Требования к ворам в законе

Стиль

Тренды

Кто ты по масти: выбран новый вор «в законе»

Как становятся «законниками»

В Москве выбран новый глава преступного мира — лидера воров «в законе». Законы мира воров существенно отличаются от общепринятых, а обычаи криминальной сферы остаются загадкой для всех непосвященных из-за того, что за нарушение статуса о секретности карается изощренной смертной казнью. «Газета.Ru» рассказывает о том, как выбирают «короля воров».

19 августа в ресторане в московских Лужниках состоялась встреча представителей влиятельных воровских кланов России. Как передает Росбалт, воры «в законе» выбрали своего лидера — необходимость в новом боссе появилась после известия о продолжительном тюремном сроке, который получил в конце марта бывший «вор №1» Захарий Калашов, более известный как Шакро Молодой. Новым лидером преступного мира было решено назначить Олега Шишканова или «Шишкана», который будет отвечать за «всемирный общак» и распределять из него средства.

Коронация

Подробности церемонии «коронации» вора в законе известны очень ограниченному кругу лиц, как и большая часть ритуалов криминального мира. Тем не менее, как и в любой достаточно развитой сфере деятельности, в порядке приема в воры «в законе» существует утвержденный порядок действий и обычаи, которые нужно хранить — и они как раз известны.

Общая информация все же позволяет представить картину событий: желающий получить статус «законника» член синдиката обязан отвечать довольно большому количеству строгих требований. Во-первых, кандидат должен заниматься видом деятельности, который требует особых умений, вроде домушников или тех, кто вскрывает сейфы, их называют «медвежатниками». Во-вторых,

обязательно наличие двух или более судимостей, при этом у будущего вора «в законе» не должно быть никаких контактов с представителями власти и, как ни странно, карточных долгов.

Особое значение имеет образ жизни «по понятиям». Кроме того, вор «в законе» не имеет права быть гомосексуалом.

После того, как кандидат подтверждает соответствие требованиям, по всем тюрьмам и другим местам обитания его коллег по «масти», то есть по специализации, рассылаются записки, в которых указаны намерения индивида подняться вверх по социальной лестнице.

В случае, если один из адресатов выступает против назначения вора «законником», он должен представить доказательства и сведения, согласно которым кандидат нарушал законы братвы. При этом, в отличие от преступлений против законов государства, у этого проступка не может быть срока годности.

Если конфликтов не осталось, назначается собрание — сходка, на которой должны присутствовать два вора «в законе», которые в дальнейшем будут выступать на церемонии на правах поручителей новичка.

Предпочтительным местом для торжественного мероприятия считается тюрьма, но в случае, если все действующие лица на данный момент находятся на свободе, принято совмещать «коронацию» со свадьбой или празднованием большого праздника. Ритуал предполагает оголение торса и ступней будущего «законника» — это делается для того, чтобы ответственный за проведение обряда вор мог изучить все татуировки, которыми обладает кандидат.

Кожа любого вора представляет собой его своеобразную краткую биографическую справку, в которую иногда вносят неприятные моменты жизни, вроде измены братве.

Далее соискатель на новую должность произносит клятву, в которой присягает своему клану и обещает придерживаться всех традиций и обычаев братанов. После присяги произносят нечто похожее на свадебный ритуал священника: «если кто-то против, то пусть скажет сейчас» и так далее.

После завершения действия уже состоявшемуся вору в законе наносят новые татуировки. Известны три «наколки», по которым можно узнать законника: две звезды под ключицами символизируют авторитет, две звезды на коленях «бьют» в знак того, что носящий татуировку никогда не склонится перед законом, а пронзенное кинжалом сердце буквально означает «смерть за измену».

Обязанности

Такое понятие как «вор в законе» появилось во время репрессий и голода в СССР 30-е годы XX века, и существует оно до сих пор исключительно на постсоветском пространстве. Часто вор «в законе» не совершает преступлений самостоятельно, а только следит за ходом проведения операций. Следовательно, на территории РФ законника не могут посадить в тюрьму только за то, что он является криминальным авторитетом, потому что обвинению необходимы доказательства его вины.

Ошибочно предполагать, что у вора «в законе» нет никаких обязательств или ограничений. У вора, который придерживается всех традиций клана, не может быть жены или постоянной партнерши, а также предметов роскоши и предметов большой материальной ценности.

Впрочем, большинство воров отошли от канона в 90-е годы, когда им было позволено практически все — связи в силовых структурах гарантировали многим практически полную неприкосновенность.

Уйти на пенсию по собственной инициативе возможно только по причине тяжелого состояния здоровья, которое проверяли как сторонние врачи, так и эксперты на отдельно организованной сходке.

Криминальная Россия: как стать вором в законе

Недавняя смерть одного из лидеров криминального мира «вора в законе» Япончика всколыхнула российское общество. СМИ наперебой заговорили о грядущей гангстерской войне. Правоохранительные органы в очередной раз не смогли раскрыть резонансное преступление, а президент внёс предложение ужесточить наказание для глав преступных сообществ. Чего теперь ждать?

Откуда они взялись?

