Практика удо

Практика удо

Вопросы обобщенной судебной практики по УДО и по смягчению наказания.

1. Во всех ли ходатайствах осужденных, адвокатов (законных представителей) об условно-досрочном освобождении содержались сведения, указанные в части 1 статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (УИК РФ)? На какие обстоятельства ссылались указанные лица в обоснование того, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания? Имелись ли случаи, когда суд отказывал в удовлетворении ходатайства из-за нарушения установленного порядка по формальным соображениям либо удовлетворял такие ходатайства, исследовав дополнительные сведения путем опроса участвующих в судебном разбирательстве лиц и сведений, полученных из администрации учреждения?

1.2. Учитывались ли при этом характеристика на осужденного и заключение о целесообразности условно-досрочного освобождения осужденного, представленные в суд в порядке части 2 статьи 175 УИК РФ?

Во всех рассмотренных материалах об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в ходатайствах осужденных имелись сведения, предусмотренные ч. ст.175 УИК РФ, а именно: сведения о частичном или полном возмещении ущерба, признании вины, раскаянии и др.сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. При этом указанные сведения подтверждались документально. Осужденные также ссылались на такие обстоятельства как: отсутствие непогашенных или неснятых взысканий, отсутствие исполнительных листов, наличие поощрений, дальнейшее трудоустройство, наличие места жительства, наличие на иждивении несовершеннолетних детей, а также иных родственников, др. Случаев, когда суд отказывал в удовлетворении ходатайств из-за нарушения установленного порядка по формальным соображениям, не имелось. При рассмотрении ходатайств суд учитывал мнение администрации исправительного учреждения, при этом учитывалась характеристика на осужденного и заключение о целесообразности условно-досрочного освобождения.

2. Во всех ли случаях администрация исправительного учреждения направляла характеристику на осужденного и заключение о целесообразности его условно-досрочного освобождения в соответствии с требованиями части 2 статьи 175 УИК РФ?

В соответствии с ч.2 ст.175 УИК РФ администрация исправительного учреждения во всех случаях направляла в суд характеристику на осужденного, в которой было отражено мнение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения. Вместе с тем, отдельно оформленное заключение о целесообразности либо нецелесообразности условно-досрочного освобождения от отбывания наказания осужденного имелось не во всех материалах.

2.1. Запрашивал ли суд дополнительные материалы в отношении осужденных (например, информацию о беседах сотрудников колонии с осужденным по поводу нарушений, когда дисциплинарные взыскания не накладывались)? Имелись ли случаи отложения рассмотрения ходатайства по этим основаниям? Каким образом суд реагировал на такие факты? Назовите причины, по которым суд откладывал рассмотрение дел по ходатайствам осужденных, адвокатов (законных представителей) и представлениям администрации исправительных учреждений.

Случаи отложения рассмотрения ходатайств имели место. Например, при рассмотрении материала № 4/5-96/2007 от 16.05.2007г. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания дело слушанием было отложено по ходатайству прокурора для предоставления доказательств, подтверждающих уплату штрафа. После предоставления квитанции ходатайство осужденного было удовлетворено.

3. Всегда ли осужденный принимал участие в рассмотрении этих дел, заявлял ли он ходатайство об участии в процессе защитника; предоставлялась ли ему возможность заключить соглашение с адвокатом, либо осуществлялось его назначение (в случае отказа осужденного от защитника, каким образом судом оформлялся отказ)? По каким мотивам принимались решения о рассмотрении дел в отсутствие заявителя?

В большинстве случаев осужденные принимали участие в рассмотрении материалов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. При этом во многих случаях осужденные отказывались от защитника, отказ оформлялся заявлением осужденного и в протоколе судебного заседания. Несколько материалов были рассмотрены в отсутствие осужденных, но отказ участвовать в судебном заседании всегда оформлялся заявлением и приобщался к материалам дела. Например, материал № 4/5-21/2007 от 29.01.2007г. По заявлению осужденного дело было рассмотрено в его отсутствие с участием адвоката, с которым у осужденного было заключено соглашение.
Материал № 4/3-18/2007 от 29.01.2007г. Осужденный просил рассмотреть ходатайство об УДО без его участия с участием определенного адвоката, что было оформлено заявлением. При этом соглашение с адвокатом заключено не было, в связи с чем, впоследствии осужденный написал заявление о личном участии в судебном заседании и об отказе от услуг представителя.

4. Где суд рассматривал дела по ходатайствам об условно-досрочном освобождении и представлениям администрации исправительного учреждения о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (часть 3 статьи 175 УИК РФ): в здании суда, исправительном учреждении, другом месте?

Все материалы были рассмотрены судами в исправительных учреждениях.

5. Имелись ли случаи, когда суд в одно и то же время рассматривал нескольких дел по ходатайствам или представлениям, если да — то назовите причины. Не сказывалась ли такая практика рассмотрения дел на ухудшение качества судебного разбирательства, в частности на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств и представлений на освобождение осужденных от дальнейшего нахождения в ИТУ?

В связи с нахождением заявителей в местах лишения свободы для рассмотрения ходатайств суд выезжал в исправительные учреждения, в связи с чем за день рассматривал несколько материалов. Качество судебного разбирательства данная практика не ухудшала.

6. Как решались судом просьбы о присутствии в судебном заседании родственников осужденных? Присутствовали ли в судебном заседании другие осужденные, если дела рассматривались на территории исправительного учреждения? Оказывает ли такая практика организации проведения судебного заседания положительное влияние на других осужденных?

Ходатайства о присутствии родственников при рассмотрении материалов не заявлялись. Другие осужденные в судебных заседаниях не присутствовали.

7. Имелись ли факты рассмотрения дел в суде без представителя администрации исправительного учреждения? Чем объясняется рассмотрение таких дел в их отсутствие?

Во всех случаях в судебных заседаниях присутствовали представители администрации исправительных учреждений, которые высказывали свое мнение по поводу рассматриваемого ходатайства.

8. Во всех ли случаях о рассмотрении дел извещался прокурор и по каким мотивам суд принимал решение о рассмотрении дел без его участия?

Во всех случаях о рассмотрении дела извещался прокурор, который всегда присутствовал в судебных заседаниях.

9. Всегда ли суд разъяснял лицу, в отношении которого рассматривалось дело, сущность условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания и последствия в случае совершения им нового преступления?

При рассмотрении материалов суд разъясняет осужденному его права, при этом разъясняется сущность условно-досрочном освобождения от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, а также последствия в случае совершения им нового преступления.

10. При рассмотрении судом дел об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания всегда ли соблюдались сроки фактического отбытия наказания осужденным, предусмотренные частями 3, 4 статьи 79, частью 2 статьи 80, статьей 93 УК РФ. Какова судебная практика в случае нарушения судьей требований указанных статей УК РФ? Возникают ли вопросы применения судами пункта 4-1 статьи 397 УПК РФ?

При рассмотрении судом дел об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания всегда соблюдались сроки фактического отбытия наказания осужденными, предусмотренные частями 3, 4 статьи 79, частью 2 статьи 80, статьей 93 УК РФ, о чем указывалось в выносимых постановлениях.

11. Как решался судом вопрос об исчислении срока фактического отбытия наказания в отношении лиц, осужденных по совокупности преступлений или приговоров за преступления, относящиеся к различным категориям? Всегда ли этот срок исчислялся от размера наказания назначенного по совокупности преступлений или приговоров?

