Статья 216 ук рк

Статья 216 ук рк

Статья 216 Уголовного кодекса: прошлое, настоящее и будущее

© Геннадий Нам — адвокат

Алматинской городской коллегии адвокатов

Уголовная ответственность за деяние предусматривающей выписку счета-фактуру без выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров с целью извлечения имущественного выгоды, причинившее крупный или особо крупный ущерб гражданину, организации или государству в УК РК (в редакции 1997 г.) до 2009 г. не существовала /1/.

Впервые она появилась в конце 2009 г., когда кодекс был дополнен ст. 192-1 Законом РК от 08 декабря 2009 г., в который в последующем вносились изменения и дополнения. Этим же законом была изменена редакция ст. 192 УК РК предусматривающая ответственность за лжепредпринимательство, которая также неоднократно подвергалась изменениям, в том числе была дополнена примечанием /2/.

Новшеством было и то, что уголовная ответственность за лжепредпринимательство наступала только в том случае, если все сделки совершаемые субъектом частного предпринимательства преследовали противоправные цели и этим причиняли крупный или особо крупный ущерб гражданину, организации или государству.

В п. 1 примечания, давалось разъяснение, что входит под понятие сделок, преследующих противоправные цели, за совершение которых лицо подлежало уголовной ответственности.

К слову, перечень противоправных сделок, не соответствовало тому, которое вытекало из ст. 157-190 ГК РК /3/.

Под норму ст. 192 УК РК была сформулирована диспозиция ст. 192-1 УК РК, согласно которой ответственность наступала за совершение субъектом частного предпринимательства сделки (сделок) (в том числе путем использования счета-фактуры) без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, преследующей их противоправные цели и причинившей крупный ущерб гражданину, организации либо государству. В п. 3 примечания к ст. 190 УК РК давалось определение крупного и особо крупного ущерба, которое причинялось лицам, указанных в ст. 192-1 и в др. статьях главы 7 УК РК.

Таким образом, эти нормы УК РК, по замыслу законодателя должны были работать в паре и к уголовной ответственности должны были привлекаться как лица занимающиеся лжепредпринимательством так и те, кто способствовал им посредством совершения сделок, которые не имели под собой «намерение осуществлять предпринимательскую деятельность», в том числе путем выписки счетов-фактур без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.

В 2014 г. был принят новый УК РК (далее, — УК), который вступил в силу с 1 января 2015 г. С принятием нового уголовного кодекса и вступлением его в юридическую силу, прекратил действие УК РК (в редакции 1997 г.) С ним ушла и целая эпоха уголовного законодательства, которая во многом базировалась на советском праве.

В новом УК, деяния которые ранее были в прежнем кодексе сохранились, но изменилась нумерация статей ( ст. 215 — лжепредпринимательство и ст. 216 — совершение действий по выписке счетов-фактур без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров). Вместе с тем, данные статьи кодекса изменились не только текстуально, но и по содержанию.

В частности, из ст. 215 УК исключено предложение «если все совершенные сделки преследуют противоправные цели», которое было ранее в диспозиции ст. 192 УК РК (в редакции 1997 г.) Также исключено и примечание.

В соответствии с этим, изменилось содержание диспозиции ст. 216 УК. В частности, из нее было изъято слово «сделки (сделок)» и вместо него используется слово «действие». Также изменилось и название статьи, по сравнению со ст. 192-1 УК РК (в редакции 1997 г.)

Состав деяния материальный, т.е. ответственность наступает в случае причинения гражданину, организации или государству крупного или особо крупного ущерба. Что понимается под крупным или особо крупным ущербом, указано в п. 3) и в п. 38) ст. 3 УК (глоссарий).

Несмотря на то, что в названии и диспозиции ст. 216 УК исключены слова «сделки (сделок)» и все что связано с ним, тем не менее сделка в значении предусмотренном главой 4 ГК РК, там незримо присутствует. Ведь само действие по выписке счета-фактуры, без выполнения работ, оказания услуг или отгрузки товаров, в отсутствии сделки с лицами, перечисленным в диспозиции статьи, бессмысленна.

Счет-фактура не является документом порождающим права и обязанности (правоотношение) между субъектами частного предпринимательства, а поэтому даже если оно и будет выписано, при этом между лицами указанными в диспозиции статьи не будет заключена сделка и подписан договор, то это не является преступлением. Счет-фактура относится к финансово-налоговым документам, правовое положение, регулирование, заполнение, сроки выписки, порядок внесения в них изменений и дополнений и пр., производится в соответствии с действующим законодательством /4/. За нарушение этого законодательства, наступает иная ответственность (дисциплинарная или административная) /5/.

В 2017 г. ст. 215 УК была декрминализирована /6/. Тем не менее, ст. 216 УК сохранилась. Однако, поскольку деяние (лжепредпринимательство) перестало быть преступлением, то из ч. 2 этой статьи кодекса исключен п. 5) предусматривавший ответственность за использование лжепредприятия.

С этого момента наступает новый этап правоприменения ст. 216 УК, практика которой не однозначна и вызывает споры. Порой идет в разрез с содержанием и целью, для чего данный состав изначально вводился в уголовное законодательство.

За полтора года его действия, без «напарника», правоохранительные органы, в частности Службы экономических расследований (СЭР), в чьей подследственности она находится, привлекают к уголовной ответственности значительное количество лиц /7/. При этом поступают следующим образом.

Через лиц, которые сотрудничают с ними на конфиденциальной основе (агентов), распространяют сведения о том, что некая коммерческая организация желает приобрести счета-фактуры, без выполнения работ, оказания услуг или отгрузки товаров. Естественно, за вознаграждение, которое определяется в процентах, от суммы сделки. При этом, с этой организацией (юридическим лицом) договариваются изначально, что будут использовать ее фирменное наименование, реквизиты (юридический адрес, БИН, расчетный счет в банке) и персональные данные руководителя и главного бухгалтера. Одним словом, используют организацию как приманку (живца). В таком случае, организация-живец исключается из числа субъекта частной предпринимательской деятельности, которой причиняется какой-либо ущерб, поскольку она никаких финансово-хозяйственных операций и деятельности с таким контрагентом не проводит. Далее, найдя соответствующую жертву, агент, ведет переговоры с ней, которые фиксируются на аудио-видео аппаратуру. Предварительно, получают санкцию прокурора, ставя его в известность о том, что в ходе проводимых оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) ими установлено, что конкретное лицо под тем или иным буквенным литером, например «А», занимается преступной деятельностью на подконтрольной им территории по выписке счетов-фактур, без выполнения работ, оказания услуг или отгрузки товаров. Так же ставят в известность, но чаще всего не делают этого, что ими применяется модель поведения, имитирующая преступную деятельность, что дозволяется Законом РК «Об оперативно-розыскной деятельности» /8/.

Агент, который обычно выдает себя за работника организации (менеджер, юрист) и его жертва в ходе встречи оговаривают предмет сделки, ее условия, в том числе сумму сделки и конечно же размер вознаграждения за действия по выписке счет-фактуры. Поскольку «клиент» не в курсе деталей дела, то агент передает разрабатываемому лицу проект договора, реквизиты контрагента, спецификацию на товары, данные руководителя юридического лица и пр. С тем чтобы поверили ему, передает аванс в виде небольшой суммы, как предоплату. Денежные средства агент получает от сотрудников СЭР, которые предусмотрены в бюджете этой организации, для проведения подобной операции. Естественно, под протокол и с переписыванием номеров денежных купюр. После того, как аванс был передан и тем самым клиент уже «на крючке», агент начинает торопить клиента с тем, чтобы он быстрее выполнил заказ. Как только клиент все выполнит, т.е. заполнит переданный ему текст договора и подпишет его, составит акт выполненных работ и главное, выпишет счет-фактуру без выполнения работ, оказанных услуг или отгрузки товаров, назначается день встречи. Во время встречи, которая идет под контролем оперативных работников СЭР, агент просит передать ему составленные клиентом документы для просмотра. Убедившись, что все «правильно», он передает клиенту обусловленные денежные средства (муляж) и произносит условные слова означающие, что все прошло нормально. По этой уловной команде, происходит захват клиента.

Почему же используется муляж денежных средств? Причина в том, что расчеты между юридическими лицами в наличной форме, действующим законодательством запрещен. Более того, субъект чьи данные используются при проведении ОРМ, никогда не перечислит денежные средства в безналичной форме лицу, которого не знает. Однако с тем, чтобы закрепить факт корыстной цели у «клиента» и в последующем использовать муляжные деньги в качестве доказательства, оперативные сотрудники СЭР идут на такие и другие ухищрения.

