Дознание судебные приставы

Дознание судебные приставы

Журнал «Право и безопасность»

Номер — 1-2 (22-23), Июль 2007

Производство дознания в Федеральной службе судебных приставов

Гуцан А.В., заместитель Генерального прокурора РФ

На всех этапах современной истории охрана интересов правосудия рассматривалась как одна из важнейших составляющих борьбы с преступностью. В дореволюционной России статьи о преступлениях, посягающих на интересы правосудия, содержались и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., и в Уголовном уложении 1903 г., причем в последнем была выделена специальная глава «О противодействии правосудию». Специальные нормы о преступлениях против правосудия содержались и во всех уголовных кодексах РСФСР, хотя и были разбросаны по многим главам. Тем не менее в УК РСФСР 1960 г. глава 8 «Преступления против правосудия» насчитывала 18 статей. Статьи, включенные при принятии в УК РСФСР в его первоначальный текст, затем (в конце 80-х — начале 90-х гг.) были дополнены группой статей, содержавших запреты посягательств на лиц, осуществляющих правосудие, и на нормальную деятельность системы исправительно-трудовых учреждений.

Сложившаяся система норм, по существу, была воспринята и дополнена действующим Уголовным кодексом РФ (УК РФ) 1996 г., в котором в гл. 31 установлен перечень преступлений против правосудия.

В ходе реализации основных задач — обеспечении установленного порядка деятельности судов и исполнении судебных актов и актов иных уполномоченных органов, судебные приставы сталкиваются с необходимостью применения административных и уголовно-процессуальных мер принуждения к должникам, а также к лицам, нарушающим установленный порядок деятельности судов. Таким образом, наделяя Федеральную службу судебных приставов (ФССП) вышеуказанными полномочиями, законодатель руководствовался, в первую очередь, стремлением создать уголовно-административный механизм обеспечения исполнения судебных решений, а также дополнительные условия для эффективной работы органов правосудия.

Одним из этапов в реализации уголовно-административного механизма явилось наделение Уголовно-процессуальным кодексом РФ (УПК РФ), вступившим в силу 01.07.02, должностных лиц ФССП полномочиями по производству дознания по некоторым составам преступлений рассматриваемой категории.

В соответствии со ст. 40 и 151 УПК РФ главный судебный пристав РФ, главные судебные приставы субъектов РФ, их заместители, старшие судебные приставы отнесены к органам дознания, и на них возложены функции по организации расследования преступлений по 5 составам гл. 31 УК РФ, предусмотренных ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311, ст. 312 и 315 УК РФ.

Для сравнения хотелось бы отметить, что если до передачи функций дознания Минюсту России в 2001 г. органами внутренних дел и прокуратуры было возбуждено всего 870 уголовных дел о преступлениях против правосудия, то в 2005 г. органами дознания ФССП России возбуждено 2148 уголовных дел, в 2006 г. — 2970 уголовных дел. Приведенные данные подтверждают правильность решения о передаче производства дознания по делам о преступлениях против правосудия дознавателям ФССП России.

Часть 1 ст. 294 УК РФ предусматривает ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия. За совершение данного преступления в 2006 г. органами дознания ФССП России возбуждено 22 уголовных дела, что на 18 дел больше, чем за весь 2005 г.

Так, 20.01.06 в зале судебных заседаний Иультинского районного суда Чукотского АО рассматривалось дело об административном правонарушении в отношении гражданина Н. Во время судебного заседания он неоднократно нарушал установленные в суде правила проведения судебного заседания: неоднократно поднимался с места, препятствовал даче свидетельских показаний, заслушиванию специалистов.

Действия Н. были квалифицированы по ч. 1 ст. 294 УК РФ, суд признал Н. виновным в совершении рассматриваемого преступления, назначив наказание Н. в виде лишения свободы сроком 1 год условно с испытательным сроком 2 года.

Статьей 297 УК РФ установлена ответственность за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия. В 2006 г. органами дознания ФССП России возбуждено 395 уголовных дел за совершение преступлений, предусмотренных рассматриваемой статьей.

Так, 05.05.06 Левобережным районным судом г. Липецка вынесен обвинительный приговор в отношении гражданки Г., которая обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ.

Гражданка Г. 21.02.06 в ходе судебного разбирательства оскорбила потерпевших по уголовному делу, унизив их честь и достоинство, проявив тем самым неуважение к суду. Действия гражданки Г. были пресечены судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Уголовное дело расследовано дознавателями ФССП России и после утверждения прокурором обвинительного акта направлено для рассмотрения по существу в суд. Суд признал гражданку Г. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ, и назначил ей наказание в виде штрафа в доход государства в размере 5000 руб.

Статьей 312 УК РФ предусмотрена ответственность за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест. Органами дознания ФССП России по данной норме в 2006 г. возбуждено 1129 уголовных дел.

Так, 23.05.06 мировым судьей судебного участка № 62 Солнечного района Хабаровского края вынесен обвинительный приговор в отношении гражданки О., которая обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, т.е. в незаконных действиях в отношении имущества, подвергнутого аресту.

Будучи ответственным хранителем арестованного имущества, а именно, телевизора и видеоплеера, О. расписалась в акте описи и ареста об уголовной ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества на сумму 1000 руб. Указанное имущество было подвергнуто описи и аресту в связи с задолженностью по квартирной плате в пользу УЖКХ на сумму 18 290 руб. Умышленно, из корыстных побуждений, а также надеясь, что сумеет погасить задолженность по квартирной плате, О. незаконно передала подвергнутый аресту видеоплеер своей дочери Н., проживающей отдельно. Действия О. органом дознания отдела судебных приставов по Солнечному району Управления ФССП России по Хабаровскому краю квалифицированы по ч. 1 ст. 312 УК РФ. Подсудимая О. свою вину признала частично, указав, что видеоплеер подарен дочери Н. до ареста имущества, судебными приставами-исполнителями видеоплеер описан ошибочно.

В судебном заседании были заслушаны показания судебных приставов-исполнителей, составлявших опись арестованного имущества О., свидетелей, приглашенных в качестве понятых при описи имущества О., которые показали, что при аресте имущества О. не сообщила о том, что видеоплеер принадлежит другому лицу. Судебные приставы-исполнители и свидетели, приглашенные в качестве понятых при производстве проверки наличия арестованного имущества, показали, что О. на вопрос о месте нахождения видеоплеера отвечать отказалась. Учитывая материалы дела и показания свидетелей, мировой судья признал О. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, назначив ей наказание в виде лишения свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в колонии-поселении условно с испытательным сроком 6 мес.

Наиболее часто на практике возбуждаются уголовные дела, связанные со злостным неисполнением представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению (ст. 315 УК РФ). В 2006 г. органами дознания ФССП России возбуждено 1424 уголовных дела.

Так, гражданин Б., являясь руководителем и учредителем коммерческой организации, будучи своевременно и надлежащим образом уведомленным о вступившем в законную силу решении Арбитражного суда Краснодарского края о проведении в срок до 28.08.01 возложенной на него ликвидации руководимой коммерческой организации, имея прямой умысел и игнорируя два письменных предупреждения: мирового судьи судебного участка № 185 Новопокровского района от 18.04.06 с вынесением штрафа в размере 1000 руб. и мирового судьи судебного участка № 184 Новопокровского района от 16.05.06 с вынесением штрафа в размере 1500 руб., злостно уклонился от исполнения решения названного суда.

Мировым судьей судебного участка № 184 Новопокровского района Краснодарского края 07.02.06 рассмотрены материалы уголовного дела, возбужденного в отношении гражданина Б. по ст. 315 УК РФ, которому назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью сроком на 1 год.

