Ходатайство адвоката о переквалификации

Образец ходатайства о переквалификации действий и прекращении уголовного преследования

Следователю отдела по расследованию преступлений, совершенных на территории Красноглинского района СУ Управления МВД России по г.Самаре

от адвоката НО «Самарская областная коллегия адвокатов»

Антонова Анатолия Петровича

рег. № 63/2099 в реестре ПАСО

адрес для корреспонденции: г. Самара, проспект Карла Маркса, д. 192, оф. 619

в защиту интересов обвиняемого ФИО1

о переквалификации действий и прекращении уголовного преследования

15.01.2002 года было возбуждено уголовное дело по обвинению ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции от 09.07.1999 г. №158 ФЗ).

По фабуле постановления о возбуждении уголовного дела, 15.01.2002 года в 14-30 возле подъезда дома №5 квартала 4 п.Мехзавод г. Самары — 28, гр-н ФИО1 сбыл наркотическое средство героин гр-ну ФИО2

При допросе в качестве подозреваемого 18.01.2002 года и допросе в качестве обвиняемого от 21.01.2002 года ФИО1 вину в предъявленном обвинении не признавал, от дачи показаний в силу ст. 51 Конституции РФ отказывался.

В этот же день — 21.01.2002 года ФИО1 изъявил желание и был дополнительно допрошен в качестве обвиняемого. Время дополнительного допроса не указано. ФИО1 указал, что русский язык понимает, переводчик не нужен. В услугах адвоката не нуждается, показания будет давать без адвоката.

В апреле 2016 года ФИО1 заявил ходатайство о его дополнительном допросе в качестве обвиняемого, для того чтобы рассказать как все было на самом деле и для того, чтобы все правильно было изложено в протоколе. Для этого ФИО1 потребовал присутствие адвоката и участие переводчика, так как русский язык он понимает, но полностью не владеет.

В ходе дополнительного допроса в апреле 2016 года, ФИО1 показал, что «В Россию приехал в (1998-?) году из Таджикистана. На русском языке я разговариваю на бытовом уровне, юридическими понятиями не владею, смысл их я не понимаю. При допросе в качестве подозреваемого 18.01.2002 года и допросе в качестве обвиняемого от 21.01.2002 года я вину в предъявленном обвинении не признавал, от дачи показаний в силу ст. 51 Конституции РФ отказывался. При допросах я говорил следователю о том, что русский язык понимаю. Но я никогда не говорил следователю, что владею русским языком, на котором ведется все уголовное дело. Я хотел посоветоваться с адвокатом, но мне его не пригласили, и поэтому я не уверен в точности изложения следователем моих показаний в протоколе. Кроме того, мне дали административный арест на несколько суток, и в обмен на освобождение и подписку о невыезде предложили признать полностью предъявленное обвинения. Ночью 21.01.2002 года я согласился на их предложение, вынужден был оговорить себя, и подписал все напечатанное следователем в протоколе дополнительного допроса обвиняемого. Я опасался за свою жизнь и жизнь своих близких, так как боялся возмездия со стороны сбытчика, если установят лицо, к которому я заходил в подъезд. Поэтому я выдумал и имя сбытчика (Сухраб), и обстоятельства знакомства с ним, и свои действия. По вышеуказанным причинам я оговорил себя.

После моего дополнительного допроса следователем было вынесено постановление о применении в отношениии меня подписке о невыезде и я был освобожден».

По изложенным выше основаниям, протокол дополнительного допроса обвиняемого от 21.01.2002 года следует признать недопустимым доказательством.

Если следствие придерживается иного мнения, то обвинение не может быть предъявлено только на основании протокола дополнительного допроса обвиняемого от 21.01.2002 года, так как согласно требованиям ч. 2 ст. 77 УПК РФ, «признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения, лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств».

Из протокола допроса свидетеля ФИО2 (закупщика) от 17.01.2002 года (с которым защита ознакомилась в суде при ознакомлении с материалами, представленными следователем в суд к ходатайству об избрании меры пресечения) следует, что сотрудники милиции предложили ему провести проверочную закупку у лица азиатской национальности по имени Лютик. При этом, свидетель также поясняет: «Я неоднократно просил его продать мне наркотики«, «Наркотики он мне никогда не сбывал«. «С сотрудниками милиции у нас была договоренность о том, что как только Лютик согласится сбыть мне наркотики, то я сообщу им об этом и выступлю в качестве закупщика при проведении у него проверочной закупки. 15.01.2002 года днем на улице я случайно встретил Лютика и спросил у него сможет ли он мне взять«. Лютик согласился и сказал, что для этого нужно ехать на Мехзавод.

Мы видим, что ФИО2 ранее никогда наркотики у ФИО1 не покупал, на его неоднократные предложения продать наркотики всегда отвечал отказом, но в связи с настойчивостью ФИО2, (которую тот проявлял в интересах сотрудников милиции) вынужден был согласиться и оказать ему помощь в приобретении героина.

Таким образом, имеет место провокация преступления со стороны сотрудников милиции в лице ФИО2, что ведет к недопустимости доказательств и отсутствию в действиях ФИО1 состава преступления.

  1. Отсутствие совокупности доказательств, подтверждающих вину ФИО1 в сбыте наркотического средства.
  2. 15.01.2002 года днем на улице ФИО2 случайно встретил Лютика и спросил у него сможет ли он мне взять. Лютик согласился и сказал, что для этого нужно ехать на Мехзавод.

    После проведения ряда входящих в ОРМ мероприятий он (закупщик) с ФИО1 на автомобиле доехали до дома №5 квартала 4 п.Мехзавод г. Самары. В автомобиле он (закупщик) отдал ФИО1 деньги, ранее выданные сотрудниками милиции, после чего последний вышел и вошел в дом. Выйдя через какое-то время, ФИО1 передал ему сверток с порошкообразным веществом бело-серого цвета, который он в последствии выдал сотрудникам милиции.

    Из показаний закупщика следует, что у ФИО1 не было заранее наркотических средств, которые он мог бы продать ФИО2

    По материалам уголовного дела, в подтверждении того, что у ФИО1 не было заранее наркотических средств, которые он мог бы продать ФИО2, является отсутствие у ФИО1 «меченных» денег при задержании сотрудниками милиции. Данные денежные средства ФИО1 передал «барыге» в обмен на наркотическое средство для ФИО2

    05.02.2016 года ФИО1 был допрошен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в редакции ….), то есть в незаконном сбыте наркотического средства героин массой 0,38 грамм.

    Обстоятельства совершения преступления имеют существенное значение для рассмотрения уголовного дела. Хочется обратить внимание, что закупка наркотических средств осуществлялась в рамках проводимого ОРМ «проверочная закупка».

    Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответсвующее деяние до вступления такого закона в силу..».

    15.06.2006 года было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», в абз. 5 п. 13 говорилось:

    «В тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства, психотропного вещества или растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, из незаконного оборота».

    30.06.2015 года в указанное Постановление Пленума ВС РФ N 14 были внесены изменения, согласно которым деяния, совершенные в рамках проведения ОРМ, необходимо квалифицировать как оконченные составы.

    Однако, согласно письму заместителя председателя Верховного суда РФ Давыдова В.А. №7-ВС-4284/15 от 10 июля 2017 года, направленного в адрес председателей судов общей юрисдикции, следует, что внесенные 30 июня 2015 года изменения обязательны для применения судами на будущее время, то есть применительно к рассмотрению уголовных дел, совершенных после 30 июня 2015 года.

