Суммы компенсации морального вреда судебная практика

Сколько стоит человеческая жизнь? Эксперты обсудили справедливую сумму компенсации морального вреда

everythingposs / Depositphotos.com

Практикующие юристы и ученые обсудили проблемы определения размера компенсации морального ущерба за причинение вреда жизни и здоровью на состоявшемся вчера круглом столе. Организатор дискуссии – Комитет гражданских инициатив, Общероссийский гражданский форум и Ассоциация юристов России.

Проблемы с подсчетом размера компенсаций можно свести к трем основным:

  • размеры присуждаемых компенсаций различаются в сотни раз (от 5 тыс. до 15 млн руб. за человеческую смерть);
  • суммы компенсаций являются абсолютно непредсказуемыми даже для профессиональных участников подобных судебных разбирательств, что порождает сомнения как в обоснованности присуждаемых сумм, так и в том, что суд оценивал все обстоятельства, важные для определения степени моральных страданий;
  • при этом компенсации, как правило, совершенно мизерные, не отвечающие представлениям о справедливости. В частности, по данным автора соответствующего исследования, управляющего партнера ЮО «Гражданские компенсации» Ирины Фаст, «средний» размер компенсации морального ущерба за смерть близкого человека по стране в 2015-2017 годах составлял 111 тыс. руб., а медианный – еще ниже: 70 тыс. руб.
  • Сопоставим это с размером в 2 млн руб., который – по результатам социологических исследований – представляется россиянам справедливой оценкой моральных страданий в связи с потерей близкого человека. А по оценкам экономистов, средняя суммарная «цена» ущерба, связанная с потерей члена семьи, находится на отметке около 61 млн руб. Кстати, средний размер компенсации, по данным участников круглого стола, за смерть близкого в США равен $3-4 млн, что в пересчете на рубли составляет даже больше 61 млн руб. – 192-256 млн руб.

    Добавим к последнему соображению и то, что во многих случаях компенсация морального ущерба – это вообще единственный платеж, который «причитается» близким погибшего человека. А что касается компенсации морального ущерба в уголовном деле, то потерпевшие зачастую видят в нем «дополнительное» к уголовному наказание для преступника, и их разочарование размером присужденной компенсации оборачивается недоверием к системе уголовного судопроизводства и охраны правопорядка в целом.

    Все это вкупе приводит к тому, что «бесценность человеческой жизни превращается в ее бесплатность», по замечанию Ирины Фаст: нормы о присуждении компенсации хотя и действуют, но не обеспечивают с эффективностью ни компенсирующей, ни превентивной, ни карательной функции. В связи с этим, по мнению участников дискуссии, назрела необходимость в утверждении либо методики подсчета размера компенсаций морального вреда, либо даже системы минимальных такс и шкал. Впрочем, последнее соображение довольно дискуссионно, – часть юристов полагают, что в таком случае суды всегда будут ограничиваться минимальными размерами, их оппоненты же указывают, что даже в таком случае размер компенсаций вырастет по сравнению «с текущими». При этом все сошлись во мнении, что оптимальным вариантом будет одобрение методики (минимальных такс) постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

    Отметим, что правоведы уже имеют продвинутые «разработки» в этой области; нельзя не отметить методику определения размера презюмируемого морального вреда, автором которой является профессор РЭУ им. Плеханова Александр Эрделевский. Он же обратил внимание участников дискуссии на три важных момента:

