Договор цессии и уведомление

Договор цессии и уведомление

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 385 ГК РФ. Уведомление должника о переходе права
  • Гражданский кодекс Российской Федерации:

    Статья 385 ГК РФ. Уведомление должника о переходе права

    1. Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

    Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

    2. Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, должник считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права.

    3. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

    Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

    Комментарии к статье 385 ГК РФ, судебная практика применения

    Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ:

    В п. 19-22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» содержатся следующие разъяснения:

    С какого момента должник считается уведомленным о переходе права? Последствия неуведомления

    Должник считается уведомленным о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон. Если требуемое уведомление должнику не доставлено и отсутствуют обстоятельства считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права. При уклонении цедента от принятия надлежащего исполнения должник не считается просрочившим (пункт 3 статьи 405 ГК РФ) и вправе требовать возмещения убытков, причиненных просрочкой (пункт 2 статьи 406 ГК РФ).

    Исполнение обязательства должником при направлении уведомления об уступке права первоначальным и новым кредитором

    Если уведомление об уступке направлено должнику первоначальным кредитором, то по смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 385, пункта 1 статьи 312 ГК РФ исполнение, совершенное должником в пользу указанного в уведомлении нового кредитора, по общему правилу, считается предоставленным надлежащему лицу, в том числе в случае недействительности договора, на основании которого должна была производиться уступка.

    Если уведомление об уступке направлено должнику новым кредитором, то должник согласно абзацу второму пункта 1 статьи 385 ГК РФ вправе не исполнять ему обязательство до получения подтверждения от первоначального кредитора. При непредставлении такого подтверждения в течение разумного срока должник вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору. При получении уведомления, направленного новым кредитором, об одном или о нескольких последующих переходах требования должник вправе потребовать представления доказательств наличия волеизъявлений каждого предыдущего кредитора на переход требования.

    Сведения, которые должно содержать уведомление о переходе права

    По смыслу статьи 385 ГК РФ уведомление о переходе права должно содержать сведения, позволяющие с достоверностью идентифицировать нового кредитора, определить объем перешедших к нему прав. Если указанных в уведомлении сведений недостаточно для совершения должником исполнения новому кредитору, должник, по общему правилу, вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору или приостановить исполнение и потребовать представления соответствующих сведений от первоначального кредитора.

    Сообщение о заключении договора, на основании которого уступка требования будет производиться после наступления определенного срока или условия, не может считаться надлежащим уведомлением для целей применения статьи 386 ГК РФ. Вместе с тем должник не вправе в дальнейшем ссылаться на отсутствие уведомления, если из содержания представленного сообщения он с очевидностью мог определить момент перехода права.

    Последствия исполнения требования должником первоначальному кредитору до момента получения уведомления об уступке

    В соответствии с пунктом 3 статьи 382 ГК РФ исполнение, совершенное должником первоначальному кредитору до момента получения уведомления об уступке, считается предоставленным надлежащему лицу. В этом случае новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора передачи всего полученного от должника в счет уступленного требования и возмещения убытков в соответствии с условиями заключенного между ними договора (статьи 15, 309, 389.1, 393 ГК РФ).

    Образец уведомления должника

    Уведомление об уступке прав (требований) по договору займа. Образец

    Рекомендуемые публикации:

    Правопреемство — это . Определение понятия, виды, образцы заявлений

    ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

    Scott Maxwell LuMaxArt / Shutterstock.com

    Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников. На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление). К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

    Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ). Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ). К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ. Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ). В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

    В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п. 2 Постановления).

    По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе. Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п. 4 Постановления).

    Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

    Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору. Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст. 388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

    Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п. 15 Постановления). В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

    Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

    Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником. В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

    При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

    • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
    • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.
    • В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

      Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства.

      Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

      Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС о перемене лиц в обязательстве

      Получить уведомление правильно

      В деле № А31-10568/2016 суды разбирались в вопросе, передал ли «КостромаТеплоРемонт» «Костромской сбытовой компании» («КСК») право требования 172 516 руб. к «Красносельской основной школе». Такую сумму исковых требований «КСК» предъявила к школе, сославшись на уступку права, которая произошла 6 июня 2016 года. Ответчик не признал исковые требования. Согласно его позиции, его не уведомили о новом кредиторе и уступке права, так что через месяц – 6 июля 2016 года – оплатила долг первоначальному контрагенту, «КостромаТеплоРемонту».