Характерной особенностью данного преступления является то, что, с одной стороны, решение или приговор суда должен вступить в законную силу, с другой стороны, субъектом данного преступления является лицо, наделенное административно-управленческими или хозяйственно-распорядительными полномочиями. Важнейшим признаком при возбуждении уголовного дела по рассматриваемой статье является признак злостности. К сожалению, законодатель в рамках УК РФ не дал определение понятию «злостность». В этой связи дознаватели ФССП России возбуждают дела в соответствии со сложившейся судебной практикой, согласно которой для квалификации действий виновных по ст. 315 УК РФ необходимо наличие не менее 2 письменных предупреждений об уголовной ответственности за неисполнение судебных решений, а также принятие комплекса мер принудительного воздействия, предусмотренных Федеральным законом от 21.07.97 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве». Такой сложный механизм по возбуждению уголовных дел данной категории зачастую не позволяет дознавателям ФССП России реализовать в полном объеме уголовно-процессуальные полномочия.

Необходимо отметить, что, по мнению специалистов ФССП России, диспозиция ст. 315 УК РФ, в которой ответственность предусмотрена для специального субъекта преступления, фактически поощряет граждан, не наделенных административно-управленческими или хозяйственно-распорядительными полномочиями, игнорировать, под разными предлогами не исполнять решения суда. Такие случаи не единичны. Для изменения ситуации в ФССП России подготовлен проект федерального закона, которым устраняются отмеченные недостатки законодательного регулирования охраны правосудия.

ФССП, как уже отмечалось, в силу решения поставленных перед службой задач готовит предложения по внесению изменений в действующее законодательство, прежде всег, в сфере дознания. В настоящее время специалистами службы подготовлен проект федерального закона, предусматривающий наделение дознавателей ФССП России полномочиями по производству дознания по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 157 УК РФ. Данной статьей установлена уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей. Решение данного вопроса обусловлено следующим. Одним из объектов преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, являются общественные отношения в сфере семьи и несовершеннолетних. Однако лицо, злостно уклоняющееся от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, может быть привлечено к уголовной ответственности только после состоявшегося решения суда, обязывающего его выплачивать алименты. Таким образом, диспозиция данной статьи одновременно предусматривает ответственность за злостное уклонение виновного лица от исполнения судебного решения. Поэтому по объективной и субъективной сторонам преступления деяния, предусмотренные ст. 157 УК РФ, являются схожими с деяниями, предусмотренными ст. 315 УК РФ. В связи с этим было бы целесообразнее оставлять эти уголовные дела в производстве дознавателей ФССП России, в том числе по мотивам устранения волокиты в расследовании и исключения неоправданных трудозатрат рабочего времени дознавателей органов внутренних дел, вынужденных повторно изучать и перепроверять собранные работниками ФССП России материалы.

Кроме этого, положительное решение вопроса о передаче уголовных дел по ст. 157 УК РФ в подследственность дознавателей ФССП России позволит дознавателям органов внутренних дел сконцентрироваться на расследовании общеуголовных преступлений, в первую очередь, преступлений против личности и имущества граждан.

Статья 177 УК РФ предусматривает ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. Несмотря на то, что данная норма отнесена к категории преступлений в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ), по сути она является преступлением против правосудия, т.к. речь в диспозиции рассматриваемой нормы идет о злостном уклонении от исполнения судебного акта.

Таким образом, для эффективного обеспечения исполнения судебных решений и актов иных органов, поддержания режима законности, ст. 177 УК РФ, по нашему мнению, должна находиться в подследственности органов дознания ФССП России.

В общей сложности в 2004 г. должностными лицами ФССП России было возбуждено 2733 уголовных дела, в 2005 г. — 4023, в 2006 г. — 4549. Динамика возбужденных должностными лицами ФССП России уголовных дел свидетельствует, что имеется положительная тенденция увеличения числа выявляемых территориальными органами ФССП России преступлений против правосудия.

Наряду с этим необходимо отметить, что повышается и качество расследования уголовных дел, отнесенных к компетенции ФССП России. Так, из 4190 уголовных дел, находившихся в производстве в 2005 г., окончено производством 1273, в 2006 г. из 4772 — 2029. Приведенные цифры подтверждают, что ФССП успешно решает задачи по борьбе с преступлениями против правосудия. Наработанная практика показывает, что реализация инициатив ФССП России по совершенствованию законодательства, регулирующего ее деятельность, позволит более эффективно осуществлять функции по охране прав и свобод гражданина и человека, общества и государства.

Процессуальные особенности производства дознания дознавателем судебных приставов (статья)

Процессуальный порядок производства дознания определен в главе 32 УПК РФ. В частности в ч.1 ст.223 УПК РФ указано, что предварительное расследование в форме дознания производится в соответствии с общими условиями предварительного расследования и правилами производства следственных действий и в порядке, установленном главами 21, 22 и 24-29 УПК РФ. Рассматривая содержание уголовно-процессуальной деятельности органа дознания ФССП, надо отметить, что «Такая деятельность не есть механическое соединение отдельных разрозненных процессуальных действий и решений и направлена на выявление всех обстоятельств совершенного преступления и на реализацию назначения уголовного судопроизводства».

Дознание производится по уголовным делам, указанным в ч.3 ст. 150 УПК РФ, возбуждаемым только в отношении конкретного лица (ч.2 ст.223 УПК РФ). Момент начала дознания связан с двумя факторами. Первый, необходимый, но недостаточный — наличие постановления о возбуждении уголовного дела и зафиксированного в нем решения дознавателя о принятии уголовного дела к своему производству. Второй заключается в обязательном согласовании этого решения с прокурором, который дает согласие как на само возбуждение уголовного дела, так и на начало предварительного расследования. Учитывая ограниченный срок дознания, дознавателю судебных приставов следует представлять постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству с имеющимися материалами лично. Это хороший опыт, установление личного контакта с прокурором позволяет дознавателю должным образом учитывать критические замечания и советы надзирающего прокурора, а также в максимально короткие сроки исправлять выявленные недоработки в целом и в ходе дальнейшего расследования преступления в том числе.

Более трех лет прошло с момента вступления в законную силу УПК РФ и КоАП РФ, наделивших органы дознания ФССП России полномочиями по производству доследственных проверок сообщений о любом готовящемся или совершенном преступлении, а также дознания по уголовным делам, возбужденным по пяти статьям УК РФ — ч.1 ст.294, ст.297, ч.1 ст.311, ст.312, ст.315; по возбуждению уголовных дел по преступлениям, не относящихся к: подследственности Федеральной службы судебных приставов, и передаче их прокурору для определения подследственности, а также по возбуждению судебными приставами дел об административных правонарушениях по 11 статьям КоАП РФ: ст.ст. 17.3-17.9, ч.1 ст. 19.4, ч.1 ст. 19.5 и ст. 19.6, ст. 19.7.

После вступления в силу этих Федеральных законов и судебные приставы, и органы дознания ФССП, и надзирающие прокуроры, и представители судейского сообщества столкнулись с практически полным отсутствием доследственной, досудебной и судебной практики по уголовным делам о подследственным ФССП преступлениях против правосудия, а также с отсутствием единого толкования результатов доследственных проверок и дознания.

Если реализация функций административной юрисдикции после соответствующих разъяснений пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» теперь не вызывает серьезных опасений в части единообразного правоприменения КоАП РФ, то реализация функций дознания до сих пор является слабым звеном в деятельности Управлений ФССП в некоторых регионах России, в том числе из-за отсутствия толкования норм права.