  • во-первых, согласно ст. 151 Гражданского кодекса, размер компенсации определяется судом. Однако ГК РФ не требует, чтобы этот размер определял исключительно тот суд, который рассматривает конкретное дело. Таким образом, ГК РФ допускает и предполагает определение, скажем, ВС РФ как и ориентировочных сумм, в том числе минимальных, так и методики подсчета размера компенсации. Более того, ВС РФ уже с 2014 года рекомендует ориентироваться на те размеры компенсаций, которые присуждаются ЕСПЧ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 августа 2018 № 78-КГ18-38). Следовательно, уже сейчас есть вполне твердая основа для применения в конкретных делах «базисных» размеров компенсаций, присужденных ЕСПЧ. Нужно просто хорошо изучить его практику;
  • во-вторых, профессор обратил внимание на необходимость правильного формулирования предмета иска по делам о компенсации в случае смерти близкого человека. Из конструкции ст. 150-151 ГК РФ очевидно следует, что нравственные страдания проистекают при нарушении нематериальных благ. Жизнь – это нематериальное благо. Однако при нарушении права на жизнь исчезает и обладатель этого блага, то есть исчезает тот субъект, который вправе был бы требовать компенсации за посягательство на свое нематериальное благо – жизнь, если бы он, подобно Лазарю, воскрес из мертвых. Таким образом, обосновывать право на компенсацию моральных страданий в связи со смертью нужно не тем, что было нарушено право другого (умершего) человека на жизнь, а тем, что смертью этого близкого человека было нарушено такое нематериальное благо истца, как семейная связь. Данный подход уже отражен и в практике ВС РФ (например, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2020 г. № 71-КГ18-12, Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2020 г. № 69-КГ18-22);
  • в-третьих, ученый указал на целесообразность более широкого применения положений ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ: если нарушитель получил доходы вследствие своего деликта, то потерпевшая сторона вправе требовать возмещения – наряду с другими убытками – упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Что это значит применительно к проблеме компенсации морального вреда? Что если, скажем, право на жизнь автолюбителя было нарушено из-за того, что нарушитель – производитель автомобилей решил «сэкономить» на безопасности, то все недостойно сэкономленное на этом нужно взыскивать с нарушителя сверх возмещения морального вреда; это – справедливо! Подобную же тактику, вероятно, можно ожидать в делах о выплате компенсаций родным погибших в «Зимней вишне» – кроме, собственно, компенсаций моральных страданий можно заявить требования о взыскании неосновательного сбережения имущества, которое имело место из-за неисполнения требований пожарной безопасности.
  • Кроме того, очень интересные идеи были высказаны другими участниками дискуссии о:

  • необходимости установления одинаковых размеров компенсаций за причинение смерти в различных отраслевых законах; например, сейчас жизнь пешехода оценивается «дешевле» жизни пассажира метрополитена или автобуса;
  • целесообразности рассмотрения о взыскании морального ущерба в связи с ДТП в порядке приказного производства;
  • введении уголовной ответственности за невыплату присужденных сумм компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни или здоровью (по аналогии с уклонением от алиментов);
  • необходимости «отдельной» шкалы оценки морального вреда, причиненного медицинскими работниками, поскольку судебное «облегчение» взыскания такого вреда и увеличение взыскиваемых сумм может привести к коллапсу в отечественном здравоохранении.
  • Кто может получить компенсацию морального вреда

    Что такое моральный ущерб

    Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).
  • В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

    • утратой родных;
    • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
    • потерей работы;
    • распространением сведений, не соответствующих действительности;
    • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.
    • Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

      Денежная выплата компенсации морального вреда возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

      Моральный вред и его компенсация

      Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

    • характер и степень нравственных или физических страданий;
    • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
    • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
    • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
    • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.
    • В нашем государстве компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель вреда не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

      Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

    • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
    • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
    • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
    • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
    • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
    • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.
    • Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

    • Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
    • Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
    • Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
    • Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.
    • Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

      В нашем государстве размер компенсации варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

      Как составить заявление о возмещении вреда

      Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и часто и сковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

      Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

      1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
      2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
      3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т. п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию.
      4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
      5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ:
        • копии искового заявления для всех участников дела;
        • квитанция об оплате госпошлины;
        • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
        • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т. п.);
        • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
        • расчет суммы иска и ее обоснование.
        • Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

          ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

          Несчастный случай

          10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

          Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

          Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

          ВС: компенсация переживаний за близких возможна

          По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

          Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

          В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

          Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

          В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

          По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

          ВС поднял размер компенсации морального вреда

          Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн руб. Однако первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы.

          В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) истцу помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму.

          ВС сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии. У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил ВС. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации.

          ВС также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

          Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил ВС: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учел суд.

          Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ? , считает решение гражданской коллегии революционным: оно может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

          Несмотря на очевидность того, что компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт на моей памяти является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций.

          Ирина Фаст, адвокат АК Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ?