При исчислении срока фактического отбытия наказания в отношении лиц, осужденных по совокупности преступлений или приговоров данный срок судом исчислялся от размера наказания, назначенного по совокупности преступлений или приговоров, что также указывалось в постановлениях.

12. В случаях, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или помилования либо определением (постановлением) суда, из чего исходил суд при исчислении сроков фактического отбытия наказания, предусмотренных частью 3 статьи 79, частью 2 статьи 80 и статьи 93 УК РФ?

При исчислении сроков фактического отбытия наказания, предусмотренных ч.3 ст. 79, ч.2 ст.80, ст.93 УК РФ в случае, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или помилования либо определением (постановлением) суда, суд исходил из нового срока наказания.

13. При рассмотрении ходатайств осужденных и представлений администрации исправительных учреждений, учитывалось ли судом поведение осужденного за весь период нахождения в исправительном учреждении, либо за более короткое время: например 3, 6 месяцев (учитывалось ли при этом признание вины по приговору, исправление осужденного, др.)?

При рассмотрении ходатайств осужденных и представлений администрации исправительных учреждений судом учитывалось поведение осужденных за весь период нахождения в исправительном учреждении, о чем указывалось в постановлениях суда.

14. Имелись ли отказы в удовлетворении ходатайств осужденных, адвокатов (законных представителей) только потому, что в материалах дела отсутствовали сведения о частичном или полном возмещении причиненного осужденным ущерба, или заглаживании им вреда иным образом; сведения об избранном месте жительства, наличии семьи и иных родственников, с которыми осужденный будет проживать, возможность трудоустройства? Обоснованность таких решений?

При рассмотрении материалов о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания не было случаев, когда в удовлетворении ходатайства было отказано по причине отсутствия в материалах дела сведений о частичном или полном возмещении ущерба или заглаживании вреда иным способом, сведений об избранном месте жительства, наличии семьи, возможности трудоустройства. В одном случае (материал № 4/5-96/2007 от 16.05.2007г.) дело слушанием было отложено по ходатайству прокурора для предоставления доказательств, подтверждающих уплату штрафа. После предоставления квитанции ходатайство осужденного было удовлетворено.

15. Во всех ли случаях при удовлетворении ходатайств либо представлений суд мотивировал свое решение? Какие при этом обстоятельства суд учитывал, признавая, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания? (По делам в отношении несовершеннолетних отдельно укажите эти обстоятельства).

При удовлетворении ходатайств осужденных суд в выносимых постановлениях во всех случаях мотивировал свое решение. При этом суд учитывал следующие обстоятельства: признание вины, исправление осужденного, мнение администрации исправительного учреждения и прокурора, трудоустройство осужденного, его участие в общественной жизни отряда, имеющиеся поощрения и взыскания (при наличии взысканий, сняты или погашены ли они), погашены ли иски, поддерживается ли связь с родственниками, наличие места жительства и места работы.

16. По каким основаниям суд отказывал в удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении, либо замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания? (В отношении лиц, не достигших восемнадцати лет, отдельно укажите основания, по которым суд отказывал в удовлетворении таких ходатайств или представлений).

При отказе в удовлетворении ходатайств осужденных суд учитывал следующие обстоятельства: тяжесть совершенного преступления, совершение преступления в период испытательного срока, мнение прокурора и администрации исправительного учреждения, имеющиеся нарушения режима содержания, имеющиеся исполнительные листы, значительный срок неотбытого наказания и др.

17. По каким основаниям суд отказывал в удовлетворении ходатайств осужденного, адвоката (законного представителя) либо представлений администрации исправительного учреждения при наличии положительной характеристики на осужденного, представленной администрацией исправительного учреждения.

При рассмотрении материалов о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания при наличии оснований, указанных в пункте 16 данного обобщения суд отказывал в их удовлетворении, даже если об удовлетворении представления ходатайствовала администрация исправительного учреждения, при этом суд учитывал тяжесть совершенного преступления, большое количество нарушений режима содержания, выдворение в ШИЗО, большой срок неотбытого наказания, а также мнение прокурора, возражающего против удовлетворения ходатайств.
Например, материал № 4/3-23/2007 от 29.01.2007г.: несмотря на предоставленную положительную характеристику на осужденного с заключением о целесообразности освобождения в удовлетворении ходатайства было отказано по следующим причинам: осужденный совершил тяжкое преступление, имеет большое количество нарушений режима содержания, большой срок неотбытого наказания, прокурор высказался против удовлетворения ходатайства;
Материал № 4/3-41/2007 от 23.03.2007г.: было учтено поведение осужденного за все время отбывания наказания, в связи с тем, что он имеет большое количество нарушений режима содержания, был сделан вывод о том, что осужденный на путь исправления не встал, в ходатайстве было отказано.

18. По каким основаниям суд удовлетворял ходатайства осужденных, адвокатов (законных представителей) при наличии отрицательной характеристики, представленной администрацией исправительного учреждения.

При рассмотрении материалов об УДО и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в одном случае ходатайство осужденного было удовлетворены при наличии отрицательной характеристики, предоставленной администрацией исправительного учреждения (материал № 4/3-93/2007 от 16.05.2007г.) Судом были учтены следующие обстоятельства: небольшой срок неотбытого наказания, на иждивении находятся супруга и малолетний ребенок, супруга не имеет возможности погасить иск, осужденный предоставил гарантийное письмо о трудоустройстве.

19. Всегда ли суд принимал решение о полном или частичном освобождении осужденного от дополнительного наказания и какими критериями суд руководствовался, решая эти вопросы? Как решался судом этот вопрос в том случае, когда дополнительное наказание было исполнено частично (например, взыскана часть штрафа)?

При анализе судебной практики по материалам об УДО и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания не было выявлено случаев освобождения судом осужденного от дополнительного наказания.

20. При применении условно-досрочного освобождения возлагались ли на осужденного обязанности в порядке части 2 статьи 79 УК РФ? Мотивировал ли суд такое решение? Какие обязанности чаще всего возлагались на таких условно-досрочно освобожденных лиц?

При применении УДО от отбывания наказания на осужденных не возлагались дополнительные обязанности в порядке ч.2 ст.79УК РФ.

21. Какими видами более мягкого наказания суд заменял неотбытую часть наказания и учитывался ли при этом высший предел для указанного вида наказания? В случае замены неотбытой части наказания штрафом, чем руководствовался суд при определении его размера?

При замене наказания более мягким видом наказания суд применял такой вид наказания как исправительные работы. Размер удержаний в доход государства составил от 10% до 20%. При этом во всех случаях учитывался высший предел для указанного вида наказания.

22. При удовлетворении судом ходатайств об условно-досрочном освобождении, освобождался ли осужденный из-под стражи немедленно или по вступлении судебного постановления в законную силу?

При удовлетворении ходатайства об УДО в постановлениях предусматривается десятидневный срок на обжалование. Поэтому осужденный освобождается из исправительного учреждения по истечении этого срока.

23. Принимал ли участие осужденный, его адвокат (законный представитель) в рассмотрении данных дел в суде кассационной и надзорной инстанции? В случае отмены судебных постановлений, приведите примеры с указанием оснований их отмены.