Регистрируется уголовное дело в ЕРДР по ч. 3 ст. 24, и соответствующей части ст. 216 УК — покушение на преступление, но не доведенное до конца по независящим от лица обстоятельствам. По завершению дела, оно передается в суд. Как правило, суды выносят обвинительный приговор, при этом стараются назначать наказание не связанное с лишением свободы /9/. Иногда заключается процессуальное соглашение, а суд утверждает его /10/. Случаются, суды выносят оправдательные приговоры, что явление редкостное /11/.

Отчасти это связано с тем, что реального ущерба никому не причинено. Организация, чьи данные и реквизиты используются для проведения ОРМ, не знает что делает СЭР и какие правовые последствия повлекли для третьего лица данное им разрешение на использование ее данных, поскольку должностные лица СЭР не ставят ее в известность об этом. Не интересуется и потому, что имущественным интересам этой организации, никто не причинил какого-либо вреда. К тому же она и не является выгодоприобретателем в виде зачета по налогу на добавленную стоимость (НДС), поскольку никакой сделки с субъектом, который выписал счет-фактуру на ее имя, у нее нет. При совершении преступления в классическом виде, как это предусмотрено ст. 216 УК и в паре со ст. 215 УК, выгодоприобретателем является лицо, который берет в зачет НДС /12/.

Поскольку выгодоприобретателя нет, т. е. потенциального потерпевшего, то орган досудебного расследования в качестве лица, которому причинен ущерб признает государство в лице уполномоченного органа — Управление государственных доходов района, города или области (УГД). Размер ущерба определяют не из суммы сделки (договора), а из того, какой размер предполагаемого налога не уплатил субъект уголовной ответственности. При этом размеры налогов (КПН — корпоративный подоходный налог и НДС — налог на добавленную стоимость) суммируются.

Размеры ущерба определяются на основании заключения соответствующей судебной экспертизы, перед которой ставится вопрос о том, какова сумма предполагаемой неуплаты налогов, исходя из общей суммы договора. Поскольку перед экспертом ставится конкретный вопрос, то он дает соответствующий ответ: — налоги подлежащие уплате в бюджет государства по КПН и НДС составляют столько то, а суммарно столько. Отсюда делается простой вывод о том, выведенная экспертом общая сумма рассматривается как ущерб государству, в лице соответствующего территориального органа УГД.

В этом и заключается принципиальная ошибка органов досудебного расследования и судов. К сожалению, эту ошибку не видят и адвокаты-защитники, которые участвуют в уголовных делах по данной категории. А если замечают и обращают внимание на это, то суды никак на это не реагируют, а порой просто игнорируют, посредством умолчания либо вынесения судебного акта, которым отказывают в удовлетворении заявленного ходатайства о прекращении статуса потерпевшего УГД в уголовном деле и в процессе. К слову, УГД не может также и подать соответствующий иск к подсудимому, в рамках уголовного дела, поскольку ему какой-либо ущерб не причинен. Процедура же взыскания неуплаченных или не полностью уплаченных налогов с должника-налогоплательщика производится по нормам налогового законодательства, а не по правилам УПК РК и ГПК РК.

Вместе с тем в п. 1) ч. 2 ст. 245 УК предусмотрена специальная норма об ответственности за уклонение от уплаты налога с использованием счет-фактуры, без выполнения работ, оказания услуг или отгрузки товаров. Следует обратить внимание, что подобная норма в ст. 222 УК РК в редакции 1997 г. отсутствовала. Однако, отличие ст. 245 УК от ст. 216 УК заключается в том, что уклонение от уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет наступает в случае непредставления налогоплательщиком декларации либо внесение в декларацию заведомо искаженных сведений. А покушение на неуплату налога, тем более «по независящим от лица обстоятельствам», вообще быть не может. Налог может быть уплачен или нет, третьего не дано.

Таким образом, оконченным преступлением по п. 1) ч. 2 ст. 245 УК будет не день составления счета-фактуры или другие сроки предусмотренные Налоговым кодексом, а следующий день месяца соответствующего года, установленный кодексом для подачи декларации в уполномоченный орган (УГД района, города или области). Более того, законодательство допускает внесение корректировки в поданную декларацию, которую налоговый орган обязан принять. Другое дело, внесет ли налоговый орган эту корректировку в свою базу данных или нет. Но это другая тема.

Далее, в диспозиции ст. 245 УК употребляется понятие «размер» неуплаченного налога, тогда как в диспозиции ст. 216 УК используется другое понятие «ущерб» по отношению к тому, кому он нанесен — гражданину, организации или государству.

О том, что это разные юридические понятия, следует из смысла содержания п. 3) и п. 38) ст. 3 УК в которых дается разъяснение содержания этих понятий, посредством установления разных месячных расчетных показателей ( МРП ), в зависимости от статьи кодекса.

Ущерб — это убыток, урон, потеря /13/. В гражданском праве, это негативные, невыгодные последствия как результат действия или бездействия субъектов или по истечению обстоятельств, которые повлияют в материальных лишениях, вреда жизни или здоровью человека, окружающей среде или моральных страданиях. Ущерб определяется весом (килограммы, литры, тонны), количеством (штуки, метры, километры, квадратные метры, гектары, килокалории, киловатт/час), объемом (кубометры), тяжестью наступивших последствий (легкий, средний или тяжкий вред здоровью), денежными величинами (тенге, рубли, доллары США, евро) и пр. Моральный ущерб — степенью, интенсивностью и продолжительностью переживаний, подавленностью, стрессовым состоянием, унижением, стыдом, гневом, возмущением и пр. ( ст. 951 ГК РК).

В содержание понятие ущерб, также входит и убыток.

Убытки — это денежная оценка имущественных потерь (изменений имущественного положения лица), образовавшееся в результате уменьшения принадлежащих ему благ /14/.

Размер — это величина объекта в одном измерении, либо какая-либо другая условная величина объекта, определяемая в абсолютных, либо относительных мерах длины. Одежда, обувь, в музыке, в стихах, в астрономии (час, сутки, год, световой или галактический год) и пр. /15/.

В контексте ст. 244 и 245 УК — под размером понимается количественная величина денег выраженная в национальной валюте — тенге. При этом количественная величина не поступивших платежей в бюджет суммируется, т.е. к размеру КПН прибавляется размер НДС. А если не уплачены к тому же еще и иные обязательные платежи в бюджет, то и они присовокупляются.

В ст. 216 УК ущерб определяется также количеством денег измеряемым в национальной валюте. Однако, исчисляется ущерб от суммы сделки, заключенной между сторонами. Сумма сделки всегда больше, чем не уплаченный налог. К слову, официальной методики определения ущерба, нет.

Ранее, ущерб определялся по тому, на какую сумму лжепредприятие заключило сделку, преследующую противоправную цель, с тем или иным лицом и обналичило денежные средства. Поскольку лжепредпринимательство декрминализировано, то эта методика исчисления ущерба, в настоящее время, к рассматриваемому деянию, не применима.

Также надлежит учесть, что величина «особо крупного размера» по уклонению от уплаты налога и других обязательных платежей в бюджет по деянию предусмотренному ч. 3 ст. 245 УК составляет сейчас 75 000 МРП. В денежном выражении это составит 189 375 000 (2525 х 75000 = 189 375 000) тенге, тогда как величина «особо крупного ущерба» по деянию предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РК остался на прежнем уровне — 50 000 МРП. Эквивалент в валюте Казахстана это будет 126 250 000 (2525 х 50000 = 126 250 000) тенге /16/. Разница составляет 63 125 000 (189 375 000 — 126 250 000 = 63 125 000) тенге.

Таким образом это подтверждает, что понятия «крупный или особо крупный размер», не тождественен понятию «крупный или особо крупный ущерб».

Вывод, понятие «причинение ущерба государству» предусмотренному в ст. 216 УК, не является тождественным понятию «не уплаты налога в бюджет», вернее «уклонению от уплаты налогов в бюджет», предусмотренными ст. 244 и 245 УК.

Деяние предусмотренное ст. 216 УК отличается от деяния предусмотренного ст. 245 УК также и тем, что объектом первого преступления является «общественные отношения по поводу осуществления основанной на законе предпринимательской деятельности», объектом второго деяния — «общественные отношения связанные с обязательством по уплате налогов в бюджет» /17/. Более того, уплата налогов и других обязательных платежей является конституционным долгом и обязанностью каждого и регламентируется нормами публичного права /18/, тогда как причинение ущерба государству в значении предусмотренному ст. 216 УК, предполагает наличие между субъектом частного предпринимательства и государством, гражданско-правовых отношений основанной на сделке (договоре). Института сделки по уплате налога и иных обязательных платежей в бюджет, между налогоплательщиком и государством, в лице соответствующего уполномоченного государственного органа, нет и не может быть /19/.