    Таким образом, деяние, соверешенное ФИО1 необходимо квалифицировать через ч. 3 ст. 30 УК РФ, как покушение.

  3. Неверная квалификация действий: необоснованно вменен сбыт, вместо пособничества в приобретении
  4. По смыслу закона под сбытом наркотических средств, следует понимать любые способы (продажу, дарение, обмен, уплату долга и т.д.) их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам, которым они не принадлежат, при этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

    При квалификации действий посредника в сбыте или в приобретении наркотических средств суды руководствовались разъяснениями, содержащимися в пункте 13 постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14, и квалифицировали их как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действовал посредник.
    Так, если посредник приобретал наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передавал ему данное средство (оконченный состав), то такое лицо являлось пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо было квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ.
    В случае, когда посредник привлекался к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника подлежали квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 228 УК РФ), поскольку наркотическое средство изымалось из незаконного оборота.

    Поэтому в случаях, когда виновный по просьбе другого лица и за его деньги приобретает наркотические средства, его действия образуют не сбыт наркотического средства, а пособничество в его приобретении, независимо от того, на каких условиях он это делает и получает ли за это вознаграждение.

    30.06.2015 года в указанное Постановление Пленума ВС РФ N 14 были внесены изменения и исключен пункт, касающийся пособничества в приобретении/сбыте наркотических средств.

    Однако, как мы отмечали ранее, согласно письму заместителя председателя Верховного суда РФ Давыдова В.А. №7-ВС-4284/15 от 10 июля 2017 года, направленного в адрес председателей судов общей юрисдикции, следует, что внесенные 30 июня 2015 года изменения обязательны для применения судами на будущее время, то есть применительно к рассмотрению уголовных дел, совершенных после 30 июня 2015 года.

    Кроме того, понятие «пособничества» не исключено из УК РФ.

    Очевидно, что ФИО1 не является исполнителем преступления, направленного на сбыт наркотического средства.

    Из дополнительного допроса обвиняемого ФИО1 от __ .04.2016 года следует, что он с 2001 года жил в поселке Управленческий на улице Крайняя 21/11-138, где часто у своего подъезда видел парня армянской внешности по фамилии ФИО2.

    Несколько раз ФИО2 жаловался ФИО1 на плохое самочувствие, говорил что болеет, что ему плохо. ФИО2 просил его помочь приобрести наркотики. ФИО1 был удивлен его просьбами и всегда отказывался, так как дел с наркотиками никогда не имел, наркотики не употреблял и поэтому не знал, где их взять.

    15.01.2002 года днем на улице ФИО1 случайно встретился с ФИО2. Последний стал жаловаться на сильные ломки и умолял ФИО1 слезно помочь ему взять наркотик для его личного употребления. В этот момент ФИО1 вспомнил, что за пару дней до этого на остановке общественного транспорта в поселке Мехзавод он встретил Тимура, который шел из больницы, и похвалился, что нашел на Мехзаводе барыгу, у которого можно купить 1 грамм героина хорошего качества за 700 рублей.

    ФИО1 стало жалко ФИО2, и он решил ему помочь. ФИО1 сказал ФИО2, что попробует ему помочь, для этого им нужно будет съездить на Мехзавод, там 1 грамм героина стоит 700 рублей (полграмма, соответственно, 350 рублей). ФИО2 обещал найти машину для поездки на Мехзавод, и они договорились встретиться через некоторое время возле дома ФИО1.

    Через какое-то время они сели в машину и поехали на Мехзавод. В машине ФИО2 передал ФИО1 350 рублей, и сказал ему, чтобы он купил ему полграмма героина. Подъехав к дому, они вышли из машины, ФИО1 попросил ФИО2 подождать, а сам пошел к Тимуруу. Дверь открыл сам Тимур, и ФИО1 попросил его помочь его другу приобрести полграмма героина. Тимур сказал, что еще болен, поехать с ними не может, но готов поделиться своей дозой, которую до этого приобрел для своего личного употребления. ФИО1 передал Тимуру деньги, которые ему до этого дал ФИО2. Тимур прошел в квартиру, вышел и передал ФИО1 сверток из прозрачного полиэтилена с порошкообразным веществом серого цвета внутри.

    ФИО1 вышел из подъезда, подошел к ФИО2, который стоял у гаражей около дома, и отдал ему в руку пакетик с героином. После этого они сели в машину и поехали на Управленческий. Его высадили около дома, а куда поехал ФИО2, он не знает.

    Также пояснял, что ни в январе 2002 г., ни когда-либо в другое время, он не имел «заранее» наркотическое средство, которое мог бы ФИО2 передать. ФИО1 никогда не видел, не держал в руках наркотические средства. У него не было денег на приобретение наркотиков. Сбытом наркотиков он никогда не занимался и заниматься не собирался. Предварительной договорённости с Тимуром на сбыт наркотиков у него не было. Предварительная договорённость о помощи в приобретении наркотиков, у него была с приобретателем наркотика – ФИО2. Умыслом ФИО1 не охватывался сбыт наркотических средств. Он просто согласилась помочь ФИО2 в приобретении наркотического средства для его личного употребления. Помогая ФИО2, ФИО1 не преследовал никакой корыстной цели, помогал из чувства сострадания.

    Из показаний ФИО1 видно, что он не имел заранее наркотическое средство, которое мог бы передать ФИО2, и не приобретал данный героин на свои денежные средства. Денежные средства в сумме 350 рублей ему передал ФИО2, для покупки на эти деньги героина массой полграмма. И передал он именно на полграмма героина (исходя из цены 700 рублей за грамм героина), никакого вознаграждения за помощь в приобретении героина ФИО1 ФИО2 не передавал.

    ФИО2 не «приобретал» героин у ФИО1, в том смысле, которое заложено законодателем в это понятие, а взял героин (имущество), как его владелец, так как героин был приобретен на деньги ФИО2. ФИО1 не мог воспользоваться и распорядиться героином по-иному.

    Таким образом, ФИО2 привлек ФИО1 в качестве пособника для приобретения себе наркотического средства для личного употребления.

    ФИО1 полностью признает свою вину в оказании ФИО2 помощи в приобретении наркотического средства — героин для его личного употребления без цели сбыта.

    Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14 УПК РФ «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

    Таким образом, действия ФИО1 необходимо переквалифицировать на пособничество в незаконном покушении на приобретение наркотического средства, без цели сбыта по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

    На момент совершения деяния (15.01.2002 года) ФИО1, ч. 1 ст. 228 УК РФ действовала в редакции ФЗ-64 от 13.06.1996 года.

    Героин массой 0,38 грамма согласно Сводной таблице экспертных заключений Постоянного комитета … относился к особо крупному размеру.

    Санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ “незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере” предусматривала наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет.

    При этом ст. 228 УК РФ не предусматривала ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере (эти действия подпадали под действие ч. 1 ст. 228 УК РФ).

    Постановлением Правительства РФ от 06.05.2004 года №231 «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ» размер средней разовой дозы героина был определен как 0,1 грамма.

    Федеральным законом №162-ФЗ от 08.12.2003 года (п.154,155) были внесены изменения в ст. ст. 228, 228.1 УК РФ.

    Пунктом 2 примечания к ст. 228 УК РФ устанавливалось: «крупным размером для ст. 228, 228.1 и 229 УК РФ признается количество наркотического средства … превышающие размеры средней разовой дозы потребления в десять и более раз, а особо крпным размером — в пятьдесят и более раз..».

    Таким образом, героин массой 0,38 грамм перестал быть крупным или особо крупным размером и не образовывал состава преступления по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года.

    Санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ в данной редакции стала предусматривать наказание в виде «штрафа в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет».

    Формально, действия ФИО1 подпадали под признаки преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

    Однако, в связи с тем, что масса наркотического средства размером 0,38 грамма не образовывала квалифицирующего признака крупный или особо крупный размер, то в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ (ред. Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года).

    Из анализа двух редакций УК РФ и размеров наркотических средств, согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ (обратная сила уголовного закона, улучшающая положение лица), примению подлежит редакция Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года и Постановление Правительства РФ от 06.05.2004 года №231.

    В то время действия ФИО1 подпадали под административное законодательство. Однако, на сегодня, срок привлечения к административной отвественности истек.

    На основании вышеизложенного и руководствуясь нормами УК РФ, УПК РФ, обзором судебной практики от 27.06.2012 года и Постановлением Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14, Постановлением Правительства РФ от 06.05.2004 года №231, Письмом заместителя председателя Верховного суда РФ Давыдова В.А. №7-ВС-4284/15 от 10 июля 2017 года,

  5. Формально переквалифицировать действия ФИО1 на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ (в ред. Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года).
  6. Прекратить уголовное преследование в отношении ФИО1 по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ (в ред. Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года) по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутсвием в деянии состава преступления.
  7. Отменить меру пресечения в отношении ФИО1 в виде содержания под стражей.
  8. Выписка из Федерального закона №162-ФЗ от 08.12.2003 года;
  9. Постановление Правительства РФ от 06.05.2004 года №231 «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ»;
  10. Письмо заместителя председателя Верховного суда РФ Давыдова В.А. №7-ВС-4284/15 от 10 июля 2017 года;
  11. Копия практики — постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 27.10.2015 года;
  12. Копия практики — апелляционное определение Самарского областного суда от 23.12.2013 года.
Смотрите так же:  Жалоба на департамент жкх

Ходатайство о переквалификации статьи в суде

Зачастую, в процессе расследования уголовного дела выясняются обстоятельства, которые могут послужить основанием для подачи ходатайства о переквалификации статьи. В большинстве случаев подобное прошение подается с одной целью: заменить инкриминируемую субъекту статью на другую, санкция которой предусматривает более мягкое наказание. Чтобы добиться изменения статьи необходимо грамотно составить ходатайство, поэтому помощь уголовного адвоката чрезвычайно важна в такой ситуации.

Правила подачи ходатайства

Требуется учитывать, что квалификация преступления — это, прежде всего, правовая оценка действий субъекта, которая дается на основании законодательных норм РФ. УК не содержит никаких положений, относительно порядка квалификации преступления, он прописан в УПК РФ.

Обратиться с ходатайством о переквалификации по уголовному делу можно на любой стадии процесса: как до судебного разбирательства, так и ходе него. Это обусловлено тем, что в ходе расследования открываются новые факты, которые могут повлиять на изменение состава преступления и оценки общественной опасности конкретного деяния.

Потерпевшая сторона также вправе выступать инициатором изменения статьи. Обычно потерпевший, обнаружив, что подследственный своими преступными действиями причинил вред больший, чем предполагалось изначально, составляет ходатайство о переквалификации преступления.

Такое прошение подается потерпевшей стороной после ознакомления с материалами дела, поводом для него являются правовые ошибки, вследствие которых произошло неверное определение квалификационных признаков. В таком прошении потерпевший обычно требует ужесточения меры ответственности для субъекта. В такой ситуации инициатору обращения потребуется предоставить доказательства, подтверждающие факт нарушения процессуальных норм во время расследования дела.

При подаче ходатайства о переквалификации преступления необходимо придерживаться следующего порядка действий:

  • адвокат по уголовным делам составляет прошение, соответствующее всем требованиям законодательства;
  • заявление подается следователю, занимающемуся данным делом, или в суд. К документу следует приложить бумаги, подтверждающие правдивость сведений, изложенных в прошении;
  • компетентные органы в течение 5 дней рассматривают ходатайство и выносят одно из следующих решений: удовлетворить заявленные требования или оставить квалификацию без изменения.
  • Решение следователя или суда, отказавшегося удовлетворить заявленные требования, может быть обжаловано в порядке, предусмотренном законодательством РФ.

    Моя многолетняя практика показывает, что наилучших результатов можно добиться, если сразу обращаться с ходатайством о переквалификации в суд или прокуратуру. Но для этого необходимо заручиться юридической помощью адвоката, ведь все документы, отправляемые в эти инстанции должны быть составлены в строгом соответствии с требованиями законодательства, предъявляемыми к подобным прошениям, и любая ошибка может послужить основанием для отказа.

    Стоит помнить, что при наличии обстоятельств, способных смягчить вину, переквалификация преступления является обязанностью суда. В такой ситуации судья должен действовать самостоятельно и никто из участников производства не вправе вмешиваться в процесс принятия решения. Если не достаточно доказательств, чтобы переквалифицировать статью УК сразу, то суд направляет дело на дополнительное расследование.

    В случае ужесточения наказания судья не может единолично вынести решение о переквалификации статьи. Если в ходе расследования открываются новые факты, способные негативным образом сказаться на положении обвиняемого (изменить меру пресечения, повлечь ухудшение условий содержания и пр.), суд передает все материалы прокурору, в обязанности которого входит изучение вновь открывшихся фактов.

    Порядок составления ходатайства

    Законодательство РФ не предъявляет серьезных требований к форме ходатайства, но оно должно соответствовать определенным процессуальным критериям. В случае, если ходатайство о переквалификации образцу, установленному законодательством, не соответствует, суд вправе не принимать его к рассмотрению. Образец ходатайства о переквалификации преступления выглядит следующим образом.

  • Данные о заявителе или инстанции, куда оно подается.
  • Информация личного характера (адрес, контакты и пр.).
  • Краткое описание обстоятельств дела.
  • Номер дела.
  • Причины, послужившие поводом для подобного обращения, т. е. разъяснения заявителя относительно собственной позиции, почему он полагает, что избранная мера не соответствует тяжести совершенного им деяния.
  • Просьба о переквалификации дела на другую статью УК РФ.
  • Ссылки на нормы законодательства, содержащие положения относительно порядка смягчения (ужесточения) наказания.
  • Перечень приложенных документов. В качестве документов, свидетельствующих об обоснованности подобного обращения, могут прилагаться справки, видеоматериалы, заключения экспертов и пр.
  • Дату и подпись.

Юридическая помощь адвоката

Человеку, против которого возбуждено уголовное дело, стоит помнить, что заручившись поддержкой адвоката по уголовным делам можно изменить весь ход процесса и предотвратить, казалось бы, необратимые последствия. Переквалификация статьи требуется в случаях, когда обвиняемый, в силу определенных обстоятельств, не может рассчитывать на оправдательный приговор или малый срок наказания. При таких обстоятельствах переквалификация статьи — это основополагающая задача для защитника. Адвокат по уголовным делам детально изучает все документы, имеющиеся в деле, с целью выявления ошибок, которые могут послужить основанием для изменения квалификации.

Юридическая помощь адвоката чрезвычайно важна — тщательно продуманные действия специалиста однозначно помогут переквалифицировать статью УК. Многолетняя практика показывает, что изначально квалификацию статьи сильно завышают следственные органы, акцентируя внимание только на отягчающих вину обстоятельствах. Квалифицированный защитник, наоборот, даже в самом трудном деле, пытается найти обстоятельства, способные смягчить степень вины обвиняемого и, как следствие, меру ответственности.