Материалы о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания: при обжаловании постановлений суда в кассационном порядке в судебном заседании присутствовали адвокаты осужденных, сами осужденные были надлежаще извещены, но жалобы рассматривались в их отсутствие.
Материал № 4/5-15/2007 23.01.2007г. При рассмотрении ходатайства суд учел трудоустройство осужденного, погашенные иски, отсутствие неснятых и непогашенных взысканий, небольшой срок неотбытого наказания, в связи с чем ходатайство удовлетворил, заменив 11 месяцев 11 дней лишения свободы на 2 года исправительных работ с удержанием в доход государства 20% из заработка и иных доходов осужденного. По представлению прокурора дело было рассмотрено в кассационной инстанции, которая отменила решение суда первой инстанции на основании того, что судом не было учтено поведение осужденного за весь предшествующий период отбывания наказания, а именно не было учтено наличие снятых и погашенных взысканий.
Материалы об УДО: при рассмотрении кассационных жалоб вышестоящей инстанцией в судебных заседаниях осужденные присутствовали как лично (например, материал № 4/3-21/2007 от 29.01.2007г.), так и посредством телеконференц-связи (например, материал № 4/3-70/2007 от 14.03.2007г.), в некоторых случаях присутствовали адвокаты (материал № 4/3-60/2007 от 14.03.2007г.), в остальных случаях осужденные были надлежаще извещены, но жалобы рассматривались без их участия (материал № 4/3-28/2007 от 26.01.2007г.).
Материал № 4/3-186/2007г. Постановлением от 26 апреля 2007 года при наличии положительной характеристики администрации исправительного учреждения осужденному было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении по следующим основаниям: осужденный совершил умышленное преступление в период испытательного срока, допускал нарушения режима содержания, за что выдворялся в карцер, имел значительную непогашенную сумму иска, не принимал активных мер к погашению иска, на основании чего ему 3 раза было отказано в УДО, прокурор считал нецелесообразным удовлетворять ходатайство. Осужденный обжаловал постановление в вышестоящую инстанцию, которая решение суда отменила по следующим основаниям: в деле отсутствовала какая-либо информация о том, что преступление было совершено в период отбывания условного наказания, осужденный частично иск погасил, следовательно, суд надлежащим образом, в полном объеме не исследовал обстоятельства, имеющие значение для разрешения заявленного ходатайства по существу, в связи с чем постановление было отменено, материал передан на новое рассмотрение. Постановлением от 29 июня 2007г. ходатайство осужденного было удовлетворено.

24. Имелись ли случаи отмены судебных постановлений об условно-досрочном освобождении судом кассационной либо надзорной инстанций в тот период, когда осужденный был переведен из одного исправительного учреждения в другое и каким судом в данном случае рассматривались эти дела (тем же судом, который вынес первое постановление или судом по месту фактического нахождения осужденного)?

Смотрите так же:  Приказ мо 80 2003

В практике подобных случаев не встречалось.

25. Укажите причины, по которым дела об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания рассматривались длительное время. Сколько таких фактов было установлено по изученным делам?

В процессе изучения практики по делам об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания не было выявлено случаев длительного рассмотрения представлений. По материалам, на которые были поданы кассационные жалобы или представления прокурора срок рассмотрения был увеличен в связи с их рассмотрением в суде кассационной инстанции.

26. Встречались ли случаи, когда в результате длительного рассмотрения дел об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания лица, имеющие короткие сроки лишения свободы, были реально лишены права на условно-досрочное освобождение. Сколько таких случаев было установлено по изученным делам?

Таких случаев не встречалось.

27. Соблюдался ли судом шестимесячный срок, предусмотренный частью 10 статьи 175 УИК РФ, в случаях повторного обращения с ходатайством об условно-досрочном освобождении либо с представлением о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания? Является такое нарушение безусловным основание для отмены судебного решения?

Материалы о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания: при повторном рассмотрении представлений администрации исправительного учреждения о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в 50% случаев не соблюдался шестимесячный срок, предусмотренный частью 10 статьи 175 УИК РФ (из 6 материалов 2 материала было рассмотрено по истечении указанного срока). Хотя в связи с тем, что часть 10 статьи 175 УИК РФ носит императивный характер, несоблюдение срока является основанием для отмены судебного решения.
Материалы об УДО: все ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания были поданы по истечении шестимесячного срока, предусмотренного частью 10 статьи 175 УИК РФ. При несоблюдении указанного срока это нарушение является основанием для отмены судебного решения.

29. Какие вопросы возникали у судов при рассмотрении дел об освобождении от наказания в связи с изменением обстановки (статья 80-1 УК РФ), с болезнью (статья 81 УК РФ), с истечением сроков давности обвинительного приговора (статья 83 УК РФ) и об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (статья 82 УК РФ)?

При рассмотрении материалов об освобождении от наказания в связи с изменением обстановки (статья 80-1 УК РФ), с болезнью (статья 81 УК РФ), с истечением сроков давности обвинительного приговора (статья 83 УК РФ) и об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (статья 82 УК РФ) вопросов у судей не возникало.

Пленум Верховного Суда РФ от 17.11.15 г. уточняет свои прежние разъяснения по вопросам условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (УДО), замены неотбытой части наказания более мягким наказанием:

  • Характер и степень общественной опасности совершенного преступления, в т. ч. его тяжесть и последствия, не являются основаниями для отказа в УДО или замене неотбытой части наказания.
  • Наличие взысканий само по себе не свидетельствует о том, что осужденный нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого нарушения за весь период отбывания наказания. Нужно принимать во внимание данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение. При этом суд не вправе высказывать суждение о незаконности и необоснованности примененных взысканий и поощрений. Подчеркивается, что одним из условий для УДО или замены неотбытой части наказания является возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением.
  • Если осужденный принимал меры к возмещению вреда, но в силу объективных причин он возмещен лишь в незначительном размере, то суд не вправе отказать в УДО или в замене неотбытой части наказания только на этом основании.
  • Извещать о дате, времени и месте рассмотрения соответствующего ходатайства или представления следует не позднее 14 суток до дня судебного заседания.
  • На основании УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью (помимо психического расстройства), может быть освобождено от отбывания наказания. В этом случае определяющее значение имеет наличие у осужденного тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Суд оценивает медицинское заключение с учетом перечня заболеваний, утвержденного Правительством РФ. Также принимаются во внимание иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения соответствующего ходатайства по существу.
  • Кроме того, из постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам исполнения приговора исключается пункт, касающийся освобождения осужденного от наказания в связи с болезнью.

    С полным текстом Постановления от 21 апреля 2009 г. N 8 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ, ЗАМЕНЫ НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ» в редакции от 17.11.2015 N 51 можно ознакомиться здесь

    Верховный суд доволен практикой УДО, но отметил и ошибки

    Законодательство об условно-досрочном отношении применяется в основном верно, констатирует высшая судебная инстанция. Ошибки бывают, конечно, но по большей части, они связаны частыми изменениями в законодательстве, а потому ВС разъясняет, насколько настойчиво надо звать в суд потерпевшего и как относиться к его мнению по поводу УДО для обидчика. Что следует учитывать в вопросе компенсации нанесенного преступником вреда, а также за какой период и как оценивать его поведение. Есть также в документе примеры, когда судьи слишком много на себя берут, и раздел с «удивительными» случаями отказов в освобождении. А в целом шансы выйди на свободу досрочно в 2013 году уменьшились.