          Андрей Гривцов, партнер АБ ЗКС Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс Профайл компании ? приветствовал решение ВС и заметил, что подобной практики ранее фактически не существовало. «Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна», – заметил он. Адвокат Сергей Голубок также высоко оценил решение, хотя и отметил ряд минусов мотивировки. По его словам, из текста определения не совсем понятно, за что именно назначена компенсация: ВС говорит о нарушении права истца на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), но при этом ссылается на практику по делам о бесчеловечных условиях содержания в следственных изоляторах (ст. 3). При этом Голубок надеется, что решение ВС будет не единичным.

          Радует, что Верховный суд кардинально поднял размер компенсации. Издевательски маленькие компенсации за незаконные действия органов власти и должностных лиц ведут к продолжению их противоправного поведения, де-факто поощряя его.

          Сергей Голубок, адвокат

          По словам Гривцова, одна из причин небольшого числа решений по компенсациям в целом связана с малым числом оправдательных приговоров. Кроме того, у людей, как правило, уже не остается сил на то, чтобы идти за компенсацией морального вреда, пояснил он. «В настоящей ситуации истец пошел до конца, и это можно только приветствовать», – заметил Гривцов. Для изменения ситуации с размерами компенсаций нужно вносить изменения в действующее законодательство и устанавливать критерии, отмечает Ирина Фаст. Другим вариантом решения вопроса являются рекомендательные разъяснения ВС по этому поводу.

          Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем

          Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

          Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

          Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

          Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

          Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь. В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

          Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье. В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда. В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

          Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

          На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом. Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д. Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

          Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших. Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях. По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

          Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

          Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

          Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

          Таким образом, для минимального размера компенсации:

          телесные повреждения – А (сумма), легкий вред здоровью – В (сумма), средней тяжести вред здоровью – С (сумма), тяжкий вред здоровью – Д (сумма), смерть – Е (сумма).

          Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

          Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

          Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

          Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

          Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

          Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

          Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

          Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы. Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию. Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

          Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

          Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена. В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше. При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

          Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

          Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

          В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

          Стоит ли овчинка судебной выделки

          Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

          Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке. Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А. указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

          Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда — 100 тысяч. Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту — 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей. Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

          Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню. Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение. Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

          Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

          Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд. В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений. Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

          Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

          Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений. Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд. Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

          Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

          Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы. В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти. В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

          Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

          Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

          Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы. Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль. Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

          Сложно ли доказать причинение морального вреда?

          Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса — состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

          Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

          В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А. одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы. В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

          100 тысяч за падение в «Пятерочке»

          Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине «Пятерочка». В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение. При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал. Тогда с иском к «Пятерочке» обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

          Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

          Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

          — В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, — пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. — Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

          На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

          Моральный вред и его компенсация: что говорит судебная практика

          Статьи по теме

          Какие тенденции судебной практики нужно учитывать компании, если она стала участником спора о причинении морального вреда и необходимости его компенсации.

          Моральный вред — это нравственные или физические страдания (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10). Их причинение – действие (бездействие), которые посягают нематериальные блага или неимущественные права граждан. Ущерб недобросовестная сторона наносит:

        • жизни, здоровью, достоинству личности;
        • деловой репутации;
        • неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайне.
        • Пострадать могут права на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права. Моральный вред и его компенсация – это основание и следствие недобросовестного поведения. Обстоятельства нанесения вреда зависят от конкретных правоотношений, в которых состоят стороны. Рассмотрим, как в судебной практике рассматривают дела о моральном вреде и его компенсации.

          Полезные статьи в журнале «Юрист компании»

          Какие принципы действуют в отношении споров о моральном вреде и его компенсации

          Конкретного списка, который включает все виды и проявления вреда нет (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 24.10.2018 по делу № 33-15459/2018). Суд относит к ним нравственные переживания в связи с:

        • утратой родственников;
        • раскрытием семейной, врачебной тайны;
        • распространением сведений, которые не соответствуют действительности;
        • ограничением или лишением прав;
        • физической болью и др.
        • Причины исков бывают разные. Споры вытекают из трудовых отношений, сделок по ДДУ, других обстоятельств. Заявить требование, к примеру, возможно, если ответчик выражался в адрес истца нецензурно (решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края № 2-2168/2018

          М-1157/2018 от 07.06.2018). Право на возмещение морального вреда может определять конкретный закон (ст. 16 Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ).

          Например, право требования предусматривают:

          ВС отметил, что взыскание морального вреда по гражданскому делу возможно в судебной практике, даже, когда в гражданском праве напрямую не присутствует специальной нормы об этом.