Согласно статистическим данным, основанием для переквалификации, в большинстве случаев, становятся:

  • вновь открывшиеся обстоятельства, способные смягчить вину субъекта;
  • новые положения законодательства;
  • процессуальные нарушения.
  • Каждый случай индивидуален и уникален, поэтому алгоритма действий, которого необходимо придерживаться, чтобы добиться смягчения статьи, не существует. Консультация адвоката является первым этапом защиты, в ходе нее специалист изучает все нюансы дела и разрабатывает тактику, наиболее соответствующую сложившимся обстоятельствам.

    Для квалифицированного адвоката не существует преград — любую процессуальную ошибку или недочет он моментально использует в интересах своего доверителя. А при своевременном обращении за правовой помощью шансы на успех увеличиваются многократно. Это относится не только к уголовной сфере, но и к ходатайству о переквалификации административного правонарушения. В этом тоже всегда поможет адвокат!

    Образец ходатайства о переквалификации действий обвиняемого и прекращении уголовного дела

    С ледователю СО СУ МВД РФ

    по городу _______________

    От защитника — адвоката Некоммерческой организации

    “Самарская областная коллегия адвокатов”

    Антонова А.П., рег. № 63 / 2099

    в реестре адвокатов Самарской области

    Адрес для корреспонденции: 443080,

    г. Самара, пр-т Карла Маркса, д. 192, офис 619

    в интересах ___________________

    и прекращении уголовного дела

    В Вашем производстве находится уголовное дело № ____________ , возбужденное по ч.4, ст.159 УК РФ в отношении Д. _______________ .

    Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г в отношении Д. _____________ вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого.

    Мной в установленном законом порядке осуществляется защита Д. по данному уголовному делу.

    «___» __________20___г следователь, в моём присутствии, предъявил Д. _______________ обвинение в окончательной редакции и произвёл его допрос в качестве обвиняемого.

    Как следует из постановления следователя, Д. совершил мошенничество с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере. При этом, следователем не отрицается, что Д. являлся учредителем и руководителем коммерческой организации ООО «Резерв», то есть, был субъектом предпринимательской деятельности и все совершённые им действия, описанные в обвинении, сопряжены с неисполнением Д. своих договорных обязательств, возникших между Д., как руководителем ООО «Резерв», и потерпевшим М.

    При таких обстоятельствах, выводы следователя о применении уголовного закона ошибочны по следующим основаниям :

    В ст.ст.159-159.6 УК РФ разграничены составы мошенничества, совершённого в различных сферах экономики. В ст.159.4 УК РФ отдельно выделен вид мошенничества, совершаемого в сфере осуществления предпринимательской деятельности. То-есть, совершаемое деяние связано с заключением договоров, стороной которых выступает субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность. Передача имущества (имущественных прав) осуществляется потерпевшим по условиям договора. И общественно-опасные последствия наступают из-за неисполнения условий такого договора.

    Согласно диспозиции ч.1, ст.159.4 УК РФ, мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности признаётся мошенничество, сопряжённое с преднамеренным неисполнением виновным лицом своих договорных обязательств, возникших у него, как у субъекта именно предпринимательской деятельности. Субъектом данного деяния является лицо, выполняющее объективную сторону состава ст.159.4 УК РФ, то есть, собственник юридического лица, его руководитель (как в нашем случае).

    В постановлении следователя указано, что Д. совершил изъятие чужого имущества. Однако, следователем не конкретизировано, что изъятие имущества потерпевшего происходило на условиях заключенного договора, а причинение имущественного вреда потерпевшему было обусловлено неисполнением именно этих договорных обязательств, а не другими способами.

    Как усматривается из текста обвинения, Д. учредил ООО «Резерв» более 3-х лет назад. Обязанности директора Д. стал выполнять из-за того, что предыдущий директор ООО «Резерв» С. был уволен. Будучи директором данного юридического лица, Д. заключил с ООО «Центр» договор № 30 (потерпевший М.), используя шаблон договоров, которые и ранее заключались от имени ООО «Резерв» предыдущим директором.

    Вывод следователя о том, что Д. при заключении договора с М. уже не намеревался исполнять заключаемый гражданско-правовой договор, не исключает, а, напротив, обязывает применять положения ст.159.4 УК РФ в соответствие с правовым смыслом данного уголовно-правового запрета, устанавливающего уголовную ответственность именно за преднамеренное неисполнение договорных обязательств. Иными словами, следователь установил все необходимые фактические обстоятельства для применения ч.2, ст.159.4 УК РФ, исходя из размера, причинённого потерпевшему М. имущественного вреда 3.000.000 руб., что в соответствии с примечанием к ст.159.1 УК РФ образует крупный размер.

    Поэтому, исходя из текста постановления о привлечении Д. в качестве обвиняемого по ч. 4, ст. 159 УК РФ, следователю надлежит руководствоваться положениями ст.10 УК РФ и переквалифицировать действия Д. с ч.4, ст.159 УК РФ на ч.2, ст.159-4 УК РФ в соответствие с изменениями в уголовном законе, внесёнными Федеральным законом от 29.11.12 г, № 207-ФЗ. Далее, с учётом п.4, ч.2 Постановления Государственной Думы РФ от 18.12.13 г «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации», Д. подлежит освобождению от наказания, а уголовное дело подлежит прекращению в связи с актом амнистии по п.3, ч.1, ст.27 УПК РФ.

    Исходя из вышесказанного,

    Переквалифицировать действия Д. с ч.4, ст.159 на ч.2, ст.159.4 УК РФ в соответствии с установленными следователем фактическими обстоятельствами данного уголовного дела.

    Прекратить в отношении Д. уголовное дело в связи с актом амнистии.

    Адвокат Антонов А.П.

    Изменения в уголовно-правовом регулировании мошенничества, внесённые Федеральным законом № 207-ФЗ от 29.11.12 г, вызвали одну из самых оживлённых дискуссий, поскольку одновременно были внесены изменения и в ст.108 УПК РФ. Согласно новой редакции ч.1.1, ст.108 УПК РФ, в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.159.1-159.6 УК РФ, не могла применяться мера пресечения в виде содержания под стражей.

    Смотрите так же:  Доверенность на получение справки о судимости

    Хотя Конституционный Суд РФ в Постановлении от 11.12.14 г, № 32-П признал, что наказание по ст.159.4 УК РФ необоснованно более мягкое, чем по ст.159 УК РФ, но, на рассматриваемом ходатайстве это не отразилось, поскольку речь не идёт о размере назначаемого наказания. К тому же, ужесточить санкции уголовно-правовой нормы правомочен только законодатель, а не Конституционный Суд РФ. Поэтому, до внесения изменений в ст.159.4 УК РФ, судебные и следственные органы должны руководствоваться действующей редакцией УК РФ.

    Со времени введения ст.159.4 УК РФ прошло достаточно времени для стабилизации судебной практики, но, тем не менее, следственные и судебные органы продолжают применять ст.159 УК РФ к деяниям, уголовно-правовая квалификация которых отнесена к ст.159.4 УК РФ, как специальной норме по отношению к ст.159 УК РФ. Последнее обязывает правоприменительные органы руководствоваться положениями ч.3, ст.17 УК РФ о конкуренции между общими и специальными нормами уголовного закона.