      АС Костромской области опросил свидетелей. Работник, который передал уведомление секретарю, не попросил расшифровать подпись, поставить печать и входящий номер, а забрал бумагу просто с подписью и датой. Расшифровку секретарь поставила позднее по просьбе директора. Поскольку у истца есть юридическая служба, он должен был ответственнее отнестись к вопросу уведомления, решил суд. Вместо этого компания допустила неосмотрительность. Поскольку школу не уведомили по закону, оплата первоначальному кредитору является законной. С такими доводами костромской арбитраж отклонил требования «КСК».

      На письме о переходе права требования не было ни входящего номера, ни штампа, ни – первоначально – расшифровки подписи. Поэтому суд решил, что уведомления не было.

      Апелляционный суд нашел в этих рассуждениях ошибки. Если идти от противного, то в деле нет доказательств, которые бы опровергали факт уведомления школы. Более того, директор даже попросила секретаря расшифровать свою подпись, что развеивает всякие сомнения. А раз письмо было получено, то должник вправе не исполнять обязательство до получения подтверждения от первого кредитора, указывается в п. 20 54-го постановления. И если не дождется ответа в разумный срок – лишь тогда получит право отдать долг прежнему контрагенту. Но школа ничего не предпринимала целый месяц, а затем оплатила первому кредитору. Это нельзя назвать добросовестным поведением, указала апелляция. В итоге она удовлетворила иск «КСК» в полном объеме.

      Сохранить неоплаченную цессию: миссия выполнима

      Если в договоре об уступке права требования нет условия о цене, это еще не значит, что он недействительный или незаключенный, разъясняет п. 3 постановления Пленума ВС № 54. А квалифицировать его как дарение можно лишь в том случае, если будет точно известно, что цедент решил одарить цессионария. Такое разъяснение, направленное на сохранение цессии, применил АС Московского округа в деле № А40-4946/17. В нем «Голланд-Агро» взыскивало 20 млн руб. долга и процентов по договору займа со «Стройинициативы». В дело вступило ООО «Диалог», которое заявило, что получило права требования от истца и должно занять его место. «Голланд-Агро» не хотело терять возможность получить деньги с должника и заявило о фальсификации договора цессии. Но суды сочли, что таким образом истец просто возражает против своей замены конкурентом.

      Тем не менее две инстанции нашли другие причины отклонить требования «Диалога». Они квалифицировали договор уступки как дарение, которое запрещено между коммерческими организациями. К этому выводу их привело 10-кратное расхождение суммы долга и платы за него – 16 млн руб. и 1,6 млн руб. Встречное представление не соответствует объему переданного права, решили два суда. К тому же оплаты по факту не было: этого не отрицали оба соперника.

      С этим не согласилась «тройка» АС МО под председательством Светланы Закутской. Она напомнила, что переквалифицировать цессию в дарение можно лишь в одном случае – если доказано, что цедент намеревался одарить цессионария. А несоответствие объема требования и платы за него само по себе еще не говорит о ничтожности такой сделки (п. 10 инфописьма Президиума ВАС № 120 от 30 октября 2017 года). И раз уж суд отклонил заявление о фальсификации договора цессии и этот документ остался в деле – у суда не было оснований отказывать в замене истца, подытожил АС МО.

      Нет заявления – нет замены

      Если в ходе рассмотрения дела истец передал права требования другому, суд производит замену – но только по заявлению заинтересованного лица и с согласия цедента и цессионария. Это правило, изложенное в п. 33 постановления Пленума, напомнил 17-ый арбитражный апелляционный суд в деле № А60-557/2017. В нем экспертный центр «ФАР» взыскивал с СК «Согласие» 334 007 руб. страхового возмещения после ДТП. В ходе разбирательства истец сообщил, что продал права требования Евгению Камневу и ходатайствовал прекратить производство по делу, потому что оно стало неподведомственно арбитражному суду. АС Свердловской области изучил договор цессии и решил, что можно продолжить производство по делу, просто заменив истца.