«Хотя уголовные традиции на Руси уходят корнями в Средние века, такое явление, как «воры в законе», появилось в нашей стране в 30-е гг. прошлого века, — рассказывает депутат Госдумы, генерал милиции в отставке Александр Гуров. — Большевики отменили в отношении уголовников смертную казнь, а самым строгим видом наказания для них сделали 5 лет лишения свободы. Причём за кражу, если подсудимый оказывался безработным, малоимущим и сиротой без родственников, назначали минимальный срок в один год. Вскоре в местах лишения свободы скопилось огромное количество воров. Из этой массы выделилась особая категория, называвшая себя «ворами в законе». Большая часть которых — около 80% — на самом деле принадлежала к считавшейся ранее «низшей касте» — карманникам, а остальные вообще были похитителями белья по чердакам. От прочих заключённых их отличало наличие большого опыта пребывания в лагерях и тюрьмах. Таким образом, власть невольно дала толчок созданию нового кодекса криминального поведения — воровского закона. Всего «законников» в те годы насчитывалось около 3 тысяч».

По словам Александра Гурова, миф о бессмертности и непрерываемой преемственности традиции российских «воров в законе» на самом деле не выдерживает критики. В 50-х гг. XX века государство начало целенаправленную борьбу с этим явлением и быстро практически полностью его ликвидировало. Для «воров в законе» в Пермском крае был создан специальный лагерь, куда помещали заключённых строго этой категории и вынуждали — голодом, карцерами и угрозой отправки на Крайний Север — отказываться от своего статуса. И после нескольких бунтов и недолгого сопротивления многие «законники» начали давать подписки об отречении от «короны». И к 60-м гг. «воры в законе» как категория перестали существовать.

«Корона» как бренд

«К 80-му году уже существовало разделение территории Советского Союза на зоны влияния, — вспоминает Гуров. — Вернувшиеся из небытия «законники» начали восстанавливать свои позиции в преступной среде и взаимодействовать с другими криминальными профессиями. В то время появились организованные преступные группировки, в которые входили бандиты, занимавшиеся рэкетом. Одной из них верховодил лидер по прозвищу Монгол. Есть сведения, что на него работал молодой Слава Иваньков — Япончик. Именно эта банда первой в Союзе начала применять в качестве «детектора лжи» раскалённый утюг. Сейчас многие СМИ и «знающие» адвокаты утверждают, будто Япончик получил свою кличку за то, что достиг серьёзных результатов в занятиях восточными единоборствами. На самом деле так его стали называть за небольшой рост и раскосые глаза. По той же причине своё прозвище получил и Тайванчик-Тохтахунов, который, кстати, год сидел по статье «бродяжничество».

В 80-е гг. в стране появились так называемые цеховики — подпольные производители дефицитных товаров. И сразу же к ним начали проявлять интерес представители криминала, начавшие контролировать теневой бизнес, приносивший баснословные доходы. И тогда разбогатевшие уголовники начали приобретать «корону» как символ лидерства за деньги. На смену заработанному в лагерях рангу «вора в законе» пришёл одноимённый бренд. В 1991 г. на учёте в советской милиции находилось около 800 «законников». К перестройке институт «воров в законе» подошёл уже в новом качестве. От старых традиций остались в основном название и пафос.

«Авторитеты» на тусовке

Имена сегодняшних лидеров преступного мира хорошо известны широкой публике. За коллизиями жизни япончиков, тайванчиков и дедов хасанов миллионы людей следят так же внимательно, как за судьбами героев любимых телесериалов. «Сегодня на территории России активно действует примерно одна тысяча воров в законе, — полагает Гуров. — Всего существует три основные ветви: неопределившиеся воры различных национальностей, славянская группировка и доминирующее среди прочих сванское сообщество, в которое входят граждане Грузии, высланные из страны по приказу руководителей этого государства». Российская милиция регулярно накрывает многочисленные сходки, задерживая десятки криминальных авторитетов. Однако спустя несколько дней подавляющее большинство из них выходит на свободу.

«Все понимают, что, если перед правоохранительными органами стоит задача посадить человека, — его посадят, — рассказывает член Совета Федерации, генерал милиции в отставке Асламбек Аслаханов. — Найдут при обыске несколько патронов или наркотики. И никто из правозащитников не заступится за лидера криминала просто потому, что вор должен сидеть в тюрьме. Однако многие криминальные авторитеты, которым приписывают весьма серьёзные злодеяния и называют лидерами преступных групп, не только остаются на свободе, но и систематически появляются на светских тусовках. Могу предположить несколько причин: или такой человек выполняет определённую функцию, к примеру, сдерживает на своём участке отморозков, или он участвует в совместном коррупционном бизнесе с представителями власти, или помогает правоохранительным органам информацией. Некоторые воры пользуются покровительством милиционеров и при их помощи борются с конкурентами. Однако, по моему мнению, основная проблема организованной преступности в России сегодня не в «ворах в законе» и криминальных лидерах. Это лишь вершина айсберга. Главная беда — в проворовавшихся чиновниках и нечистоплотных работниках силовых ведомств. Бандитов они используют в своих целях — для устрашения коммерсантов или в силовых акциях по «отжиманию» заводов, земель и других объектов. По-настоящему крупные преступления, вроде рейдерских захватов, совершаются «белыми воротничками» — экономистами, юристами и нотариусами, оформляющими бумаги».

Специалисты утверждают, что сегодня организованная преступность уходит из мегаполисов в регионы. Это вызвано перераспределением финансовых потоков по стране. К примеру, как только у администрации какого-либо города или области появляются коррупционные доходы, тут же рядом возникают криминальные авторитеты, вымогающие эти средства.