    Нами была разработана концепция разграничения диспозиций ст.159 и ст.159.4 УК РФ следующим образом. Если причинение имущественного ущерба не обусловлено наличием неисполненных обязательств по гражданско-правовому договору, стороной которого является субъект предпринимательской деятельности (в том числе, индивидуальный предприниматель), то, такой ущерб не может рассматриваться, как последствие деяния, предусмотренного в ст.159.4 УК РФ. Если же обусловлено, то, рассматривается причина наступления такого последствия. Отсутствие признака преднамеренности неисполнения договорных обязательств, то есть, отсутствие умышленных действий, направленных на неисполнение договорных обязательств, которые лицо должно, обязано и могло исполнить, тоже исключает вменение ст.159.4 УК РФ. И позитивный признак – неисполненный договор должен являться договором, реализуемым в сфере предпринимательской деятельности. Неисполнение договора, который таковым не является в силу закона, например, договор об обмене рублей на иностранную валюту между лицами, не имеющими соответствующей лицензии Банка России, не образует состав ст.159.4 УК РФ. Состав простого мошенничества мы не анализируем, полагая его достаточно изученным в теории уголовного права.

    Добавим, что ходатайство о применении уголовного закона, как и любое ходатайство сторон, должно быть мотивированным, то есть, объясняющим, почему следователь или судья должны применить именно ст.159.4 УК РФ, а не ст.159 УК РФ, что в варианте предлагаемого ходатайства наглядно продемонстрировано.

    Ходатайство о переквалификации действий обвиняемого

    С ледователю отдела по расследованию преступлений,

    совершенных на территории Советского района

    СУ Управления МВД России по г. Самаре

    от адвоката НО «самарская областная коллегия адвокатов»

    адрес: 443080, г. Самара, проспект Карла Маркса, дом 192, офис 619

    в защиту (ордер в деле)

    обвиняемого К. _________________

    « ____ » _________ 20 ___ г

    Ходатайство

    о переквалификации действий обвиняемого

    В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________ , возбужденное по факту совершения обвиняемым К. заранее не обещанного приобретения имущества, заведомо добытого преступным путём , с использованием своего служебного положения (ч.3 , ст.175 УК РФ).

    Мной в установленном законом порядке с «___» _________ 20 ___ г осуществляется защита К.______________ по данному уголовному делу.

    Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г К.__________ в моём присутствии предъявлено обвинение.

    После ознакомления с текстом обвинения, обвиняемый К.____________ собственноручно указал, что обвинение ему не разъяснено и непонятно.

    На вопрос следователя – что непонятно – обвиняемый К.___________ пояснил, что ему непонятно, на каком основании следователь пришёл к выводу, что:

    а) обвиняемому К.__________ было известно, что имущество заведомо приобретено преступным путём;

    б) что обвиняемый К.__________ использовал своё служебное положение;

    На что следователем было разъяснено, что с доказательствами обвинения сторона защиты ознакомится при выполнении следователем требований ст.217 УПК РФ. В связи с чем, мной, как защитником были внесены в протокол следственного действия замечания по поводу действий следователя, не выполнившего требования ч.5, ст.172 УПК РФ.

    Полагаю, решение следователя о квалификации действий обвиняемого К._____________ по ч.3, ст.175 УК РФ с вменением признака «с использованием своего служебного положения», является ошибочным, предъявленным в нарушение положений ст.175 УК РФ. К такому выводу можно прийти и до выполнения следователем требований ст.217 УПК РФ.

    Так, в силу положений п.4, ч.3, ст.171 УПК РФ, в постановлении о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого должны быть указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с п.п.1-4, ч.1, ст.73 УПК РФ. Если эти положения уголовно-процессуального закона не выполнены следователем, то, обвинение не может быть признано законным и обоснованным.

    Особо квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

    В силу требований ч.4, ст.7 УПК РФ, решение следователя о вменении обвиняемому К.___________ данного признака, имеющему значение для правильного применения уголовного закона, должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

    Для квалификации действий К.__________ по указанному признаку, следователем должны были быть описаны в обвинении конкретные служебные полномочия К.___________, наличие которых было им использовано для совершения основного деяния (в случае доказанности его совершения именно К.__________).

    Однако, в предъявленном К.___________ обвинении указано лишь, что К.___________ являлся лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации ЗАО «Коммерческая недвижимость», так как К.__________ выполнял организационно-распорядительные функции, замещая должность вице-президента ЗАО «Коммерческая недвижимость» на период нахождения в отпуске вице-президента компании Ивлева Д.М.

    Этого недостаточно для вывода о том, что эти полномочия были использованы К.__________ для приобретения спорного имущества – квартиры _________ во вновь построенном жилом комплексе «Заречье» по адресу ____________, поскольку такой вывод в постановлении следователя отсутствует.

    Как указано в обвинении, неустановленные лица, в отношении которых выделено в отдельное производство уголовное дело №_________, путём использования подложных документов, переоформили право собственности на указанную квартиру на некоего Ш.___________, который, в свою очередь, используя своё знакомство с обвиняемым К._____________, переуступил ему (обвиняемому К._____________) право собственности на указанную квартиру по договору купли-продажи.

    При этом, выгодоприобретателем по договору купли-продажи указан Ка., являющийся родным братом обвиняемого К.___________, но, при этом, Ка. не был осведомлён о незаконности действий К.____________.

    Будучи допрошенным в качестве свидетеля, Ка. пояснил, что оформил на себя право собственности на указанную квартиру по просьбе своего старшего брата К.__________. Который впоследствии планировал перепродать указанную квартиру по более выгодной цене, после того, как жилой комплекс будет сдан в эксплуатацию.

    Факт оформления квартиры на своего брата расценён следователем, как использование обвиняемым К.__________ своих служебных полномочий по контролю за распределением жилого фонда во вновь построенном жилом комплексе. Однако, этот вывод ни на чём не основан.

    Ранее, стороной защиты было заявлено ходатайство о проведении очной ставки со свидетелем Ш.__________, который был допрошен, но, после допроса скрылся от органов расследования. По месту регистрации Ш._________ не проживает, мобильный телефон отключён. При таких обстоятельствах, в силу презумпции невиновности, следователь не может отклонять показания К.____________ в качестве подозреваемого о том, что ему (К._________) не было известно, каким образом Ш.__________ стал владельцем спорной квартиры, то есть, в действиях К.____________ отсутствуют признаки «заведомости» и «осведомлённости» о незаконном переходе права собственности на спорную квартиру.

    Потерпевший А.________ в ходе очной ставки с подозреваемым К.__________ пояснил, что он (А._________) ранее не был знаком ни с Ш.__________, ни с К.__________. Никакого договора с Ш.___________ потерпевший не подписывал и свою квартиру не продавал.

    Договор инвестирования с А._________ подписывал другой сотрудник ЗАО «Коммерческая недвижимость». Также, отвечая на вопрос адвоката, потерпевший А.__________ пояснил, что ему ничего не известно о том, что Ш._________ знаком с К._________. На уточняющие вопросы адвоката, потерпевший А._________ ответил, что он лишь предполагает об этом. Но, никакими фактами, подтверждающими знакомство Ш._______ и К.________, либо Ш.________ и Ка., потерпевший А._________ не располагает. Не известны потерпевшему и лица, которые могли изготовить и зарегистрировать подложный договор купли-продажи спорной квартиры, якобы заключённый между А.________ и Ш.________.

    Вместе с тем, предположения потерпевшего не могут являться доказательствами виновности А.__________ в части его знакомства с Ш.________ и осведомлённости о том, что Ш.___________ не мог приобрести спорную квартиру по причине своей неплатёжеспособности, а также, что договор купли-продажи, якобы подписанный А.__________, является подложным, поскольку А._______ этот договор не подписывал.