Как записано в п. 4 ст. 1 ГК РК, к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, за исключением случаев, предусмотренными законодательными актами. Исходя из этого Верховным Судом РК в Нормативном постановлении «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 г. судам дано разъяснение, что «следует разграничивать налоговые отношения от имущественных отношений, регулируемых гражданским законодательством»/20/.

Смотрите так же:  Страховка алматы цены

Поскольку объект преступлений у выше перечисленных статей кодекса разный, то объективная и субъективная сторона деяний, у них также разные.

Полагаю, что деяние предусмотренное ст. 216 УК должно быть декриминализирована и вот почему.

С 1 января 2020 г. счета-фактуры подлежат выписыванию в электронном виде, за некоторым исключением. Это не только упрощает деятельность субъектов частного предпринимательства, но еще позволяет отслеживать за всеми сомнительными сделками и действиями по выписыванию счетов-фактур, без выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров со стороны уполномоченных органов, в режиме онлайн.

Пункт 1) ч. 2 ст. 245 УК перекрывает деяние предусмотренное ст. 216 УК.

Электронный формат выписки счетов-фактур, исключит искусственное поднятие раскрываемости преступлений оперативно-розыскными средствами, со стороны недобросовестных сотрудников СЭР.

Суды же перестанут выносить неправосудные судебные акты, тем самым прекратят множить лиц, имеющих статус судимых и с тяжелыми правовыми последствиями для них и их семей. Ведь санкции ст. 216 УК весьма суровы, поскольку кроме основного вида наказания, предусматривают дополнительное наказание в виде конфискации имущества, с пожизненным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо без такового.

P . S . Все, что изложено автором в настоящей статье и соответственно выводы к которым пришел, не бесспорны. Тем не менее, проблемы которые существуют на практике и разновекторность правоприменения, надлежит решать в соответствии с существующей доктриной уголовного права и принятой государством правовой политикой, по данному вопросу.

Список использованных источников

1. См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан (в редакции 1997 г.). — ПС «Юрист».

2. См.: Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам пресечения лжепредпринимательства» от 08 декабря 2009 г. № 225- IV . — ПС «Юрист».

3. В статьи 157-190 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) внесены изменения и дополнения. Законом РК от 27 февраля 2017 г. № 49- VI ГК РК дополнена ст. 157-1. В настоящее время эти статьи действуют в обновленной редакции. — ПС «Юрист».

4. См.: Главу 47 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» от 25 декабря 2017 г. № 120- VI ЗРК; Закон РК «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» от 28 февраля 2007 г. № 234. — ПС «Юрист».

5. См.: Статьи 280, 280-1 Кодекса Республики Казахстан «Об административных правонарушениях». — ПС «Юрист».

6. См.: Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования правоохранительной системы» от 3 июня 2017 г. № 84- VI . — ПС «Юрист».

7. Часть 3-1 ст. 187 УПК РК не приведена в соответствии с Законом Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования правоохранительной системы» от 3 июня 2017 г. № 84- VI , согласно которой ст. 215 декрминализирована, а п. 5) из ч. 2 ст. 216 УК РК исключен. — ПС «Юрист».

8. См.: Подпункт 4) п. 1 ст. 11 Закона Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности» от 15 сентября 1994 г. № 154- XIII . — ПС «Юрист».

9. См.: Уголовное дело № 1-172/2018. Текущий архив Талгарского районного суда Алматинской области.

10. См.: Уголовное дело № 238/2018. Текущий архив суда № 2 г. Атырау Атырауской области.

11. См.: Уголовное дело № 7511-18-00-1/233. Текущий архив Алмалинского районного суда г. Алматы.

12. См.: Статью 400 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)». — ПС «Юрист».

13. См.: Толковый словарь русского языка. Под ред. проф. Д. Н. Ушакова. М: 1935.

14. См.: Малашко А. П. Понятие убытков в гражданском праве. http://www.bseu.by/russian/scientific/herald/2003/2/030219.pdf

15. См.: Викисловарь.

16. Месячный расчетный показатель на 2020 г. установлен в размере 2 525 тенге.

17. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. Алматы: ТОО «Издательство — Норма-К», 2016. С. 374-376, 438-440.

18. См.: Статью 35 Конституции Республики Казахстан; Кодекс Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)». — ПС «Юрист»; Конституция Республики Казахстан. Научно-практический комментарий. — Астана: 2018. С. 268-270; Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации, части первой с постатейными материалами официальных органов. Под ред. А. В. Брызгалина и А. Н. Головкина. Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.: «Аналитика-Пресс». 2001.

19. См. подробнее: Худяков А. И. Налоговое право Республики Казахстан. Общая часть: Учебник. — Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», — 2003. С. 251-271; Мальцев В. А. Налоговое право: Учебник для студ. сред. проф. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия». 2004. С. 32-52, и др.

20. См: Пункт 3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 г. — ПС «Юрист».

О некоторых вопросах применения законодательства о лжепредпринимательстве

Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 12 января 2009 года № 1. Утратило силу нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан от 29 июня 2018 года № 13.

Сноска. Утратило силу нормативным постановлением Верховного Суда РК от 29.06.2018 № 13 (вводится в действие со дня первого официального опубликования.).

В целях правильного и единообразного применения действующего законодательства о лжепредпринимательстве пленарное заседание Верховного Суда Республики Казахстан

1. Лжепредпринимательство – вид уголовного правонарушения в сфере экономической деятельности, при котором виновное лицо создает (приобретает) и использует субъекты частного предпринимательства, а равно руководит ими, без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, в противоправных целях, предусмотренных диспозицией статьи 215 Уголовного кодекса Республики Казахстан (далее – УК), при условии, что эти деяния причинили крупный ущерб гражданину, организации или государству.

При этом под действиями, преследовавшими цели, предусмотренные статьей 215 УК, следует понимать лишь те действия, которые расследованы и инкриминированы обвиняемому (подсудимому) в рамках конкретного уголовного дела.

Уголовное дело в части отдельных действий и обстоятельств, по которым по объективным причинам требуется дополнительная и длительная проверка на стадии досудебного расследования, может быть выделено в отдельное производство в порядке статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – УПК).

Применительно к статье 216 УК к субъектам частного предпринимательства, которыми совершены отдельные действия по выписке счета-фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров с целью извлечения имущественной выгоды, следует относить лиц, постоянно осуществляющих предпринимательскую деятельность и не преследующих противоправные цели системного характера. Действия же лица, создавшего (приобретшего) лжепредприятие и имитирующего при этом добросовестную предпринимательскую деятельность путем совершения лишь единичных (нескольких) действительных сделок, подлежат квалификации по статье 215 УК.

Сноска. Пункт 1 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

2. Объектом посягательства при лжепредпринимательстве выступают общественные отношения в области налогообложения, кредитования и иной законной экономической деятельности.

Сноска. Пункт 2 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

3. Объективная сторона лжепредпринимательства включает в себя создание субъекта частного предпринимательства и приобретение акций (долей участия, паев) других юридических лиц, предоставляющих право определять их решение.

Субъект частного предпринимательства считается созданным с момента его государственной регистрации, которая признается оконченной после внесения соответствующей записи в единый Государственный регистр юридических лиц.

Обязательным признаком объективной стороны уголовного правонарушения является наличие причинной связи между действиями, образующими лжепредпринимательство, и наступившими последствиями в виде крупного ущерба.

Сноска. Пункт 3 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

4. Регистрация субъекта частного предпринимательства на вымышленное лицо, неправильное указание юридического адреса сами по себе без признаков, характерных для лжепредпринимательства, не образуют состав данного уголовного правонарушения.

Сноска. Пункт 4 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

5. Мотивом создания лжепредприятия является отсутствие намерения заниматься предпринимательской деятельностью.

По каждому конкретному делу органы уголовного преследования в постановлении о квалификации деяния подозреваемого, обвинительном акте, суды в описательно-мотивировочной части приговора должны приводить доказательства, указывающие на отсутствие у лица намерения при создании субъекта частного предпринимательства заниматься предпринимательской деятельностью.

Признаком отсутствия такого намерения является невыполнение обязанностей, вытекающих из учредительных документов, в течение времени, необходимого и достаточного для их выполнения в соответствии с обычаями делового оборота. Критерием последнего можно рассматривать отсутствие предпринимательской деятельности в течение налогового периода, по истечении которого определяются объект налогообложения, налоговая база, исчисляются суммы налогов и других обязательных платежей, подлежащие уплате в бюджет.

Другими обстоятельствами могут быть: истечение значительного времени после регистрации, отсутствие необходимого штата, имущества, внесение искаженных данных об учредителях, не открытие банковских счетов.

Сноска. Пункт 5 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

6. Субъективная сторона лжепредпринимательства характеризуется умышленной формой вины. По отношению к факту создания (приобретения) лжепредприятия в действиях лица содержится прямой умысел, а к последствию, которым является ущерб, как прямой, так и косвенный.