    Вчера Верховный суд разместил на своем сайте обзор судебной практики по условно-досрочному освобождению от отбывания наказания. Статистика показывает, что такие решения принимаются реже. За 2013 год суды рассмотрели 142 128 ходатайств об УДО, на 23% меньше, чем годом ранее. Удовлетворено из них 65 237 (-40% к 2012 году). Доля обращений от заключенных, к которым суды отнеслись благосклонно, тоже сократилась – с 51,4% в 2012 году до 45,9% в 2013-м.

    Причин этой тенденции ВС не называет, зато пишет, почему суды совершают ошибки. Они, например, связаны с неоднократными изменениями ст.79 УК (условно-досрочное освобождение). 1 марта 2012 года, в частности, был увеличен с половины до 3/4 отбытого срока временной порог, дающий право на УДО для тех, кто осужден за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств. Чуть раньше 29 февраля, до 4/5 отбытого срока вырос аналогичный показатель для заключенных, отправленных в колонии за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

    Некоторые суды при решении вопроса об УДО ошибочно применяли новые законы, ухудшающие положение осужденного. Они или ссылались на преждевременность ходатайства обитателя мест лишения свободы, либо отказывали в его принятии, либо прекращали производство. Но все же, говорится в документе, большинство судов действовали верно. В пример приводится Майминский районный суд Республики Алтай, рассмотревший 29 ноября 2013 года ходатайство осужденного И. Тот отбывал трехлетнее наказание по приговору от 5 марта 2012 года по ч.2 ст.228 УК (незаконный оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров), а суд освободил его раньше на 1 год 3 месяца и 5 дней. Суд правильно указал, что применять следует не новую норму, а ту, что действовала на момент совершения преступления, отмечает ВС в обзоре.

    Еще одна проблема, с которой сталкиваются суды из-за изменений в законодательстве – это дополнение 399-й статьи УПК частью 2.1, предоставляющей потерпевшему и его законному представителю право участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопроса об УДО осужденного. ВС пишет, что если суды такое право не обеспечивали, то апелляция расценивала это как существенное нарушение и отменяла судебный акт. Однако, говорится в обзоре, следует иметь в виду трудности организационного характера, которые возникли в связи с таким изменением ст.399 УК. Оно фактически не имеет значения для вопроса об УДО тех, кто был осужден до вступления в силу этого закона, так как потерпевшие по их делам не имели возможности сделать необходимое заявление, пишет ВС.

    Также, пишут авторы обзора, следует иметь в виду, что Конституционный суд уже проверял норму, обеспечивающую право потерпевшего на участие в решении вопроса по УДО обидчика (постановление от 18 марта 2014 года № 5-П). И признал ее не соответствующей Основному закону, если она, предполагая явку потерпевшего, может препятствовать своевременному разрешению вопроса об условно-досрочном освобождении заключенного из-за неурегулированности механизма уведомлений. Пока такого механизма нет, надо просто отправлять потерпевшим извещения по адресам, имеющимся в распоряжении суда, а подтверждения о вручении можно не дожидаться, говорится в документе ВС.

    Испытывали сложности суды и в тех случаях, когда потерпевший все же высказал свое мнение по поводу УДО и надо было его учесть. В обзоре приводится два подхода судей. По одному такое мнение имеет «рекомендательный характер, поскольку интересы лица, потерпевшего от преступления, в полной мере защищены вступившим в законную силу приговором». Согласно другому, «мнение потерпевшего об УДО осужденного является одним из решающих критериев для разрешения [соответствующего] вопроса». А Верховный суд считает, что надо пользоваться позицией КС из определения от 20 февраля 2007 года № 110-О-П. Там указано, что суд, «будучи обязанным обеспечивать права участников судопроизводства по обоснованию своих позиций по делу, не связан этими позициями».

    Авторы обзора не упустили из вида и такое нововведение, как необходимости возмещения вреда как условия для УДО. Они признаются, что не располагают обширной статистикой, какие решения принимают в этом вопросе суды, но отмечают, что они учитывали это обстоятельство и до перемен в законодательстве. Если гражданский иск не был погашен или был погашен частично, суды принимали решение с учетом разъяснений Пленума ВС. В п. 7 постановления от 21 апреля 2009 года № 8 говорится, что суд не вправе отказать в УДО только на этом основании, если вред не возмещен в силу объективных причин, таких, например, как инвалидность осужденного или наличие у него заболеваний, препятствующих трудоустройству. В то же время установленные факты умышленного уклонения заключенного от выплаты компенсации (сокрытие имущества, доходов, уклонение от работы и т.д.) вместе с другими обстоятельствами могут служить препятствием к УДО.

    Совершают суды и такие ошибки, которые не связаны с изменениями в законодательстве. Некоторые не обращают, например, внимания на возраст осужденного на момент совершения преступления (для несовершеннолетних предусмотрены сниженные сроки УДО по п. «а» ст. 93 УК). Еще один встречающийся огрех – это случаи, когда суды отказывают в УДО произвольно, с формулировкой «отбытая часть наказания незначительна». Это недопустимо, пишут авторы обзора. «Если осужденный отбыл установленную законом часть срока наказания, по отбытии которой возможно УДО, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства лишь на этом основании», – говорится в документе.

    Но и отбытие положенного срока само по себе недостаточно для решения об УДО, напоминает ВС. Суды, принимая решение, возможно ли исправление преступника вне территории колонии, должны применять индивидуальный подход. Как правило, они так и поступали, доволен Верховный суд: ориентировались на фактические обстоятельства – поведение осужденного за весь период отбывания наказания, отношение к труду, совершенному деянию, возмещение вреда, мнение представителя учреждений ФСИН.

    Поведение заключенного в период до того приговора, по которому он отбывает срок ныне, например, ранние судимости, также принималось судами во внимание. Однако большинство судей правильно не придавало им значение таких обстоятельств, которые исключают УДО, опираясь прежде всего на то, как ведет себя осужденный сейчас. В пример ВС привел постановление Великолукского городского суда Псковской области от 11 апреля 2013 года, досрочно выпустившего на свободу И., который был неоднократно судим, ранее уже освобождался по УДО, а также находился в розыске. Представитель колонии поэтому не поддержал его ходатайство, но суд отметил, что И. свою вину осознал, трудоустроен в колонии и намерен работать за ее пределами, имеет четыре поощрения и ни одного взыскания. Что касается прежней судимости, то она погашена, не учитывалась при новом осуждении И. и не может сказываться на решении вопроса об УДО. И даже факт розыска не может являться основанием для отказа в условно-досрочном освобождении, поскольку главное значение имеет поведение осужденного в период отбывания наказания, говорится в обзоре.

    Стоит учитывать даже перемены в поведении обитателя колонии, добавляют авторы документа. В некоторых случаях, говорится в нем, суды не учитывали положительную динамику в поведении осужденного за все время отбывания наказания, в том числе и в период содержания под стражей. Они ошибочно, по мнению ВС, полагали, что УДО допустимо только при «безупречном», «стабильно положительном» поведении и отклоняли соответствующие ходатайства. Но по большей части, судя по обзору, в практике этих проблем не было: суды учитывали множество обстоятельств, например, время наложения взысканий, их число, периодичность, снятие и погашение, время, прошедшее после последнего взыскания и др. В том случае, когда оно появлялось у осужденного в самом начале срока, а после этого никаких нареканий не было, суды в основном делали вывод об исправлении и применяли УДО.