Смотрите так же:  Субсидия на приобретение жилья очередникам

Для выработки единой политики в сфере расследования уголовных дел, подследственных дознавателям ФССП, особого внимания заслуживают вопросы взаимодействия органов дознания ФССП и надзирающих прокуроров. Согласно ст.8 УК РФ и ст. 140 и ст. 146 УПК РФ для возбуждения уголовного дела необходимо наличие повода и достаточных оснований, указывающих на признаки преступления. Однако некоторые надзирающие прокуроры

Республики Карелия при явном наличии названных повода и оснований для возбуждения уголовного дела подчас возвращают материалы для дополнительной проверки со своими обязательными для исполнения письменными указаниями. В том числе — о совершении проверочных действий, осуществление которых из-за несовершенства уголовно-процессуального законодательства возможно только в рамках возбужденного уголовного дела. Нередки случаи, когда во исполнение данных письменных указаний объем материалов доследственной проверки, свидетельствующих о наличии достаточных оснований для возбуждения уголовного дела, достигает 200-300 листов, а в итоге надзирающим прокурором принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, причем подчас без указания причин такого отказа. Подобные примеры отмечены для многих регионов страны и вызывают дополнительные сложности в ходе предварительного расследования. В Калининградском регионе особо остро эта ситуация прослеживается в Ленинградском районе г. Калининграда. В 2005 году из 8 отказных материалов, 5 возвращались прокурорами на дополнительную проверку с надуманными основаниями (указаниями допросить должника, в то время как в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывалось на невозможность проведения допроса — лицо нигде не зарегистрировано, информация о нем отсутствует в Адресном бюро УВД и находится и розыске и т.п.). Практические работники отделов судебных приставов это связывают с тем, что граждане нередко пишут заявления о преступлениях по признакам составов преступлений, подследственных ФССП, не только в органы дознания судебных приставов, но и в прокуратуру, сотрудники которой не желают самостоятельно давать ответ на заявление. Когда дознаватель судебных приставов проводит проверку по данному факту и выносит решение об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы проверки по надзорному производству направляются в районную прокуратуру, где зарегистрировано то же заявление. Прокурорские работники, даже спустя полгода, когда законность вынесенного дознавателем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела была подтверждена, отменяют это решение, ссылаясь на заявление потерпевшего, и возвращают на дополнительную проверку.

С 1 июля 2002 года по 31 декабря 2003 года Службой судебных приставов Минюста России было рассмотрено 36 553 заявления и сообщения о преступлениях, по 1688 из них были возбуждены уголовные дела. В 2004 году в производстве органов дознания ФССП РФ находилось уже 3013 уголовных дел, что практически вдвое превысило показатель 2003 года. ФССП после получения новых полномочий активно развивается. Однако на местах, как и в сфере принудительного исполнения, показатели эффективности неоднородны. Так, с июля 2002 года по июль 2003 года сотрудниками отдела дознания Управления; ФССП по Свердловской области рассмотрено 425 заявлений и сообщений о преступлениях. По ним было вынесено 114 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, возбуждено 13 уголовных дел, из которых: по ст.312 УК РФ — 10, по ст.315 УК РФ — 3. Из числа возбужденных 10 дел были направлены в суд. По итогам деятельности за 11 месяцев 2004 года дознавателями Управления ФССП по Новгородской области рассмотрено 313 сообщений о преступлениях. Возбуждено 71 уголовное дело: 16 — по преступлениям против правосудия, остальные — по иным преступлениям, 242 сообщения о преступлениях были направлены по подследственности. По 10 сообщениям вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Из числа уголовных дел, возбужденных по преступлениям против правосудия, 13 были направлены в суд, одно прекращено по нереабилитирующим основаниям, одно направлено по подследственности в РОВД в связи с истечением срока дознания. Дознавателями ФССП по Курской области за 2003 год было возбуждено 20 уголовных дел, окончено производством — 12, 8 дел переданы по подследственности. По поступившим заявлениям и сообщениям вынесено 69 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. В Калининградской области эти показатели таковы: в 2004 году было возбуждено 31 уголовное дело, из них одно в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, 2 — в связи с отсутствием состава преступления, 2 — в связи с деятельным раскаянием, остальные переданы в ОВД и прокуратуру области по подследственности. За I полугодие 2005 года в Калининградской области по делам, подследственным ФССП, возбуждено 30 уголовных дел, 2 из которых прекращены в связи с деятельным раскаянием, часть дел передана по подследственности в ОВД и прокуратуру. В суд дела не направлялись. Как видно, уровень результативности органов дознания ФССП в регионах различен.

Неоднородная юридическая практика и низкие результаты в ряде регионов страны связаны во многом с неприспособленностью организационно-штатной структуры региональных Управлений ФССП России к осуществлению функций дознания, а также с отсутствием у многих судебных приставов элементарных знаний и навыков по применению действующего; законодательства, определяющего порядок и правила осуществления функций дознания. Все это напрямую сказывается на показателях работы Службы. В целом же по России количество дел, направленных в суды за первое полугодие 2005 года составило 408 уголовных дел, что на 12% выше аналогичного периода прошлого года. Что является существенным улучшением в показателях, несмотря на явный дисбаланс по регионам. Так, как если исходить от количества уголовных дел, направленных в суде территориальными органами ФССП России, то самые высокие результаты показали службы Саратовской области — 33 дела, Краснодарского края — 24 дела, Ростовской области и Республики Башкортостан — по 17 дел и др.; по 1-2 уголовных дела в суды направили территориальные отделы судебных приставов по Амурской, Смоленской, Тамбовской областям, по Санкт-Петербургу и др.; ни одного дела в суды не направили Ивановская, Липецкая, Камчатская, Магаданская, Калининградская, Мурманская области и другие. Такой разброс в показателях во многом связан с не совсем хваткой позицией руководителей служб судебных приставов на местах по организации служебной деятельности, низкой активностью самих сотрудников, занимающихся дознанием (мы этим занимаемся недавно, нам простительно), недоработками в кадровой политике, низким уровнем взаимодействия судебных приставов-исполнителей и приставов по ОУПДС с дознавателями служб судебных приставов, нехваткой опыта работы у дознавателей (при среднем административном участке в отделе судебных приставов как правило 1-2 дознавателя, поэтому недостаточен охват для обмена опытом) и др.

Изучение практики дознания в различных территориальных органах служб судебных приставов показало, что на статистику направленных в суды уголовных дел существенным образом влияет и то, что в ходе расследования по конкретным уголовным делам не хватает срока для проведения дознания. Так, если за первое полугодие 2005 года в суды было направлено 408 уголовных дел, то из-за нехватки срока дознания в иные следственные органы за аналогичный период было передано свыше 100 уголовных дел. Составы преступлений, отнесенных к подследственности органов дознания судебных приставов сложные,; требуют проведения серьезных документальных проверок и ревизий, сбора внушительной свидетельской базы, кропотливой работы с подозреваемым. Работа же с подозреваемым представляет особый аспект, так как под квалификацию составов преступлений, подследственных ФССП подпадают лишь умышленные деяния, доказать который при отсутствии по большей части распространенных следов рук, ног, обуви, орудий взлома, следов — веществ составляют непростой и трудоемкий процесс. Накладывает отпечаток и то, что субъект данных преступлений, как правило, специальный — руководители предприятий, организаций, служащие кредитных организаций, оперативные работники и др. Эти лица в отличие от преступников общеуголовной практики образованы, интеллектуальны, прекрасно осведомлены в вопросах финансово-кредитной сферы, а сотрудники правоохранительных органов знакомы с приемами следственной практики. Максимальный же срок производства дознания составляет 30 дней. Для полноценного всестороннего расследования с отработкой нескольких следственных версий по преступлениям против правосудия, отнесенных к подследственности ФСПП, явно не достаточно.

