Шел человек а клевета

Клевета, оскорбление, диффамация: критерии разграничения и пути преодоления Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Кошкарова Н.Н.,

Текст научной работы на тему «Клевета, оскорбление, диффамация: критерии разграничения и пути преодоления»

КЛЕВЕТА, ОСКОРБЛЕНИЕ , ДИФФАМАЦИЯ: КРИТЕРИИ РАЗГРАНИЧЕНИЯ И ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Не вызывает сомнения тот факт, что конфликтность является одной из важнейших характеристик трансформирующегося общества, следствием либерализации деятельности социальных институтов и групп, одним из негативных последствий свободного выражения мнения и точки зрения по тому или иному вопросу. В.А. Сафронов [Сафронов, 2006] отмечает, что обстоятельства современной социальной ситуации и их научная интерпретация свидетельствуют о том, что российское общество вступило в новую стадию развития, сопровождающуюся увеличением числа конфликтов как следствие агрессивности социальной среды. Окружающая реальность находит свое не-посредственное отражение в языке, эксплицируется в речевом взаимодейст-вии членов социума, в связи с чем протекающие в ней процессы попадают в круг анализируемых лингвистами явлений.

Среди подобных проблем — лингвистическая и юридическая интерпретация таких явлений, как клевета, оскорбление и диффамация. Тенденция синкретизма наук различной парадигмы позволяет исследователю взять за точку отсчета анализа перечисленных выше деструктивных феноменов как социальное функционирование языка, так и правовое регулирование речево-го поведения коммуникантов . Н.Д. Голев [Голев, 2002, с. 110-122] указывает на то, что речевые действия, входящие в юрисдикцию закона (к ним принад-лежат клевета, оскорбление и диффамация — Н.К.), возможно приравнять к деянию такого типа, которое имеет следствием необходимость юридического вмешательства.

В данной работе предпринята попытка рассмотрения таких речевых действий, как клевета, оскорбление и диффамация, с опорой на лингвистические и юридические аспекты анализируемых явлений. При этом изучение различных проявлений заявленных деструктивных феноменов производится на массиве интервью в средствах массовой информации, которые являются действенным инструментом формирования коммуникативной среды современного человека. Тематика и стилистика газетных, журнальных, теле- и радиоматериалов часто негативным образом влияют на коммуникативное пространство и делают его враждебным. Руководствуясь этим положением, мы выбрали материалом для исследования тексты интервью российских политиков и общественных политических деятелей средствам массовой информа-ции, которые служат ярким примером проявления всех специфических характеристик конфликтного дискурса, национальных особенностей ситуации и партнеров по общению, сферой эмоционального воздействия на слушателя и адресата. Дадим краткую характеристику каждого из обозначенных выше феноменов.

Клевета — это распространение заведомо ложных сведений о каком-либо лице, сообщение заведомо неверной информации о конкретных фактах, касающихся потерпевшего. Статья 129 УК РФ предусматривает наказание за клевету в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ, а в некоторых случаях — лишение свободы. Приведем случаи проявления клеветы в интервью. 3 декабря 2008 г. директор неправительственной правозащитной организации «Институт Мира и Демократии» Лейла Юнус дала интервью новостному Интернет -изданию Day.Az по поводу ситуации с защитой прав человека и основных свобод в судах Азербайджана, в котором интервьюируе-мая сравнила работу азербайджанских полицейских с деятельностью поли-ции Мексики и Нигерии. По мнению Министерства внутренних дел Азер-байджана, подобное сравнение нанесло моральный ущерб «деловой репута-ции полиции» и не было «официально подтверждено источниками». В дан-ном случае очень трудно провести грань между клеветой, которая наносит вред какому-либо лицу, и оскорблением полиции как класса чиновников. Для более корректного определения действий и высказываний Лейлы Юнус с лингвистической и юридической точек зрения дадим определение оскорбле-нию как феномену языка и речи.

Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, унижающую его честь и достоинство. По нашим наблюдениям, в современных интервью при реализации оскорбления как способа речевого воздействия анализируемый агрессивный речевой акт может реализовываться в следующих значениях: 1) сам посту-пок, направленный на понижение социального статуса оппонента; 2) речевые средства, адресованные объекту оскорбления; 3) проявление враждебности против государства; 4) обида на какое-то действие, совершенное оппонентом (третьим лицом); 5) неудовлетворенность существующим положением дел; 6) оценка чьих-либо действий (констатация факта) как оскорбительных; 7) юридическая оценка того или иного события. По нашему мнению, юридиче-ская оценка тех или иных действий как оскорбительных характерна лишь для интервью на специальные темы и крайне редко встречается в беседах по политическим и общественным проблемам, так как вопросы юридической практики — это прерогатива специалистов другого профиля.

В современном российском законодательстве лишь диффамация не рассматривается как наказуемое деяние. В Азербайджане, однако, в 2005 го-ду был подготовлен законопроект «О диффамации» при поддержке Бакин-ского офиса ОБСЕ. При этом суть вопроса заключается в том, чтобы изъять наказание за клевету и оскорбление из Уголовного кодекса и заменить его гражданским наказанием. Диффамация — это распространение порочащих сведений в СМИ. Диффамация может содержать истинные сведения, тогда как клевета содержит заведомо ложные данные. В зависимости от соответст-вия распространяемых сведений действительности и субъективного отноше-

ния распространителя к своим действиям можно выделить следующие ее ви-ды:

распространение заведомо ложных порочащих сведений -собственно клевета, о которой речь шла выше;

неумышленное распространение ложных порочащих сведений -не-умышленная недостоверная диффамация;

распространение правдивых порочащих сведений — собственно диффа-мация.

С лингвистической точки зрения распространитель порочащих сведений использует большой арсенал языковых и речевых приемов для достижения поставленной цели: подмена понятий, умолчание, преувеличение и т.д.

Как видно из приведенных выше определений и случаев проявления клеветы, оскорбления и диффамации в СМИ, временами чрезвычайно сложно провести грань между этими явлениями. Сложность заключается как в юридической классификации описанных феноменов , так и в определении лингвистических механизмов выделения и описания подобных деструктивных явлений. На наш взгляд, деятельность подобного рода могла и должна осуществляться в рамках функционирования такого органа, как Совет по прессе, который создан и успешно функционирует в ряде бывших республик СССР. По нашему мнению, в его обязанности должно входить:

— Определение статусных характеристик опороченного лица.

— Конституционно-правовой анализ дел, связанных с защитой чести и достоинства опороченного лица.

— Совершенствование механизмов регулирования и саморегулирования

1. Голев Н.Д. Правовое регулирование речевых конфликтов и юрис-лингвистическая экспертиза конфликтогенных текстов [Текст] / Н.Д. Голев // Правовая реформа в Российской Федерации: Общетеоретические и историче-ские аспекты. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. — С.110-122.

2. Сафронов В.А. Конфликтное функционирование языка как объект лингвистической конфликтологии: Магистерская диссертация [Текст] / Саф-ронов В. А. — Барнаул, 2006. — 62 с.

«Коммерсант»: полиция возбудила дело о клевете против интернет-изданий по заявлению Рогозина

  • МВД по Москве возбудило уголовное дело о клевете (ч. 2 ст. 128.1 УК) против информагентства «Руспресс» и интернет-издания «Компромат-Урал» по заявлению главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Об этом сообщает «Коммерсант» со ссылкой на источники в правоохранительных органах.

    По их словам, для расследования дела в управлении полиции была специально сформирована группа дознания. Она установила, что оборудование и доменные имена интернет-ресурсов размещены за рубежом. В связи с этим дознаватель направил поручения для проведения проверок в США и Нидерланды, пишет газета.