«В прессе появилась информация, что Дед Хасан (Аслан Усоян, 1934-го, по другим данным — 1937 года рождения. Считается одним из первых кавказских «законников», переехавших в столицу, получил несколько сроков за хранение наркотиков и оружия. Усояна называют «смотрящим» над Югом России» и держателем всероссийского общака. — Прим. авт.) поссорился с Таро (Тариэл Ониани, 1958 года рождения. Глава клана кутаисских воров. — Прим. авт.) из-за доходов от постройки олимпийских объектов в Сочи, — рассказал нам сотрудник ныне расформированного Департамента по борьбе с оргпреступностью и терроризмом МВД РФ Денис В. — Тогда многие люди задались вопросом: как воры получили доступ к бюджетным деньгам? На самом деле всё очень просто: «авторитеты» делили процент, который получали и планировали получить от коррупционеров, присваивающих выделенные средства. В некоторых российских регионах ситуация ещё страшнее — криминал настолько сросся с властью, что ставит на руководящие должности своих людей. Главы преступных сообществ, контролировавшие ранее большинство видов бизнеса, начали вкладывать полученные средства в дело и таким образом со временем сами стали легальными компаньонами. Подобная ситуация наблюдается в алюминиевой промышленности, ещё недавно находившейся в сфере влияния измайловского ОПС, спиртовом бизнесе на юге страны, контролировавшемся через родственников Дедом Хасаном, нефтепереработке, где «смотрящим» был Шакро-молодой (Захарий Калашев, задержан полицией Испании. — Прим. ред.). Таким образом, члены ОПС, ранее делившие страну на зоны влияния, в последнее время переходят на передел по сферам бизнеса и стараются легализоваться».

Убирать по звену

Возможно, эффективно бороться с лидерами криминального мира поможет ужесточение законодательства. «210-я статья УК РФ («Организация преступного сообщества») до последнего времени практически не позволяла привлечь к ответственности лидеров ОПС, — объяснил нам депутат Александр Гуров. — Максимум — мы могли выбить промежуточные звенья, но криминалитет быстро восстанавливал такую брешь. Предложенные Президентом России Дмитрием Медведевым изменения должны дать возможность наказать высших криминальных иерархов и лиц, координирующих противозаконную деятельность. В этом документе есть серьёзные нововведения, в том числе и с точки зрения формулировок. Однако, на мой взгляд, этого не стоит бояться». Хорошо бы ещё, чтобы неотвратимость наказания почувствовали на себе и проворовавшиеся чиновники, создающие «питательную среду» для криминала, а также коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, покрывающие и использующие криминальных «авторитетов».

Кодекс «вора в законе»

Согласно своду правил «вор в законе» обязан жить только преступным промыслом, не пятная себя работой, не вступать ни в какие отношения с официальной властью, не заводить семью, вербовать новых «пацанов» — молодых воров, отдававших в общак значительную часть своей добычи, и т. д. О получении титула свидетельствует наличие наколок (татуировок), которые могут наносить только «законники». К примеру, «Не забуду мать родную», многими принимаемая за романтичную память о семье, на самом деле означает верность «матери» — воровской среде. Короновать человека может лишь сходка «законников».

Претендент должен отбыть в местах лишения свободы несколько сроков, иметь авторитет среди уголовников и рекомендации нескольких лиц, уже имевших статус «вора в законе». Получив «корону», вор становится хранителем общака и получает право судейства в спорах между уголовниками.

Требования к ворам в законе

Коронование преступника вором в законе — это признание его высшим авторитетом криминального мира. Однако этот статус вместе с властью и влиянием накладывает на человека и ответственность. Лишиться этого статуса порой достаточно легко, и это происходило много раз.

Воровской кодекс чести

В начале XX века в России складывается очень четкая сословная система криминального мира. Взрослые воры обучают молодых, прямо как средневековые ремесленники обучали подмастерьев, воры четко делятся на профессиональные подсословия, или касты. И все они живут по некоему единому своду правил — воровскому закону, который позже будет назван «Воровской Идеей». Но естественно, этот неписанный свод правил постоянно эволюционировал и изменялся.

Как отмечала кандидат юридических наук Г.В. Курбатова, самым древним и сохранившимся по сей день правилам этого закона был запрет для вора работать. Этим табу воровская каста четко отделяла себя от обычных людей. Вор должен жить криминалом, а если у него есть еще какие-то источники благосостояния, если он воруют от возможности к возможности, то он не имеет права считаться вором. Естественно, воры в законе как элита воровского мира должны следовать этому правилу неукоснительно.

Смотрите так же:  Возврат радар детектора

Многие законники, например, Япончик, числились сотрудниками тех или иных заведений для того, чтобы не вызывать подозрений — это воровской закон допускал. Но реально отработать там хотя бы один день для них было совершенно недопустимо. Так же обстояли дела и в местах заключения: вор в законе, как и другие блатные, обязаны были игнорировать все требования начальства работать. В противном случае они рисковали потерять свой статус.

Список запретов для воров в законе продолжает юрист М.С. Ефимкин. По его мнению, в первые годы советской власти т.н. жиаганам — прототипам воров в законе:

— запрещалось работать или принимать участие в работе на благо общества;

— запрещалось иметь официальную семью; запрещалось принимать участие в военных действиях, получать оружие от государства;

— запрещалось сотрудничать с властями в качестве свидетеля или жертвы;

— обязывалось вносить деньги в общак («воровская касса», «котел»; на уголовном жаргоне фонд взаимопомощи в среде преступного сообщества).

По его мнению, это было нужно для того, чтобы не просто выделить себя как отдельную касту, но и противопоставить себя обществу, отсюда запрет, например, на обычную семью.