Из-за нехватки срока дознания уголовные дела передаются для производства предварительного следствия, но как показывает анализ следственной практики, нередко в следственных органах эти уголовные дела необоснованно прекращаются. Так, 10 ноября 2003 года прокурором одного из отделов судебных приставов города Петрозаводска Республики Карелия уголовное дело в отношении генерального директора местного санатория направлено для производства предварительного следствия по ст.315 УК РФ. 09.12. 2003 года, несмотря на то, что в деяниях подозреваемого Ф. дознанием достоверно установлены и следствием не опровергнуты все признаки состава преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, данное уголовное дело было прекращено в СУ при УВД г. Петрозаводска за отсутствием состава преступления. Постановление следователя о прекращении уголовного дела обжаловалось в прокуратуре руководством Управления ФССП Республики Карелия в порядке ст. 124 УПК РФ. Однако 19 февраля 2004 г. в удовлетворении этой жалобы тем же надзирающим прокурором отказано по тем же основаниям, по которым следователь принял решение о прекращении уголовного дела. В данном случае, по мнению практиков Республики Карелия одной из основным причин такого исхода дела стало волокита следствия. И подобные факты на практике не единичны. Характерны они и для Калининградской области. С 2002 по ноября 2003 в Калининградском регионе было возбуждено лишь 4 уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, два из которых из-за нехватки срока производства дознания были переданы в следствие, где и были прекращены за отсутствием состава преступления: №32001/2003 от 21.02.03 передано для производства следствия в СО ЗУВДТ, уголовное дело №32002/2003 от 05.08.03 передано в прокуратуру Центрального района г. Калининграда. В 15.09.04 г. дознавателем отдела судебных приставов Октябрьского района г. Калининграда было возбуждено уголовное дело №32020/2005 по признакам состава преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ по факту злостного неисполнения решения арбитражного суда директором одного из калининградских предприятий. По делу была собрана достаточная доказательственная база (допрос подозреваемого, свидетельская база и пр.). Для завершения дознания не хватило нескольких дней. Уголовное дело было передано в следствие Октябрьского района г. Калининграда, где 7.05.05 г. было прекращено за отсутствие состава преступления.

К условиям производства дознания относится такой признак, как относительная несложность расследования. Но как показывает практика составы преступлении, отнесенных к подследственности органов дознания ФССП, являются довольно сложными, особенно в аспектах доказывания оценочных признаков -»вмешательство», «злостность» и др. Целесообразно внести изменения в УПК РФ в части изменения дополнительного срока дознания с 10 суток до 20 суток: в ч.3 ст.223 УПК РФ слова «но не более чем на 10 суток.» заменить словами «но не более чем на 20 суток». Изложив ч.З ст.223 УПК РФ в следующей редакции: «Дознание производится в течение 20 суток со дня возбуждения уголовного дела. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 20 суток».

При расследовании уголовных дел дознаватели органов дознания судебных приставов производят действия и принимают решения, предусмотренные и обусловленные уголовно-процессуальным законом. Эти действия и решения многообразны, каждое из них, как правило, имеет свою задачу, к выполнению которой стремится дознаватель. Наиболее же распространенным способом собирания доказательств является производство следственных действий. Наиболее интересным представляется допрос подозреваемого. Допрос приставляет собой процессуальный расспрос одного лица (свидетеля, подозреваемого, обвиняемого и т.д.) с целью получения от него устных показаний и их процессуальной фиксации.

Необходимость подробного рассмотрения именно этого следственного действия связана с тем, что допрос в целом представляет собой наиболее информативный и непосредственный способ получения искомой информации дознавателем. Показания подозреваемого выступают не только источником доказательств, но и важным процессуальным средством защиты подозреваемого. Таким образом, в процессе предварительного расследования в условиях взаимодействия дознавателя с подозреваемым возникает диалог как одна из динамических характеристик процесса расследования. «Допрос — большое искусство. Научиться вести допрос можно только на практике», но для органов дознания судебных приставов совсем недавно примкнувших в органам, осуществляющим предварительное расследование и по столь непростым уголовным делам — «преступления против правосудия» представляет большую значимость подробное рассмотрение особенностей допроса подозреваемого по составам преступлений, отнесенных к их подследственности.

Допрос — это общение между дознавателем ФССП и подозреваемым, в результате которого происходит также процесс передачи и восприятия информации. В бюджете рабочего времени следователя проведение допросов и очных ставок занимает наибольший удельный вес (в прокуратуре — 27,3%, в МВД — 23%). Дознавателям судебных приставов необходимо строить допрос подозреваемого максимально результативно, эффективно организуя свое рабочее время. Важным моментом является планирование и прогнозирование допроса, в ходе чего, определяются цель и задачи допроса, определяются тактические и психологические методы допроса, прогнозируется поведение допрашиваемого лица. Не следует дознавателю также забывать и о таком важном аспекте допроса — установление психологического контакта. При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что психологический контакт дознавателя строится, с одной стороны, на нормах уголовного процесса, а с другой — на научных положениях криминалистики, судебной психологии логики и теории управления деятельностью. Также важно предоставить допрашиваемому возможность самостоятельно изложить свои показания в форме свободного рассказа. Причем последовательность выяснения событий может быть самой различной: хронологической, логической и тактической. При хронологической последовательности отдельные факты выясняются, начиная с обстоятельств, предшествующих преступлению, и до момента его завершения. Логическая последовательность предполагает изложение обстоятельств от причин совершения каких-либо действий к следствию (по отдельным фактам или эпизодам преступной деятельности). При такой последовательности допрашиваемый побуждается к заполнению пробелов в своих показаниях логикой развития событий. Избрав тактическую последовательность задавания вопросов, дознавателю следует начинать спрашивать о тех обстоятельствах, о которых подозреваемый будет рассказывать охотнее, что ему ближе, чем он дорожит (например, если подозреваемый объясняет совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.294 УК РФ, родительскими чувствами, желанием уберечь ребенка от уголовной ответственности, начать разговор с следует с отношений внутри семьи, о сыне (дочери), их увлечениях, достижениях и т.п.).

Дознаватель, готовясь к допросу подозреваемого должен детально изучить материалы возбужденного уголовного дела и оперативно-розыскные данные, собранные по расследуемому событию. Практическое значение такого изучения состоит в том, что оно помогает определить круг обстоятельств, по которым необходимо получить сведения на допросе. При отсутствии у дознавателя четкого представления об этих обстоятельствах допрос лишится целеустремленности: в показаниях неизбежно будут, с одной стороны, пробелы, а с другой — ненужные, не имеющие отношения к делу данные. В процессе анализа фактических данных и собранных по делу доказательств, а также подготовке к допросу в целом дознаватель судебных приставов нередко сталкивается с вопросами, оценка и, понимание которых требуют специальных знаний. К ним относятся — финансовое право, вопросы кредитования, бухгалтерское дело, коммерческое право, организация экономической деятельности предприятий и др. При изучении специальных вопросов в зависимости от характера и сложности дела дознавателю необходимо прибегать к справочникам, инструкциям и другой специальной литературе, полезным будет получение специальных консультаций и разъяснений у специалистов (в том числе и письменных), в сложных ситуациях следует допрос производить в его присутствии, предварительная обработка бухгалтерских и внутренних документов фирмы или предприятия, используемой в ходе допроса, личное ознакомление с обстановкой места, о котором идет речь.

Важной в тактическом отношении особенностью допроса подозреваемого является участие в нем защитника в случаях, предусмотренных ст. 49 УПК РФ. Защитник, участвующий в допросе подозреваемого, вправе в присутствии дознавателя консультировать подозреваемого, с разрешения дознавателя задавать ему вопросы. Дознаватель, в свою очередь, может отвести вопросы защитника, занеся их в протокол. Хотя в ч.2 ст. 53 УПК РФ говорится только о следователе, автор полагает, что эти положения можно отнести и к дознавателю. Очевидно, что защитник стремится к изложению подозреваемым фактов с иных, чем дознаватель позиций, поскольку его интересуют обстоятельства, смягчающие вину и освобождающие от уголовной ответственности. Порой это приводит к тому, что в протоколе допроса содержание ответов на вопрос дознавателя и адвоката по одному и тому же факту разнятся. Это противоречие не всегда подмечается и вовремя устраняется дознавателем. В такой ситуации ответы на вопросы адвоката и дознавателя следует вносить после выяснения окончательной позиции обвиняемого.