    Обнаружил Верховный суд в практике и случаи, когда судьи слишком много на себя берут. В обзоре говорится, что некоторые из них в случаях, когда осужденный не был согласен с взысканиями, по собственной инициативе проверяли их обоснованность. Это неправильно, уверены авторы документа: судам следует разъяснить осужденным порядок обжалования решений должностных лиц исправительного учреждения.

    Отдельно ВС разбирает случаи, когда с осужденными проводили профилактические беседы, но взысканиям не подвергали. Следует иметь в виду, что закон не устанавливал в 2013 году и не определяет в настоящее время круг обстоятельств, которые могут или должны учитываться при оценке поведения осужденного, говорится в документе. Поэтому суды при рассмотрении вопроса об УДО «вправе учитывать любые характеризующие поведение обстоятельства».

    И наконец, в обзоре приведены случаи, когда суды неправомерно отказывали в УДО по основаниям, которые не предусмотрены ст. 79 УК. Среди них были положительное отношение к воровским традициям, о чем свидетельствуют татуировки, имеющие криминальное значение, совершение особо тяжких преступлений, представляющих повышенную общественную опасность, и с наличием только одного поощрения. По-видимому, удивлен ВС и тем, что можно отказать в условно-досрочном освобождении из-за протестов родственников заключенного, отсутствия сведений об удержаниях на содержание ребенка, а также иностранного гражданства.

    Был также случай, когда в УДО отказали потому, что психолог не смог дать положительный прогноз поведения заключенного в случае его выхода на свободу. В результате суд сделал вывод о том, что он нуждается для исправления в дальнейшем отбывании наказания. Впрочем, несмотря на обилие приведенных в обзоре ошибок, Верховный суд сделал вывод, что, рассматривая материалы об УДО, суды «в основном правильно» применяют закон и руководствуются разъяснениями пленумов.

    Полностью с текстом обзора можно ознакомиться здесь >>

    Особенности условно-досрочного освобождения в 2018 году

    Наша практика по делам УДО показывает, что в России появился новый негласный закон, именуемый «законом мести потерпевших». Его смысл заключается в том, что признавшие свою вину и раскаявшиеся осужденные не могут выйти по УДО, хотя для этого имеются все основания. Причина отказа судов – не погашенный в полном объеме ущерб, причиненный преступлением потерпевшему.

    Отказывают в УДО не только предпринимателям, но и должностным лицам.

    Приведем недавний пример. Бывший мэр Брянска Сергей Смирнов был осужден за превышение должностных полномочий, повлекшее причинение тяжких последствий. За время, проведенное в колонии, Смирнов получил 5 поощрений от администрации исправительного учреждения, но досрочно его все равно не выпустили. Причина – невозмещенный ущерб в размере более 127 миллионов рублей.

    Имеют ли право суды отказывать гражданам в условно-досрочном освобождении только на основании неполного возмещения ущерба?

    П.7 Постановления Пленума ВС РФ от 21.04.2009 года № 8 дает понять, что нет. В нем сказано, что для УДО достаточно и частичного возмещения вреда. Причем если осужденный возместил лишь незначительную часть ущерба по объективным причинам, то данное обстоятельство не может повлиять на УДО.

    На практике некоторые суды идут ещё дальше в создании незаконных препон для условно-досрочного освобождения отбывающих наказание граждан; в ряде случаев для освобождения требуют согласия потерпевшего, что не соответствует требованиям закона. Данная порочная практика утвердилась после введения в 2013 году в УПК РФ пункта 2.1 ст. 399, согласно которому при рассмотрении в судах вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением, вправе присутствовать потерпевший; суд вправе был согласно данной норме провести заседание в отсутствии потерпевшего при условии, если последний извещён о дне заседания и не настаивает на своём участии.

    Суды толковали данную норму таким образом, что в каждом случае условно-досрочного освобождения необходимо получить согласие либо отказ потерпевшего. В целях исключения подобной незаконной практики в 2015 году пункт 2.1 ст. 399 УПК РФ был изменён; согласно новому порядку потерпевший уведомляется о рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении только в случаях, когда при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции до окончания прений потерпевшим либо его представителем было заявлено соответствующее ходатайство. При поступлении ходатайства суд при вынесении обвинительного приговора выносит постановление или определение об уведомлении потерпевшего или его представителя. И только в этом случае, при наличии в материалах дела данного решения суда первой инстанции, суд, рассматривающий условно-досрочное освобождение, должен уведомить потерпевшего о предстоящем заседании.

    Ещё одно важное изменение: неявка потерпевшего не препятствует рассмотрению дела независимо от того, настаивает ли он на участие в заседании или нет. Логику судов в ситуации, когда для условно-досрочного освобождения требуется полное возмещение ущерба, понять можно: гражданин, находясь в колонии, будет гарантированно работать, следовательно, постепенно гасить долг. Однако, с другой стороны, уровень зарплат в колониях небольшой, поэтому всего периода заключения может не хватить на полный возврат долга. Особенно это касается граждан, осужденных за совершение экономических преступлений: причиненный ущерб может достигать сумм в несколько миллионов рублей.

    Есть также и иные причины, например, общественное мнение относительного того или иного осужденного, а также основания полагать, что гражданин скрывает свои активы. Но даже при всей логичности подобной позиции судов, она является не соответствующей закону.

    Таким образом, ни полное возмещение причинённого преступлением ущерба, ни согласие потерпевшего не являются на сегодняшний день необходимыми условиями для условно-досрочного освобождения.

    Правила условно-досрочного освобождения

    Как выйти по УДО? Алгоритм освобождения описан в ст.79 УК РФ.

  • Осужденный должен пробыть в местах лишения свободы не менее полугода. Конкретный срок для УДО зависит от тяжести совершенного деяния. Так, например, если физлицом совершено тяжкое преступление, то период, проведенный в колонии, должен составлять не менее ? срока. Закон предусматривает повышенные сроки для условно-досрочного освобождения в отношении отдельных категорий преступлений (преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, преступления террористической направленности, преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних).
  • Подготовка ходатайства в орган правосудия, а также подтверждающих бумаг. В числе таких справок для УДО, например, характеристика от администрации исправительного учреждения, медсправка о состоянии здоровья, свидетельства о рождении несовершеннолетних детей, приговор и т.д.
  • Предъявление всех бумаг через администрацию в районный орган правосудия по месту отбывания наказания. Если есть адвокат, он самостоятельно предъявит все бумаги.
  • Участие в рассмотрении органом правосудия ходатайства. Чтобы освободить физлицо досрочно, суд должен выяснить следующие обстоятельства:
    • следует ли гражданин режиму исправительного учреждения;
    • как физлицо относится к содеянному;
    • есть ли у гражданина поощрения и взыскания;
    • возместил ли субъект ущерб потерпевшему лицу (частично или полностью);
    • осуществляет ли субъект трудовую деятельность;
    • есть ли у физлица постоянное место жительства;
    • собирается ли гражданин работать после выхода на свободу и т.д.
    • В каждом конкретном случае орган правосудия принимает решение, отталкиваясь от обстоятельств дела. Самое главное – определить, нуждается ли физлицо в дальнейшем исправлении, либо цели наказания достигнуты. Важную, хотя, как было указано выше, не решающую роль играет мнение потерпевшего насчет возможности условно-досрочного освобождения.