      Иного мнения оказался 17-ый ААС, куда пожаловался Камнев. Согласно общему правилу, при смене участника процесса нужно заявление правопреемника, отметила апелляция. Также она напомнила специальное разъяснение Пленума ВС, что в случае смены лица по цессии нужны заявление заинтересованного лица, согласие цедента и цессионария. Между тем ни экспертный центр «ФАР», ни Камнев не обращались с заявлением о процессуальном правопреемстве. С такими выводами апелляция отменила определение.

      Зачет и уступка: как они соотносятся

      Подрядчик «Атлант» заявил требования к «Строительному управлению РСТ» о взыскании 2,3 млн руб. долга по оплате работ, а ответчик подал встречный иск – об уплате 2,4 млн штрафов (дело № А27-25028/2016). Первоначальные требования удовлетворили полностью, встречные – в части. В итоге зачета со строительного управления взыскали 2 млн руб. Такое решение АС Кемеровской области огласил 26 сентября 2017 года.

      А за неделю до этого, 20 сентября 2017 года, вступил в силу договор цессии, по которому «Атлант» передал права требования к заказчику ООО «КТМК». Однако цессионарий не торопился заявлять о вступлении в дело. Он дождался решения первой инстанции и обратился в суд лишь 9 ноября 2017 года. Это натолкнуло судью АС Кемеровской области Дамира Аюшева на мысль, что «КМТК» хочет «в обход законной процедуры изменить состоявшееся решение суда в части лица, в пользу которого принят судебный акт». А это не допускается в порядке процессуального правопреемства. О его невозможности говорит и состоявшийся зачет встречных исковых требований. Здесь судья сослался на п. 24 54-ого постановления Пленума: должник может заявить о зачете после того, как получит уведомление об уступке.

      Цессионарий, уже получив право требования, не стал вступать в процесс, а дождался решения суда. Первая инстанция решила, что это попытка изменить судебный акт в обход закона.

      Эти аргументы признал несостоятельными 7-й арбитражный апелляционный суд, который не нашел оснований отказать в замене стороны. Это возможно и на стадии исполнения судебного акта, когда цессионарий вступает в права в той части, в которой решение не исполнено (п. 35 постановления). Кроме того, апелляция отклонила доводы строительного управления, которое выступало против смены кредитора. Ответчик указывал на мнимость договора уступки как неоплаченного. Но для перехода права это не имеет никакого значения, возразила коллегия. К тому же, если договор мнимый, стороны не намереваются его исполнять, но «КТМК» решил вступить в процесс и воспользоваться своим правом. С такими аргументами апелляция заменила кредитора на нового.

      Должник задним числом

      Если арендатор заключил договор перенайма, то третье лицо полностью его заменяет в отношениях с арендодателем. То есть должен платить даже те долги, которые накопил предыдущий арендатор. Такое правило из п. 29 постановления Пленума № 54 действует, когда перенаем происходит с согласия арендодателя, а в договоре не указано иное. Его применил 10-ый ААС в деле администрации городского округа Домодедово против ИП Юлии Павловой. В 2016 году она стала арендатором муниципального земельного участка вместо ООО «Пилигрим». Чиновники взыскивали с нее долги за оплату и пени за 2014–2017 годы в размере порядка 8,2 млн руб., а также требовали расторгнуть договор и освободить землю. Но АС Московской области присудил администрации лишь 173 865 руб. неустойки. Часть долгов оказалась за пределами исковой давности. Другая часть набежала еще до того, как был заключен договор уступки – а значит, по мнению первой инстанции, платить должен был предыдущий арендатор, «Пилигрим». Ведь иного не было предусмотрено в договоре. Суд отказался и расторгать договор, потому что счел, что исковой порядок был не соблюден. Затем дело № А41-47256/17 попало в апелляцию. Она исправила нижестоящую инстанцию со ссылкой на постановление № 54: новый арендатор, наоборот, отвечает за долги старого, если в договоре не указано иного. Кроме того, 10-ый ААС счел, что претензионный порядок соблюден, расторгнул договор и предписал Павловой освободить участок.

      Новая цессия. Уведомление должника, требование в будущем и частичная уступка

      Конец 2013 г. по традиции ознаменовался принятием большого количества новых нормативных актов, среди которых и Федеральный закон от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» (далее — Закон № ­367-ФЗ). Этот закон, который вступит в силу с 1 июля, в основном посвящен залогу, однако содержит и поправки, касающиеся перемены лиц в обязательствах.