Смотрите так же:  Лицензия на опасный объект

Следственная практика свидетельствует, что выявление всех возможных форм выражения личности вовне позволяет в ходе расследования составить представление об общих, а затем и частных особенностях подозреваемого. Поэтому дознавателю судебных приставов необходимо подробнейшим способом изучить личность подозреваемого. А учитывая то обстоятельство, что по преступлениям, подследственным судебным приставам на момент возбуждения уголовного дела лицо, его совершившее, как правило, уже известно, дознавателю, собирая информацию о личности виновного не следует ограничиваться шаблонным набором — справка о судимости, по месту работы, по месту жительства, в диспансеры и т.п. Для получения наиболее достоверных и максимально полных данных о личности преступника необходимо собрать «личное досье» на подозреваемого — помимо запросов и ответов на них необходимо лично поговорить с родственниками, коллегами по работе, соседями, знакомыми, друзьями; поинтересоваться об истории его болезни, возможных наклонностях в медицинских учреждениях; побеседовать с педагогами или преподавателями его воспитывавших или воспитывающих; выяснить привычки, норму поведения и образ жизни; посетить место работы допрашиваемого, ознакомиться с технологией производства, порядком документов и товарооборота на данном предприятии, системой учета и отчетности, уяснить употребляемую на нем терминологию и пр.

При соединении информации, вошедшей в «досье преступника» с установленными данными о способе, механизме, обстановке совершения преступления дознаватель сможет максимально эффективно сформировать модель поведения с конкретным лицом в ходе допроса. Большим подспорьем дознавателям можно считать тот факт, что судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов, непосредственно наблюдают за ходом судебного разбирательства. От момента, когда граждане прибывают в здание суда для принятия участия в судебном заседании и желающим присутствовать в зале суда -до разрешения дела по существу и ухода каждого человека из здания суда. Обеспечивая законность, безопасность и общий порядок в судах приставы по ОУПДС профессионально изучают каждого пришедшего в суд человека, фиксируют поведение каждого из них, поэтому необходимо подробно допросить пристава по обстоятельствам, ставших ему известными по конкретному факту.

Для получения наиболее полной и объективной криминалистической характеристики субъекта преступлений против правосудия, подследственным ФССП России, повышения результативности производства допроса подозреваемого, необходимо выделить основные типы данных преступников:

— корыстный — преступление совершает из личной имущественной или материальной выгоды;

— последовательный — достигает преступного умысла четкими, действиями, не связанными с личной материальной заинтересованностью, но обусловленными личностной неимущественной заинтересованностью /родственные связи и т.п., связанной с обстоятельствами конкретного уголовного дела, возникшими в этой связи чувствами /ревность, месть и т.п.;

— ситуационный — совершает преступление по причине внезапно для него сложившихся обстоятельств, той или иной ситуации, сопряженной с определенными вызванными эмоциями и чувствами /гнев, сострадание и т.п.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает лишь основные правила допроса, имеющие обязательный характер. Особое же значение при расследовании преступлений, подследственных ФССП, имеет определение тактических приемов, применение которых в ходе такого следственного действия как допрос подозреваемого, будет способствовать получению и фиксации наиболее полных и правдивых показаний, исходящих как от людей, желающих сказать дознавателю всю правду или желающих, но иногда впадающих в невольные ошибки в своих рассуждениях, так и от тех, кто сознательно хочет ввести расследование дела в тупик или заблуждение.

Понятие «тактический прием» величина не постоянная. Она меняется в зависимости от конкретных обстоятельств дела, личности допрашиваемого и его индивидуальных особенностей. Поэтому если правила допроса, установленные УПК РФ, обязательны и несоблюдение этих правил является серьезным нарушением законности, то применение тех или иных тактических приемов носит избирательный характер. Тактический прием представляет собой наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие.

При выборе тактики подачи подготовленных «следственных аргументов», подтверждающих виновность допрашиваемого, важно определить специальный тип подозреваемого. Для дознавателя ФССП именно подача подысканных аргументов играет во многом определяющую роль в достижении цели допроса — получения максимально полной, разносторонней и достоверной информации. В этой связи среди лиц, совершающих преступления против правосудия из числа подследственных ФССП можно выделить два специальных типа личности:

— логический (как правило, люди этого специального типа запоминают мельчайшие детали, могут описать обстоятельства, в которых они принимали мимолетное участие, дают подробное описание малознакомой обстановки);

— абстрактный (в своих показаниях подозреваемые данного специального типа опираются на уже лично сформулированные выводы, дают подробный анализ описываемых ими событий).

Данные типы сформулированы, учитывая особенности восприятия людьми информации. Определить, к какому из специальных типов относится личность допрашиваемого — задача дознавателя. Анализируя собранное «досье» на допрашиваемого, дознавателю службы судебных приставов необходимо учитывать и саму специфику преступлений против правосудия — лица, их совершающие как правило хорошо образованы, интеллектуальны, занимают прочное положение в обществе или стремятся к этому, всеми правдами и неправдами с предпринимательской скрупулезностью стремятся избежать незапланированных или не входящих в их интересы расходов. Эти личностные качества формируют у подозреваемого стремление избежать ответственности, не запятнать свою репутацию, смягчить предстоящее наказание, быстрее освободиться от внутреннего напряжения, связанного с производством следственных действий и т.п. Все эти факторы влияют на поведение человека и восприятие им информации, в том числе и «следственных» аргументов — доказательств. По восприятием понимается обобщенное представление, суждение человека об окружающей его действительности на основании совокупности всех ощущений.

Если дознаватель определил, что подозреваемый относится к логическому специальному типу, то наиболее действенным будут образные аргументы, рассчитанные на общее формирование у допрашиваемого внутреннего убеждения на неопровержимость собранных в отношении него доказательств: фотографии, вещественные доказательства (которые следует предъявлять с нарастающей изобличающей силой), рисунки, схемы, планы. Если дознаватель чувствует, что допрашиваемый готов к даче правдивых показаний, но в силу каких-то причин не знает с чего начать, путается, целесообразно вывести его на место для воспроизведения показаний в конкретной обстановке.

Если подозреваемый относится к абстрактному специальному типу, дознавателю, строя допрос, необходимо настроиться на то, что это люди знаковой системы — цифры, материалы ревизий, документальных проверок, конкретные факты; и логический анализ собранных доказательств — вот главные аргументы, оказывающие бескомпромиссный результат. Лучший способ направить показания подозреваемого этого специального типа в нужное русло — это построить допрос с максимальной последовательностью к исследуемым событиям и фактам.

Подготовка к допросам подозреваемых по преступлениям, подследственным ФССП определяется важностью результатов таких допросов. Исходя из позиции подозреваемого, занимаемой в ходе допроса, можно выделить три ситуации:

1. Допрашиваемый дает правдивые показания — идеальный вариант общения дознавателя с подозреваемым, в этом случае важную роль играют правильно и вовремя заданные вопросы, когда допрашиваемый открыт к позитивному для расследования общению с дознавателем, ведь спустя время его позиция может кардинально измениться. Вопросы должны быть направлены на детализацию и конкретизацию каждого последующего сообщенного подозреваемым факта. Один вопрос должен вытекать из другого и являться логическим продолжением предьщущего вопроса. После ответа на основной вопрос допрашиваемому при необходимости следует задать уточняющие и поясняющие вопросы, при этом дознавателю следует предусмотреть, какими следственными действиями (допросом свидетелей, осмотром документов и т.д.) можно будет в дальнейшем проверить полученные доказательства. Дознавателю следует учитывать, что подозреваемый может добросовестно заблуждаться, ошибаться, не правильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, подозреваемый, признавая свою вину, может таким образом стремиться к ее преуменьшению. В этих случаях в следственной практике используется несколько способов ведения допроса: постановка перед допрашиваемым вопросов, активизирующих ассоциации; рассмотрение смежных событий и обстоятельств; предъявление доказательств; допрос на месте происшествия и др. При этом предъявление доказательств представляется наиболее эффективным, потому что обладает наглядностью, то есть непосредственностью восприятия допрашиваемым информации.