Развитие «воровской идеи» в позднем СССР

Со временем статус вора в законе начинал обрастать все большим количеством правил. По словам юриста и экономиста Ю.В. Латова, после войны ворам в законе стало запрещено иметь вообще какой бы то ни было контакт с властями. Например, вор в законе терял статус, если служил в армии. Интересно, что многие авторы отмечают, что вором в законе нельзя стать, не отсидев. Это связано с тем, что российская система организованной преступности появилась именно в тюрьме, что на самом деле довольно необычно. Например, итальянская или американская мафии наоборот формировались на воле.

Более структурированными стали и правила по преступной деятельности, которой мог заниматься вор в законе. Так, например, на зоне человек с таким статусом был обязан брать на себя роль лидера и руководить другими заключенными. А с послевоенного времени на воле он имел право только руководить воровскими операциями — исполнителем такой солидный человек быть не мог. Это весьма примечательно, так как по мнению многих авторов, воры в законе в начале XX века рекрутировались из прослойки преступников, занимавшихся сложными ограблениями — например, квартирными кражами. Но к концу советской эпохи воры в законе больше напоминали донов итальянской мафии, чем былых ловких «медвежатников».

Это связано в первую очередь с появлением в 1960-е годы в Советском Союзе обширной сферы теневого бизнеса — так называемых «цеховиков», «стрижка» которых, то есть сбор дани, стала основным занятием криминальной элиты. С не такими уж большими изменениями после развала Советского Союза эта «стрижка» превратилась в рэкет и крышевание. Криминальный мир Советского Союза вкусил капитализм гораздо раньше, чем обычные граждане.

Также в позднем СССР выработались более строгие правила корпоративной солидарности: вор в законе не имел права даже замахнуться на другого вора в законе. В 1990-е годы во время криминальных войн это правило будет много раз нарушено, но при советской власти воры в законе были способны мирно разделить сферы влияния.

Крах системы и ее восстановление

Но когда Советский Союз распался, статус воров в законе как криминальной элиты очень сильно пошатнулся. Во-первых, воров в законе стали короновать тысячами. Когда элиты слишком много, она перестает быть элитой. Во-вторых, появились новые криминальные группы, никак не связанные с советской воровской элитой, но не менее ловкие и опасные. Эти новые преступники мыслили исключительно утилитарно, и плевали на сложившиеся традиции, воспринимая воров в законе как очередных конкурентов.

Но, как ни странно, воровские традиции пережили «лихие 90-е», и вновь возродились при Путине. Новый, оторванный от советской традиции криминалитет почему-то осознал, что ему выгоднее эту традицию принять. Поэтому к 2010-м годам статус воров в законе в российском криминале вновь был восстановлен. Сегодня их количество не превышает нескольких сотен, и они пользуются реальным авторитетом.

Возможно, отчасти это связано с жесткими репрессиями на криминальную элиту, которые в середине нулевых инициировал в Грузии Михаил Саакашвили. В 2005 году в Грузии был принят закон, очень сильно усложнивший жизнь ворам в законе, многие из которых грузины. Согласно этому закону, на 7-10 лет можно было сесть лишь за идентификацию себя с воровским миром и воровскими законами. Это был сильнейший удар по криминальной элите, многим представителям которой пришлось покинуть Грузию и вернуться в Россию, а вместе с собой и прихватить «Воровскую Идею».

В России появился закон против воров в законе. В Грузии такой есть уже 15 лет, и он работает

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Президент России Владимир Путин подписал закон, ужесточающий наказание для криминальных авторитетов — «воров в законе». Он вводит новую статью за лидерство в преступной иерархии и устанавливает ответственность за участие в собраниях преступных сообществ.

Уголовный кодекс России дополняется новой статьей — «Занятие высшего положения в преступной иерархии». За это предусматривается наказание в виде лишения свободы сроком от 8 до 15 лет с возможным штрафом до 5 млн рублей.

За создание или руководство преступным сообществом, а также за участие в собраниях преступных сообществ будет грозит до 20 лет, а если «вор в законе». Законопроект с поправками в УК в феврале внес сам Путин.

Лидеры преступных сообществ руководят преступными действиями и в связи с этим представляют наибольшую общественную опасность, но благодаря своему положению в преступной иерархии, как правило, уходят от уголовной ответственности, говорилось в пояснительной записке.

Во время обсуждения законопроекта в Госдуме полпред президента Гарри Минх обращал внимание на частичную схожесть документа с законодательством в Грузии, где власти объявили непримиримую войну «воровскому миру» после «революции роз» 2003 года.

«Все наши воры теперь у вас либо в Европе», — говорил в 2010 году в интервью российской версии журнала Forbes Вано Мерабишвили. Тогда он возглавлял МВД Грузии, реформы в котором были поводом для гордости прежних властей.

После смены власти в стране ему были предъявлены обвинения сразу по нескольким делам о коррупции и злоупотреблении властью и он был отправлен за решетку. Мерабишвили — один из самых влиятельных в прошлом министров — для нынешних властей стал символом системных нарушений прав человека во время президентства Михаила Саакашвили.

Но для сторонников прежней власти, которая перешла в оппозицию в 2012 году, он по сей день — непримиримый борец с преступным миром, сыгравший значительную роль в превращении коррумпированной страны в стабильное и безопасное государство.

Споры вокруг наследия Саакашвили и его правительства, выбравших жесткие методы борьбы с преступным миром, не утихают в Грузии и сегодня, почти семь лет спустя после смены власти.