      При этом суд не должен отказывать гражданину в УДО, если:

    • у него уже была судимость;
    • было назначено мягкое наказание;
    • гражданин не признает своей вины;
    • небольшой срок пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

    Однако четких критериев того, когда физлицо должно быть выпущено по УДО, не существует. Поэтому судья может «притянуть за уши» любое свое решение – как положительное, так и отрицательное.

    Нужен ли адвокат для УДО?

    Адвокат по УДО нужен обязательно. Причины просты.

    1. С адвокатом гражданину не нужны посредники, а именно администрация исправительного учреждения. Следовательно, процесс ускоряется, а осужденный становится менее зависимым от мнения руководства колонии. Кроме того, устраняется коррупционная составляющая: не секрет, что администрация колонии нередко требует крупные взятки за составление положительной характеристики для суда.
    2. Участие адвоката в процессе отрезвляющее действует на администрацию исправительного учреждения и является пусть не железной, но все-таки гарантией того, что администрация не прибегнет к фальсификации, и в деле осуждённого не появятся взыскания за проступки, которые осуждённый не совершал.
    3. Адвокат самостоятельно подготовит и ходатайство , и подтверждающие доводы осужденного бумаги. Сами осужденные, по понятным причинам, собрать нужные справки физически не могут.
    4. Адвокат выступит с защитой своего доверителя в органах правосудия. Поскольку мнение судьи играет решающую роль, защитник всеми силами постарается убедить работника правосудия в том, что его доверитель встал на сторону исправления и больше не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Опытному специалисту известно, какие доводы и аргументы должны подействовать.
    5. Обратим внимание на еще один момент. Если по ходатайству было принято отрицательное решение, адвокат обязательно опротестует его в вышестоящей инстанции. Зачастую добиться справедливости удается только путем предъявления жалоб.

      Следовательно, рассчитывать на свои силы не стоит – велика вероятность того, что судебный орган откажет в УДО. Только уголовному адвокату под силу склонить чашу весов правосудия в пользу своего доверителя.

      Практика условно-досрочного освобождения

      Вернуться назад на Условно-досрочное освобождение

      Условно-досрочное освобождение осужденного может быть осуществлено судом по ходатайству самого осужденного в порядке в порядке, установленном п.2 ч.1 ст.399 УПК РФ. Президиум Верховного Суда РФ утвердил обзор судебной практики условно-досрочного освобождения от наказания.

      В названном обзоре учтены изменения в ст.79 УК РФ, в соответствии с которой при решении вопроса об условно-досрочном освобождении кроме ранее учитываемых обстоятельств, требуется возмещение причиненного преступлением вреда (полностью или частично), в размере определенном судебным решением.

      Кроме того, ВС дал разъяснения относительно вопросов возникающих у судов в связи с ужесточением наказания за ряд тяжких и особо тяжких преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и за преступления против половой неприкосновенности.

      Верховный Суд в Обзоре судебной практике указывает, что в таких случаях необходимо руководствоваться ст.10 УК РФ в соответствии с которой уголовный закон ухудшающий положение осужденного обратной силы не имеет, а потому должен применяться закон, действовавший на момент совершения преступления. То есть, если гражданин был осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к трем годам л/с то суд должен применять п. б ч.3 ст.79 УК РФ в редакции закона, поскольку для УДО за такое преступление требовалось отбытие не менее половины срока назначенного наказания, а не 3/4 как по новой редакции указанной нормы.

      В Обзоре судебной практике обращается внимание, что для несовершеннолетних осужденных установлены сокращенные сроки л/с, а потому при подсчете отбытого срока это следует учитывать. То есть, если несовершеннолетний был осужден за тяжкое преступление, то он может освободиться условно-досрочно после 1/3 срока назначенного ему наказания, а не половины срока, как указано в ст.79 УК РФ.

      Главный суд России обратил внимание судов на то, что если осужденный подал ходатайство об условно-досрочном освобождении, не отбыв установленный законом срок, то суд обязан отказать в принятии ходатайства об УДО, а в случае принятии такого ходатайства прекратить по нему производству. Вынесение судом постановления об отказе в удовлетворении ходатайства об УДО в таких случаях является неправомерным, так как не стыкуется с положениями ст. 175 УИК РФ о праве осужденного на повторное обращение с таким ходатайство по прошествии шестимесячного срока.

      Лицо, ранее которому условно-досрочное освобождение отменялось, не может быть освобождено от наказания досрочно, если после отбытия указанного в п. «в» ч.3 ст.79 УК РФ срока, если на момент совершения нового преступления, у него была не погашена судимость, по которой он выходил на УДО.

      Суд указал, что само по себе отбытие установленного срока в законе срока для УДО еще не является безусловным основаниям для досрочного освобождения осужденного. По ранее действовавшей редакции УК в законе не были установлены конкретные фактические обстоятельства, при наличии которых осужденный может быть освобожден досрочно. Поэтому суды делали вывод об отсутствии необходимости в дальнейшем отбывании наказания осужденным, если он отличился прилежным поведением за время отбывания наказания, добросовестно относился к труду, возмести полностью или частично ущерб от преступления, а отсюда заключение администрации ИУ и мнение его представителя, мнение прокурора, сведения о возможности трудоустроится, о наличии места жительства. При УДО несовершеннолетних учитывалось его отношение к учебе, наличие тесных связей с родственниками во время отбытия наказания.

      В отношении лиц страдающих расстройствами сексуального характера (например, педофилией), суды учитывали его отношение к лечению, заключения судебно-психиатрической экспертизы, факт прохождения лечения.

      Оценивая поведение осужденного суды учитывали: соблюдал ли он правила внутреннего распорядка в местах л/с, выполнял ли он их законные требования, участвовал ли в мероприятиях воспитательной направленности и в общественной жизни ИУ. Имел ли он поощрения или взыскания, поддерживал ли отношения с близкими родственниками, с кем из осужденных поддерживал отношения, переводился ли он на облегченные условия содержания.

      Кроме того, суды учитывали поведение осужденного до приговора, то есть наличие прежних судимостей, характеризующие данные. Однако, первостепенное значение придавалось характеризующим данным во время отбытия наказания.

      Таким образом, при разрешении ходатайств об условно-досрочном освобождении суды в основном руководствовались постановлением Пленума ВС РФ №8, определениями Конституционного Суд РФ № 640-О-О, № 335-О-О, № 131-О-О ст.175 УИК РФ и конечно положениями ст.79 УК РФ. В соответствии с этими документами, вывод о нуждаемости осужденного для его исправления в полном отбывании наказания, суды должны основывать на всестороннем учете сведений о поведении осужденного в период отбывания наказания, а не за какой-то промежуток времени перед подачей ходатайства на УДО. Суды так же должны учитывать поведение осужденного и в период нахождения под стражей до вступления приговора в законную силу. На это нацеливает суды Пленум ВС.

      Если отказ суда в УДО обжаловался в апелляционном порядке, то при рассмотрении таких жалоб суд учитывал и поведение осужденного за время после вынесения постановления районным судом.

      Если во время отбывания наказания осужденный допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания, то суды правомерно учитывали характер этих нарушений, при этом руководствовались вышеназванным Пленумом ВС и ст.116 УИК РФ в которой содержится перечень злостных нарушений.