2. Допрашиваемый дает ложные показания (частично или полностью) или дает правдивые показания, которые до определенного момента дознавателем воспринимаются как ложные. Первая задача дознавателя — определить, что в показаниях ложь, а что — правда, выявить мотив ложных показаний и, если возможно, устранить или нейтрализовать его. Эти мотивы могут быть разнообразны, но чаще всего допрашиваемый надеется на то, что против него не собрано достаточного количества доказательств, а потому, если он не сознается, его не изобличат. В таких ситуациях возникает явный конфликт между дознавателем и подозреваемым. Дознаватель и допрашиваемый стремятся мыслить друг за друга. И чем больше в показаниях будет разгадано дознавателем, тем искуснее будет допрос. В данном случае дознавателю необходимо использовать максимальную концентрацию внимания и мыслей и стремиться анализировать показания мыслями самого допрашиваемого. Это позволит дознавателю предвидеть, какие показания может дать допрашиваемый и поможет регулировать собственное поведение.

В такой ситуации дознавателю следует прибегнуть к методу внушения дать правдивые показания. Убедить его в том, что дознавателю известно если не все, то очень многое. А допрос проводится лишь для того, чтобы дать подозреваемому возможность раскаяться и выдвинуть обстоятельства, смягчающие ответственность.

3. Допрашиваемый отказывается отдачи показаний в соответствии со ст.51 Конституции РФ. Если подозреваемый отказывается давать показания, ему нужно разъяснить те нежелательные последствия, которые имеет для него занятая позиция — осложняется установление истины по делу, индивидуализация ответственности, проверка достоверности показаний. Дознавателю следует сделать акцент на том, что никто лучше него самого не сможет объяснить обстоятельства дела и привести, доводы в свою защиту. Возможно активизировать позицию подозреваемого, отказывающегося от дачи показаний, вызвав у него критические замечания по поводу предъявленных доказательств или утверждений дознавателя.

Допрос подозреваемого по преступлениям, отнесенным к подследственности ФССП является важной, сложной и необходимой составляющей предварительного расследования. От качественного, профессионального, заранее продуманного и проработанного хода допроса зависит его результат, получение в максимально короткие сроки необходимых для расследования сведений и построение правильной следственной версии.

Итак, рассмотрены наиболее важные аспекты предварительного расследования, осуществляемого дознавателями, органами дознания по преступлениям их подследственности, как видно многие факторы влияют на уголовно-процессуальную деятельность сотрудников служб судебных приставов, но при детальном рассмотрении их деятельности можно отметить, что на их юридическую практику влияют и другие проблемы. Назовем некоторые из них:

1. в отличие от других правоохранительных структур ФССП не имеет практического и исторического опыта производства предварительного расследования;

2. органам дознания — старшим судебным приставам большая нагрузка нередко препятствует занятию процессуальной деятельностью;

3. ФССП не имеет полномочий на осуществление оперативно-розыскных мероприятий;

4. нет прямого доступа к централизованным информационным базам, данным адресных бюро, картотекам подразделений ГИБДД, базам данных и картотекам оперативно-справочных и розыскных криминалистических учетов;

5. нет своих ИБС;

6. проявляется явная нехватка штатной численности при постоянно растущих нагрузках;

7. нехватка сроков дополнительного дознания;

8. низкий уровень подготовки приставов-исполнителей и приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, собирающих первичную информацию по уголовным делам;

9. недостаточная осведомленность общественности и о процессуальной деятельности ФССП;

10. недостаточное взаимодействие приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судей по документированию составов преступлений против правосудия и др.

В целом по итогам рассмотрения вопроса автор пришел к следующим выводам:

— выявлена явная неоднородность результатов уголовно-процессуальной, деятельности по раскрытию и расследованию преступлений против правосудия, отнесенных к подследственности ФССП, определены основные их причины;

— анализ практической деятельности органов дознания ФССП России свидетельствует о явной нехватке сроков производства дознания для проведения качественного, всестороннего и результативного расследования; преступлений, отнесенных к преступлениям против правосудия;

— предложены изменения уголовно-процессуального законодательства, касающиеся изменения формы предварительного расследования службами судебных приставов с дознания на предварительное следствие;

— допрос подозреваемого при расследовании преступления против правосудия является важнейшим и наиболее сложным в тактическом и психологическом плане следственным действием, что во многом обусловлено спецификой преступлений, отнесенных к компетенции ФССП;

— при подготовке к допросу подозреваемого по преступлениям данной категории определяющее значение имеет тщательное изучение специальной и справочной литературы, касающейся обстоятельств дела или личности подозреваемого, если это имеет значение для дела, получение письменных и устных консультаций по специальным вопросам, а также при возникшей необходимости привлечение специалистов к участию в допросе подозреваемого;

— в целях получения наиболее полной и объективной криминалистической характеристики субъекта преступлений против правосудия, подследственным ФССП России, повышения результативности производства допроса подозреваемого, выявлены основные типы данных преступников: корыстный; последовательный; ситуационный;

— определены специальные типы преступников, совершающих преступления против правосудия, подследственных ФССП: логический и абстрактный, сформулированы рекомендации по тактике их допроса;

— установлены три следственных ситуации, могущих возникнуть у дознавателя службы судебных приставов при допросе подозреваемого: допрашиваемый дает правдивые показания, допрашиваемый дает ложные показания (частично или полностью) или дает правдивые показания, которые до определенного момента дознавателем воспринимаются как ложные, допрашиваемый отказывается от дачи показаний по ст.51 Конституции РФ. Предложены модели поведения дознавателя в этих ситуациях.

Стр. 1 | 1. Органы ФССП России как орган дознания | Глава 2. ПРОИЗВОДСТВО ДОЗНАНИЯ ОРГАНАМИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ | Раздел VIII. ДОЗНАНИЕ И АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРАКТИКА |

В соответствии с ч. 2 ст. 40 УПК РФ органы дознания осуществляют дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, а также выполняют неотложные следственные действия по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. Одним из органов дознания являются органы ФССП России.

Согласно п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознавателями органов ФССП России производится дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 157 и 177, ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311, ст. ст. 312 и 315 УК РФ.

Орган дознания возглавляет начальник органа дознания — должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 17 ст. 5).

Полномочия начальника органа дознания.

Полномочия начальника органа дознания ФССП России выполняют:

1) директор ФССП России — главный судебный пристав РФ или его заместитель — при производстве дознания Управлением организации дознания и административной практики ФССП России;

2) главный судебный пристав субъекта РФ или его заместитель, курирующий вопросы организации дознания, — при осуществлении дознания в территориальных органах ФССП России;

3) старший судебный пристав или его заместитель, курирующий вопросы организации дознания, — при осуществлении дознания в структурных подразделениях территориальных органов ФССП России.