Сноска. Пункт 6 с изменением, внесенным нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

7. Обязательным признаком лжепредпринимательства является изначальное преследование виновным лицом при создании лжепредприятия одной из целей (или нескольких одновременно), указанных в диспозиции статьи 215 УК.

Сноска. Пункт 7 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

8. Целями лжепредпринимательства могут быть: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности.

Получение кредита без доказательств намерения не осуществлять предпринимательскую деятельность может свидетельствовать о совершении иных преступных деяний, но не лжепредпринимательства.

При лжепредпринимательстве незаконно освобождается от налогов контрагент лжепредприятия. Освобождением от налогов является и их занижение.

Извлечение иной имущественной выгоды заключается в том, что оно происходит с нарушением закона. В данном случае может иметь место совершение законных по форме, но фиктивных по цели и содержанию сделок, которые не свидетельствуют о намерении заниматься предпринимательской деятельностью (обналичивание денежных средств, посреднические услуги и тому подобное).

Под запрещенной деятельностью, которую прикрывает лжепредпринимательство, следует понимать такие действия, которые запрещены законодательством вне зависимости от его субъектов, а также отдельные виды предпринимательской деятельности, для осуществления которых требуется получение лицензии.

9. Уголовная ответственность за лжепредпринимательство наступает при причинении крупного ущерба. Понятие крупного ущерба дано в статье 3.

Сноска. Пункт 9 с изменением, внесенным нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

10. Сопряженный с лжепредпринимательством ущерб определяется как сумма налога, от уплаты которого уклонился контрагент, или сумма кредита, дохода, имущественной выгоды, незаконно полученной контрагентом. В этой связи ущерб, причиненный контрагентом лжепредприятия, в виде неуплаченных налогов, незаконно полученного кредита, дохода, иной выгоды, а также вина в этом руководителя (участника) контрагента подлежат доказыванию с принятием процессуального решения по данному уголовному делу либо должны быть установлены ранее принятым и вступившим в законную силу постановлением о привлечении к административной ответственности, обвинительным приговором суда или постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Поскольку состав уголовного правонарушения, предусмотренный статьей 215 УК, полностью охватывает действия лжепредпринимателя по пособничеству контрагенту в уклонении от уплаты налогов, то эти его действия дополнительной квалификации по статье 245 УК не требуют.

Сноска. Пункт 10 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

11. Если лицо фактически осуществляло реализацию товаров (работ, услуг) без отражения в бухгалтерском и налоговом учете, его действия не могут быть квалифицированы как лжепредпринимательство, поскольку объектом посягательства в этом случае будет являться установленный порядок бухгалтерского учета и налогообложения реальной предпринимательской деятельности, осуществляемой с указанными нарушениями.

Сноска. Пункт 11 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

12. Кодексом Республики Казахстан «»О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс)» установлено, что объектом обложения корпоративным подоходным налогом (далее — КПН), в частности, является налогооблагаемый доход. Налогооблагаемый доход определен как разница между совокупным годовым доходом и вычетами. В совокупный годовой доход включаются все виды доходов налогоплательщика, в том числе доход от реализации.

Одним из объектов обложения налога на добавленную стоимость (далее – НДС) является облагаемый оборот, к которому, в частности, относится оборот, совершаемый плательщиком НДС, по реализации товаров, работ, услуг в Республике Казахстан, за исключением необлагаемого оборота.

Таким образом, наличие объектов обложения КПН и НДС предполагает предпринимательскую деятельность. Если в действительности реализация товаров, работ, услуг, учтенных по правилам бухгалтерского и налогового учета, не производилась, что имеет место при лжепредпринимательстве, объекты налогообложения отсутствуют.

Следовательно, лжепредприятиям не могут быть начислены налоги, что исключает включение их сумм в ущерб, причиненный в результате лжепредпринимательства.

Сноска. Пункт 12 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

13. Лица, создавшие и/или обладающие правом определять решения лжепредприятия, равно как его руководитель, несут ответственность как соисполнители лжепредпринимательства.

Сноска. Пункт 13 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

14. Если лжепредприятие создано специально для использования в мошеннических целях, действия виновного следует квалифицировать по совокупности статей 215 и 190 УК, поскольку эти уголовные правонарушения различаются по объектам посягательства и преследуемым целям.

Сноска. Пункт 14 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

15. При лжепредпринимательстве не совершаются действительные сделки, в том числе с кредитными учреждениями, поэтому незаконное получение или нецелевое использование лицом полученного кредита преследуется лишь по статье 219 УК, без дополнительной квалификации по статье 215 УК. Если же лжепредприниматель заключил фиктивный контракт, позволивший контрагенту незаконно получить или нецелевым образом использовать кредит, то действия лжепредпринимателя подлежат квалификации по статье 215 УК, а действия его контрагента по статье 219 УК.

Сноска. Пункт 15 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

16. В подпункте 16) пункта 1 статьи 12 Налогового кодекса дано понятие лжепредприятия как субъекта частного предпринимательства, создание которого и (или) руководство которым признано вступившим в законную силу приговором либо постановлением суда лжепредпринимательством согласно законодательству Республики Казахстан.

17. Судам следует иметь в виду, что лжепредпринимательство является способом совершения других уголовных правонарушений в сфере экономической деятельности, в частности уклонения от уплаты налогов, незаконного получения кредита, легализации денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем, и так далее. Следовательно, бенефициарами этих общественно опасных деяний являются лица, пользующиеся услугами лжепредприятий. Поэтому с учетом требований статьи 24 УПК о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела в уголовном деле должны быть представлены доказательства участия руководителей (участников) контрагентов в совершении уголовных правонарушений, сопряженных с лжепредпринимательством.

Сноска. Пункт 17 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

18. Согласно пункту 1 статьи 43 Закона Республики Казахстан от 6 апреля 2016 года № 480-V «О правовых актах» действие нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие.

Подпункт 1-1) статьи 104 и подпункт 5) пункта 1 статьи 237 Налогового кодекса от 12 июня 2001 года введены в действие с 1 января 2007 года.

Следовательно, налоговый орган вправе обосновать этими нормами исключение из вычетов расходов при определении дохода, облагаемого КПН, и из зачета сумм НДС за налоговые периоды, начинающиеся с указанного времени.

К налоговым периодам, начинающимся с 1 января 2009 года, подлежат применению подпункт 2) статьи 115 и подпункт 1) пункта 3 статьи 257 Налогового кодекса.

Сноска. Пункт 18 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

19. В отношении налоговых периодов до 1 января 2007 года следует исходить в соответствии с частью третьей статьи 76 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан из преюдициальности фактов, установленных вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу по статье 215 УК. Если приговором установлено, что лжепредприятие в действительности не совершало сделки с данным контрагентом, отнесение последним на вычеты расходов и в зачет сумм НДС по ним является необоснованным на основании пункта 2 статьи 92 и пункта 1 статьи 235 Налогового кодекса от 12 июня 2001 года.

Сноска. Пункт 19 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

20. По делам о правомерности исключения из вычетов расходов и из зачета сумм НДС представленные контрагентами лжепредприятия доказательства действительного совершения сделок не могут быть признаны достоверными, поскольку вступившим в законную силу приговором суда установлено иное.

Сноска. Пункт 20 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

21. Постановления органа уголовного преследования о прекращении уголовного дела по статье 215 УК по нереабилитирующим основаниям устанавливают совершение лицом лжепредпринимательства. Поэтому сделки между субъектом частного предпринимательства, созданным им в целях лжепредпринимательства, и указанными в этих постановлениях контрагентами являются фиктивными.

Сноска. Пункт 21 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

22. Согласно пункту 1 статьи 610 Налогового кодекса пеня начисляется на не уплаченную в срок сумму налогов и других обязательных платежей в бюджет. У контрагентов лжепредприятия налоговые обязательства по исчислению и уплате КПН и НДС возникают по результатам налоговых периодов, за которые у них налоговые органы исключили из вычетов расходы и из зачета суммы НДС. Следовательно, начисление пени на неуплаченную в срок сумму налогов является правомерным.

Смотрите так же:  Как составить исковое заявление в суд о расторжении брака образец

23. Поскольку у лжепредприятий не может образоваться налоговая задолженность, такие субъекты частного предпринимательства не подлежат ликвидации по основанию банкротства по заявлению налоговых органов.

Сноска. Пункт 23 с изменениями, внесенными нормативным постановлением Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

24. В связи с тем, что лжепредприятие создано лицом без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, государственная регистрация этого субъекта частного предпринимательства как юридического лица может быть признана недействительной по решению суда.

Сноска. Пункт 24 в редакции нормативного постановления Верховного суда РК от 07.07.2016 № 5 (вводится в действие со дня первого официального опубликования).