      Если осужденный допускал нарушение перечисленные в ст.115 УИК РФ, то суд с учетом характера этих нарушений должен одновременно оценить имеющиеся иные характеризующие данные. Сам по себе факт наличия или отсутствия взысканий не является ни препятствием для УДО ни основаниям для УДО. Сведения о взысканиях суды должны учитывать в совокупности с другими характеризующими данными. Кроме того, суды так же должны учитывать число взысканий, их периодичность, время прошедшее после предыдущего взыскания, погашены они или нет. В тех случаях когда взыскания имели место на начальном этапе отбытия наказания, а затем их не было и осужденный положительно характеризовался, суды удовлетворяли ходатайства об условно-досрочном освобождении. Так же суды поступали, если наложенные взыскания досрочно снимались и осужденный принимал активное участие в воспитательных мероприятиях ИУ.

      На практике факт наличия неснятого или непогашенного взыскания суды не всегда расценивали как обстоятельства говорящего о том, что осужденный нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Решение в таких случаях принимались с учетом самого характера допущенного нарушения, поведения осужденного за все время отбывания наказания и данные о его личности.

      Факт наложения взыскания на осужденного после его обращения с ходатайством об УДО суды всегда расценивали как наличие необходимости в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

      В случаях когда у осужденного, обратившегося с ходатайством об УДО имелись как взыскания, так и поощрения суды учитывают количество тех или других. Но и преобладание поощрений не всегда влечет удовлетворения ходатайства об УДО. Решение в этих случаях суды принимают с учетом всех обстоятельств дела, характеристики осужденного за все время отбывания наказания, продолжительность периода в течении которого осужденный допускал или не допускал нарушений порядка отбывания наказания.

      В Обобщениях судебной практики суды ВС указывает, что в постановлениях разрешающих ходатайства об УДО суды должны конкретизировать характер допущенных осужденным нарушений, а не ограничиваться лишь общей фразой о неоднократности нарушений.

      ВС отмечает, что при разрешении ходатайств об УДО суд вправе учитывать любые сведения характеризующие поведение осужденного в период отбывания наказания, в независимости от того подвергался ли осужденный за них взысканию.

      В Обзоре судебной практики вновь указывается, что если осужденный подавший ходатайство на УДО, высказывает свое несогласие с наложенным на него дисциплинарным взысканием, суд обязан разъяснить этому лицу, что жалоба на неправомерное наложение взыскания администрацией ИУ, рассматривается в порядке главы 25 ГПК РФ. В рамках рассмотрения ходатайства об УДО эти жалобы не рассматривается. При рассмотрении вопроса об УДО суд не вправе высказывать свое суждение о правомерности наложения взыскания администрацией ИУ.

      Оценивая отношение осужденного к учебе и труду суды учитывали: его желание повысить свой уровень образованности в общеобразовательной школе и профучилище при ИК, стремление приобрести определенные трудовые навыки, участие в неоплачиваемых работах в ИУ.

      Хотя обязательный учет возмещения осужденным ущерба от преступления законом ранее не предусматривался суды и до внесения соответствующих изменений в УК ФЗ № 432-ФЗ обязательно учитывали это обстоятельство при разрешении ходатайства об УДО.

      Кроме учета возмещения ущерба, суды правомерно учитывают отношение осужденного к содеянному, его искренне, а не поддельное раскаяние. Суд вправе сравнивать отношение осужденного к совершенному им преступлению до постановления приговора, которое отражается в приговоре (признание или непризнание вины), так и его отношение к совершенному в период отбывания наказания. Однако признание или не признание вины в содеянном осужденным, не является единственным и достаточным основания или наоборот препятствия к удовлетворению ходатайства об УДО, а должно оцениваться с учетом других обстоятельств характеризующих осужденного.

      В случаях когда осужденный не признавал свою виновность в совершении преступления ни до вынесения приговора, ни после судам следует руководствоваться Определением КС РФ № 274-О-О в соответствии с которым право не свидетельствовать против самого себя является конституционным правом каждого гражданина на любой стадии уголовного судопроизводства, в том числе и на стадии исполнения приговора. Поэтому само по себе непризнание своей вины осужденным не может быть препятствием для отказа в удовлетворении его ходатайства об УДО.

      В своем Обзоре ВС отмечает, что при разрешении ходатайства об УДО суды учитывают мнение администрации ИУ, прокурора и потерпевшего. При этом, суды по разному относятся к мнению потерпевшего. Одни судьи считали, что мнение потерпевшего носит рекомендательный характер, другие, что оно имеет решающее значение. В связи с этим ВС обращает внимание судов на правовую позицию Конституционного Суда высказанную в определении № 110-О-П, о том, что суд обязан предоставить всем сторонам возможность обосновать и высказать свою позицию по всем вопросам, включая вопрос об УДО, но он не связан позициями сторон.

      О применении УДО в отношении осужденных иностранных граждан ВС указывает, что отсутствие соответствующего международного договора между Россией и государством гражданином которого является осужденный не является основанием для отказа в УДО.

      При решение вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от полного отбытия основного наказания, судам надлежит рассматривать вопрос об освобождении или нет от исполнения дополнительного наказания. Сам факт исполнения дополнительного наказания в виде штрафа положительно влияет на решение суда об УДО от полного отбытия основного наказания. И наоборот, если дополнительное наказание в виде штрафа реально не было исполнено, отрицательно влияет на вопрос об УДО от основного наказания.

      Административные наказания
      Виды наказаний
      Уголовное наказание
      Административная ответственность
      Гражданская ответственность
      Правовая ответственность
      Уголовная ответственность

      Снятие судимости с лица в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания: практика против теории

      Бутенко П.Э.
      Российский государственный университет правосудия
      студент 4 курса

      В настоящий момент, в качестве отдельной актуальной проблемы в области применения судами условно-досрочного освобождения от отбывания наказания можно выделить проблему снятия судимости в период неотбытой части наказания.

      Если осужденный вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости (ч. 5 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)) [1].

      Данная норма сформулирована законодателем в отношении всех осужденных. В соответствии с указанной нормой каждый осужденный имеет право в случае безупречного поведения и возмещения им вреда, причиненного преступлением (то есть фактически в случае правопослушного поведения, свидетельствующего об отсутствии необходимости в дальнейшем наличии у него судимости), на снятие судимости судом до истечения срока погашения судимости, установленного уголовным законодательством.

      Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные Уголовным кодексом, связанные с судимостью (ч. 6 ст. 86 УК РФ). В частности, при совершении нового преступления лицо с погашенной (снятой) судимостью считается совершившим преступление впервые. Следовательно, снятие судимости может рассматриваться в качестве применяемой к осужденному меры поощрения.

      Вопрос о снятии судимости в период оставшейся неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении в настоящий момент разрешается не в пользу осужденного. Суды зачастую отказывают осужденным в снятии судимости вследствие того, что, по мнению судов, осужденных в данном случае нельзя считать отбывшими наказание. Так, например, судебная коллегия по уголовным делам Камчатского краевого суда, отменила постановление суда о снятии судимости при следующих обстоятельствах.