    В «Роскосмосе» подтвердили факт подачи иска о клевете и защите чести, однако ход следствия комментировать отказались. Как пишет издание, претензии Рогозина вызвали публикации, которые «выражали негативную оценку» его деятельности на посту главы госкорпорации.

    Читайте также

    Космические отношения. Роскосмосу нечем ответить на запуск первого частного корабля к МКС, но добрые слова для Илона Маска нашла русская девушка Катя

    «Коммерсант» обратил внимание на статью «Компромат-Урал» со ссылкой на «Руспресс», опубликованную в декабре прошлого года. В ней говорилось, что Рогозин тратит «украденные из казны» деньги госкорпорации на кампанию по «отбеливанию собственной репутации».

    Речь шла о том, что акционер Ленты.ру Александр Мамут и главный редактор Владимир Тодоров якобы удалили критическую статью о «Роскомосе» за взятку. Материал «Полет в никуда» был удален и снова возвращен на сайте в феврале 2020 года. Тодоров объяснял, что публикацию еще раз проверили по фактуре, после чего из нее «убрали несколько абзацев с крайне оценочными суждениями».

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    В правовом государстве охрана честии достоинства человека и гражданина приобретаетособое значение.

    Согласно ст. 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение изащита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Ничто неможет быть основанием для умаления достоинства личности.

    В ст. 23 Конституции РФ указано, чтокаждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейнуютайну, защиту своей чести и доброго имени человека и гражданина.

    Что же такое клевета?

    Уголовным кодексом РСФСР 1922 г. клеветой считалось»оглашение заведомо ложного ипозорящего другое лицо обстоятельства» (ст. 175); квалифицированной же являлась клевета, высказанная в печатном или иным образом размноженномпроизведении (ст. 176).

    Простая клевета каралась лишениемсвободы или принудительными работами на срок до шести месяцев, аквалифицированная — лишением свободы на срок до одного года.

    В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (ст. 130) понятие клеветы практически не изменилось. Различие было лишь в том, что в более позднемКодексе речь шла не об оглашении заведомо ложных, позорящих другое лицосведений, а об их распространении.

    Кроме того, в рассматриваемую статью была включена ч. 3, устанавливавшая ответственность за клевету, соединенную с обвинением всовершении государственного или иного тяжкого преступления, за чтопредусматривалось наказание в виде лишениясвободы на срок до пяти лет.

    В соответствии с ч. 1 ст. 129 УК РФ 1996 г. клеветой считалосьраспространение заведомо ложныхсведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих егорепутацию.

    Необходимо отметить, что в Уголовномкодексе РФ 1996 года репутация гражданина впервые была названа объектомклеветы. Правовая защита чести, достоинства личности человека и его репутацииосуществляется в соответствии со ст. 129, 130 УК РФ и ст. 152 ГК РФ.

    Ответственность за посягательство на честь и достоинство личности УК РФ предусматривает не только в упомянутых ст. 129 и 130, нои в некоторых иных.

    Уголовный кодекс устанавливаетответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебногоисполнителя (ст. 298), за неуважение к суду в форме оскорбления участниковсудебного разбирательства (ст. 297), за оскорбление представителя власти(ст. 319), за оскорбление военнослужащего (ст. 336).

    Перечисленные виды клеветы иоскорбления особенно опасны, так как посягают не только на честь и достоинстволичности, но и на авторитет государственной власти, нарушают порядок несениявоенной службы и т. д.

    Клеветой признается распространениезаведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица илиподрывающих его репутацию.

    Исходяиз того, что степень общественной опасности клеветы может быть различной, в ч. 1 ст. 129 УК РФ устанавливались следующие наказания: штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеровоплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного запериод до одного месяца, либо обязательные работы на срок от 120 до 180 часов, илиисправительные работы на срок до одного года.

    За простую клевету в силу ч. 1ст. 130 УК РСФСР 1960 г. максимальное наказание представляло собой лишение свободы на срок до одного года.

    Часть 2 ст. 129 УК РФ устанавливалаответственность за квалифицированную клевету. Таковой является клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрируемомпроизведении или средствах массовой информации.

    За рубежомквалифицированная клевета, как правило, карается более строго, нежели этопредусмотрено ч. 2 ст. 129 УК РФ.

    Самой тяжкой, особо квалифицированной являетсяклевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкогопреступления (ч. 3 ст. 129 УК РФ). Такая клевета причиняет серьезнейший ущербчести и репутации лица.

    В то жевремя, данное преступление необходимо отличать от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ). Клевета направлена наопорочивание чести и репутации личности, а ложный донос — на возбуждениеуголовного дела, т. е. это преступление против правосудия.

    С 07 декабря 2011 года даннаястатья была признана утратившей силу. Ответственность за клевету перестала бытьуголовной и данное деяние стало относиться к административному правонарушению.

    Как сказал Президент РФ Владимир Путин: «Если нам пока не хватаетобщей культуры, не хватает нравственных ограничений и моральных, то должны бытьограничения, может быть законодательные, в том числе и уголовно — правовые».

    28 июля 2012 года Президентом РФподписан Федеральный закон № 141 — ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодексРоссийской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым ст. 128. 1 дополнена следующимсодержанием: «клевета – то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», наказывается штрафом в размере до 500 тыс. рублей (ранее было 200 тыс. ) илиобязательными работами на срок до 160 часов.

    Это же деяние, совершенное сиспользованием служебного положения, наказывается штрафом в размере до 2 млн. рублей или до 320 часов обязательных работ. Клевета, соединенная с обвинениемлица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказывается штрафомв размере до 5 млн. рублей илиобязательными работами на срок 480 часов.

    Введена новая статья (ст. 298. 1) об ответственности заклевету в адрес «судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава», размер штрафа засовершение данного преступления составляет от 2 до 5 млн. рублей.

    Внесены соответствующие поправки вУголовно — процессуальный кодекс РФ, касающиеся подследственности данныхпреступлений.

    Так, преступления, предусмотренныест. 128. 1 УК РФ расследуются органами дознаниявнутренних дел.

    Дела о клевете в адрес судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава (ст. 298. 1 УК РФ) расследуются следователями Следственногокомитета Российской Федерации.

    Данные изменения в Уголовный и Уголовно — процессуальный кодекс РоссийскойФедерации опубликованы 30 июля 2012 года и вступают в силу в течение 10 днейпосле официального опубликования

    Беседы с батюшкой. Клевета как ветер радости

    Аудио

    В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Григорий Григорьев, доктор богословия, заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н., психотерапевт-нарколог, преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи в деревне Юкки.

    – Мы продолжаем цикл передач «Ветер радости». Сегодняшняя тема звучит так: «Клевета как ветер радости».

    – Мы ежемесячно (в последний четверг месяца) проводим нашу тематическую передачу «Ветер радости» в цикле «Беседы с батюшкой». Ветер – по-гречески «дух». Ветер радости – это Господь, Который наполняет всю землю, всю Вселенную и душу человека. И, конечно, когда мы слышим такое слово, как «клевета», естественно, возникает вопрос: как вообще клевета может помочь нам встретиться с Богом, наполнить нашу душу ветром радости? Казалось бы, это несовместимые понятия.

    Нередко в житиях святых были такие описания, когда они встречаются друг с другом и спрашивают: «Как прошел день?» – «Да пустой день, неудачный, никто не оклеветал, грязью не полил, плохо молимся». В следующий раз встречаются радостные и счастливые: «Нас обильно унавозили, теперь мы расцветем пышным цветом. Господи, по Твоему примеру мы простили тех, кто нас унавозил, прости и Ты нам грехи наши и “остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим”». Они, конечно, радовались не тому, что их оклеветали, а той благодати, которую они получали от Бога, – благодати прощения грехов.