25. Согласно статье 4 Конституции Республики Казахстан настоящее нормативное постановление включается в состав действующего права, а также является общеобязательным и вводится в действие со дня официального опубликования.

Борьба с лжепредпринимательством: будут ли расширены полномочия комитета госдоходов?

Изменения должны облегчить работу фискалов при доказательстве вины недобросовестных предпринимателей. Сегодня это можно сделать только через суд. Kursiv.kz попытался разобраться с доводами за и против.

В июле 2017 года в Казахстане в рамках либерализации законодательства была отменена статья Уголовного кодекса за лжепредпринимательство. Эту реформу пролоббировала НПП «Атамекен» и ее глава Тимур Кулибаев. «Закон по лжепредпринимательству надо поставить на утрату, и эту позицию мы будем активно продвигать», – неоднократно говорил председатель президиума национальной палаты в 2015–2016 годах. Основные доводы предпринимателей: коррупция надзорных органов, возможное банкротство добросовестных бизнесменов, непрофессионализм сотрудников КГД.

Норма исчезла – проблема осталась

В настоящее время фискалы привлекают к ответственности недобросовестных бизнесменов по ст. 216 УК РК «Выписка фиктивных счетов-фактур». «Мы сейчас с предприятиями, которые выписывают фиктивные счета-фактуры, работаем по этой статье. Есть сложности в применении нормы. Фиктивный счет-фактура выписывается или на будущее, или на сегодня, и когда мы задерживаем людей, которые выписывают эти счета, мы устанавливаем нарушения только на момент фиксации. Вместе с тем имеются взаиморасчеты с подобными предприятиями, которые были совершены ранее», – объяснил председатель Комитета государственных доходов Министерства финансов РК Ардак Тенгебаев.

Услугами лжепредпринимательских структур пользуются недобросовестные руководители предприятий. Конечные цели – легализация имущества, занижение налоговой базы, уклонение от уплаты налогов и сборов, незаконное обогащение. Специалисты говорят, что лжепредпринимательство имеет место в различных сферах экономики, но чаще всего встречается в оптовой торговле, при выполнении строительных работ, оказании услуг.

«Налоговый кодекс формировался в очень короткие сроки, и, соответственно, он требует доработки, начиная с методологических вопросов и заканчивая техническими. Есть ляпы и неправильные ссылки. Поэтому, я думаю, будет много изменений и дополнений в течение ближайших двух лет. Остались нормы, допускающие двойное толкование. Часто идет произвольная интерпретация и комитетом госдоходов, и налогоплательщиками.
Налоговый кодекс по многим вопросам отсылает к международным стандартам финансовой отчетности, а МСФО – это очень компромиссный документ, и здесь появляется профессиональное суждение», – дал оценку статьям Налогового кодекса управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании ARBAudit Рустам Таиров.

На сегодняшний день используется схема легализации и ухода от налогообложения, когда при осуществлении мнимой сделки по оптовой торговле товаром недобросовестные компании выплачивают налоги только с минимальной торговой наценки, которая составляет не более 1% от оборота. вместе с тем по расчетному счету таких компаний проходят миллиарды тенге за относительно короткие периоды времени.

«Понимаете, норма из законодательства исчезла, а проблема лжепредпринимателей осталась. В США, Великобритании, Франции и Германии отсутствует специальная норма, предусматривающая ответственность за лжепредпринимательство. Уголовная ответственность за такие преступления предусмотрена в ряде норм, регламентирующих ответственность за мошенничество и злоупотребление доверием. В зарубежном законодательстве, регулирующем сферу экономической деятельности, тесно переплелись между собой нормы гражданского, торгового, уголовного, административного права. У нас же этого нет», – пояснил налоговый консультант первой категории, партнер в Mintax Group Мухтар Бекжигитов.

В 2015 году количество уголовных дел по экономическим преступлениям превысило 8 тыс. Часть из них, по информации НПП «Атамекен», развалилась еще до суда. Но представители рынка и цифры комитета государственных доходов говорят о росте количества недобросовестных компаний. Так, начиная со второго полугодия 2017 года, то есть после декриминализации ст. 215 УК РК, в банках Казахстана рост обналиченных юридическими лицами средств составил 35%. «За шесть месяцев 2018 года средств обналичено в два раза больше, чем за аналогичный период 2017 года», – поделился глава КГД.

По этой причине фискалы предлагают поправить Налоговый кодекс, чтобы получить более действенные методы выявления недобросовестных предпринимателей. «Мы предлагаем ввести в Налоговый кодекс несколько терминов. Ведь есть недобросовестные сделки. Мы можем в рамках налогового администрирования, в рамках налоговой проверки доказать это. Много подобных сделок, к примеру, в транспортных услугах. Начинаешь смотреть всю цепочку, там нет автопарка, отсутствуют работники, отсутствует возможность оказания услуг, в этом случае налоговые органы имели бы право в ходе проверки скорректировать налоговые обязательства проверяемых налогоплательщиков. Мы предлагаем признавать подобные операции недействительными через акт налоговой проверки, а не так, как сейчас мы вынуждены признавать это через суд», – подчеркнул Ардак Тенгебаев.

Бизнес против

Против однозначных вердиктов государственных органов выступают профессиональные бухгалтеры, предприниматели и представители крупного бизнеса. «Нужно только через суды признавать сделки недействительным, когда комитет госдоходов может доказать, что недобросовестная сделка была совершена. Иначе возникнут определенные риски у налоговых органов, так как уровень субъективизма здесь очень высокий. Кроме того, не стоит забывать о коррупции», – высказал мнение управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании ARBAudit Рустам Таиров.

«Я являюсь представителем крупного бизнеса. У нас большое внимание уделяется вопросам налогообложения, и пока не стоит говорить, что Налоговый кодекс добавляет предприятиям проблем. Какие-то вопросы остались, но мы в диалоге с государством», – сухо прокомментировала директор по налогам ТОО «Евразийская группа» Марина Бачурина.

На стороне деловых людей оказался и первый вице-министр национальной экономики РК Руслан Даленов: «Я бы хотел успокоить предпринимателей. Да, мы отказались от статьи «лжепредпринимательство», но продолжаем обсуждать статусы проверок этих структур. Это очень тонкая и опасная тема, и решить ее просто и быстро невозможно».

По мнению председателя управляющего совета Ассоциации налогоплательщиков Казахстана, вопрос о расширении полномочий комитета государственных доходов должны решать не только рынок, общественные объединения и госорганы, но и судьи, так как сейчас именно они выносят окончательные вердикты. «Налоговый комитет по таким предпринимателям и сделкам предлагает вариант, при котором они в некоторых случаях смогут самостоятельно принимать решения. Это их взгляд. Малый бизнес думает иначе, у крупных налогоплательщиков совсем другое мнение. В развитых странах только суды устанавливают недобросовестные сделки. Мы только в начале пути. Я думаю, правильно такие решения принимать коллегиально, вместе с судьями», – предложила Жаннат Ертлесова, председатель управляющего совета Ассоциации налогоплательщиков Казахстана.

Справка: Как работает КГД

Комитет государственных доходов Министерства финансов РК пока обнаруживает обнальные сделки с помощью «оперативников» – сотрудников службы экономических расследований и Fusion Center.

«С прошлого года создана аналитическая рабочая группа Fusion Center, куда входят наиболее опытные сотрудники нашей службы, налоговых и таможенных подразделений. Основная задача центра – выявление преступных схем посредством анализа сведений из различных информационных систем без вмешательства в предпринимательскую деятельность», – рассказал о работе организации глава КГД.

За шесть месяцев этого года работники Fusion Center вернули в бюджет свыше 276 млн тенге. В отношении организованных преступных групп расследовалось 58 уголовных дел, из них окончено производством 48 дел, с санкции суда арестовано имущество на сумму свыше 2 млрд тенге.

Скорее всего, бизнес-элита не позволит фискалам ни на пядь вернуться к прежним позициям. Конечно, от этого страдают бюджет и честные предприниматели, и решить эту проблему при достаточно узких полномочиях может только комитет госдоходов.

Уголовный Кодекс РК
Статья 216. Совершение действий по выписке счета-фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров

1. Совершение субъектом частного предпринимательства действий по выписке счета-фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров с целью извлечения имущественной выгоды, причинившее крупный ущерб гражданину, организации или государству, –

наказывается штрафом в размере до трех тысяч месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до восьмисот часов, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное:

2) группой лиц по предварительному сговору;

3) исключен Законом РК от 12.07.2018 № 180-VІ (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования);

4) лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную государственную должность, если оно сопряжено с использованием им своего служебного положения, –

5) исключен Законом РК от 03.07.2017 № 84-VI (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования).