Но в борьбе с «воровским миром» новые власти не только не отменяют, но даже ужесточают законодательство, называя борьбу с организованной преступностью одним из важнейших приоритетов.

Воры вне закона

В 1990-х и начале 2000-х в Грузии было несколько неписаных, но общеизвестных правил. Никогда не носить рюкзак на спине в общественном транспорте или подземных переходах. Его, как и сумку, нужно нести спереди, придерживая руками от карманников. Из автомобиля, если вы оставляете его у подъезда на ночь, всегда вынимать аккумулятор, чтобы не украли.

Криминальный мир не ограничивался мелкими преступлениями — он опутывал государственную систему, проникая и в правоохранительные органы. В то, что борьба с преступностью может быть успешной в Грузии, которая прославилась своими «ворами в законе», многие не верили.

Но постреволюционное правительство приступило к борьбе с криминалом решительно, жестко и демонстративно.

«Воры в законе» были уже не только криминальной, но политической и социальной проблемой, — вспоминает старший эксперт центра Рондели Шота Утиашвили, который до смены власти в Грузии в 2012 году возглавлял информационно-аналитический департамент МВД Грузии. — Полиция и «воры в законе» работали вместе, и на рэкет, и на контрабанду наркотиков. Надо было от этого зла избавиться».

В первую очередь нужно было решить проблему коррупции в полиции и очистить правоохранительные органы от тех, кто сотрудничал с организованной преступностью, говорит Утиашвили. В те годы в результате так называемой оптимизации правоохранительной системы несколько ведомств были объединены под общую крышу МВД, в том числе и министерство госбезопасности. Были проведены реформы в пограничной и криминальной полиции, а бывших «гаишников» на улицах сменили подтянутые сотрудники патрульной полиции.

Потом начались изменения и в законодательстве. Был принят закон об организованной преступности и рэкете, согласно которому имущество, добытое путем рэкета и иной организованной преступной деятельности, подлежит изъятию и передается законному собственнику. Если установить такого собственника не представляется возможным — государству.

За членство в воровском сообществе, согласно дополнению в Уголовный кодекс от 2005 года, предусматривается тюремный срок от трех до восьми лет. «Воры в законе» — такой термин, обозначающий лидеров воровского сообщества, появился в законодательстве Грузии впервые — отправлялись за решетку на срок от пяти до 10 лет.

По словам Утиашвили, эти законы многое заимствовали из итальянского антимафиозного закона, а также из американского закона RICO (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act), который освобождает от ответственности в случае показаний против вышестоящего в преступной иерархии лица.

«Дело в том, что как итальянские мафиози, так и наши воры лично не совершают каких-то преступлений. Они редко сами воруют, убивают или вымогают деньги. Для этого есть более низко стоящие люди в иерархии. Кроме того, есть законы омерта («кодекс молчания» мафии), которые и там и здесь запрещают давать показания против начальника, это карается смертью. Поэтому обычно эти воры и главные мафиози выходили сухими из воды. Их приходилось арестовывать за хранение оружия или наркотиков», — говорит он.

После принятия изменений в законодательстве их стали арестовывать. «Быть вором — это значит участвовать в криминальных разборках. Если ты в разборках не участвуешь, и доказательства этому нет, ты сам себя можешь кем хочешь называть, но из-за этого тебя никто задерживать не будет. Но, если есть доказательство, что ты вор и являешься членом криминальных иерархий, даже если сам никого не убивал и не грабил, за это тебя можно посадить», — говорит Утиашвили.

Третья часть реформы была проведена в тюрьмах, где раньше «воры в законе» чувствовали себя почти так же комфортно, как на свободе. Теперь же их стали содержать всех вместе, а не с другими осужденными, ограничивая их связь с окружающим миром, говорит Утиашвили.

«Баланс сил изменился»

С 2006 по 2010 год 180 членов воровского мира были задержаны и осуждены, а у представителей мафии и коррумпированных чиновников было конфисковано имущество на сумму в 1 млрд долларов, говорится в хрониках антикоррупционных реформ Грузии Всемирного банка. За тот же период число зарегистрированных преступлений сократилось вдвое, на 80% сократилось количество вооруженных ограблений.

Влияние и авторитет «воров в законе» стал падать как в тюрьмах, так и по всей Грузии. Если раньше роскошные автомобили и особняки делали криминальных лидеров примером для подражания для многих молодых людей, то теперь в изъятых у воров домах стали открываться полицейские участки.

«После конфискаций на автомобилях, которые принадлежали ворам, стали ездить полицейские. И всем стало понятно, что баланс сил изменился — вор не авторитет, он не защитит ни от полиции, ни на улице и нет никакой пользы в том, чтобы оставаться другом «вора в законе», — говорит Утиашвили.

Профессор уголовного права и криминологии Георгий Глонти, однако, называет изменения в законодательстве и развернутую кампанию популистским ходом Саакашвили.

«Он начинал свою карьеру борьбой с коррупцией, а потом переключился на «воров в законе». Потому что реально в тот период было 10-15 «воров в законе», которые использовали Грузию как место для спокойной жизни. Они здесь покупали дома и собирались пенсионерами уйти на заслуженный отдых», — говорит он.

По мнению Глонти, в применении нового законодательства были серьезные перегибы, как и в объявленной Саакашвили «нулевой толерантности» к криминалу, которая привела к переполненным грузинским тюрьмам. Согласно докладу грузинского Фонда открытого общества, число заключенных с 2003 по 2010 год увеличилось на 300%. Грузия в 2010 году занимала пятое место в мире и первое в Восточной Европе, не считая России, по числу заключенных на 100 тысяч человек.