Начальник органа дознания осуществляет общее руководство и процессуальный контроль при проведении проверок сообщений о преступлениях, в ходе производства дознания и при его окончании, а также организует регистрацию, учет и рассмотрение сообщений о преступлениях, расследование уголовных дел. Так, например, начальник органа дознания по мотивированному ходатайству дознавателя продлевает до 10 суток срок проверки сообщения о преступлении (ч. 3 ст. 144 УПК РФ); выносит постановление о восстановлении утраченного уголовного дела либо его материалов (ч. 1 ст. 158.1 УПК РФ); утверждает обвинительный акт (ч. 4 ст. 225 УПК РФ) . Указания начальника органа дознания, данные в соответствии с УПК РФ, обязательны для дознавателя. При этом дознаватель вправе обжаловать указания начальника органа дознания прокурору. Следует иметь в виду, что обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения (ч. 4 ст. 41 УПК РФ).

Полномочия начальника органа дознания конкретизируются в Приказе ФССП России от 16 февраля 2010 г. N 66 «Об утверждении Положения об организации процессуального контроля при проверке сообщений о преступлениях и осуществлении дознания в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов» // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2010. N 4.

Смотрите так же:  Приказ росстата от 29.07.2020 295

Федеральным законом от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в УПК РФ введена новая процессуальная фигура — начальник подразделения дознания (ст. 40.1). Его появление в уголовном процессе было обусловлено необходимостью осуществления надлежащего контроля за законностью производства дознания.

СЗ РФ. 2007. N 24. Ст. 2833.

Согласно п. 17.1 ст. 5 УПК РФ начальник подразделения дознания — это должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель.

Полномочия начальника органа дознания в системе Федеральной службы судебных приставов Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Тютина Наталья Владимировна

В статье рассмотрены вопросы законодательной регламентации полномочий начальника органа дознания . Определены особенности его правового статуса в службе судебных приставов. Проанализированы правовые акты, регламентирующие права и обязанности начальника органа дознания в системе ФССП, выделены пробелы в законодательстве. С учётом правоприменительной практики внесены предложения о расширении полномочий начальника органа дознания в сфере процессуального контроля за производством дознания , в том числе о предоставлении ему полномочий по отмене незаконных и необоснованных постановлений дознавателя.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Тютина Наталья Владимировна,

AUTHORITIES OF THE HEAD OF THE BODY IN CHARGE OF PRELIMINARY INVESTIGATION IN THE SYSTEM OF FEDERAL BAILIFF SERVICE

The problems of legislative regulation of authorities of the head of the body in charge of preliminary investigation are considered in the article. Peculiarities of the legal status in the bailiff service are formulated. The legal acts, regulating the rights and duties of the head of the body in charge of preliminary investigation in the system of the Federal Bailiff Service, have been analyzed and the gaps in the legislation have been pointed out. A number of proposals on expansion the authorities of the head of the organ in charge of preliminary investigation in the field of procedural control of investigation proceedings, with granting him the powers on the abolishment of illegal and unfounded enactments of the investigator included are submitted.

Текст научной работы на тему «Полномочия начальника органа дознания в системе Федеральной службы судебных приставов»

?Полномочия начальника органа дознания в системе Федеральной службы судебных приставов

Н.В. Тютина, нач. отдела ОИП УФССП России по Оренбургской области

На протяжении более чем десятилетнего срока действия УПК РФ одним из актуальных и дискуссионных является вопрос о процессуальных полномочиях начальника органа дознания.

Именно данное должностное лицо призвано организовывать и контролировать расследование в форме дознания, обеспечивая тем самым неукоснительное исполнение норм уголовно-процессуального законодательства и его назначение.

Согласно законодательному определению, закреплённому п. 17 ст. 5 УПК РФ, начальник органа дознания — должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченный давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Нормы, регламентирующие права и обязанности начальника органа дознания, содержатся в различных статьях УПК РФ. Отдельная статья, посвящённая уголовно-процессуальному статусу начальника органа дознания, отсутствует. Мы согласимся с мнением таких авторов, как А.С. Есина и Е.Н. Арестова, которые заявляют о её необходимости, поскольку это позволило бы чётко структурировать процессуальные правоотношения субъектов дознания.

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет выделить основные полномочия начальника органа дознания. Он вправе:

— давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий (п. 17 ст. 5);

— возлагать на дознавателя полномочия органа дознания по производству дознания (ст. 41);

— давать письменные указания по уголовному делу, обязательные для исполнения дознавателем (ч. 4 ст. 41);

— продлить до 10 суток срок проверки сообщения о преступлении (ч. 3 ст. 144);

— выносить постановление о восстановлении утраченного уголовного дела либо его материалов (ст. 158.1);

— принимать решение о производстве дознания группой дознавателей и об изменении её состава (ст. 223);

— утверждать обвинительный акт (ч. 4 ст. 225), обвинительное постановление (ч. 2 ст. 226.7).

Кроме того, логичным представляется, что начальник органа дознания обладает такими же полномочиями, как начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК РФ) и дознаватель, так как является вышестоящим руководителем по отношению к последним [1]. По мнению М.Б. Эркенова, упоминание в законе о том, что каким-либо правомочием наделён в уголовном судопроизводстве дознаватель (без упоминания о начальнике органа дознания (органе дознания), можно толковать расширительно и признать, что указанным полномочием наделён и начальник органа дознания [2]. В частности, начальник органа дознания вправе:

— изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи;

— вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя;

— возбудить уголовное дело, принять его к своему производству и произвести дознание в полном объёме, обладая при этом полномочиями дознавателя;

— проверять материалы уголовных дел, находящихся в производстве у подчинённых дознавателей.

В соответствии с приказом ФССП России от 06.12.2010 № 677 «О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания» полномочия начальника органа дознания в Федеральной службе судебных приставов реализуют:

— в центральном аппарате ФССП России: заместитель главного судебного пристава, координирующий деятельность управления организации дознания и административной практики;

— в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов: руководители территориальных органов — главные судебные приставы субъектов Российской Федерации, их заместители, координирующие деятельность отделов организации дознания и административной практики и курирующие организацию работы по производству дознания в территориальных органах ФССП России;

— в структурных подразделениях территориальных органов Федеральной службы судеб-

ных приставов: начальники отделов судебных приставов — старшие судебные приставы, их заместители, координирующие организацию работы по производству дознания, либо лица, исполняющие их обязанности [3].

Примечательно, что в статьях ФЗ «О судебных приставах», регламентирующих права и обязанности главного судебного пристава РФ, главного судебного пристава субъекта РФ и старшего судебного пристава, закреплены только полномочия по осуществлению контроля за обеспечением безопасности при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения (далее — совершение исполнительных действий), производстве предварительного расследования в форме дознания, охране зданий, помещений Федеральной службы судебных приставов. Иные полномочия, отражающие уголовно-процессуальный статус данных должностных лиц, не упомянуты даже в отсылочных нормах, что является несомненным пробелом в законодательстве. По нашему мнению, необходимо внесение дополнений в ФЗ «О судебных приставах», а именно в ст. 9 «Полномочия главного судебного пристава субъекта РФ» и ст. 10 «Полномочия старшего судебного пристава» о том, что они осуществляют полномочия начальника органа дознания, предусмотренные УПК РФ.

Отдельные права и обязанности старшего судебного пристава и главного судебного пристава субъекта РФ (и его заместителя) как начальника органа дознания закреплены в Положения об организации процессуального контроля при проверке сообщений о преступлениях и осуществлении дознания в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов [4].

В частности, на них возложена обязанность:

— организовать и контролировать учёт и рассмотрение сообщений о преступлениях, ежемесячно проверять порядок ведения книг учёта сообщений о преступлениях, учёта талонов уведомления по заявлениям о преступлениях, журнала учёта материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел, по результатам проверки делать в них соответствующие записи;

— изучать материалы доследственных проверок и при необходимости вносить прокурору ходатайства об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела;

— обеспечить направление надзирающему прокурору материалов об отказе в возбуждении уголовного дела для проверки обоснованности принятого по ним процессуального решения;

— утверждать план расследования;

— при вынесении дознавателем постановления о приостановлении расследования по

уголовному делу проверять материалы дела на предмет обоснованности принятого решения и полноты проведённых следственных действий и другие.