наказывается штрафом в размере до пяти тысяч месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до одной тысячи двухсот часов, либо ограничением свободы на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок, с конфискацией имущества, а в случаях, предусмотренных пунктом 4), и с пожизненным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные преступной группой или причинившие особо крупный ущерб, –

наказываются лишением свободы на срок до семи лет с конфискацией имущества, с пожизненным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без такового.

Сноска. Статья 216 с изменениями, внесенными законами РК от 03.07.2017 № 84-VI (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования); от 12.07.2018 № 180-VІ (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования).

В Актюбинском областном суде обсуждены вопросы рассмотрения уголовных дел в сфере экономической деятельности

пт, 09/02/2018 — 09:47

В его работе приняли участие судьи областного суда, помощник прокурора области Абай Иманиязов, заместитель прокурора Актобе Мереке Жадигеров, начальник следственного управления ДВД области Болат Кушкалиев, заместитель Департамента государственных доходов области Рашид Темирбеков и заместитель директора филиала национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Рустам Куйшинов, адвокат Оксана Голубева и руководитель учреждения Организации судебной экспертизы Сарсенбек Хаирмеден.

Председатель судебной коллегии по уголовным делам областного суда Кайырбек Елемесов, открывая встречу, отметил, особую актуальность обсуждаемой темы в контексте реализации поручений Главы государства по улучшению бизнес-климата. В частности, он сказал, что существующая практика продолжает вызывать нарекания со стороны добросовестных предпринимателей, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства вследствие совершения гражданско-правовых сделок с так называемыми «обнальными» фирмами.

Выступая, судья областного суда Разия Ахметова высказала мнение, что декриминализация статьи 215 Уголовного Кодекса РК о лжепредпринимательстве не решила проблем добросовестных предпринимателей, совершивших когда-либо сделки с «обнальными» фирмами. Если ранее они обвинялись в совершении таких сделок с целью уклонения от уплаты налогов по статьям 192 и 192-1 УК в редакции от 1997 года, то теперь органы уголовного преследования применяют другую схему. Судья привела пример, когда лицо обвинялось по ст.216 УК в совершении действий по выписке счетов-фактур в адрес конкретных коммерческих предприятий с целью оказания им содействия в уклонении от уплаты налогов, без фактического выполнения работ, оказания услуг или отгрузки товаров. Тогда как субъективной стороной преступления, предусмотренного статьей 216 УК, оказание содействия в уклонении от уплаты налогов не охватывается. После вынесения приговора и вступления его в законную силу, указанные в приговоре контрагенты привлекаются к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов без какой-либо проверки их доводов о действительности совершенных сделок. Такая судебно-следственная практика лишает контрагентов представлять доказательства действительности сделок, и, соответственно, защищать свои законные интересы.

Р.Ахметова в этой связи предложила, не нарушая права и законные интересы предпринимателей, сначала установить, имеет ли место уклонение их от уплаты налогов с использованием фиктивных счетов-фактур, если да, то являются ли их действия уголовно наказуемыми.

Обращено также внимание на введение в новый Налоговый Кодекс положений, направленных на пресечение фальсификации данных в налоговой отчетности и представление недостоверных данных в налоговый орган недобросовестными предпринимателями.

Заместитель директора национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Рустам Куйшинов высказал мнение о необходимости пересмотра конструкции статьи 216 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за совершение действий по выписке счет-фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.

О практике привлечения к уголовной ответственности по делам данной категорий рассказали заместитель прокурора Актобе Мереке Жадигеров и помощник прокурора области Абай Иманиязов, которые отметили, что в настоящее время лица, выдавшие фиктивные счета-фактуры и лица, уклонившиеся от уплаты налогов с использованием таких счетов-фактур, привлекаются к уголовной ответственности одновременно по одному делу.

Полемику участников вызвало выступление заместителя руководителя РГУ Департамента государственных доходов Рашида Темирбекова, который высказал позицию о необходимости определения ущерба, причиненного совместными действиями пособника и исполнителя уклонения от уплаты налогов путем суммирования всех видов налогов по всем налоговым периодам.

Участники обсуждения смогли высказаться по обсуждаемой теме и выработали рекомендации, направленные на формирование правильной судебно-следственной практики и обеспечение прав и законных интересов добросовестных предпринимателей.

Ответственность за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216 УК РФ): уголовно-правовой и криминологический аспекты тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.08, кандидат юридических наук Улезько, Иван Сергеевич

  • Специальность ВАК РФ 12.00.08
  • Количество страниц 192
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Улезько, Иван Сергеевич

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ НОРМЫ, ЗАКРЕПЛЯЮЩЕЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ

§ 1. Социалыю-иравоные предпосылки возникновения уголовной ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных,

строительных или иных работ в отечественном уголовном законодательстве

§ 2. Регламентация ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ в зарубежном уголовном

зако! юдател ьстве

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ

§ 1. Объект преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ

§ 2. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ

§ 3. Субъект преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ

§ 4. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ 1133 § 5. Опраничение преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ, от смежных составов преступлений

ГЛАВА 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ ИЛИ ИНЫХ РАБОТ

§ 1. Детерминанты преступности в сфере ведения горных, строительных или

§ 2. Меры предупреждения и пресечения нарушения правил безопасности

при ведении горных, строительных или иных работ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право», 12.00.08 шифр ВАК

Нарушение специальных правил безопасности в уголовном праве России 2013 год, кандидат юридических наук Евдокимов, Андрей Андреевич

Ответственность за преступные нарушения правил охраны труда 2002 год, кандидат юридических наук Коренкова, Эльвира Александровна

Уголовно-правовое обеспечение безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта 2009 год, кандидат юридических наук Колчин, Михаил Михайлович

Нарушение правил охраны труда: уголовно-правовые и криминологические аспекты (на материалах Уральского федерального округа) 2004 год, кандидат юридических наук Великий, Андрей Анатольевич

Ответственность за посягательства на пожарную безопасность: уголовно-правовой и криминологический анализ 2011 год, кандидат юридических наук Шиканов, Алексей Александрович

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ответственность за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216 УК РФ): уголовно-правовой и криминологический аспекты»

Актуальность темы исследования. Приоритетным направлением деятельности любого государства является обеспечение общественной безопасности. Охрана труда провозглашена Конституцией Российской Федерации в качестве основной гарантии трудовых прав человека. Однако, учитывая современное состояние сферы ведения горных, строительных или иных работ, констатировать безусловное соблюдение указанной декларации преждевременно. К сожалению, сегодня недостаточно защищаемая государством сфера общественной безопасности оказалась неспособной противостоять преступным нарушениям, общественная опасность которых обусловлена возрастающей интенсивностью ведения перечисленных работ в условиях капиталистического производства. При таких обстоятельствах говорить об эффективной охране рассматриваемых общественных отношений средствами уголовно-правового характера не представляется возможным.

Согласно статистике, в 2013 г. на производстве произошло 2344 инцидента с летальным исходом, за 9 месяцев 2014 г. зафиксировано 1882 случая, повлекших смерть потерпевшего1. Важен тот факт, что первое место в списке опасных отраслей экономики уверенно занимает именно строительство. Его доля составляет почти треть от общей массы всех случаев наступления смерти в результате нарушений, допущенных в ходе производственной деятельности. Необходимо отметить, что приведенные данные не учитывают случаев причинения вреда здоровью, происшедших при последующей эксплуатации некачественно построенных зданий и сооружений, что, безусловно, способно существенно увеличить названные цифры.

Достаточно внушительно выглядит и общая информация о нарушениях в рассматриваемой сфере. Так, в 2010 г. число деяний, связанных с нарушениями правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, составило 4,9 тыс., в 2011 г. — 4,6 тыс., в 2012 г. — 4,4 тыс., в 2013 — 4,5 тыс. Несмотря на такие показатели, посягательство, ответственность за которое регламентируется ст. 216 УК РФ, сложно официально причислить к наиболее распространен-

1 За 9 месяцев в России произошло почти 2 тыс. смертей на производстве. URL: http:// www.dp.ru/.

ным. Его доля в общем количестве зарегистрированных преступлений обычно не превышает 1%. Ежегодно в Российской Федерации расследуется около 200 нарушений, допущенных в ходе выполнения горных, строительных или иных видов работ, повлекших при этом наступление общественно опасных последствий1. В то же время частые сообщения в средствах массовой информации о чрезвычайных происшествиях на строительных, горнодобывающих и иных объектах, тяжесть возникающих при этом последствий и их масштабный характер свидетельствуют о достаточно высокой степени общественной опасности нарушений, допускаемых при проведении различного рада работ.