    Утверждения о якобы осведомлённости К.__________ о действиях неустановленных лиц , изготовивших подложный договор купли-продажи , а также о его якобы предварительном сговоре с Ш . _______ являются всего лишь предположениями следователя. При этом, очевидно, что наличие средств на приобретение квартиры не обязательно должно находиться в зависимости от наличия у гражданина постоянного места работы и дохода, достаточного для приобретения элитной квартиры, по поводу чего в обвинении указано, что Ш.__________ нигде не был трудоустроен и якобы он был использован для придания видимости законности заключаемых договоров купли-продажи спорной квартиры между потерпевшим А._________ и Ш.________, а затем, между Ш._________ и Ка., являющимся младшим братом обвиняемого К.___________.

    Соответственно, непонятно, на каком основании следователь пришёл к выводу, что К.__________ был заранее осведомлён о подложности договора купли-продажи спорной квартиры между потерпевшим А.__________ и свидетелем Ш.___________, если потерпевший в ходе очной ставки с К.__________ ничего подобного не говорил.

    Совершенно очевидно, что если бы К._________ был об этом осведомлён, то, он не стал бы оформлять право на спорную квартиру на своего брата Ка., подвергая его опасности уголовного преследования.

    Тот факт, что К._________ дал указания сотруднику компании В._____ зарегистрировать договор купли-продажи квартиры и переоформить право собственности спорной квартиры на Ка., не является использованием своего служебного положения, поскольку сотрудник компании В.______ выполнял не указания К.________, а всего лишь свои трудовые функции. Он обязан был оформить переход права собственности на данную квартиру и без специального на то указания со стороны К._________. Основанием для таких действий являлся договор купли-продажи между А._______ и Ш.________, а не указания К.__________.

    Когда К.__________ передал В.__________ договор купли-продажи, то, эти действия К._________ никак не были связаны с его служебными полномочиями. Поэтому использование служебных полномочий со стороны К.________ в данном случае отсутствовало.

    Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, К.________ пояснил, что договор между Ш._________ и Ка. _________ подписан за неделю до того, как был издан приказ о возложении на К.________ обязанностей временного исполнения функций вице-президента компании. Поэтому, заключение указанного договора не могло быть связано с полномочиями К.________, как временно назначенного на должность вице-президента ЗАО «Коммерческая недвижимость», ответственного за распределение жилого фонда во вновь вводимом в эксплуатацию жилом комплексе.

    На действия сотрудника компании В.________ обвиняемый К.________ никакого незаконного влияния не оказывал и оказать не мог, так как на тот момент К.______ ещё не был назначен на должность вице-президента компании и не являлся руководителем по отношению к В._________.

    В силу требований ч.1, ст.171 УПК РФ, обвинение в совершении преступления с квалифицирующими признаками должно быть не только обоснованным и мотивированным, но, и законным, то есть, отвечающим положениям материального уголовного права. Обвинение не может быть основано на предположениях. Кроме того, обвинение не может быть немотивированным, то есть, не содержащим объяснения, почему данное обвинение предъявлено именно К.________.

    На основании сказанного, полагаю, у следователя не имелось никаких не только правовых, но, и фактических оснований для квалификации действий обвиняемого К.____________ по ч.3, ст.175 УК РФ по признаку «совершение преступления с использованием своего служебного положения», поскольку в предъявленном К. обвинении не указаны ни конкретные служебные полномочия К., которые он якобы использовал, ни причинная связь каких-либо служебных полномочий К. с совершением им преступления (при условии доказанности его совершения именно К. совместно с якобы некими неустановленными лицами, вовлекшими в совершение этого преступления также Ш.__________).

    Если для разрешения данного ходатайства необходимо дополнительно допросить обвиняемого К.__________, то, он согласен дать пояснения по всем имеющимся у следователя вопросам. Эти показания обвиняемого К. надлежит проверить и дать им правильную юридическую оценку в совокупности со всеми другими доказательствами.

    Руководствуясь ст. ст. 53; 171; 175 УПК РФ и ст.175 УК РФ , —

    Исключить из обвинения К.____________ особо квалифицирующий признак ч.3, ст.175 УК РФ – «с использованием своего служебного положения» и предъявить ему новое обвинение, соответствующее фактическим обстоятельствам события преступления, описанного в постановлении следователя от «___» ________20___г о привлечении К. в качестве обвиняемого.

    По поводу законности и обоснованности «нового» обвинения стороной защиты будет заявлено дополнительное ходатайство после изменения обвинения, ранее предъявленного К.___________ по ч.3, ст.175 УК РФ.

    Адвокат Т. ___________________

    Ходатайства защиты могут содержать в себе скрытые тактические «уловки». Последние могут быть допустимыми для целей защиты от уголовного преследования, а могут расцениваться, как злоупотребление стороной защиты своими процессуальными правами. При этом, если обман недопустим для следователя, то, для обвиняемого обман может являться способом защиты от уголовного преследования.

    Поскольку наиболее часто встречающейся формой нарушения органами расследования принципа законности является «завышение объёма обвинения» при явной недостаточности доказательств или даже при их отсутствии, то, соответствующей тактической «уловкой» будет «движение к обратному», то есть, это будут действия защиты, направленные на устранение названного дефекта в деятельности органов предварительного расследования.

    Соответственно, в варианте предлагаемого ходатайства защитник не подтверждает законность и обоснованность обвинения в части, как это может показаться исходя из текста ходатайства. В ходатайстве защитник оспаривает выводы следователя о применении квалифицирующего признака – «с использованием своего служебного положения» и не более того. О признании вины нет ни слова. К тому же, признавать вину должен сам обвиняемый, а не его адвокат.

    После того, как этот особо квалифицирующий признак ч.3, ст.175 УК РФ будет исключен из обвинения, защитник заявит ходатайство о недоказанности наличия в действиях обвиняемого других квалифицирующих признаков состава данного преступного деяния.

    Тактические схемы реализации интересов стороны защиты должны быть разнообразными. Недостаточно, когда защитник действует излишне прямолинейно, что позволяет следователю более эффективно реализовывать свои полномочия и препятствовать защите. При этом, на практике нередки ситуации, когда от следователя исходит намерение обвинять даже на основе голословных предположений, которые, в лучшем случае, процессуально оформлены, как показания потерпевшего, свидетелей или рапортов оперативных сотрудников, содержание которых скрыто где-то в недрах произвольно толкуемых положений законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

    Наиболее эффективна «ступенчатая защита», когда сторона защиты добивается улучшения положения обвиняемого по элементам, что напоминает движение по ступеням. Планируя свои действия, обвиняемый и его защитник выстраивают ступени движения и пытаются двигаться по этим ступеням, последовательно опровергая предъявленное обвинение по его частям.

    В приведённом ходатайстве усилия защитника направлены на переквалификацию действий обвиняемого с ч.3 на ч.2 или даже на ч.1. ст.175 УК РФ. После чего защита будет оспаривать признаки основного состава ст.175 УК РФ.

    Смягчение обвинения решает и другую задачу – смягчение меры пресечения. По уголовным делам, где в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, эта задача может стать первоочередной.