К сожалению, уголовно-процессуальным законом начальник органа дознания не наделён правом отменять незаконные или необоснованные постановления дознавателя, в том числе при их обжаловании участниками процесса. Данным полномочием наделён лишь надзирающий прокурор. Однако нередко такие жалобы участники досудебного производства направляют начальнику органа дознания. Поэтому в указанных случаях начальник органа дознания должен обратиться с соответствующим ходатайством к прокурору (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Фактически начальник органа дознания лишён возможности устранить выявленные нарушения самостоятельно. При удовлетворении жалобы он наделён правом отстранить дознавателя от производства расследования, а в рамках трудовых правоотношений — правом инициировать привлечение его к дисциплинарной ответственности, в случае существенных нарушений законности — правом инициировать освобождение дознавателя от должности в установленном порядке. Однако по существу это не способствует устранению выявленных нарушений и восстановлению законных интересов заявителей, а скорее имеет значение для предупреждения нарушений в будущем.

В то же время начальник органа дознания имеет широкие возможности для осуществления ведомственного контроля производства дознания, поскольку именно он в оперативном режиме проводит систематическое изучение находящихся на рассмотрении у дознавателя материалов доследственных проверок и уголовных дел, даёт указания о выполнении тех или иных процессуальных действий, оказывает практическую помощь дознавателю.

Согласимся с мнением Т.В. Вальковой, что, не посягая на права прокурора, следует дать возможность руководителям дознания — начальнику органа дознания и начальнику подразделения дознания самим вмешиваться и предотвращать необоснованные и незаконные решения дознавателя по уголовному делу [5]. На наш взгляд, в целях оперативного реагирования на нарушения законности при производстве дознания указанным должностным лицам органа дознания должно быть предоставлено полномочие по отмене незаконных и необоснованных постановлений дознавателя [6].

Особое практическое значение имеет предоставление права отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В Федеральной службе судебных приставов это связано со следующими особенностями рассмотрения сообщений о преступлениях:

— дознавателями органов Федеральной службы судебных приставов дознание производится по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 157, 177, 315 УК РФ, которые являются длящимися;

— нередко вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела связано с недостаточностью собранных материалов, подтверждающих факт злостного уклонения должника от погашения задолженности: отсутствием письменных предупреждений должника об уголовной ответственности, отсутствием документов, подтверждающих имущественное положение должника или его доходы, и т.п.;

— в ходе исполнительного производства указанные материалы дополнительно собираются, при этом должник продолжает уклоняться от погашения долга, т.е. возникает ситуация, когда факты свидетельствуют о наличии признаков преступления, при этом дознаватели службы судебных приставов вынуждены обращаться к прокурору для решения вопроса об отмене ранее вынесенного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела для соблюдения п. 5 ч.1 ст. 27 УПК РФ;

— согласно ведомственной статистической отчётности ФССП России за 2012 г. отменено порядка 8% постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с последующим возбуждением уголовного дела от общего числа постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела [7].

Таким образом, наделение начальника органа дознания правом отмены постановлений дознавателя будет способствовать более быстрому, лишённому формальностей восстановлению прав и законных интересов участников процесса, повысит значимость внутриведомственного контроля, положительно скажется на сокращении сроков производства дознания.

Отличительной особенностью иерархических правоотношений «начальник органа дознания — начальник подразделения дознания — дознаватель» в Федеральной службе судебных приставов является то, что в отделах судебных приставов отсутствует начальник подразделения дознания. Указанные полномочия в соответствии с приказом ФССП России от 06.12.2010 № 677 «О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания» реализуют только должностные лица в центральном аппарате Федеральной службы судебных приставов и аппаратах управлений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов [8]. Фактически реализацию уголовно-процессуальных полномочий в отделах судебных приставов осуществляет штатный дознаватель (в больших городских отделах —

несколько дознавателей) и начальник отдела — старший судебный пристав, обладающий статусом начальника органа дознания. Учитывая, что отделы судебных приставов являются основным (по численности и территориальной компетенции) звеном в структуре ФССП России, можно констатировать, что для органов дознания Федеральной службы судебных приставов характерными являются именно правоотношения «начальник органа дознания — дознаватель». Если в ОВД, по замечанию А.А. Дядченко, начальником органа дознания в большей степени осуществляется административное, а не процессуальное руководство органом дознания, его статус сохраняется номинально и перестаёт иметь практическое процессуальное значение [1], то старший судебный пристав как начальник органа дознания постоянно и непосредственно контролирует деятельность подчинённого дознавателя, выполняя одновременно процессуальные, административные и организационные функции. Кроме того, периодически начальник отдела судебных приставов самостоятельно осуществляет дознание по уголовным делам в полном объёме. Согласимся с точкой зрения Ю.С. Митьковой, что существующая в настоящее время ведомственная «трёхступенчатая» (имеется в виду наличие начальника органа дознания и начальника подразделения дознания) система контроля качества дознания излишне громоздка [9]. По нашему мнению, для дознания более целесообразны правоотношения «начальник органа дознания — дознаватель», т.е. наличие одного субъекта, обладающего функциями процессуального контроля и руководства дознанием, который будет обладать всей совокупностью полномочий, в настоящее время предоставленных начальнику органа дознания и начальнику подразделения дознания. Указанное должностное лицо возможно обозначить как начальник отдела дознания, что будет более соответствовать существующей структуре органов дознания. Это приведёт к формированию чётких процессуальных отношений в системе «начальник — подчинённый»,

как следствие, будет способствовать быстроте, полноте и объективности предварительного расследования в форме дознания. Практическая модель таких процессуальных правоотношений представлена в отделах судебных приставов и успешно функционирует.

Реализация изложенных предложений, по нашему мнению, будет способствовать чёткому разграничению процессуальных полномочий должностных лиц, повышению эффективности ведомственного контроля над деятельностью дознавателей, что послужит укреплению законности на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

1. Дядченко А.А. Проблемы законодательной регламентации процессуальных полномочий начальника органа дознания и начальника подразделения дознания // Общество и право.

2008. № 1. С. 17, 24.

2. Эркенов М.Б. Процессуальный статус дознавателя: дисс. . канд. юрид. наук. Нижегородская академия МВД. Н. Новгород, 2007. С. 70.

3. О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания. Приказ ФССП России от 06.12.2010 № 677 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2011. № 3.

4. Об утверждении Положения об организации процессуального контроля при проверке сообщений о преступлениях и осуществлении дознания в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов. Приказ ФССП России от 16.02.2010 № 66 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2010. № 4.

5. Валькова Т.В., Емельянов К.Н. Процессуальный статус и полномочия начальника органа дознания и начальника подразделения дознания: методические рекомендации. Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России,

6. Душанкина М.В. Проблемы определения полномочий начальника подразделения дознания органов внутренних дел // Право и жизнь. 2010. № 5; Александров А.С., Круглов И.В. Правовое положение начальника подразделения дознания в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2007. № 17. С. 5; Гладышева О.В. Полномочия начальника органа дознания и начальника подразделения дознания в досудебных стадиях уголовного судопроизводства // Общество и право. 2012. № 5. С. 167.

7. Официальный сайт ФССП России. URL: http//www.fssprus.ru.

8. О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания. Приказ ФССП России от 06.12.2010 № 677 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2011. № 3.

9. Митькова Ю.С. К вопросу о процессуальных полномочиях начальника подразделения дознания// Вестник Волгоградской академии МВД. 2011. Выпуск 4 (19). С. 96.

Оставьте комментарий