          Какие подходы к разрешению дел о моральном вреде и его компенсации используют в судебной практике

          Правом обратиться за возмещением обладают не только лица, которые пострадали от неправомерных действий. Судебная практика по компенсации морального вреда знает много случаев, когда непосредственное обращение невозможно в силу трагических обстоятельств. В таком случае вред причинен семье пострадавшего.

          Так, заявительница обратилась в суд с иском о компенсации. Она указала, что со смертью мужа понесла невосполнимую утрату, что причиняет ей нравственные страдания и переживания. Иск она предъявила работодателю супруга. Суд выяснил, что смерть произошла в результате несчастного случая на производстве. Причиной происшествия стали нарушения должностными лицами работодателя требований к безопасности работ и охране труда. В такой ситуации суд удовлетворил иск (апелляционное определение Сахалинского областного суда от 26.08.2014 по делу № 33-2085/2014).

          В другом деле обратился отец пострадавшего в результате дорожного происшествия ребенка (апелляционное определение Московского городского суда от 14.03.2020 № 33-5219/2020).

          Судебная практика о возмещении морального вреда и материального ущерба зависит от конкретных обстоятельств

          Когда истец заявляет требование, суды опираются на принципы разумности и справедливости и по-разному относятся к суммам, которые требуют в иске. Если речь не идет о гибели граждан, сумма возмещения небольшая. Так, по трудовым спорам о причинении морального вреда в судебной практике фигурируют суммы в пределах нескольки тысяч рублей. Встречаются суммы в размере:

          5 000 руб. (решения Ленинского районного суда города Тюмени № 2-7711/2017

        М-6917/2017 от 16.10.2017, № 2-11151/2016

        М-11590/2016 от 07.11.2016);

      6. 3 000 руб. (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 30.01.2018 № 18-КГ17-222);
      7. 2 000 руб. (решение Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края № 2-1966/2018

        М-2046/2018 от 28.08.2018);

      8. 1 000 руб. (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.02.2018 № 31-КГ17-11).
      9. Если заявитель докажет и обоснует более высокие суммы, суд может удовлетворить требование в другом размере, например, 10 тыс. руб. и выше (решение Ленинского районного суда г.Махачкалы № №2-3032/2017 от 11.12.2017).

        Компенсации в размере 100 000 руб. или иные суммы, как правило, взыскивают, когда речь идет о нарушениях ответчика, которые привели:

      10. к гибели потерпевшего (апелляционное определение Московского городского суда от 14.03.2020 № 33-5219/2020);
      11. к профессиональному заболеванию (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 01.04.2020 № 34-КГ18-22).
      12. Более высокие суммы суды присуждают в производстве по уголовным делам (300 тыс. и 350 тыс. рублей в апелляционном определении Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 20.03.2020 № 46-АПУ19-4).

        В ряде случаев иск о компенсации не удовлетворят

        По судебной практике, суды не всегда удовлетворяют требования о компенсации морального вреда (определение ВС РФ РФ от 09.01.2020 № 308-ЭС17-15343(4) № А32-28677/2013). Причины различны:

      13. заявитель неправильно определил ответчика (определение КС РФ от 27.02.2018 № 420-О);
      14. лицо ранее обращалось в суд по аналогичным основаниям (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 23.04.2020 № 41-КГ19-6);
      15. требования не относятся к личности заявителя, связаны с предпринимательской деятельностью (определение ВС РФ от 28.03.2018 № 307-ЭС18-2225 по делу № А05-1598/2017);
      16. отсутствует причинно-следственная связь между действиями ответчика и последствиями для истца (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.02.2018 № Ф01-49/2018 по делу № А79-6189/2017) и др.
      17. Нельзя взыскать моральный вред за действия публичной власти (ст. 1069 ГК РФ).

        Так, предприниматель не смог оформить в собственность земельный участок из-за бездействия администрации. Пока он собирал документы, земля подорожала. Чтобы взыскать разницу между прежней стоимостью и текущей, он заявил иск об убытках. Предприниматель также потребовал моральный ущерб. Во второй части иска суд отказал (постановление АС Волго-Вятского округа от 08.04.2016 № Ф01-1105/2016 по делу № А29-7220/2015).

        Смотрите так же:  Сотовый телефон страховка

    Оставьте комментарий