      Изменения, вносимые в Гражданский кодекс РФ в части порядка перехода прав кредитора к другому лицу, довольно значительны (см. «ЭЖ», 2014, № 03, с. ­14—15). В то же время их нельзя назвать революционными. Большинство поправок, по сути, закрепляет на законодательном уровне уже сформированные арбитражной практикой позиции, в том числе высказанные ранее Президиумом ВАС РФ.

      Внесенные Законом № ­367-ФЗ поправки в главу 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» представляют собой очередной этап реформы гражданского законодательства. Значительные изменения в ГК РФ, как внесенные еще в 2013 г. Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», так и предусмотренные новым Законом № 367-ФЗ, направлены на укрепление стабильности гражданских правоотношений и сведение к минимуму возможности признания заключенной сторонами сделки недействительной по формальным или несущественным основаниям.

      В основном договоре стороны могут установить специальные запреты на уступку права

      Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

      По общему правилу, которое сохранится и после вступления Закона № 367-ФЗ в силу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

      Помимо этого, действующей редакцией ст. 388 ГК РФ установлено, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

      Таким образом, основываясь на приведенных диспозитивных нормах, в настоящее время в первоначальном договоре между кредитором и должником стороны могут установить:

      ¦ во-первых, запрет на передачу своих прав и обязанностей по договору третьим лицам;

      ¦ во-вторых, необходимость обязательного получения согласия должника для передачи кредитором прав по договору.

      Если в договоре имеется такой запрет или ограничение, то соглашение об уступке кредитором (цедентом) права требования, возникшего на основании этого договора, другому лицу (цессионарию), заключенное в нарушение установленных договором положений, будет признано судом недействительным (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012).

      Оспорить цессию, произведенную в нарушение договорных запретов, станет сложно

      После 1 июля договор между кредитором и должником по-прежнему сможет включать в себя условие о запрете уступки кредитором права требования или об обязательности получения на такую уступку соглашения должника. Но вот признать соглашение об уступке права требования, заключенное в нарушение данных условий первоначального договора, будет довольно сложно.

      Так, если договором предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. То есть лишь в случае, когда цессионарий является недобросовестным. При этом предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не будет препятствовать продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 2 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

      Отметим, что уступка права требования довольно распространена не только в предпринимательской деятельности. Такое соглашение часто заключается и обычными гражданами или в рамках обязательств, субъектами которых они являются. Самые часто встречающиеся варианты — уступка права требования по договору об участии в долевом строи­тельстве или уступка кредитной организацией права требования по договору займа (кредита). Новые правила будут разграничивать последствия заключения соглашения об уступке права требования по обязательствам, возникшим из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, и из договоров, стороны которых не преследуют цели извлечения прибыли.

      Если стороной договора является физическое лицо, первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, когда уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах (п. 4 ст. 382 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

      Для субъектов предпринимательской деятельности устанавливаются особые правила, в соответствии с которыми соглашение об уступке права требования, совершенное без согласия должника или в нарушение запрета, установленного первоначальным договором, не может быть признано недействительным.

      В силу п. 3 ст. 388 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для растор­жения договора, из которого возникло это требование.

      Таким образом, если соглашение об уступке права требования будет заключено в нарушение установленного договором положения, этот факт не сможет служить основанием для признания договора цессии недействительным. Отметим, что это справедливо только в отношении уступки права требования денежного обязательства.

      Пункт 1 ст. 388 ГК РФ Законом № 367-ФЗ также скорректирован. Если сейчас уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, то в новой редакции уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) будет допускаться, только если она не противоречит закону.

      Иными словами, если соглашение об уступке права (требования) по денежному обязательству заключено между цедентом и цессионарием в нарушение договора между кредитором и должником (субъектами предпринимательской деятельности), этот факт не будет влиять на действительность соглашения о цессии.

      Получается, что ограничивать право на уступку прав по договору, заключенному между предпринимателями, будет бессмысленно? Это не совсем так. Новыми правилами установлено, что при заключении соглашения об уступке по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в нарушение ограничения или запрета, установленного договором, кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение ­соглашения. Таким образом, договором между кредитором и должником можно установить ответственность за нарушение правила, и чем выше будет объем ответственности, тем менее выгодным для кредитора станет заключение соглашения об уступке права требования.

      Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ).

      Уступка будущих требований станет реальной только для предпринимателей

      Формулировка статей главы 24 ГК РФ в настоящее время прямо не предусматривает возможность уступки прав, которые возникнут в будущем или из обязательств, которые возникнут в будущем. Поэтому если такая уступка состоялась, она нередко становится предметом судебного спора. Обычно такое соглашение выглядит следующим образом. Между цедентом и цессионарием заключается соглашение об уступке права (требования), в соответствии с которым цедент уступает цессионарию требование, например, по оплате продукции, которая будет им продана в будущем. В силу того что правила уступки будущего права в настоящее время не отражены в главе 24 ГК РФ, возникают споры о признании соглашения об уступке права требования недействительным.

      На сегодняшний день законодательный пробел в отношении возможности уступки будущего права восполняет правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу. Судьи пришли к выводу, что соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбит­ражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — информационное письмо № 120).

      Правда, несмотря на правовую позицию Президиума ВАС РФ, арбитражные суды порой делают вывод о том, что в силу ст. 382, 384 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Исходя из смысла данных норм, уступ­лено может быть только реально существующее (и документально подтвержденное) право требования, и для уступки права требования кредитор должен этим требованием обладать. Несуществующие требования не могут быть предметом цессии. То есть замена кредитора возможна только по обязательству, существующему на момент заключения соглашения об уступке права (требования), и только в отношении прав (требований), возникших к моменту заключения этого соглашения (постановления ФАС Московского округа от 21.04.2010 № КГ-А40/3398-09, Северо-Западного округа от 20.12.2011 по делу № А52-3320/2010).

      Президиум ВАС РФ в свою очередь полагает, что действующее законодательство не только не содержит запрета на оборот будущих прав, а, наоборот, в ряде случаев прямо регламентирует сделки, имеющие предметом исполнения будущее право. Так, например, в силу п. 2 ст. 455 ГК РФ до­говор купли-продажи может быть заключен в отношении товара, который продавец приобретет в будущем. При этом согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. И соглашение об уступке права (требования) по существу является соглашением о купле-продаже будущего права (требования) на оплату, например, поставленной продукции (п. 4 информационного письма № 120). Эта позиция также находит отражение в арбитражной практике (постановление ФАС Московского округа от 07.08.2012 по делу № А40-79343/08-57-605, Определением ВАС РФ от 31.10.2012 № ВАС-13845/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

      Во избежание дальнейших споров новая редакция ГК РФ будет содержать отдельную статью, посвященную уступке будущего требования — ст. 388.1 ГК РФ. В соответствии с ней требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), может быть уступлено, если уступка производится на основании сделки, связанной с осуществлением ее сторонами предпринимательской деятельности.

      При этом будущее требование, в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, должно быть определено в соглашении об уступке способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию.

      Статья 388.1 ГК РФ будет предусматривать и момент перехода права требования. Так, если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

      Частичная цессия допустима, но лишь в отношении денежных требований

      Глава 24 ГК РФ сейчас не содержит и указания на возможность уступки части права требования. Статьей 384 ГК РФ установлено, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуп­лаченные проценты.

      В силу правовой неопределенности при уступке кредитором части права требования связанные с такой уступкой споры приходится решать в суде. Вот довольно типичная ситуация. Продавец в соответствии с договором купли-продажи передает покупателю на согласованных сторонами условиях определенный товар. Однако покупатель переданный ему продавцом товар не оплачивает. Впоследствии продавец (цедент) уступает определенную часть долга (права требования к должнику) на оплату переданных по договору купли-продажи товаров, в остальной части права сохраняются у цедента.

      Правовая позиция Президиума ВАС РФ по данному вопросу следующая: уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству (п. 5 информационного письма № 120).

      Формулировка ст. 384 ГК РФ в редакции Закона № 367-ФЗ должна исключить возможность оспаривания соглашений об уступке части права (требования). Гражданское законодательство будет прямо пре­дусматривать возможность передачи права требования в части. Но это будет справедливо только в отношении денежного обязательства. В силу п. 2 ст. 384 ГК РФ право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмот­рено законом. Таким образом, установить договором запрет на частичную уступку права требования не получится.