Смотрите так же:  Растаможка автомобиля в россии калькулятор

В 2013 г. органами Федеральной службы по труду и занятости проведено расследование почти 20 тыс. несчастных случаев, в результате которых погибло более 3,5 тыс. человек2. Эксперты обращают внимание, что значительное количество нарушений безопасности подпадают под признаки, предусмотренные ст. 216 УК РФ. Вместе с тем отмечается, что данный вид преступного посягательства оценивается крайне неоднозначно, поскольку на практике наступившие последствия часто причисляются к.несчастным случаям либо к административным правонарушениям, что исключает уголовно-правовую реакцию на допущенное нарушение и тот вред, который был причинен общественным отношениям.

Все это указывает на недостаточность правового инструментария для борьбы с исследуемым феноменом. Вызывает вопросы и эффективность использования уже имеющихся в арсенале правоприменителя средств противодействия, которая нередко является крайне низкой. Данное обстоятельство во многом обусловлено устойчиво сформировавшимся на сегодняшний день представлением о судебной бесперспективности большинства уголовных дел указанной категории, а также о неполноте и необъективности их предварительного расследования.

Изложенное дает основание рассматривать обозначенную проблему как актуальную научную задачу, имеющую существенное научное и практическое зна-

1 Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 225.

2 Официальный сайт Федеральной службы по труду и занятости. URL: http://www. rostrud.info.

чение для совершенствования правоохранительной практики, уголовного и смежных с ним отраслей законодательства.

Степень разработанности проблемы. Проблемы организационного и правового регулирования охраны сферы ведения горных, строительных или иных работ на уровне самостоятельных диссертационных и монографических исследований разработаны недостаточно, часто в контексте смежных составов, направленных на охрану трудовых прав граждан. К числу исследователей, чьи научные интересы простирались в указанной плоскости, нужно отнести И. В. Бессонову, В. И. Борисова, М. С. Брайнина, М. С. Гринберга, II. Д. Дурманова, В. С. Егорова, Р. В. Закомолдина, Н. Д. Золотницкого, С. А. Квелидзе, В. С. Комиссарова, Н. П. Косоплечева, Н. Ф. Кузнецова, Э. Д. Куранову, И. А. Кучеркова, П. С. Матышевского, Т. И. Похлебу, И. И. Слуцкого, С. В. Суслова, В. П. Тихого, Ю. С. Тихонова, В. Н. Широкого, Н. П. Яблокова и др.

Вместе с тем необходимо отметить, что в основном проблемами нарушений при проведении различного рода работ вышеназванные авторы занимались в период функционирования командно-административной системы, когда господствовали типовые проекты строительства и централизованная деятельность государственных органов по охране труда. Сегодня, когда на смену плановому хозяйству пришли рыночные методы регулирования экономики, назрела необходимость пересмотра методов противодействия нарушениям правил ведения горных, строительных или иных работ. Тем не менее комплексных уголовно-правовых исследований монографического характера данной тематики крайне мало. В 2003 г. этой темы в своей докторской диссертации «Ответственность за неосторожные преступления, совершаемые при использовании источников повышенной опасности» частично коснулась И. М. Тяжкова. На уровне кандидатских диссертаций обозначенная тематика являлась объектом внимания также нечасто. Среди работ, посвященных исследуемой проблематике, необходимо выделить диссертации И. В. Бессоновой (М., 2002), И. А. Кучеркова (М., 2003), С.В.Сусловой (Волгоград, 2005), Т. И. Похлебы (Саратов, 2013).

В связи с многоаспектностыо проблемы уголовно-правовой оценки нарушения правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ не-

речисленные исследования не исчерпывают всех теоретически и практически важных вопросов, имеющих отношение к рассматриваемому феномену. Так, диссертация И. М. Тяжковой посвящена совокупности преступлений, совершаемых по неосторожности при использовании источников повышенной опасности. При этом проблема ответственности за нарушение правил безопасности в указанной сфере в большей степени носит иллюстративный характер и самостоятельно практически не исследуется. Отчасти это относится и к работе С. В. Суслова, касающейся в целом решения вопросов уголовно-правовой охраны труда, что предопределило широту предмета проводимого исследования. В свою очередь, исследование И. А. Кучеркова хотя и посвящено ст. 216 УК РФ, тем не менее носит уголовно-процессуальный характер и, соответственно, не решает проблем уголовно-правового происхождения. Труд И. В. Бессоновой был защищен в 2002 г., что сделало его к сегодняшнему дню отчасти устаревшим в связи с серьезно изменившимися экономическими и социальными характеристиками общества.

Признавая безусловную научную ценность изданных ранее работ по проблемам уголовно-правовой оценки нарушений правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, следует подчеркнуть, что современные диссертационные и монографические исследования содержат ряд положений, которые являются дискуссионными и требуют дальнейшей научной разработки. Без ответа пока остаются вопросы относительно того, в каком направлении должно совершенствоваться уголовно-правовое регулирование ответственности за рассматриваемое посягательство. Причины подобного положения кроются в многогранности поднимаемой проблемы, ее межотраслевом характере, что делает ее решение, с одной стороны, крайне сложным процессом, а с другой — совершенно необходимым именно сегодня. Важно это, прежде всего, с учетом складывающейся обстановки в стране, продолжающегося роста производства и строительства в том числе. Не менее значимой представляется и теоретическая разработка возможных пределов вмешательства уголовно-правовой сферы в область трудовых отношений, особенно в части, касающейся причинения вреда общественным отношениям, что и стало предметом анализа, проведенного в рамках настоящего диссертационного исследования.

Объект и предмет диссертационного исследовании. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере обеспечения безопасности при ведении горных, строительных или иных работ.

Предмет исследования включает в себя нормы отечественного и зарубежного законодательства, устанавливающие уголовную ответственность за рассматриваемые нарушения; практику их применения; данные уголовной статистики; научные труды различных авторов, посвященные исследуемому явлению.

Цели и задачи исследования. Цель исследования состоит в осуществлении комплексного научного анализа социальной обусловленности, уголовно-правовой природы и криминологической характеристики нарушения правил безопасности в ходе выполнения горных, строительных или иных работ, а также в разработке на этой основе рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменения.

Поставленная цель обусловливает необходимость решения следующих задач:

— выделить социально-правовые предпосылки возникновения уголовной ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ в отечественном уголовном законодательстве; ?

— изучить опыт правового регулирования данного вопроса в зарубежных странах;

— рассмотреть объективные и субъективные признаки состава преступления, закрепленного в ст. 216 УК РФ;

— отграничить преступление, указанное в ст. 216 УК РФ, от смежных посягательств;

— изучить практику применения уголовного законодательства в части борьбы с рассматриваемым деянием;

— проанализировать причины и условия, способствующие нарушениям правил безопасности при выполнении указанных в ст. 216 УК РФ работ, найти пути их устранения;

— разработать меры, по предупреждению нарушений правил безопасности при ведении горных, строительных или иных видов работ.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования послужил диалектический метод познания, используемый в сочетании с широким спектром методов познания социально-правовой действительности, включающим историко-нравовой, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический, конкретно-социологический.

Историко-правовой метод позволил проследить этапы и закономерности зарождения и становления ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ в отечественном законодательстве. Сравнительно-правовой метод был использован в целях получения нового знания об объекте и предмете исследования путем сопоставления различных точек зрения, сложившихся в зарубежном законодательстве по изучаемому вопросу. При характеристике элементов и признаков состава нарушения правил безопасности при выполнении такого рода работ использовался формально-логический метод. Посредством конкретно-социологического метода проводились анализ уголовных дел и экспертный опрос сотрудников правоприменительных органов, а также работников строительных организаций. Широко применялись социологические методики: анкетирование, интервьюирование.

Теоретическая основа исследования представлена научными трудами в области философии, теории государства и права, истории права, а также уголовного, гражданского, трудового права, криминологии и социологии.

Нормативной базой диссертации послужили Конституция Российской Федерации, ранее действовавшее и действующее уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское и трудовое законодательство России, законодательство Российской Федерации, регулирующее правила безопасности на производстве, а также в ходе выполнения горных, строительных и иных видов работ, федеральные законы, подзаконные и ведомственные нормативные акты, разъяснения высших судебных инстанций РСФСР, СССР, Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования, наряду со сведениями, представленными в иных исследованиях, составили: статистические данные Главного информационно-аналитического центра МВД России, Федеральной службы по труду и

занятости и Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор); материалы опубликованной судебной практики по уголовным делам, рассмотренным Верховным Судом Российской Федерации, относящиеся к теме исследования; сведения, полученные в ходе изучения 170 уголовных дел и материалов проверок о нарушениях правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, а также смежных преступлений, которые были получены в правоприменительных органах Омска и Омской области, Кемерово, Ростова-на-Дону, Краснодара в период с 2008 г. по 2013 г.; результаты опроса 200 респондентов, являющихся сотрудниками строительных, горнодобывающих компаний, а также 124 сотрудников прокуратуры и следственного комитета в городах Омске, Кемерово, Ростове-на-Дону, Краснодаре.

