегия судей ВС РФ отменила акты нижестоящих судов об удовлетворении встречного иска и направила дело на новое рассмотрение. В данном споре интересным является аргумент ВС РФ о возможности возникновения на стороне наследодателя Букатовой З.П. права собственности на долю в силу приобретательской давности, подкрепленный квалификацией устранения публичного образования от владения и пользования принадлежащим имуществом и непринятием им мер по содержанию в качестве отказа от права собственности.

      Кто опаздывает, тот рискует

      Итак, в районный суд Краснодарского края обратился гражданин с просьбой восстановить ему сроки принятия наследства, оставшегося после смерти отца. А еще этот человек попросил судей признать незаконным право собственности родной тетки на унаследованное имущество, как и ее свидетельство о праве собственности и взыскать с родни судебные траты.

      В суде истец, бывший житель одной из станиц края, рассказал, что после смерти его отца осталось наследство — хороший дом и большой участок земли. Он сам в это время находился в местах лишения свободы в одной из соседних стран, где отбывал десятилетний срок. Отец умер за год до того, как он освободился.

      Гражданин, выйдя на свободу, приехал на родину и обратился к нотариусу, где выяснил, что наследство получила сестра отца, она же зарегистрировала право собственности и на дом, и на землю. Теперь в суде истец доказывает, что он — наследник первой очереди и дом с участком должен достаться ему. Ответчица иск не признала, заявив, что сын пропустил все сроки принятия наследства.

      В итоге районный суд сыну срок восстановил и признан его принявшим наследство. Свидетельство о праве на наследство тети на дом и участок признаны недействительными, записи в ЕГРП об этом имуществе аннулированы. А еще райсуд признал за сыном право собственности на участок и дом. С родственницы в пользу племянника судом взыскана госпошлина в 44 тысячи 200 рублей. Краевой суд с этим согласился.

      Ответчица пошла жаловаться дальше и дошла до Верховного суда РФ. Там провели проверку и с выводами коллег не согласились, усмотрев в решениях краснодарских судов — «существенные нарушения».

      Вот аргументы Верховного суда. Из материалов дела видно, что отец истца умер в январе. Ему на праве собственности принадлежал дом и участок. Завещания он не оставил. Судя по материалам наследственного дела, в конце апреля к нотариусу пришли две сестры умершего и заявили, что они — наследники второй очереди. По их словам, есть наследник первой очереди — сын брата, но они его много лет не видели и, где он живет, не знают. Позже одна из сестер — младшая, отказалась от наследства в пользу старшей. Осенью нотариус выдала наследнице свидетельство о праве на наследство по закону. Спустя месяц было зарегистрировано и право собственности.

      Сын умершего пришел к нотариусу спустя почти год. Судя по справке за подписью начальника тюрьмы иностранного государства, сын ровно десять лет отбывал срок наказания.

      Районный суд Краснодарского края, удовлетворяя иск, исходил из того, что сын не обратился за наследством вовремя по «независящим от него обстоятельствам. Он не знал или не должен был знать о смерти отца». Поэтому срок для принятия наследства пропущен «по уважительной причине». Значит, подлежит восстановлению. На аргумент родной тети о пропуске срока для принятия наследства райсуд заявил, что этот срок принятия наследства не является сроком исковой давности, поэтому правила о продлении, восстановлении и перерыве сроков исковой давности к нему не применяются. Апелляция с такими выводами согласилась. Доводы ответчицы, что у райсуда нет законных оснований соглашаться восстанавливать срок, краевой суд оставил без внимания.

      По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, местные «судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального права» и согласиться с ними нельзя.

      В статье 1152 Гражданского кодекса сказано, что для приобретения наследства наследник должен его принять. В статье 1154 записано, что сделать он это может в течение шести месяцев со дня открытия. В следующей статье того же кодекса указано, что по заявлению наследника, пропустившего срок, суд может ему срок восстановить и признать человека принявшим наследство, если наследник не знал или не должен был знать об открытии наследства или срок пропущен по уважительным причинам. А еще в этой статье — 1155-й сказано, что восстановить срок возможно, если в течение срока, отведенного для принятия наследства, гражданин обратится в суд «в течение шести месяцев после того, как причины пропуска срока отпали».

      Был специальный пленум Верховного суда (№ 9 от 29 мая 2012 года) «О судебной практике по делам о наследовании». И там было сказано дословно следующее: «требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

      а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил срок по другим уважительным причинам. К уважительными причинами отнесены — тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и тому подобное (статья 205 Гражданского кодекса). Не считаются уважительными причинами кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и принятии наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и тому подобное;

      б) обращение в суд наследника, пропустившего срок с требованием его восстановить в течение шести месяцев после того, как отпали причины пропуска срока. Этот шестимесячный срок для обращения в суд не подлежит восстановлению и наследник, его пропустивший, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

      Как видно из нашего дела, сыну, по его заявлениям в суде, стало известно о смерти отца в мае или «не позднее июня». А в суд с иском о восстановлении срока он отправился только в конце января следующего года. Это означает, что причины, по которым гражданин не пошел в суд за продлением срока наследством, отпали — человек вышел на свободу, но в суд в течение полугода он не поторопился пойти. И оснований для восстановления срока для принятия наследства в нашем случае не имелось.

      А еще Верховный суд подчеркнул следующее обстоятельство: вывод районного суда о том, что сын до момента выхода на свободу в колонии не знал и не должен был знать о смерти отца, был лишен возможности поддерживать связь с отцом, получать информацию о его здоровье — ни на чем не основан. Таких данных в материалах дела — нет.

      Верховный суд подчеркнул — выводы местных судов о том, что срок для принятия наследства в нашем случае восстановить можно, сделаны без учета статьи 1155 Гражданского кодекса и разъяснений пленума по делам о наследстве. Это, по мнению высокой инстанции, привело к «неправильному разрешению дела».

      В итоге Верховный суд сделал то, что делает крайне редко. Он оба решения — районного суда и краевого — отменил и сам принял новое решение — полностью отказать сыну умершего в его иске к родной тете.

      *Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

      Смотрите так же:  Приказ 288 от 11.09.2012 г.

    Оставьте комментарий