Борьба продолжается?

Представители нынешней правящей партии Грузии называют эпоху Саакашвили «девять лет кровавого режима» и говорят о системных нарушениях прав человека, пытках заключенных и политизации грузинской полиции в те годы.

После смены власти была проведена масштабная амнистия, в результате которой на свободе оказались около половины заключенных. Тогда среди освобожденных оказались и «воры в законе», которые отбывали наказание не только за свой криминальный статус, но и за наркопреступления. Им дали сутки на то, чтобы покинуть Грузию.

Оказавшиеся в оппозиции представители прежних властей и их сторонники с самого начала обвиняли власти в лояльности и даже сотрудничестве с криминалом, а также росте преступности в стране. При этом официальная статистика МВД вызывала недоверие. Согласно Институту развития свободы информации (IDFI), министерство публиковало свои данные несвоевременно и не в полном объеме. Иногда отчеты и вовсе противоречили друг другу, утверждается в докладе.

С 2018 года МВД ежемесячно публикует данные о зарегистрированных преступлениях. Так, в прошлом году число зарегистрированных преступлений выросло на 54% по сравнению с 2017 годом. На 128% было больше попыток убийства, на 150% — доведения до самоубийства. На 86% больше скраж.

В ведомстве рост преступлений связывают с улучшением учета, а также ростом доверия к полиции, и, соответственно, обращений к правоохранительным органам. К примеру, в случае домашнего насилия рост составил 122%, отмечает МВД.

Введены новые составы преступлений для криминальных авторитетов и их сообщников, отмечают в ведомстве: к примеру, за участие в воровских собраниях теперь грозит лишение свободы от семи до 10 лет (по новому российскому закону — от 12 до 20 лет), стала нелегальной поддержка деятельности воровского мира, а также обращение к члену воровского сообщества или «вору в законе».

За участие в воровском сообществе можно получить от семи до 10 лет тюрьмы (в России столько же), а «воры в законе получают от девяти до 15» (от восьми до 15 в России, согласно подписанному Путиным закону).

Всего в 2018 году, по данным МВД , было задержано четыре «вора в законе» и 52 члена воровского мира, что в четыре раза больше, чем год назад.

Смотрите так же:  Возврат государственной пошлины за загранпаспорт

Несмотря на изначальные опасения того, что «воры в законе» вернутся в Грузию после смены власти, этого не произошло, и новые власти, по-видимому, продолжают борьбу своих предшественников в этом направлении, говорит профессор Королевского колледжа Лондона Александр Купатадзе, который исследовал борьбу с организованной преступностью в Грузии.

При этом, согласно исследованию, проведенному им в 2015 году, 21% опрошенных в Грузии заявили, что «воры в законе» играли позитивную роль в обществе. «То, что пятая часть населения считает, что они играют позитивную роль в обществе, говорит о том, что если государство ослабнет, у них есть шанс распространить свое влияние, потому что базу в обществе они найдут», — отмечает эксперт.

Почему «воры в законе» чувствуют себя вольготно

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко — директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (Владивосток).

В конце апреля Алтайский краевой суд приговорил к 17 годам колонии строго режима грузинского «вора в законе» Мамуку Чкадуа (Мамука Галльский), признав его виновным в организации преступного сообщества, вымогательстве. Созданное в 2012 году преступное формирование, которым он руководил из Москвы, состояло из двух структурных подразделений: первое собирало дань с предпринимателей, занимающихся грузопассажирскими перевозками (37 потерпевших), второе обеспечивало физическую защиту и разбиралось с конкурирующими группировками. Костяк преступного сообщества составляли полтора десятка человек, еще шестеро привлекались на разовые работы. Раз в две недели подельники привозили Чкадуа деньги (несколько сотен тысяч рублей), собранные с подконтрольных алтайских фирм.

Отличительной особенностью, казалось бы, обычного для России уголовного дела является квалификаций действий осужденного – «организация преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии» (ч. 4 ст. 210 УК РФ), подразумевающая наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Несмотря на то, что указанная статья появилась в Уголовном кодексе еще в 2009 году, по ней не был осужден ни один «законник». Основная причина – весьма размытая формулировка. Не изменило ситуацию даже специальное разъяснение Пленума Верховного Суда.

Так называемые воры в законе — лидеры преступного мира, пользующиеся непререкаемым авторитетом, имеющие судимости и посвященные в это звание сходкой таких же лиц за последовательную приверженность криминальным обычаям и традициям. У большинства из них на теле множество татуировок, отражающих их статус. Основными их функциями являются: контроль над некоторыми криминальными сферами, урегулирование конфликтов, формирование и контроль за использованием средств преступных касс («общака»), поддержание контактов с зарубежными коллегами.

Являясь идеологами для подконтрольных криминальных структур, воры обычно не участвуют в совершении конкретных преступлений, а лишь разрабатывают стратегию преступной деятельности, что зачастую помогает им избежать уголовной ответственности. По последней информации на территории страны обитает 217 «воров в законе». Правда, 108 «законников» находится в заключении. В минувшем году из 47 задержанных воров (2015 г. — 78) к уголовной ответственности привлекли лишь 26 (36). В основном речь идет о корыстно-насильственных деяниях и хранении наркотиков. Учитывая этническую принадлежность многих из них (республики Средней Азии и Закавказья), десятерых выдворили за пределы РФ, а в отношении 11 принято решение о нежелательности их пребывания в стране. Однако это их вовсе не останавливает. Тот же Мамука проигнорировал трехлетний запрет на въезд в Россию, наложенный на него судом после депортации в 2013 году.