Научная новизна исследования определена тем, что, базируясь на результатах проведенной работы, существующих точках зрения, судебной практике и собственном видении вопроса, автор представил рекомендации по совершенствованию и применению уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных видов работ. Обоснована криминализация нарушения правил проектирования или ведения строительных или иных работ на опасном производственном объекте, а также непредставления информации о технических характеристиках, правилах монтажа и использования оборудования, механизмов и материалов. Сформулированы дополнения и разъяснения высшей судебной инстанции, касающиеся вопросов квалификации преступления, названного в ст. 216 УК РФ, предложен авторский вариант данной уголовно-правовой нормы.

Научную новизну исследования определяют также следующие основные положении, выносимые на защиту:

1. Историческими тенденциями развития ответственности за нарушение правил ведения горных, строительных или иных работ в российском уголовном законодательстве являются, во-первых, постепенная детализация признаков объективной стороны данного посягательства в рамках законодательных конструкций, во-вторых, увеличение количества правил, направленных на правовую регламентацию рассматриваемых видов деятельности, наличие которых, по

мнению законодателя, должно оказывать положительное влияние на квалификацию содеянного.

2. В связи с необходимостью конкретизации тяжести причиняемого вреда, наступившего в результате нарушения правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, а также с выявленной потребностью в уточнении его видового содержания следует изложить ст. 216 УК РФ в новой редакции:

«Статья 216. Нарушение правил проектирования или ведения горных, строительных или иных работ

1. Нарушение правил проектирования или ведения горных, строительных или иных работ, а также нарушение в процессе производства указанных работ требований безопасности и охраны труда, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью, крупный ущерб, вызвало профессиональное заболевание либо могло причинить тяжкий вред здоровью или смерть человека, —

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека, —

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц, —

1. Крупным ущербом в статьях настоящей главы признается ущерб, сумма которого превышает пятьсот тысяч рублей.

2. За совершение деяния, предусмотренного настоящей статьей, к уголовной ответственности могут привлекаться юридические лица».

3. В целях дифференциации ответственности за нарушение правил безопасности при ведении строительных, горных или иных работ главу 24 УК РФ необходимо дополнить ст. 21 б1 следующего содержания:

«Статья 21б’. Нарушение правил проектирования или ведения строительных или иных работ на опасном производственном объекте

1. Нарушение правил проектирования или ведения строительных или иных работ на опасном производственном объекте, а также нарушение в процессе производства указанных работ требований безопасности и охраны труда, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или крупного уи(ерба, —

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, —

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие по неостороо/сности смерть двух или более лиц, —

4. В связи с высокой степенью значимости технической информации для ведения строительных работ и общественной опасностью последствий, наступление которых возможно в результате ее непредставления, главу 24 УК РФ необходимо дополнить ст. 21 б2 следующего содержания:

«Статья 2162. Непредставление информации о технических характеристиках, правилах монтажа и использования оборудования, механизмов и материалов

Непредставление разработчиком, изготовителем либо поставщиком информации о технических характеристиках, правилах монтажа, использования оборудования, механизмов и материалов, используемых при производстве строительных или иных работ, а также предоставление данных, не соответствующих действительности, если это повлекло тяжкие последствия, —

5. Включение в УК РФ ст. 21 б1 одновременно должно повлечь соответствующее изменение диспозиции ст. 269 УК РФ. В целях предотвращения возникновения возможных противоречий между указанными нормами в части описания признаков объективной стороны предлагается из диспозиции ст. 269 УК РФ ис-

ключить указание на действия, связанные с нарушением правил безопасности при строительстве.

6. Следует дополнить постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных и

иных работ» указанием на ст. ст. 216 , 216 УК РФ с обязательным разъяснением содержащейся в них специальной терминологии, что позволит обеспечить формирование единого подхода к практике применения названных норм.

7. К числу основных детерминант преступности в сфере ведения горных, строительных или иных работ необходимо относить:

1) факторы организационно-управленческого характера:

— недостатки в обучении безопасным приемам труда;

— нарушение трудовой и производственной дисциплины;

— неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест;

— использование работника не по специальности;

2) причины, обусловленные несоблюдением правил безопасности:

— нарушение требований безопасности при эксплуатации строительных механизмов;

— неприменение средств индивидуальной защиты;

— неприменение средств коллективной защиты;

3) причины, происхождение которых имеет техногенный характер:

— нарушение технологического процесса;

— эксплуатацию неисправных машин, механизмов, оборудования;

— неудовлетворительное техническое состояние зданий, сооружений, территорий;

— конструктивные недостатки и недостаточную надежность машин, механизмов и оборудования.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Полученные результаты, теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, дополняют ряд аспектов доктринально-

го толкования и практики применения современной науки уголовного права. Использование новых и обобщение известных материалов теоретического, уголовно-и гражданско-правового, а также трудового характера расширяют сферу научного знания в области уголовной ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ. Выводы и предложения, содержащиеся в настоящей работе, могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности при дальнейшем изучении проблемы общественной безопасности на производстве, в нормотворческой деятельности по совершенствованию уголовного законодательства; правоприменительной деятельности, в частности для нужд следственных и судебных работников; в учебном процессе при преподавании курсов уголовного права и криминологии.

Апробация результатов диссертации. Диссертационная работа подготовлена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Кисловодского института экономики и права. Предложения и выводы, содержащиеся в материалах исследования, докладывались автором на научно-практических конференциях, проводимых в Гуково (2009), Кисловодске (2010), Ростове-на-Дону (2011), Волгограде (2013) и Омске (2014), а также нашли отражение в девяти научных статьях, три из которых— в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Минобрнауки России для публикации основных научных результатов диссертаций. Материалы диссертации внедрены в образовательный процесс Ростовского государственного экономического университета, Кисловодского института экономики и права, в практику Прокуратуры Октябрьского административного округа г. Омска, а также Следственного управления Следственного комитета по Омской области, что подтверждено надлежащими актами.

Структура диссертации определена ее целями и задачами. Работа выполнена в объеме и в соответствии с требованиями Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки России, состоит из введения, трех глав, охватывающих девять параграфов, заключения и списка использованных источников.

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ НОРМЫ,

ЗАКРЕПЛЯЮЩЕЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ВЕДЕНИИ ГОРНЫХ, СТРОИТЕЛЬНЫХ

§ 1. Социально-правовые предпосылки возникновения уголовной ответственности за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ в отечественном уголовном законодательстве

Любое социальное явление существует в определенных правовых, исторических, географических и этнокультурных рамках, что обусловливает целесообразность и определяет форму его законодательного регулирования. Востребованной может считаться только та уголовно-правовая норма, которая отвечает необходимости в криминализации деяния, посягающего на условия развития общества1. Считая труд человека важнейшим элементом социально-экономической жизни, изначально рассматриваемым в качестве созидательной деятельности, направленной на благо общества, невозможно игнорировать его охрану в рамках уголовного права.

Общественная опасность исследуемого в работе деяния видится не только в наступлении последствий, перечисленных в диспозиции ст. 216 УК РФ, но и в том, что субъекты данного преступления, как правило, вполне сознательно идут на нарушение требований приказов и инструкций. Это часто связано со стремлением выполнить больший объем работ либо максимально увеличить прибыль. Развитие рыночных отношений привело к динамичному росту цен, а стремление руководства компаний минимизировать расходы — к значительному ухудшению качества условий труда сотрудников и требований безопасности. Подобная ситуация сложилась во многом благодаря ослаблению контроля за соблюдением правил безопасности соответствующими государственными органами. Существующее в горной, строительной и других отраслях экономики положение способствует дальнейшему росту преступности, в силу чего нормы, устанавливающие ответст-

1 Комиссаров В. С. Преступления, нарушающие общие правила безопасности : дис. д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 17-18.

венность за уголовно наказуемые деяния в указанных сферах, приобретают большую общественную значимость.

Помимо иных негативных последствий, вызываемых нарушениями правил безопасности, о необходимости уголовно-правовой охраны сферы ведения строительных, горных и иных работ свидетельствует распространенность самих нарушений, что подтверждается количеством расследованных и поставленных на учет смертельных несчастных случаев на производстве. В Российской Федерации, согласно официальной статистке, ежегодно на производстве гибнет около 3 тыс. человек1 (данные по состоянию на 2012 г.), и около 12 тыс. человек получают тяжел

лые травмы . Эксперты отмечают, что основной причиной такого положения дел в первую очередь является нарушение правил безопасности. Наиболее опасная ситуация сложилась в сфере производства, связанного с добычей полезных ископаемых и строительством3.

Оставьте комментарий