      Если же право требования будет основано не на денежном обязательстве, правила несколько иные. Пунктом 3 ст. 384 ГК РФ (в ред. Закона № 367-ФЗ) будет установлено, что если иное не предусмот­рено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части, при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

      Уведомление об уступке любым из кредиторов обязательно для должника

      Из пункта 3 ст. 382 ГК РФ в действующей редакции следует вывод, что должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. При отсутствии такого уведомления кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Однако законом не уточняется, кто именно должен уведомить должника — первоначальный или новый кредитор.

      Зато это уточнение есть в новой редакции ГК РФ. Уведомление должника о переходе права будет иметь для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено (п. 1 ст. 385 ГК РФ в ред. Закона № 367-ФЗ). При этом от того, кто направил уведомление, будут зависеть дальнейшие обязательства должника. Если уведомление направил первоначальный кредитор, должник обязан исполнить обязательство новому кредитору. Если же уведомление направил новый кредитор, должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору. Но эти правила также не являются новостью, именно так и должен действовать должник и в настоящее время исходя из общих положений ст. 385 ГК РФ.

      Отсутствие доказательств уведомления должника о состоявшемся переходе прав требования к другому лицу не освобождает должника от выполнения обязательств, возникших перед первоначальным кредитором, а влечет для нового кредитора риск такого неблагоприятного последствия, как исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (Определение ВАС РФ от 13.02.2013 № ­ВАС-582/13).

      Достаточным доказательством перехода права новому кредитору является предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования) (п. 14 информационного письма № 120).

      Поправки в главу 24 ГК РФ также конкретизируют момент перехода права (требования) к цессионарию. В силу п. 2 ст. 389.1 ГК РФ (в редакции, действующей с 1 июля 2014 г.) требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

      Отметим, что это правило не является новым для применения положений главы 24 ГК РФ. В настоящее время, исходя из общих положений (ст. 153 ГК РФ), к новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права (требования) (п. 11 информационного письма № 120).

      Правила, которые обязан соблюдать цедент

      Нынешняя ст. 390 ГК РФ устанавливает ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования. Эта норма в неизменном виде сохранится и в новой редакции этой статьи.

      Но помимо этой ответственности законодатель устанавливает условия, которые должен соблюдать цедент, а именно:

      ¦ уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

      ¦ цедент правомочен совершать уступку;

      ¦ уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

      ¦ цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

      Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъяв­ляемые к уступке. При их нарушении цедентом цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

      Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2013 по делу № А56-77056/2012

      Договором подряда было преду­смотрено, что стороны не имеют права передавать свои права, обязанности (на основании до­говора цессии либо иным основаниям) и обязательства по этому договору подряда третьим лицам без письменного согласия другой стороны.

      В нарушение этого положения договора кредитор (цедент), выступавший по договору подрядчиком, передал свое право требования оплаты выполненных работ по ­договору третьему лицу (цессионарию).

      Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возможность уступки права требования (цессии) по названному договору допускается исключительно с согласия другой стороны. Доказательств получения подрядчиком-цедентом такого согласия от заказчика-должника в материалах дела не имеется.

      При таких обстоятельствах и руководствуясь ст. 168 ГК РФ, кассационная инстанция посчитала, что апелляционный суд правомерно и обоснованно признал до­говор цессии недействительным.

      Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

      Новеллы: как меняется регулирование цессии

      Было Станет с 1 июня 2018 года
      Если уступка запрещена договором – сделку по уступке можно признать недействительной по иску должника лишь в том случае, если другая сторона знала или должна была знать о запрете (ч. 2 ст. 382 ГК). Это ограничение будет действовать только в отношении уступки неденежных исполнений (ч. 4 ст. 388 ГК).
      Дополнено действующее правило о том, когда должник может выдвигать против нового кредитора возражения, основания которых возникли ранее (ст. 386 ГК). Теперь должник обязан сообщить новому кредитору о возражениях «в разумный срок» после того, как получит уведомление об уступке. Иначе потеряет право на возражения.
      В договоре разрешат освободить цедента от ответственности за недействительность переданного требования. Это возможно при условии, если соглашение связано с предпринимательской деятельностью, а цедент не знал, не мог знать или предупредил контрагента об этих рисках (ч. 1 ст. 390 ГК).

      Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

      Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

      Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

      Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

      Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

      Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

      Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

      В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

      Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

      Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

      Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

      Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

      Злоупотребления с договорами цессии

    • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
    • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
    • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
    • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
    • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).
    • Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

      Уведомление должника об уступке права требования — образец

      Образец уведомления об уступке права требования должен содержать два элемента, без которых такой документ не будет признан надлежащим. Об этих элементах и о том, чем грозит невключение их в текст, расскажем подробнее.

      Понятие и порядок совершения цессии

      Цессия — это уступка кредитором третьему лицу требования к должнику (ст. 388 ГК). Верховный суд пояснил, что такая сделка может осуществляться в силу предусмотренного законодательством типа договора, смешанного соглашения или сделки, не описанной в правовых актах. Например, цессия может проводиться в рамках соглашения о дарении, продажи имущественного права и т. д. (постановление Пленума ВС от 21.12.2017 № 54).

      Уступка требования осуществляется в следующем порядке:

      1. Между кредитором (цедентом) и третьим лицом (цессионарием) заключается соглашение о цессии. Права кредитора переходят к контрагенту либо в момент заключения такого договора, либо в иной срок — если он установлен договором.
      2. Цедент или цессионарий направляет должнику уведомление о цессии.

      Уведомление о переуступке права требования — образец

      Унифицированной формы уведомления не существует, однако, исходя из ст. 385 ГК, такой документ должен содержать информацию, однозначно определяющую цессионария как нового кредитора, а также очерчивать границы перешедших к нему прав.

      Необходимо внимательно подходить к формулированию положений уведомления. Надлежащими признаются, например, уведомления в форме товарной накладной с указанием на совершенную цессию (постановление ФАС Московского округа от 21.10.2009 № КГ-А40/10714-09), счет-фактура с таким же указанием (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.11.2010 по делу № А43-44139/2009).

      Не считается надлежащим уведомлением, к примеру:

    • сообщение о заключении договора, по которому при наступлении определенных обстоятельств может быть произведена цессия (п. 21 постановления Пленума ВС № 54);
    • уведомление, содержащее просьбу перечислить в целях исполнения договора денежные средства на счет третьего лица (постановление ФАС Московского округа от 20.09.2010 № КА-А40/9352-10).
    • Если указанные данные не соответствуют требованию об однозначной идентификации нового кредитора и определении объема его прав или использована ненадлежащая форма уведомления, то должник вправе либо приостановить исполнение и затребовать от цедента подтверждения произошедшей цессии, либо исполнить обязательство первоначальному кредитору.

      Чтобы избежать этих последствий, рекомендуем воспользоваться образцом уведомления должника об уступке права требования.

      Итоги

      Таким образом, единого бланка уведомления об уступке требования не существует, поэтому стороны должны самостоятельно составить такой документ (либо воспользоваться приведенным образцом уведомления о цессии). Составленный документ должен однозначно указывать на нового кредитора, а также определять его правомочия.

      Уведомление должника о цессии

      Статьи по теме

      Цессионарий рискует не получить оплаты, если не уведомить должника о передаче права требования. Также нужно учитывать, что уведомление о цессии – это не требование об исполнении должником обязательства.

      Внимание! Вы находитесь на профессиональном сайте со специализированным юридическим контентом. Для чтения статьи может потребоваться регистрация.

      Риски нового кредитора

      Если не уведомить должника в письменной форме о переходе прав кредитора (цедента) к другому лицу (цессионарию), все риски неблагоприятных последствий этого будет нести новый кредитор. Должник может исполнить обязательство первоначальному кредитору до получения уведомления о переходе права требования и его обязательство прекратится (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

      Закон защищает интересы должника, запрещая новому кредитору предъявлять к нему повторное требование, если должник исполнил обязательство прежнему кредитору, не получив сведений о цессии. Бремя ответственности нельзя перераспределить на должника. Эта правовая позиция нашла отражение в судебной практике (постановления АС Московского округа от 25.06.15 № Ф05-6573/2015 по делу № А41-65256/14, от 13.10.15 № Ф05-11617/2015 по делу № А40-167651/14, определение ВАС РФ от 14.09.12 № ВАС-12035/12 по делу № А07-15270/2011).