    Смотрите так же:  Перевести из опеки

    Образец ходатайства о переквалификации преступления, предусмотренного статьей 318 УК РФ, на иной состав преступления против жизни и здоровья

    Выкладываю образец ходатайства о переквалификации преступления, предусмотренного статьей 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» на иной состав преступления против жизни и здоровья

    ______________ 201___ года

    ______________________ Следственный отдел Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по __________________________

    от: адвоката Ивлева Сергея Сергеевича (регистрационный номер адвоката 56/1113 в реестре адвокатов Оренбургской области, состоит в ННО «Оренбургская областная коллегия адвокатов»), действующего в интересах подзащитного:

    о переквалификации вменяемого состава преступления

    В отношении обвиняемого _________ФИО_________ было возбуждено уголовное дело № ________________ по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

    Считаем, что вмененное деяние должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 116 УК РФ (указать нужный состав).

    Свою позицию о необходимости переквалификации состава преступления аргументирую следующим.

    Субъективная сторона вышеуказанного преступления характеризуется прямым умыслом.

    Лицо должно осознавать общественно опасный характер и диапазон применяемого насилия, то, что действия направлены против представителя власти именно в связи с выполнением им своих должностных обязанностей. При этом, обвиняемый предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления.

    В данном случае обвиняемый _________ФИО_________ при ударе кулаком потерпевшего _________ФИО_________ не осознавал, что последний является сотрудником полиции, т.к. знаки отличия обвиняемый _________ФИО_________ увидел только после удара потерпевшего _________ФИО_________. Удар обвиняемый _________ФИО_________ нанес из-за неожиданного появления потерпевшего _________ФИО_________ в темное время суток из-за того, что потерпевший _________ФИО_________ неожиданно схватил за плечо сзади обвиняемого _________ФИО_________ (указать конкретные обстоятельства).

    Вместе с тем, то обстоятельство, что потерпевший _________ФИО_________ в момент появления выполняет свои должностные обязанности обвиняемый _________ФИО_________ не знал, т.к. знаки отличия и форменное обмундирование увидел после удара.

    Настоящая позиция подтверждается следующим.

    1) Показаниями обвиняемого _________ФИО_________ при допросе.

    2) Показаниями допрашиваемых лиц на очной ставке (или противоречиями при показаниях на очной ставке).

    Таким образом, обвиняемый _________ФИО_________ при нанесении удара не ставил перед собой цель избить сотрудника полиции.

    На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 119, 120 УПК РФ

    Переквалифицировать вменяемый состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 318 УК РФ, на состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 116 УК РФ (указать нужный состав).

    Адвокат ННО «Оренбургская областная коллегия адвокатов» Ивлев С.С. ________________

    Ходатайство о переквалификации деяния (образец)

    от адвоката_ ______________________________

    в защиту (ордер в материалах уголовного дела)

    «____» _________________________ 201 ___ г.

    Ходатайство

    о переквалификации деяния

    В Вашем производстве находится уголовное дело № _____, возбужденное по факту неисполнения или ненадлежащего исполнение К. как должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности (халатности), повлекшего по неосторожности причинение смерти Н.

    Мной в установленном законом порядке с «___» _________ 20 ___ г. осуществляется защита К.______________ по данному уголовному делу.

    Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г. К. в моем присутствии предъявлено обвинение. С данным обвинением мой подзащитный не согласен.

    Как установило следствие, К. врач анестезиолог-реаниматолог, исполняя обязанности заведующей отделением в детской больнице №__ города ___, во время операции дала указание ввести 5-летнему Н. обезболивающие препараты, не учитывая возраст, вес и другие особенности пациента. Были использованы морфин и тиопентал натрия, вызвавшие остановку сердечной и дыхательной деятельности ребенка.

    В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть ребенка наступила в результате передозировки препаратов, использованных для наркоза во время операции.

    Действия К. следствие квалифицировало по ч. 2 ст. 293 УК РФ — ненадлежащее исполнение К. как должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности (халатность), повлекшее по неосторожности причинение смерти Н.

    Между тем в данном случае налицо ненадлежащее выполнение именно профессиональных обязанностей согласно врачебной специальности, несмотря на должностное положение К. — заведующая отделением. Небрежность допустила врач, а не должностное лицо при выполнении организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций. Врач дала распоряжение ввести препарат, но при этом за его применение в ходе операции отвечала только она. В данном случае она выполняла свои профессиональные обязанности, а не действовала как должностное лицо, признаки которого даны в примечании 1 к статье 285 УК РФ.

    Содеянное К. подпадает под действие ч. 2 ст. 109 УК РФ — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

    Полагаю, решение о квалификации действий обвиняемой К. по ч. 2 ст. 293 УК РФ является ошибочным, предъявленным в нарушение положений данной статьи. К такому выводу можно прийти и до выполнения следователем требований ст. 217 УПК РФ.

    Руководствуясь ст.ст. 53, 171, 175 УПК РФ и ст.ст. 109, 293 УК РФ,

    ПРОШУ:

    переквалифицировать содеянное К. с ч. 2 ст. 293 УК РФ на ч. 2 ст. 109 УК РФ.

    Адвокаты потерпевшей добились переквалификации уголовного дела на более тяжкую статью

    На прошлой неделе прокурору было повторно направлено уголовное дело в отношении А.С., которому предъявлено обвинение в изнасиловании девушки, не достигшей 14 лет. Ранее он обвинялся по ч. 1 ст. 134 УК РФ, то есть в совершении полового акта с лицом, не достигшим 16 лет, однако после ходатайств адвокатов потерпевшей, поддержанных гособвинителем, дело был направлено на переквалификацию.

    Обстоятельства дела

    Мать 12-летней К.Ц. обратилась в полицию с заявлением о розыске дочери, пропавшей в ночь с 20 на 21 октября 2017 г. Полицейские обнаружили девушку утром 21 октября в поле на окраине аула. В ходе допроса в присутствии законного представителя К.Ц. рассказала о том, что 27-летний А.С., с которым они познакомились неделю назад, этой ночью совершил с ней половой акт. В отношении А.С. было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 134 УК РФ.

    За несколько дней до судебного заседания в дело на условиях pro bono вступили адвокаты Алексей Аванесян и Янна Галаган, с которыми связались из аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае. Комментируя «АГ» обстоятельства дела, Алексей Аванесян обратил внимание на то, что в рамках следствия не проводились обязательные экспертизы, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, в отношении несовершеннолетней на предмет осознания ею происходящего и обвиняемого на предмет педофилии.

    Потерпевшая рассказала адвокатам, что 20 октября встречалась с обвиняемым дважды – утром он отвез ее на край аула и в машине совершил половой акт. По словам потерпевшей, А.С. пообещал жениться на ней, а вечером того же дня под предлогом знакомства с родителями снова увез ее вместе с компанией друзей, и в ночь на 21 октября повторно совершил с ней половое сношение. К.Ц. также упомянула о месте, где могут находиться вещественные доказательства со следами преступления (нижнее белье А.С. и использованные салфетки), – с момента происшествия к тому времени прошло полгода.

    Приобщение доказательств адвокатом потерпевшей

    В ходе судебного следствия Алексей Аванесян в присутствии свидетелей выехал на место происшествия, где в соответствии с требованиями УПК РФ и соблюдением всех процессуальных процедур произвел самостоятельное изъятие вещдоков.

    Адвокат ходатайствовал об их приобщении к материалам уголовного дела. Его ходатайство было поддержано прокурором. Гособвинитель также ходатайствовал о возвращении уголовного дела прокурору для квалификации действий подсудимого как более тяжкого преступления.

    Суд первой инстанции постановлением от 28 апреля (есть в распоряжении «АГ») ходатайство поддержал, мотивируя это установленными в заседании фактическими обстоятельствами, указывающими на наличие эпизода об изнасиловании несовершеннолетней потерпевшей 20 октября 2017 г. с 7:00 до 8:45: детализацией звонков с абонентского номера, принадлежащего обвиняемому, а также приобщенными к делу доказательствами, изъятыми адвокатом потерпевшей с места происшествия.