    На самом деле апостол Петр в своем послании говорит: «Чего бы вы хотели? Чтобы вас били за дело, наказывали, когда вы действительно виноваты, или же чтобы безвинно страдали по примеру Христа? Когда вас наказывают за дело, какая вам будет благодать от этого?» А здесь действительно нас ждет великая благодать. И вот представим, что когда мы умрем, Господь нам скажет: «Да, конечно, все твои грехи прощены; ты знаешь, что Я принял смерть на Кресте. Но ты по Моему примеру простил тех, кто обидел тебя?» И человек скажет: «Господи, да, по Твоей благодати, по Твоему примеру я простил всех, кто обидел меня, кто оклеветал меня». И Господь скажет: «Войди в радость господина твоего».

    Смотрите так же:  Договор бытового подряда расторжение

    А другой человек скажет: «Господи, я пытался простить этих людей, я старался, но не смог». И Господь ему скажет: «Я вижу, что ты искренне старался и пытался, но не смог, потому что Я испытывал тебя; без Меня не можете творить ничесоже. И ты войди в радость господина твоего». А третий человек скажет: «Господи, я всех простил, кроме нескольких человек, но они такие плохие, что я не смог их простить». И Господь скажет: «Конечно, ты не смог их простить, но ты не просил Меня о благодати прощения. Это тоже Мои дети, и Я хочу, чтобы они тоже спаслись. Почему ты не просил Меня о том, чтобы Я дал тебе благодать прощения тех, кого ты не смог простить сам? Я не могу тебе оставить твои грехи, ведь ты же не оставил их своим должникам».

    Мне вспоминается наш святой царь Николай, который незадолго до своей мученической кончины сказал: «Я всех простил, кто предал меня. Не смог простить только генерала Рузского». А он охранял его семью и арестовал его; собственно говоря, он не смог простить своего друга, который предал его таким чудовищным образом. И царь очень сокрушался об этом: «Я прошу Бога, чтобы Он дал мне благодать прощения, но она пока не приходит». Мы надеемся на то, что святой царь, конечно, простил этого человека благодатью Божией.

    Если исходить из этого, какую радость может доставить клевета? Мы видим, что есть два момента. Клевета может быть заслуженная и незаслуженная. Я хотел бы процитировать Василия Великого по этому поводу: «Думаю, что есть два случая, в которых позволительно говорить о ком-нибудь дурное, именно: когда необходимо кому посоветоваться с другими, испытанными в этом, как исправить согрешившего, и еще –когда бывает нужда предостеречь других, которые по неведению могут быть нередко в сообществе с худым человеком, почитая его добрым. Кто без такой необходимости говорит что-нибудь о другом с намерением очернить, тот клеветник, хотя бы говорил и правду».

    То есть действительно иногда человека надо предупредить. Например, когда кто-то общается с наркоманами и не знает об этом, возможно, надо предупредить человека, что это все-таки плохие люди. Возможно, даже в этом будет некая клевета, потому что в этих людях тоже есть что-то хорошее. Но как без этого предупреждения.

    В чем я вижу лечебную, духовную, терапевтическую значимость клеветы? Конечно, люди более всего сокрушаются из-за клеветы; клевета нас очень сильно обижает, потому что, вероятно, мы все очень повреждены человекоугодием. Нам хочется угождать людям, хочется, чтобы нас хвалили (даже незаслуженно), мы это очень любим. И нам очень не нравится, когда что-то говорят против нас, даже если это справедливо. Нам кажется, что это клевета, что нас не любят, не понимают. «Да, – говорят, – у меня же есть и хорошие свойства».

    Конечно, есть хорошие свойства, но когда люди приходят на лечение от зависимостей (алкоголизма, наркомании), им надо как-то очень точно, тактично, аккуратно объяснить, что все-таки они больные люди и сами не могут это преодолеть. И в таком выяснении врач, который это объясняет, может выглядеть как некий клеветник. Когда жена мужу говорит: «Иди лечись», – муж отвечает жене: «Тебе надо, лечись сама». То есть он действительно воспринимает жену как клевещущую на него, потому что себя больным не считает. В этом очень сложная задача: как-то так сказать правду, чтобы человек осознал свою немощь.

    В этом отношении опять вспомним Василия Великого, который говорил, что правда без любви есть клевета. Один старец одному своему ученику, который спросил, можно ли делать людям замечания, останавливать их от каких-то злых дел, предупреждать (то, о чем я говорил, о такой ситуации, где надо бы предупредить человека), сказал: «Конечно, это надо делать, но если имеешь должную любовь». А потом добавил: «Но так как такой любви сейчас ни у кого нет, то по возможности старайся даже не делать человеку замечания; только в редких случаях, для спасения человека». Это возможно только в духе любви. Потому что когда дух любви уходит, всякая правда становится клеветой. По сути дела, все жизненные свойства человека без любви превращаются в клевету.

    Так вот, клевета как ветер радости. Мы понимаем, что для того чтобы ветер радости Господь наполнил душу человека, надо снизить давление греха в душе. Давление греха бывает очень высокое. Мы знаем, что ветер не может устремиться в места более высокого давления, он устремляется в места более низкого давления. И для того чтобы снизить давление греха, надо прийти в покаянное состояние. Человек не видит свои грехи отчасти по милости Божией, отчасти по своей невнимательности, отчасти потому, что у него повреждена душа. Как при любом психическом заболевании, когда снижается критическая самооценка своего состояния.

    Грех – это повреждение духа и души, и на самом деле у нас снижается критическая самооценка своего состояния, мы его не видим. То есть мы не видим своей поврежденности. И когда оказываемся в ситуации клеветы, у нас всегда первым делом возникает возмущение, потому что нам кажется, что нас абсолютно незаслуженно оклеветали. Действительно, иногда форма клеветы бывает такая несуразная, что можно сразу ее отвергнуть: «Нет, это не про меня, это просто клевета, я даже не хочу этим заниматься, в это углубляться, потому что это просто чушь и не про меня сказано».

    Но если человек духовно внимательно относится к своему состоянию и хочет снизить давление греха в душе, то надо все-таки как-то постараться это все проглотить и самому себе сказать: «А может, все-таки что-то про меня? Да, наверное, форма, в которой это все преподносится, грубая, недопустимая, обидная, оскорбительная, но, возможно, я дал основания для этого… Возможно, я вел себя таким образом». Подумать об этом. Если человек увидит, что он дал такие основания, то начнет снижаться давление греха. И это покаяние должно завершиться на исповеди.

    Но человек может также себе сказать: «А я сам не клеветал на других людей? Возможно, это происходило не специально, неосознанно; возможно, в какой-то беседе я что-то рассказывал о других людях, которых я просто даже не знаю, но я что-то слышал, что-то рассказал, и я это делал искренне, эмоционально, как будто бы их знал. Не являюсь ли я клеветником?» Ведь мы знаем: когда кто-то о ком-то говорит и кому-то это передает, то нередко «от козлика остаются рожки да ножки», информация весьма сильно повреждается. И на самом деле те, кто, кажется, нас оклеветал, возможно, этого и не говорили.

    На этот счет в Новом Завете сказано, что если провинится перед тобой брат твой, обвини его пред тобою и им одним. Это первое, что следует делать. Если, конечно, человек действительно виноват, как нам кажется, и надо его обвинить, то это обвинение должно быть в духе братской любви: «У меня есть некое искушение, возможно, я не прав», – и как-то попытаться найти такой ключик, чтобы открылась душа этого человека. Не просто «наехать» на него: ты такой-сякой, ты очень плохой. Нет, надо подойти и сказать: «У меня такое искушение… Ты имеешь к этому какое-то отношение?» Очень тактично надо сказать, потому что человеку сыпать соль на раны крайне опасно, здесь надо иметь мудрость змеиную и простоту голубиную; надо как-то пытаться сформулировать неким образом свое обвинение.