      Грызайкин В.С. обратился в суд первой инстанции с ходатайством о досрочном снятии судимости, рассмотрев которое, суд удовлетворил его. В кассационном представлении был поставлен вопрос об отмене постановления суда, в связи с тем, что 21 мая 2009 года осужденный освобожден условно-досрочно от отбывания наказания на 1 год 3 месяца 3 дня, срок условно-досрочного освобождения истекает 24 августа 2010 года, то есть Грызайкин В.С. не отбыл полностью наказание, назначенное по приговору суда от 25 августа 2008 года, в связи с чем снятие с него судимости является преждевременным. Судебная коллегия отменила постановление суда, поскольку по смыслу ст. 86 УК РФ, безусловным основанием для постановки вопроса о досрочном снятии судимости и принятия положительного решения, является отбытие назначенного приговором суда наказания. При условно-досрочном освобождении срок, на которое лицо освобождается, считается не отбытым наказанием. Конец срока отбывания наказания Г. – 24 августа 2010 года. Таким образом, как на день обращения с ходатайством в суд, так и на день вынесения по нему судебного решения, Г. нельзя считать лицом, отбывшим наказание, назначенное приговором суда от 25 августа 2008 года, следовательно, в отношении него не могло быть принято решение о досрочном снятии судимости [2].

      Аналогичный отказ в удовлетворении ходатайства о досрочном снятии судимости с условно-досрочно освобожденного также содержится в Постановлении Вилючинского городского суда Камчатского края от 06 апреля 2015 года [3].

      Таким образом, можно сделать вывод, что условно-досрочно освобожденные от отбывания наказания считаются отбывшими наказание и имеют право на обращение с ходатайством о снятии судимости только по истечении неотбытой части срока наказания.

      Следовательно, снятие судимости в период оставшейся не отбытой части наказания, исходя из действующего уголовного законодательства и сложившейся судебной практики, не предусмотрено.

      Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания , то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний (ч. 4 ст. 86 УК РФ).

      Неотбытым наказанием следует считать срок, на который осужденный был фактически условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания (п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» [4]).

      При этом судимость при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания погашается:

    6. в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, – по истечении трех лет после отбытия наказания;
    7. в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, – по истечении восьми лет после отбытия наказания;
    8. в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, – по истечении десяти лет после отбытия наказания (п.п. «в»-«д» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

    Стоит отметить, что в научной доктрине неотбытая часть наказания при условно-досрочном освобождении приравнивается к «испытательному сроку» [5].

    При этом снятие судимости в период испытательного срока предусмотрено действующим уголовным законодательством применительно к лицам, осужденным условно. При условном осуждении судимость погашается при истечении испытательного срока, устанавливаемого судом в соответствии с ч. 3 и 3 ст. 73 УК РФ.

    Отмена условного осуждения и снятие судимости допускается в случае, если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом условное осуждение может быть отменено по истечении не менее половины установленного испытательного срока (ч. 1 ст. 74 УК РФ).

    Подобный механизм снятия судимости при условно-досрочном освобождении действующим уголовным законодательством Российской Федерации не предусмотрен.

    Таким образом, у лица, освобожденного условно-досрочно от отбывания наказания, в период неотбытой части наказания отсутствует право на снятие судимости, предусмотренное ч. 5 ст. 86 УК РФ.

    На наш взгляд, данное положение ущемляет права условно-досрочно освобожденного, а также приводит к отсутствию у лица мотивации к правопослушному поведению (а именно, к безупречному поведению и возмещению вреда, причиненного преступлением) в период неотбытой части наказания, то есть сразу же после условно-досрочного освобождения.

    Проиллюстрируем наличие проблемы снятия судимости в период неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении нижеследующим примером.

    Если лицо приговорено к 4 годам 6 месяцам лишения свободы за преступление средней тяжести, освобождено условно-досрочно по отбытии 1/3 срока наказания (пункт «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ), то есть по отбытии 1 года 6 месяцев лишения свободы, неотбытая часть наказания составит 3 года лишения свободы. При этом срок погашения судимости является также 3 года с момента условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания (п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

    В изложенной ситуации лицо фактически лишается права на снятие судимости до наступления срока погашения судимости, то есть в течение 3 лет с момента условно-досрочного освобождения. Таким образом, в течение всех 3 лет неотбытой части наказания у лица отсутствуют дополнительные основания (стимулы) для правопослушного поведения, так как лицо в любом случае будет считаться не судимым только по истечении трехлетнего срока. Отсутствие возможности снятия судимости, на наш взгляд, негативно сказывается на личности и ущемляет права осужденного.

    Характер и содержание устанавливаемых уголовным законом мер должны определяться исходя не только из их обусловленности целями защиты конституционно значимых ценностей, но и из требования адекватности порождаемых ими последствии? (в том числе для лица, в отношении которого эти меры применяются) тому вреду, который был причинен в результате преступных деянии? [6].

    При избыточном применении государственного принуждения законодатель обязан привести уголовно-правовые предписания в соответствие с новыми социальными реалиями [7].

    С учетом сложившейся на сегодняшней день тенденции к гуманизации уголовного законодательства Российской Федерации, считаем целесообразным разрешить имеющуюся изложенную проблему путем внесения соответствующих изменений в действующее уголовное законодательство.

    На наш взгляд, необходимо правовое закрепление в действующем уголовном законодательстве соответствующих сроков, по истечении которых допустимо снятие судимости в период неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

    На наш взгляд, ч. 5 ст. 86 УК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

    «5. Если осужденный после отбытия наказания или условно-досрочного освобождения от отбывания наказания вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.»

    Также статью 86 УК РФ необходимо дополнить частью 5 1 в следующей редакции:

    «5 1 . Суд вправе снять судимость с лица, освобожденного условно-досрочно, только в том случае, если со дня условно-досрочного освобождения прошло не менее половины неотбытой части срока наказания, при этом судимость не может быть снята ранее одного года со дня условно-досрочного освобождения.»

    Указанные в предложенной выше норме срок в размере не менее половины неотбытой части срока наказания приведен по аналогии со сроком, предусмотренными ч. 1 ст. 74 УК РФ для отмены условного осуждения и снятия судимости при условном осуждении. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УК РФ условное осуждение может быть отменено по истечении не менее половины установленного испытательного срока.

    Минимальный срок в размере одного года со дня условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания обусловлен необходимостью установления достоверного факта правопослушного поведения условно-досрочно освобожденного от отбывания наказания. Данный срок в размере одного года представляется минимальным сроком, необходимым для «испытания» осужденного (по аналогии с испытательным сроком, устанавливаемым при условном осуждении).

    При применении предлагаемых норм на приведенном ранее примере, лицо, освобожденное условно-досрочно от отбывания наказания, приобретает право снятия судимости уже по истечении 1/3 неотбытой части срока наказания, то есть по истечении 1 года.

    В данном случае осужденный имеет дополнительный стимул к правопослушному поведению (безупречному поведению и возмещению вреда, причиненного преступлением), так как имеется возможность для получения осужденным поощрения, а именно снятия судимости в период неотбытой части наказания.

    Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что предложенные выше меры совершенствования уголовного законодательства необходимы для изменения в лучшую сторону ситуации с совершением новых преступлении? лицами, условно-досрочно освобожденными от отбывания наказания, а также для окончательного их исправления и формирования у них правопослушного поведения.

    [1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

    [2] См.: Обзор кассационной практики Камчатского краевого суда по рассмотрению уголовных дел и иных материалов за первое полугодие 2010 года. Определение от 19 января 2010 года. Дело № 22-27/2010 // URL: http://oblsud.kam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud& >

    [5] См.: Российское уголовное право: в 2 т. Т. 1. Общая часть: учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М., 2010. С. 438.

    [6] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.2006 г. № 4-П // СЗ РФ. 2006. № 18. Ст. 2058.

    [7] См.: Обернихина О.В. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и обратная сила уголовного закона // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 396. С. 146.

Оставьте комментарий