Куда более проворнее борются с ворами в Грузии, где с 2006 года действует ст. 223.1 УК, согласно которой принадлежность к «ворам в законе» наказывается лишением свободы сроком от 7 до 10 лет со штрафом или без такового. По данным грузинской Генпрокуратуры, за 2012 по март 2017 года по данной статье осудили 146 человек.

Между тем в ближайшее время ситуация может измениться. Следователи постепенно набивают руку в обуздании «законников». Так, в прошлом году ФСБ России возбудила уголовное дело по ч. 4 ст. 210 УК РФ в отношении Захария Калашова (Шакро-Молодой), подручные которого обвиняются в вымогательстве 8 млн. руб. у владелицы столичного ресторана. Став лидером преступного мира России после гибели «вора в законе» Аслана Усояна (Дед Хасан), Калашов координировал действия других криминальных авторитетов и рядовых участников преступного сообщества федерального значения, создавая устойчивые связи между отдельными организованными группами, разрабатывая для них планы деятельности, распределяя сферы влияния и доходы.

А в феврале уже в Коми взяли в оборот другого крупного авторитета — Юрия Пичугина, которого Сыктывкарский городской суд арестовал до августа по обвинению в создании преступного сообщества и незаконном обороте огнестрельного оружия.

В свою очередь, в Архангельском областном суде слушается дело Олега Шаманина, обвиняемого по ч. 4 ст. 210, ч. 1 ст. 209, «а» ч. 3 ст. 163 и другим статьям УК. Согласно материалам дела, в 2012 году позиционирующий себя «вором в законе» и признаваемый в этом статусе своим окружением Шаманин создал и до ноября 2014 года возглавлял преступное сообщество. По его указанию члены сообщества отыскивали лиц, занимавшихся предпринимательством (в сфере торговли, общепита и бытового обслуживания) в Архангельске и Северодвинске, предъявляли им требования о ежемесячной выплате (от 10 тыс. до нескольких миллионов руб.) за так называемую «крышу», а в случае отказа — уничтожали либо повреждали их имущество. Для усмирения несговорчивых бизнесменов они провоцировали конфликты с посетителями принадлежащих им заведений и избивали их, создавая тем самым неблагоприятные условия для ведения бизнеса. В общей сложности было установлено 83 факта подобной деятельности. Для придания видимости законного происхождения получаемых в результате вымогательства денежных средств с потерпевшими заключались фиктивные договоры на оказание охранных услуг. Прикрывали все эти бесчинства бывшие и действующие сотрудники полиции. Всего по уголовному делу проходит 29 обвиняемых, более 70 человек признаны потерпевшими. В целях возмещения причинённого ущерба (более 50 млн руб.) был наложен арест на имущество преступников, включая 42 млн руб., принадлежавших Шаманину.

Таким образом, расхожая фраза киногероя Глеба Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме» уже в этом году может быть воплощена в жизнь, в результате чего количество «законников» заметно поубавится.

ВОРЫ В ЗАКОНЕ КАК РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

План:

1. Воры в законе: как и когда они появились в России

2. Новые и старые воры.

3. Воры в законе в системе психологического анализа криминальной среды современной России.

Воры в законе: как и когда они появились в России

В каждой стране мира преступность имеет свои национально-психологические особенности. В Италии — это мафия, в Японии — якудза, а в России — это воры в законе. Остановимся подробно на их характеристике как российском национально-психологическом феномене. Кто же такие воры в законе и почему они так называются? Как они появились и какие трансформации пережили? Какую роль играют в преступности страны и почему? Для рассмотрения указанных вопросов изберем исторический принцип анализа явления и изложения материала.

Профессиональные воры появились еще в дореволюционной России. Избрав преступление своей профессией, воры-профессионалы специализировались на разнообразных способах совершения краж. Лишь в крайних случаях они занимались другими противоправными деяниями.

Характер совершаемых ими деликтов неизбежно приводил к созданию преступных групп — шаек. Преступники-профессионалы подбирали себе послушных помощников из числа молодежи. Воры-профессионалы, обучая подручных своему ремеслу, идейно и психологически обрабатывали их. В шайках уже тогда имело место деление на касты. Различались воры-профессионалы и рядовые исполнители. Их называли пристяж.

Совместные деликты и праздное времяпрепровождение членов преступных групп в местах их дислокации — малинах — порождали свои традиции, моральные нормы и неписаные законы, которые приобретали устойчивый характер. «Законы» предусматривали жестокие кары для членов преступного социума, осмелившихся нарушить их. Воры-профессионалы, жившие по указанным «законам», стали называться ворами в законе, а их группировки — воровскими. Так появился феномен вора в законе, который, безусловно, имеет под собой национально-психологическую основу.

В классической криминальной традиции России сложилось, что вор в законе — это профессиональный преступник, признанный лидер криминальной среды, активный идеолог преступного образа жизни и морали, который удостоен этого звания группой воров в законе за последовательную приверженность нормам и традициям, утвердившимся в преступном социуме.

В ортодоксальном варианте для получения высшего в преступном мире звания преступнику-профессионалу необходимо было заручиться рекомендациями не менее чем двух лиц, обладающих титулом «вор в законе». В исключительных случаях по данному вопросу было достаточным решение и одного вора. Однако влиятельные члены воровского сообщества обязательно должно были его поддержать в этом.