    Если этот человек услышит нас, то – «обрел ты брата своего», как говорит Господь в Евангелии. А если он это не услышит, надо обвинить его при двух или трех свидетелях, которые должны принять участие в этом обвинении или же опровергнуть его. Мы в данном случае можем говорить о некоем церковном суде, который существует, например, для священнослужителей в первую очередь, когда выдвигаются некие обвинения, когда пытаются разобраться в том, что было на самом деле. И если человек тогда послушает, то это очень хорошо.

    И третье (для мирян) – обвинить уже в присутствии представителей Церкви. «А если и их не послушает, тогда да будет аки язычник и мытарь». То есть клевета всегда анонимна, всегда скрыта, всегда за глаза, всегда заочная. Но можно и так сказать человеку, что он тебе ответит: «Да пошел ты, сам такой». И есть разные формы обвинения.

    Я вспоминаю одного святого старца, которого отцы решили испытать, насколько же он действительно смиренный. Стали ему говорить: «Мы знаем, ты великий грешник». Тот подумал и говорит: «Да, я действительно великий грешник». – «Но ты и блудник». Тот подумал (он, конечно, не блудник, но каждый человек может впасть в блуд) и говорит: «Да, согласен и с этим». Что ни называли, он со всем соглашался. И напоследок говорят: «Ты еретик». Он отвечает: «Нет, я никогда не был еретиком. Возможно, я в чем-то искренне заблуждаюсь, скажите в чем, но я не еретик». – «А как же ты соглашался со всеми грехами? Мы же знаем, что их у тебя нет. А еретиком быть не захотел». Он им ответил: «Понимаете, действительно греха сейчас нет, а завтра он может появиться, но я покаюсь – и мое покаяние приблизит меня к Богу. А если я еретик, то это удалит меня от Бога».

    У нас вообще сейчас много говорится о разных ересях и много возникает новых ересей. Люди иногда эти ереси придумывают, сочиняют. Это вообще очень опасная дорога, потому что ересь – это соборно осужденное духовное заблуждение. Человеку, который обвиняется в ереси, дают возможность покаяться, и если он кается в этом, то, по сути дела, это с него снимается. А вот если он упорствует и проповедует ересь, которая соборно осуждена Церковью, то его называют еретиком.

    А все остальное – это, возможно, богословское заблуждение, частное мнение, ошибка человека или что-то другое. Но торопиться с такими фразами и словами, как «ересь», «еретики», не стоит. Даже когда человека судят на светском суде, его никто не может обвинить, пока суд не вынес решения. Все-таки должна быть определенная этапность этого дела. И все люди, кто торопится, становятся клеветниками в этой ситуации вольно или невольно.

    Святые отцы радовались, когда на них клеветали. Они в первую очередь так говорили: «Господи, мы прощаем их по Твоему примеру; “и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим”». Возможно, нас оклеветали напрасно, но у нас наверняка есть какие-то грехи, которых мы не видим. Но Ты, Господи, как бы остави нам долги наши (Ты-то их знаешь и видишь), как мы оставляем должникам нашим. То есть мы оставляем их своим должникам видимым образом, а Ты нам оставь их невидимым образом. Но если Ты считаешь необходимым, покажи нам наши грехи, чтобы мы снизили давление греха». Потому что через эту клевету наши души наполняются ветром радости, мы постоянно снижаем давление греха. Вот почему так важна исповедь и покаяние перед встречей с Богом.

    Есть только здесь один очень лукавый момент. Мы никогда не сможем снизить давление греха формальной исповедью: каюсь, но не изменяюсь. Мы будем постоянно ходить на исповедь, будем каяться во всех грехах, которые существуют в мире, и не будем изменяться. Например, для многих людей сегодня исповедь становится билетом на причастие. Конечно, человек не может причащаться без благословения священника, он обязательно должен получить благословение. В некоторых храмах у нас проводится практика, когда идет углубленная исповедь до службы, на всенощном бдении. В некоторых храмах на литургии исповедуют людей (до «Херувимской песни»). Это, конечно, печальная практика, но, с другой стороны, люди так приучены, для них это очень важно.

    Но многие люди приходят на исповедь не потому, что увидели грехи, а потому, что им надо пообщаться, поговорить. Это тоже ясно и понятно, человек одинок, он рассказывает о своих близких, о каких-то проблемах, но он не совсем понимает, что покаяние – это слезы души, когда вдруг человек увидел свои грехи. («Вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробудил».) Вот тогда это действительно исповедь – и человек полностью изменяется.

    Это такая исповедь, когда человек становится другим, это исповедь, которую можно назвать вторым крещением. Это то, о чем говорил Иоанн Креститель: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное». Когда мы крестимся, все наши грехи уходят, а потом они опять наполняют нашу душу, но мы не можем креститься повторно, это таинство проводится один раз в жизни. Тогда мы приходим к покаянию, и наша душа наполняется благодатью, ветром радости. То есть всякий раз клевета, возможно, приводит нас к покаянию. И тогда ветер радости Господь наполняет нашу душу. Возможно, клевета приводит нас к прощению тех, кто нас обидел.

    Если мы простим тех, кто нас обидел, и Господь наполнит нашу душу ветром радости, благодатью, то что же будет с этими людьми, которые нас оклеветали? Какое они понесут за это наказание? В Послании к Римлянам апостол Павел говорил: «Молитесь за врагов ваших, тем самым вы соберете им на голову горящие уголья». Господь говорит: «Благословляйте проклинающих вас». И когда мы читаем у апостола Павла в Послании к Римлянам о горящих угольях, то нам становится жутковато: «Как же? Ничего себе – вера любви. То есть зажарить заживо своего обидчика и врага?»

    На самом деле в первых переводах с древнееврейского было так: «Тем самым вы соберете ему на голову пепел покаяния». Ветхозаветные евреи, когда совершали чин покаяния, остригали волосы на голове и посыпали голову пеплом. То есть остриженная голова, посыпанная пеплом, свидетельствовала, что человек молится перед Богом и находится в состоянии покаяния, он пытается прийти в состояние духовного равновесия, снизить давление внутреннего греха. По сути дела, так же сказано и у апостола Павла. Вы будете молиться за того, кто вас проклинает и обижает, и у него появится реальная возможность покаяться.

    Это самые дорогие для нас люди, потому что они ценой своей гибели, ценой своего духовного повреждения либо указывают нам на грехи, либо просто клевещут на нас – и мы встречаемся с Богом. И, конечно, они могут погибнуть от этого. Поэтому наша задача – молиться за них непрестанно. Я думаю, желательно, чтобы у каждого православного человека (это мое частное богословское мнение) был особый список тех, кто его оклеветал. Иногда это люди, которых этот человек и не знает, но они считают его своим врагом. За них надо молиться непрестанно. До какого момента за них молиться? Пока мы не соберем им на голову пепел покаяния, пока они не придут к покаянному состоянию, дабы они тоже спаслись вместе с нами. Они же наши спасители, и они тоже дети Божии, и Господь нас любит всех в равной степени. Бог хотел бы, чтобы все люди спаслись; ни на ком не поставлено клейма, пока люди живые.

    Смотрите так же:  Экологический налог в россии

    А если мы молимся за человека, но он никак не меняется? Во-первых, конечно, плохо молимся. Во-вторых, Господь, возможно, нас испытывает. В-третьих, как меняется человек – это не нашего ума дело; это знает Господь, любящий Отец, и не наше дело знать времена и сроки.