    Алексей Аванесян добавил, что в ходе дополнительного следствия были проведены две ранее не назначавшиеся судебные экспертизы. Одна из них – по установлению возраста несовершеннолетней потерпевшей, другая – по приобщенным к делу доказательствам. Согласно экспертному заключению, идентифицировать следы преступления на вещдоках не представляется возможным в силу того, что предметы полгода пролежали под открытым небом. Тем не менее на переквалификацию деяния это не повлияло.

    Попытка защиты обжаловать возврат дела прокурору

    Не согласившись с постановлением суда, защитник подсудимого Рустам Гучетль обжаловал его в Верховный суд Республики Адыгея. В жалобе он указал, что факт возможного изнасилования опровергается собранными по делу доказательствами. При этом он сослался на Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 9 апреля 2014 г. № 5-АПУ14-15, в котором указано, что для признания беспомощного состояния потерпевшей от преступлений, предусмотренных ст. 131, 132 УК РФ, достигшей 12, но не достигшей 14 лет, необходимо, помимо возрастного признака, установить, что она не могла понимать характера и значения совершаемых с ней действий. При этом данный факт должен осознаваться виновным лицом и использоваться им для совершения преступления.

    Также защитник добавил, что в ходе предварительного следствия и судебного заседания было установлено, что К.Ц. встретилась с А.С. 20 октября 2017 г. после 10:00. По мнению адвоката, суд не принял мер к допросу одноклассниц и учителей потерпевшей, которые подтвердили бы ее нахождение в школе с 8:00 до 10:00. Он добавил, что факт звонка в период с 7:00 до 8:45 с номера, абонентом которого якобы является подсудимый, не служит основанием для идентификации его нахождения в данном населенном пункте в указанное время, поэтому не имеет доказательного значения. В жалобе также отмечается, что по факту возможного изнасилования потерпевшей следственными органами проводилась доследственная проверка, по итогам которой в возбуждении уголовного дела было отказано.

    В отношении доказательств, приобщенных к делу, Рустам Гучетль указал, что они не исследовались судом, не представлялись на обозрение участникам процесса с целью установления принадлежности подсудимому, а также, несмотря на наличие в материалах дела сведений о генотипе подсудимого А.С., судом не приняты меры к назначению генноидентификационной судебной экспертизы: «В судебном заседании явных следов биологического происхождения на предметах, представленных суду спустя полгода и обнаруженных и изъятых представителем потерпевшей при неочевидных обстоятельствах, после события преступления, не установлено».

    В возражениях на жалобу Алексей Аванесян сослался на выводы судебной психолого-психиатрической экспертизы о том, что потерпевшая не могла в полной мере понимать характер и значение совершаемых с нею действий и в силу этого не могла оказывать сопротивление, а также на отсутствие ходатайств стороны защиты об осмотре приобщенных к делу доказательств и назначении экспертизы по ним.

    Постановление суда первой инстанции устояло в апелляции. При этом ВС РА отметил, что вменяемое А.С. в вину преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134 УК РФ, характеризуется действиями ненасильственного, добровольного характера и взаимным согласием сторон, при этом потерпевшая должна понимать характер и значение совершаемых с ней действий. Однако, как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия в отношении потерпевшей, которой на момент совершения преступления только исполнилось 12 лет, психолого-психиатрическая экспертиза не проводилась, а результаты экспертизы от 20 февраля 2018 г., назначенной судом по ходатайству прокурора, показали, что потерпевшая с учетом уровня ее психического развития и конкретных обстоятельств происшествия не могла в полной мере понимать характер и значение совершаемых с нею действий.

    Кроме того, суд обратил внимание на отсутствие протокола допроса потерпевшей на предварительном следствии, признанного судом первой инстанции недопустимым доказательством в связи с допущенными следователем нарушениями уголовного процессуального закона.

    Рустам Гучетль сообщил «АГ», что 6 августа обратился в ВС РА с кассационной жалобой (есть в распоряжении редакции). В ней адвокат указал, что в обжалуемом постановлении не приведены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления, что является нарушением п. 1.3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. По его мнению, ни детализация телефонных соединений, ни приобщенные к делу доказательства стороны обвинения не дают достаточных оснований для переквалификации, поскольку не содержат объективных данных, указывающих как на совершение преступления в указанных судом времени и месте, так и на применение обвиняемым к потерпевшей насилия в какой-либо форме.

    Защитник обвиняемого также обметил, что в ходе предварительного следствия потерпевшая дала показания о том, что сообщала А.С. о достижении ею 15-летнего возраста. «Вопрос о визуальном возрасте потерпевшей также выяснялся в ходе допросов свидетелей в ходе предварительного следствия и судебного заседания. В судебном заседании свидетели показали суду, что по внешнему виду возраст К.Ц. превышал 15 лет», – указано в жалобе.

    В отношении достоверности протокола допроса потерпевшей от 4 ноября 2017 г. в жалобе сообщается, что сомнения суда основаны исключительно на пояснениях матери потерпевшей, которая в ходе заседания вместе с К.Ц. изменила свои показания, «тем самым желая ввести суд в заблуждение относительно отсутствия согласия дочери на половое сношение с А.С.».

    Переквалификация деяния

    Повторно рассмотрев материалы уголовного дела, старший следователь СО СУ СК РФ по Республике Адыгея постановил привлечь А.С. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 131 «Изнасилование» УК РФ.

    В постановлении подчеркнут насильственный характер полового сношения обвиняемого с несовершеннолетней потерпевшей в ночь с 20 на 21 октября 2017 г.: оказывая сопротивление, К.Ц. отталкивала его от себя и укусила за руку, а А.С. закрывал ей рот руками. «К.Ц. в силу своего малолетнего возраста, а также с учетом обстоятельств пребывания в темное время суток в безлюдном месте с малознакомым мужчиной, осознавая невозможность добровольно покинуть салон чужого автомобиля, позвать кого-либо на помощь, воспринимала указанные противоправные действия А.С. как реальную угрозу намерения применить в отношении нее физическое насилие… Указанными действиями А.С., направленными против половой неприкосновенности малолетней К.Ц., ей причинены физические и нравственные страдания, а также вред психоэмоциональному развитию», – сообщается в документе.

    Янна Галаган отметила, что в рассматриваемом случае сложностей с приобщением к делу доказательств, собранных стороной защиты, не возникло. «Суд нас услышал, вопрос о приобщении доказательств к делу обсуждался в состязательном процессе, правда оказалась на нашей стороне», – пояснила она. По мнению адвокатов потерпевшей, это большой успех, поскольку на практике суды неохотно приобщают к делу доказательства, собранные адвокатами. «Бывает, суд по непонятной причине отказывает в приобщении доказательств, анализ которых помог бы дополнить и прояснить ситуацию, – пояснила Янна Галаган. – Иногда он мотивирует тем, что адвокаты могли собрать доказательства без предварительного следствия, а судья – это не следователь».

    Адвокаты потерпевшей полагают, что суд пошел им навстречу, в том числе в связи с упущениями в ходе предварительного следствия, – следственные мероприятия должным образом не проводились, как и некоторые обязательные экспертизы. «Мы провели серьезную работу при рассмотрении дела по существу, поскольку и там были большие провалы. Суд действительно хотел понять, что произошло на самом деле, и выяснить все обстоятельства», – резюмировала Янна Галаган.

    Оставьте комментарий