      Если должник исполнит обязательство прежнему кредитору, последний обязан будет передать новому кредитору неосновательное обогащение (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики…»). В этой ситуации риск нового кредитора состоит в том, что цедент может оказаться неплатежеспособным и, возможно, ему придется вставать в реестр кредиторов в деле о банкротстве цедента.

      Кроме того, исполнение обязательства прежнему кредитору прекратит не только само обязательство должника, но и его обеспечение (например, поручительство). В итоге новый кредитор, который рассчитывал, к примеру, получить исполнение от должника или от поручителя, будет вынужден требовать неосновательное обогащение только от цедента.

      Это следует из пункта 1 статьи 384 ГК РФ, который устанавливает, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

      42 полезных документа для юриста компании

      Уведомление должника о цессии

      Закон не устанавливает, кто именно – цедент или цессионарий – должен уведомить должника об уступке права требования. Судебная практика это также не разъясняет. Поэтому целесообразно определить обязанную сторону в самом договоре цессии.

      Так можно возложить обязанность по уведомлению должника на прежнего кредитора (цедента) и предусмотреть ответственность за это, например, в виде штрафа.

      Прежнему кредитору достаточно направить должнику уведомление о цессии.

      Если же уведомление направляет новый кредитор, то ему нужно дополнительно предоставить должнику доказательство перехода прав требования. Например, копию договора цессии. В противном случае должник будет вправе не исполнять ему обязательство (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

      Чтобы снизить риски цессионария, можно поставить исполнение им своего обязательства по оплате уступленного права в зависимость от предоставления цедентом доказательств уведомления должника. Статья 327.1 ГК РФ «Обусловленное исполнение обязательств» позволяет обусловить исполнение обязанностей совершением другой стороной определенных действий, предусмотренных договором.

      Исполнение обязательства цессионарию

      Уведомление о цессии нельзя расценивать как требование об исполнении обязательства. Это особенно важно учитывать, когда срок исполнения обязательств должника не определен. В таком случае должник обязан исполнить его в течение семи дней со дня предъявления требования кредитором (п. 2 ст. 314 ГК РФ). Уведомление о цессии, полученное должником, не приравнивается к требованию об исполнении обязательства. У должника не возникнет обязанности исполнить обязательство в течение семи дней. Новому кредитору нужно отдельно предъявить должнику требование об исполнении обязательства, чтобы оно стало «созревшим». Просрочка должника начнется через семь дней после получения им требования. Это подтверждает судебная практика. Чтобы уведомление можно было считать требованием об исполнении обязательства, нужно прямо указать на это в тексте уведомления.

      Неизвещение должника

      Неизвещение должника не может стать основанием для признания договора цессии недействительным. Пункт 3 статьи 382 ГК РФ предусматривает иное последствие неизвещения должника. Это подтверждает судебная практика (постановления АС Восточно-Сибирского округа от 10.09.15 № Ф02-3872/2015 по делу № А10-1663/2014, АС Поволжского округа от 15.12.15 № Ф06-3939/2015 по делу № А55-513/2015).

      Уведомление должника не является условием, необходимым для того, чтобы цессия состоялась. Право (требование) первоначального кредитора переходит к новому кредитору независимо от того, был ли должник уведомлен о переходе или нет.

      Суды придерживаются единого мнения, что под негативными последствиями неизвещения законодатель понимает исполнение должником обязательства первоначальному кредитору, но не недействительность цессии (постановление АС Поволжского округа от 15.12.15 № Ф06-3939/2015 по делу № А55-513/2015).

      Так, например, суд указал, что «ссылка подателя жалобы на пороки уведомления должника о состоявшемся переходе права требования к новому кредитору является несостоятельной, так как указанные обстоятельства не освобождают должника от выполнения обязательств, возникших перед первоначальным кредитором, а лишь могут повлечь для нового кредитора риск такого неблагоприятного последствия, как исполнение должником обязательства первоначальному кредитору» (постановление АС Уральского округа от 08.12.14 № Ф09-8250/14 по делу № А60-39365/2010).

      Смотрите так же:  Срок прописки после выписки штраф

    Оставьте комментарий