    – «Что тебе до него? Ты по Мне гряди».

    – Да. Даже между апостолами тоже были интересные отношения. Все ученики знали, что даже у Христа был любимейший ученик Иоанн Богослов. И, конечно, они слышали о том, что он не умрет смертью, доколе Господь не приидет, завидовали, что он бессмертный. Христос сказал: «Симоне Ионин, любишь ли ты Меня? Паси овец моих». Этими словами Он простил Петра. И еще добавил: «Когда ты был молод, ходил где хочешь, а когда состаришься, поведет тебя другой куда не хочешь». Он как бы предсказывал Петру смерть на кресте. Петр, конечно, духом это понял, и опечалилось его сердце. И, глядя на Иоанна Богослова, он говорит: «А этот что?» Он ему как бы позавидовал, как в притче о блудном сыне ветхозаветный сын позавидовал блудному сыну, своему брату, вернувшемуся к любящему отцу. И Господь говорит Петру: «Что тебе до того?» То есть действительно всем не хватало любви.

    А сейчас людям катастрофически не хватает любви, но мы чувствуем, что время, в которое живем, особое по благодати. Чем темнее ночь, тем ярче светят звезды. Где преизобилует грех, там преизобилует благодать. И на самом деле мы видим, как мир наполняется злом. А это зло иногда бывает абсолютно немотивированное, беспричинное. Действительно, такая година смуты и разврата. Как сказано в эпиграфе к роману «Тихий Дон» Михаила Шолохова: «В годину смуты и разврата не осудите, братья, брата». Это очень важно, особенно в такое благодатное время, как сейчас, потому что чем темнее ночь, тем ярче светят звезды; где преизобилует грех, там преизобилует благодать. Поэтому, конечно, клевета, в общем-то, чрезвычайно полезна.

    В чем еще я бы отметил целебное свойство клеветы? Действительно, древних подвижников испытывали смертью, они свидетельствовали о Христе под страхом смерти. То есть им предлагали отказаться от Христа. Они, конечно, были оклеветаны, про них рассказывали разные ужасы. Они причащались Телом и Кровью Христа, и язычники воспринимали это буквально: что они пьют кровь какого-то закланного младенца, съели его тело. Это их ввергало в ужас, они даже не понимали, что это бескровная жертва, таинство Евхаристии. То есть была клевета на первохристиан, и они с радостью шли на смерть, потому что, непрестанно причащаясь, имели такую радость, веру и надежду на Бога, что эта вера преодолевала смерть.

    Конечно, такой веры у современных людей нет. Поэтому клевета – это не страх смерти, это в конечном счете страх перед мнением людей. И иногда клевету бывает выдержать труднее, чем страх смерти. Даже такой адамант терпения, смирения и праведной жизни, как Иов Многострадальный, выдержав все искушения, не выдержал обвинений близких друзей. Когда он потерял все, что имел, и был покрыт язвами, изгнан из стен города, умирал одиноко в пустыне, трое его любимых друзей приехали к нему и сказали: «Ты грешник, раз тебя так наказал Бог; покайся. Мы твои друзья; покайся, Бог тебя простит». И вот этого он не выдержал.

    Он вскричал: «Доколе же, Господи, будет эта клевета?» Он не выдержал этой клеветы. И тогда Бог явился в виде воздушного столба, в виде бури – и прозвучал глас: «Ты благодарил Меня за все испытания, Я испытывал тебя. Ты говорил: слава Богу за все. Почему ты не благодарил Меня и за это? Это Мой Промысл, Мое испытание, неведомое тебе». «А вам, – говорит друзьям, которые его искусили, – не будет спасения ни в этом веке, ни в будущем». И тогда Иов упал перед Богом и просил о прощении друзей, и Бог их простил. И простил Иова, он поправился и имел вдвое больше всего, чем до того, как пошел на это испытание. Но мы видим, что даже Иов не выдержал клеветы человеческой.

    Как можно сравнить испытания первохристиан и наши испытания? Их испытывали смертью, нас испытывают клеветой. Я вспоминаю свою службу на подводной лодке. Когда подводная лодка уходит от эскадры неприятеля и ее преследуют корабли, то иногда она ложится на грунт и подвергается глубинному бомбометанию. Мы видим это иногда в фильмах о войне, связанных с подлодками (где-то показаны учения, а где-то реальные бои). И вот бомбы взрываются со всех сторон. И иногда специально подводные лодки шли на ухищрения: в торпедные аппараты закладывали матрасы, специальный мусор и выстреливали, чтобы показать, что лодка как будто разбомблена и оттуда выплыло содержимое. Ведь врагу, который бомбил, надо было убедиться, что пошли пузыри. Матрасы выплыли, а еще лучше, чтобы мертвые люди выплыли, тогда они могут успокоиться.

    Представим такое бомбометание клеветой. Некая подводная лодка опускается на грунт в ожидании бомбежки, все ждут взрывов, акустик внимательно слушает шум приближающихся кораблей, работают двигатели. А потом сверху идут какие-то всплески, никто ничего не понимает, взрывов нет. Проходит время, всплески прекращаются, корабли неприятеля удаляются. На некоторое время лодка всплывает на перископную глубину, подымает перископ – какая-то пленка его закрывает, ничего не видно, но вроде кораблей нет.

    Акустик говорит, что кораблей нет, горизонт чист. «Давайте подыматься». Всплывают, и вся лодка залита пометом, навозом, какими-то отходами. Как если на складе перепутали глубинные бомбы с контейнерами с навозом и провели бомбометание пометными бомбами. Это клевета. И нечем дышать, все закрывают носы. Это боевое судно возвращается после славного похода на свою базу, а когда уже приближается к пирсу, играет оркестр, но по мере его приближения все начинают отворачиваться, затыкать носы, надевать повязки, потому что идет сильное зловоние вокруг всего корабля. Если, конечно, сильные морские волны не смоют это все.

    Это очень серьезное испытание для человека, потому что человек, подвергшийся клевете, всегда сможет увидеть свое окружение: в какой степени поверят этой клевете, в какой степени поддадутся на это. И особенно больно, когда люди, которых считал друзьями, близкими, вдруг начинают отворачиваться от тебя, менять о тебе мнение. И тут уже появляется такая возможность молиться, прощать и благодарить Бога за все.

    Поэтому я лично считаю, что клевета – это чрезвычайно полезное для нас состояние. И в первую очередь надо проанализировать, заслужил ты ее или нет. «Да, я в этом виноват» – значит, надо мне измениться. А если не виноват, тогда надо молиться за тех, кто оклеветал: значит, какие-то другие грехи уйдут. И обязательно Бога за это благодарить. Возможно, Господь таким образом привлекает мое внимание к этим людям, которые меня оклеветали, потому что за них больше некому помолиться. Поэтому состояние, когда тебя оклеветали, – это особое духовное состояние, которое так или иначе надо проходить за Христа и действительно молиться о врагах наших, вернее о тех людях, которые считают себя нашими врагами.

    – Но ведь обидно, когда клевещут. И как причащаться, когда идет поток клеветы, есть чувство обиды и вроде как нельзя подходить к Чаше? Как быть?

    – Я считаю, что это состояние только через благодать может пройти. Перед Чашей надо просить, чтобы Господь дал благодать прощения, памятуя о том, что причащающийся в осуждении осужден будет. В духе осуждения пришли, в духе осуждения ушли. Не встретились со Христом. Поэтому, конечно, можно причаститься на земле, но не причаститься на небе. Это связано вот с этим духовным состоянием, когда у нас есть обида и непрощение. Прежде всего, подходя к Чаше, нужно пробовать простить всех людей. Не получается – просить Бога о благодати прощения. И обязательно причащаться, потому что без этого мы простить не сможем.

    Но не подходить к Чаше с таким чувством: «Я никогда не прощу этого человека, я вообще никогда не прощу, да чтоб он там. » – и начинаются проклятия у Чаши. Вот тогда священник имеет право не причастить такого человека, который клевещет на других людей и не желает меняться. Это состояние подверглось осуждению на VI Соборе в 680 году. Прямо сказано о том, что таких людей следует отлучать от Церкви и не причащать их, накладывать на них епитимью до сорока дней, давать время для покаяния, чтобы человек осознал, что он должен хотя бы пытаться просить Бога о благодати прощения.

    – Сейчас средства массовой информации такие коварные… И в Интернете чего только не найдешь. Как Вы считаете, чему верить, а чему не верить?

    – Я думаю, верить только своей духовной интуиции. Если у нас нет такой интуиции, то все равно мы запутаемся. Наша главная цель – стяжание благодати Святого Духа. А участие в осуждении других людей в любой форме – это как минимум безблагодатное подвижничество и рвение не по разуму. Сейчас мы посмотрим, что говорят об этом святые отцы..

    – Мне понравилось у Феофана Затворника про грязь.

    – «Оклеветали вас, хоть вы не виноваты, надо благодушно потерпеть, и пойдет это вместо епитимьи за то, в чем сами себя считаете виновными. Клевета потому для вас милость Божия, что надо непременно умиротвориться с оклеветавшими, как это ни трудно. Клевета – грязь, но грязь целебная». И вот сказать: «Да, я не хочу принимать в этом участие, потому что я сам грешный человек; зачем я буду осуждать другого человека, тем более того, кого не знаю?» Клевета – это как унавоживание. Вот есть целебные грязи, люди ездят лечиться на грязи в санатории, обмазываются полностью грязью, и она исцеляет их от кожных заболеваний (например, грязь Мертвого моря). Если угодно, клевета – это особая духовная грязь, которая может исцелить нас от многих духовных недугов.

    – Следующая наша программа будет уже в Великом посту, и люди уже готовятся.

    – Великий пост – это особо исцеляющее время для православного человека, когда самая главная задача – не «вкушать» других людей. Клевета в посту сразу будет принимать уродливейшие формы и очертания. Поэтому в Великом посту вообще нельзя приближаться к состоянию клеветы, надо стараться плакать и сокрушаться только о своих собственных грехах. Но у нас, как ни странно, нередко бывает так, что именно в пост идут искушения, клеветы становится больше, потому что люди не совсем понимают главные духовные задачи Великого поста. Это духовное исцеление, уменьшение напряжения греха и молитва: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего».

    И, пожелав это на Великий пост, я хотел бы вспомнить молитву Иоанна Златоустого, который подвергался клевете как никто другой. Однажды он сказал в молитве: «Избави нас, Господи, от человек некоторых, и бесов, и от всякия иныя неподобныя вещи». И «человек некоторых» он поставил выше бесов. Избави всех нас, Господи, на время Великого поста от «человек некоторых», не от тех, которые нас оклевещут (это во славу Божию, если оклевещут), а от тех, которые нас будут привлекать к участию в клевете на других людей. Господи, избави нас от таких людей.

    Я бы всем дал такой духовный совет: если кто-то из ваших знакомых как бы сподвигает вас на клевету на других людей, пусть даже заслуженную и справедливую, помните, что Великий пост – это время «зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Так и сказать этому человеку: «Я, конечно, хоть и клеветник по своей природе и многих людей оклеветал, но на время Великого поста хочу взять на себя такую епитимью – не клеветать на людей, не говорить ни о ком плохо, даже если эти люди такое заслужили». Потому что Великий пост – это не время осуждения других людей, а время осуждения себя, нахождения темных пятен в своей душе милостью Божией. Это время, когда слезами покаяния мы снижаем давление греха.

    Поэтому когда мы говорим, что главное в посту – не «вкушать» других людей, в первую очередь имеется в виду духовная клевета на других людей. Поэтому скажите своим друзьям, которые будут вас подвигать на клевету: «Я сейчас нахожусь в автономном плавании, как подводная лодка в больших глубинах, и буду заниматься клеветой на самого себя. Я буду искать свои темные стороны, с Божией помощью. А чтобы мне не впасть в отчаяние и уныние, буду причащаться Тела и Крови Христа, насколько мне позволит благословение моего духовного отца и мое реальное время в этой жизни».

    – Хочется снова Вас попросить сказать несколько слов о пользе Причастия. Хотя, конечно, в Великом посту мы будем несколько ограничены в служении литургии, но, наверное, это повод особенно задуматься о ценности Причастия.

    – Я бы обратил внимание на то, что в Великом посту мы служим особо благодатную литургию Преждеосвященных Даров Григория Двоеслова. Мы все ее очень любим. И вот смотрите, как интересно. Обычные литургии Василия Великого и Иоанна Златоустого мы служим во время поста по большим праздникам и выходным дням (суббота и воскресенье). И если бы было достаточно причащаться один раз в неделю для святых отцов, то зачем они сделали еще два, а иногда и три раза в неделю дополнительно литургию Преждеосвященных Даров? Именно наличие литургии Преждеосвященных Даров говорит о том, что в посту надо причащаться чаще, чем раз в неделю. Это очень важно, именно для этого сделана эта литургия.

    И я считаю: кто может – надо причащаться на каждой литургии. Потому что ограничение литургий в Великом посту – это был тот минимум, который существовал во время святых отцов Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого и Григория Двоеслова. Конечно, они являются основоположниками литургий, и они говорят: «Мало причащаться раз в неделю, вот вам еще дивная Божественная литургия Преждеосвященных Даров». Конечно, литургия и причастие всегда проводятся по благословению священника, всегда человек получает благословение для причастия. Это очень важно понимать. И дай Бог всем нам в этом Великом посту «зрети своя прегрешения и не осуждати брата своего».

    Шел человек а клевета

    Клевета — единственная статья российского УК, по которой оправдательных приговоров выносится в несколько раз больше, чем обвинительных. Чаще всего об уголовной ответственности за клевету вспоминают недовольные высказываниями критиков власти чиновники, но даже дела против оппозиционных активистов обычно разваливаются в суде.

    Статья 128.1 — клевета — была введена в Уголовный кодекс в конце июля 2012 года. Под «клеветой» законодатели подразумевают «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

    В статье пять частей. Часть первая без квалифицирующих признаков предполагает наказание в виде штрафа до 500 тысяч рублей либо обязательных работ на срок до 160 часов. Дела по части 1 статьи 128.1 УК — это дела частного обвинения, где обвинителем выступает не прокуратура, а потерпевший, который подал заявление. Соответственно, он и должен доказать в суде факт клеветы.

    Остальные составы статьи предусматривают уже публичное обвинение и участие прокурора. Вторая часть предполагает, что клевета содержалась в публичном выступлении, в СМИ или произведении, которое демонстрировали публично. Наказание — штраф до 1 млн рублей и обязательные работы на срок до 240 часов.

    Смотрите так же:  Претензия по обслуживанию оборудования

    По третьей части клевета, совершенная с использованием служебного положения, наказывается штрафом до 2 млн рублей или обязательными работами на срок до 320 часов. В случае клеветы о том, что человек страдает заболеванием, опасным для окружающих, либо он совершил преступление сексуального характера, максимальный размер штрафа увеличивается до 3 млн рублей, а предельный срок обязательных работ — до 400 часов.

    Наконец, клевета с обвинением человека в тяжком или особо тяжком преступлении (часть 5) предполагает штраф до 5 млн рублей либо работы на срок до 480 часов.

    Предшественница статьи 128.1 в Уголовном кодексе — статья 129 (клевета). Она появилась в первоначальной редакции российского УК еще в 1996 году. В этой статье было лишь три состава — собственно клевета, публичная клевета и клевета с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении. По первой части обвиняемому грозил штраф, обязательные либо исправительные работы; по второй — эти же наказания или арест на срок до полугода; по третьей — ограничение свободы, арест либо лишение свободы на срок до трех лет.

    В декабре 2011 года клевету декриминализировали, переведя в разряд административных правонарушений, но уже примерно через восемь месяцев — в июле 2012-го — статью отредактировали и вернули в Уголовный кодекс: теперь ни один из составов клеветы не предполагает лишения свободы или ареста.

    Автор закона о возвращении уголовной ответственности за клевету, председатель думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников считает, что ее декриминализация «не дала искомого результата, а скорее наоборот». «Тогда это был не специальный закон, а огромный закон (№ 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательства акты Российской Федерации» — МЗ). И концепция была связана с декриминализацией — принимали так», — рассказывает Крашенниников. По мнению парламентария, после возвращения клеветы в УК «публичного мусора» стало меньше.

    Юрист международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев напоминает, что декриминализация клеветы и оскорбления была инициативой экс-президента Дмитрия Медведева. «Это период такой «оттепели». Явно и сейчас есть этот подход — тот же Верховный суд, тот же [председатель ВС Вячеслав] Лебедев. На самом деле, все эти правонарушения нужно привести в некую градацию: есть мелкие проступки, есть административные правонарушения, за которые может быть большой штраф и административный арест, а особо исключительные случаи — это Уголовный кодекс. И это было первым шагом — есть клевета и оскорбление, давайте их переведем в административные», — объясняет Ахметгалиев.

    Возвращение же клеветы в УК пришлось на июль 2012 года; законотворческую деятельность депутатов того времени пресса характеризовала выражением «взбесившийся принтер». Показательно, что одновременно со статьей 128.1 УК были приняты законы об «иностранных агентах» и об ужесточении наказания за нарушения на митингах.

    Больше оправданий

    Статья 128.1 — единственная в российском УК, по которой число оправданных значительно превышает число осужденных. Например, в прошлом году по всем составам статьи осуждены были 94 человека, а оправданы — 511. В 2014-м осудили 141 человека, а оправдали 663; в 2013-м — 107 и 520 человек соответственно. При этом 98-99% оправдательных приговоров по делам о клевете вынесены по первой части статьи; по остальным составам оправданных практически нет, но и осужденных — единицы.

    По словам юриста международной правозащитной группы «Агора» Дамира Гайнутдинова, перевес в пользу оправдательных приговоров — результат состязательности сторон, которой в делах частного обвинения по понятным причинам создается меньше помех.

    «Часть первая — это категория преступлений частного обвинения, и по таким делам оправдательных решений, конечно, гораздо больше, потому что состязательность выше, когда нет обвинительного уклона, когда потерпевший вынужден доказывать перед лицом судьи, что ему действительно был причинен вред. Потерпевший с обвиняемым в равных весовых категориях соревнуются в мировом суде, — объясняет Гайнутдинов — Я бы сказал, что в этом проявляется то, как должны работать большинство других статей Уголовного кодекса».

    Юрист добавляет, что в делах по другим частям статьи участвует прокурор; как правило, тогда сторона обвинения выигрывает.

    Дела о клевете часто оканчиваются примирением сторон: в прошлом году таких было 310, в 2014-м — 314, в 2013 — 488. Еще чаще такие дела прекращают за отсутствием состава или события преступления либо непричастностью к нему обвиняемого: 554 подобных решения в 2015 году, 437 — в 2014-м, 499 — в 2013-м. Такую закономерность Гайнутдинов объясняет тем, что заявления о преступлении зачастую подают люди, которые не знают или не понимают юридического определения клеветы.

    «Человек, который услышал что-то, что ему показалось обидным и адресованным ему, считает, что это клевета. А есть масса нюансов, которые неюристу могут быть непонятны. Безусловно, может быть обидно, но при этом не подпадать под определение клеветы, — говорит юрист. — Клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство. То есть оценочные суждения не попадают под эту категорию. Всякие ругательства и прочие поношения, скорее, могут образовывать состав административного правонарушения в виде оскорбления — 5.61 КоАП, но не клевету, поскольку это невозможно проверить на соответствие действительности. Например, утверждение, что Иванов — вор, можно назвать клеветой, если говорящий знает, что Иванов не вор. А утверждение, что Иванов — дурак, невозможно проверить на соответствие действительности: это оценочное суждение».

    Интересно, что пока в Уголовном кодексе действовала статья 129, процентное соотношение обвинительных и оправдательных приговоров по делам о клевете было схожим. При этом суммарно дел по «старой» статье ежегодно рассматривалось примерно в два раза больше.

    Важное отличие действующей статьи и утратившей силу: в качестве наказания по части 3 129-я допускала лишение свободы на срок до года, хотя такие приговоры и были единичны — один или два осужденных на реальный срок ежегодно.

    ОПГ, коррупция, бездорожье и кража сосисок

    Дела о клевете часто возбуждают в отношении оппонентов властей разного уровня — при этом многие из них не доходят до суда либо возвращаются в прокуратуру под предлогом устранения нарушений.

    Так, в клевете обвиняется журналист саратовского издания «Общественное мнение» Сергей Вилков, который стал фигурантом нескольких уголовных и административных дел после расследований о бизнесе местного депутата Сергея Курихина. Дело о клевете на журналиста завели после того, как он на своей странице «ВКонтакте» опубликовал копию оперативной справки об участнике ОПГ «Парковские» Сергее Георгиевиче Курихине 1972 года рождения (личные данные полностью совпадают с приведенными на странице депутата на сайте Саратовской областной думы). Согласно оперативной справке, «Курихин и его группа выбивали долги, занимались рэкетом». В ноябре суд вернул дело следователям для устранения нарушений.

    Дело о клевете дважды возбуждали и в отношении предпринимательницы из Саратова Веры Шульковой, которая в жалобе в администрацию президента писала о коррупционных схемах и связях депутата Курихина в силовых структурах. В обоих случаях саратовские судьи закрыли дела. Причем первое дело по заявлению Курихина было возбуждено по части 1 статьи 128.1 УК, то есть подразумевало частное обвинение, в котором вину подсудимой доказывает сам потерпевший. Несмотря на это, полиция провела дома у Шульковой обыск; действия полицейских и послужили основанием для прекращения дела. Второе дело возбудили уже по части 5, но оно также было прекращено.

    Обвиняемым по делу о клевете проходит политик Алексей Навальный. По заявлению следователя Павла Карпова, включенного в «список Магнитского», на оппозиционера завели дело по частям 2 и 5 статьи 128.1 УК (публичная клевета с обвинением лица в тяжком или особо тяжком преступлении). Следователь был недоволен публикацией на сайте Навального данных из фильма-расследования «Каста неприкасаемых», в котором говорилось, что Карпов причастен к гибели юриста Сергея Магнитского. В начале ноября — после того, как Навальный ознакомился с материалами дела — прокурор вернул его следователю для устранения нарушений.

    По части 5 статьи 128.1 УК возбуждено одно из трех уголовных дел основателя сообщества автомобилистов «Смотра.ру» Эрика «Давидыча» Китуашвили, который активно критиковал работу московской ГИБДД и на заседании по избранию меры пресечения публично обвинил главу управления инспекции Виктора Коваленко в том, что тот купил должность за 300 млн долларов. В конце октября дело Китуашвили тоже вернули прокурорам.

    Впрочем, иногда дела о клевете в отношении критиков и оппонентов власти все же заканчиваются для них обвинительными приговорами. В Чеченской республике в августе осудили жителя села Кенхи Рамазана Джалалдинова, который записывал видеообращения к президенту Путину, жалуясь на коррумпированность местных чиновников. Судья признал Джалалдинова виновным по части 2 статьи 128.1 УК (клевета в публичном выступлении) и назначил ему 160 часов обязательных работ. Дело касалось, в частности, записи, на которой мужчина рассказывал, что в сельских школах Чечни работают учителя без профильного образования.

    Главу «Общества защиты прав потребителей» Михаила Аншакова весной 2013 года приговорили к штрафу в 100 тысяч рублей за клевету на исполнительного директора Фонда храма Христа Спасителя Василия Поддевалина (часть 2 статьи 128.1 УК). Клеветой суд признал слова Аншакова о нарушении прав потребителей, которые приобретают «дешевое арабское золото» в ювелирных лавках при храме Христа Спасителя, и рассказ о результатах проверки деятельности фонда.

    В дела о клевете нередко выливаются и конфликты муниципальных чиновников или представителей ТСЖ с недовольными жителями, отмечает Дамир Гайнутдинов. В Мордовии обвиняемой по части 1 статьи 128.1 УК стала женщина из села Новоямская Слобода, которая назвала главу поселения «врагом народа» из-за недостаточного внимания местной власти к уборке дорог. Дело закончилось примирением сторон

    60-летнего активиста из Йошкар-Олы Евгения Шевелева в ноябре 2014 года оштрафовали на 20 тысяч рублей за выступление на митинге, также посвященном состоянию дорог. Ответственность за бездорожье пенсионер возложил на «Единую Россию» и руководителя региона, которого он назвал «смотрящим» за областью. После этого губернатор Леонид Маркелов подал на пенсионера в суд, который встал на сторону главы Марий Эл и признал активиста виновным в клевете в публичном выступлении (часть 2 статьи 128.1 УК).

    Впрочем, нередко к обвинениям в клевете прибегают и участники далеких от политики бытовых конфликтов. Например, на Ставрополье местная жительница подала заявление по статье 128.1 на свою знакомую — та будто бы обвиняла ее в краже сосисок из магазина, а также утверждала, что сын заявительницы, погибший при пожаре на заводе «Ставролен», сам был виновником происшествия. В суде же выяснилось, что потерпевшая не слышала обвинений в краже сосисок лично от ответчицы — ей их передали сотрудники магазина, а слова о ее сыне женщина бросила в ответ на оскорбления в свой адрес. В итоге подсудимую оправдали.

    Избыточная мера

    Оценивая правоприменительную практику по статье о клевете, Павел Крашенинников говорит о ее предупредительном характере. «Мы понимаем, что она, скорее, охранительную функцию носит. Потому что я вижу, когда участвую в различных форумах, заседаниях в той же Думе: люди перестали обвинять друг друга в том, что они воры или убийцы и так далее. То есть за речью стали следить немного больше, — считает депутат. — Очень хорошо, что у нас есть норма о клевете с использованием служебного положения. На мой взгляд, это очень сильно повлияло на наших чиновников разных уровней, потому что теперь вот таких обвинений в качестве ответа на критику стало на порядок меньше».

    В то же время адвокат Сергей Жорин, в практике которого не раз бывали дела о клевете, считает статью «абсолютно нерабочей». «Простым смертным добиться обвинительного приговора практически невозможно», — замечает адвокат. Решение в пользу заявителя, по словам Жорина, обычно выносят, если речь идет о клевете в отношении чиновников, политиков, бизнесменов или религиозных деятелей.

    Адвокат поясняет, что клевету непросто доказать из-за заведомости действия, прописанной в Уголовном кодексе: «То есть лицо заведомо знало, что информация не соответствует действительности, но умышленно ее распространило. Доказать это крайне сложно. Если подсудимый говорит: «Да, в рамках следствия установлено, что эта информация не соответствует действительности, но на момент ее распространения я был уверен, что она соответствует действительности, у меня были основания так полагать», — то либо дело прекращается, либо это оправдательный приговор». При этом суды не выясняют, какие были основания у подсудимого, чтобы считать эти сведения достоверными, отмечает Жорин.

    И все же, считает адвокат, статью о клевете не следует исключать из Уголовного кодекса: «Сейчас мощный ресурс — это соцсети. Распространением заведомо недостоверной информации можно очень сильно испортить жизнь человеку, вплоть до того, что он может жизнь самоубийством покончить. Поэтому нужно бороться с клеветой однозначно». Но при этом адвокат говорит о необходимости корректировки статьи с уточнением квалифицирующих признаков и разъяснений пленума Верховного суда, «чтобы суды не боялись выносить обвинительные приговоры».

    Дамир Гайнутдинов находит возвращение статьи о клевете в Уголовный кодекс необоснованным. «В данном случае Гражданский кодекс позволяет восстановить полностью ущерб — моральный и, возможно, материальный, который причинило распространение каких-то порочащих сведений. Государству здесь абсолютно нечего делать, и уголовное преследование — это избыточное реагирование. Даже административное преследование избыточно», — уверен юрист.

    С Гайнутдиновым согласен и его коллега по «Агоре» Рамиль Ахметгалиев: «Я негативно отношусь вообще к любому расширению Уголовного кодекса, тем более по таким статьям, в которых речь идет о защите чести и достоинства взрослых, совершеннолетних дееспособных людей». Он также подчеркивает, что статья УК о клевете фактически дублирует статью 152 Гражданского кодекса.

    Частые возвраты уголовных дел о клевете, которые возбуждают в отношении оппозиционных активистов и политиков, Гайнутдинов рассматривает как компромисс: судьи остерегаются выносить оправдательный приговор, но и не осуждают оппозиционера по «явно натянутому поводу».

    «Вернули дело в прокуратуру — дали понять, что не надо его обратно приносить. Оправдательный приговор — это ЧП. Он обязательно будет пересматриваться вышестоящими инстанциями и с большой вероятностью будет отменен. И судья, чтобы не рисковать с отменой, выбирает такой путь. Но фактически мы понимаем, что это, скорее всего, нужно трактовать как оправдание», — заключает Гайнутдинов.

    Ахметгалиев, который в начале 2000-х работал в прокуратуре, рассказывает, что сотрудники ведомства и судьи не любят дела о клевете: «За любой какой-то малозначительный проступок у нас предусмотрена Уголовным кодексом [ответственность], а это порождает массу юридических последствий не только для этого человека, но и для его близких: у человека появляется судимость, потом его дети, возможно, будут ограничены при трудоустройстве в государственные органы. Последствия довольно серьезные и негативные, у судей внутреннее понимание этого тоже есть, поэтому если они могут такие дела по каким-то процессуальным основаниям заблокировать, они это делают».

    Гайнутдинов обращает внимание и на то, что законодатели большинства демократических стран давно не рассматривают клевету как уголовно наказуемое деяние. «Но в авторитарных режимах, безусловно, эта статья в Уголовном кодексе присутствует и очень часто используется для того, чтобы закрыть рот критикам властей. Чаще всего [такая норма] используется по политическим мотивам», — констатирует юрист.

    Вторит ему и Ахметгалиев, также считающий упоминание клеветы в Уголовном кодексе показателем развития общества и государства. «Есть блок вопросов, которые в нормальном цивилизованном государстве должны решаться в рамках гражданского судопроизводства. Ненормально общество, в котором основным законом является Уголовный кодекс и, соответственно, основным правоприменительным органом — Следственный комитет. То есть у нас все правоотношения рассматриваются через призму УК. Когда основным кодексом будет Гражданский, будем жить в другом обществе», — говорит он.

    Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

    Оставьте комментарий