Объявление кандидата вором в законе осуществлялось, как правило, на сходке — тайной встрече воров в законе и преступных авторитетов. Во время коронации у будущего вора спрашивали кличку, которую он себе избрал. Таковую могли присвоить ему и очень авторитетные воры. Обряд посвящения в воры мог состояться и по переписке с помощью общаковой ксивы. Она рассылалась в регионы, в места лишения свободы, в том числе туда, где соискатель звания находился или куда следовал.

Воры в законе сумели относительно безболезненно пережить все революционные потрясения, которые произошли в стране в начале 20 столетия и адаптироваться в социальных условиях Советской власти. Правда, им пришлось несколько изменить ранее созданную систему криминальной деятельности.

В бывшем Советском Союзе рост преступности и активизация деятельности воров в законе наблюдались в 20-30 годы и в послевоенный период. Не только известные социальные катаклизмы способствовали этому. Немалое значение для развития воров в законе как национального психологического явления имело недальновидное стремление сталинского режима «исправить» политических и уголовных преступников посредством их совместного содержанием в местах социальной изоляции. Что получилось в результате?

Воры фактически взяли власть в лагерях в свои руки. Воровские группировки стали там силой, значившей для осужденных значительно больше, чем администрация, которая сначала не обращала на них никакого внимания. Они грабили, избивали и унижали политических, стремясь сделать их своими рабами. Разумеется, воры в законе никогда не были опорой Г. Г. Ягоды в лагерях, как это иногда в последнее время представляется в средствах массовой информации. У данной категории осужденных была своя криминальная жизнь в местах лишения свободы, свой «кодекс чести», и они никогда не выражали интересов официального лагерного начальства.

ГУЛАГ был благоприятным местом для формирования воровской культуры, оттачивания воровской идеологии. Условия содержания осужденных в лагерях были таковы, что позволяли воровской элите не только собирать сходки в масштабе лагеря, но и проводить съезды, на которых присутствовали делегаты от всех лагерей. На таких форумах совершенствовались старые и вырабатывались новые нормы поведения, которыми должны были руководствоваться не только «истинные арестанты», но и все заключенные.

Перечислим некоторые из них. Ворам:

• запрещалось жить за счет членов преступного социума;

• лгать его представителям;

• заниматься общественно-полезным трудом;

• состоять в каких-либо общественных организациях;

• служить в армии;

• иметь семью и вести оседлый образ жизни;

• враждовать на почве национальных различий;

• признавать законы государства;

• стремиться к досрочному освобождению;

• вмешиваться в политическую жизнь страны;

• заниматься спекуляцией и коммерческой деятельностью;

• предъявлять претензии к ворам без решения сходки;

• проводить «правилки» (суды чести) в нетрезвом состоянии;

• не выполнять принимаемых на сходках решений;

• иметь какие-либо контакты с органами правопорядка.

Воровское сообщество обязывало своих членов следить за порядками в лагерях и устанавливать там безраздельную власть воров. В противном случае они должны были отвечать за положение дел перед сходкой воровских авторитетов.

Для поднятия своего престижа и укрепления авторитета среди осужденных воры начали практиковать ритуалы коронования воров, на которых титулованные воры принимали клятву на верность «арестантскому кодексу чести», уголовным традициям и обычаям. Текст одной из них включал такие слова: «Клянусь перед ворами, которые находятся на сходке, быть достойным вором, не идти ни на какие аферы чекистов».

В норму вошли три вида наказания провинившихся членов воровского сообщества. Первое сводилось к публичной пощечине и назначалось за мелкие провинности, чаще всего за оскорбление. Второе наказание выражалось в битье по ушам. Оно означало исключение из сообщества воров и перевод в разряд «мужиков». Третье — наиболее распространенное в 30-50-ые годы — смерть.

Н. И. Ежов, принявший НКВД от Г. Г. Ягоды в конце 1936 года, пришел к выводу, что «исправительная» система ГУЛАГа оказалась дезорганизованной ворами и нуждалась не только в реорганизации, но и в ужесточении режима. Эксперимент по «перековке» одних преступников при помощи других оказался несостоятельным.

В августе 1937 года лагеря получили приказ Н. И. Ежова рассмотреть на «тройках» дела лиц, которые «ведут активную антисоветскую, подрывную и прочую преступную деятельность в данное время». Практически на рассмотрение «троек» были направлены дела лиц, занимавшихся в лагерях бандитизмом, грабежами, избиениями и издевательством над заключенными, бежавших из лагерей, пытавшихся бежать, уличенных в ограблении поездов, расхищении грузов, совершивших бандитские действия во время этапирования.

Всего на основании приказа Н. И. Ежова по всем лагерям НКВД было расстреляно 30187 человек, подавляющую часть которых составляли лидеры организованных преступных групп и их подручные (2, С. 38). Другого способа навести порядок в лагерях для того, чтобы обуздать воров правоохранительная система страны тогда не искала. Но поскольку указанных преступников судили «тройки» НКВД, многие из них теперь числятся в списке невинных жертв сталинского террора и, наверное, занесены в книгу памяти общества «Мемориал».

Как свидетельствуют архивные материалы, за период с середины 1938 по конец 1940 года обстановка в лагерях существенно изменилась в лучшую сторону. Уцелевшие воры в законе затаились и свою активность проявляли только в части совершения побегов.

В феврале 1942 года была введена инструкция, регулирующая порядок содержания осужденных в годы войны. Она предусматривала применение оружия без предупреждения при нападении на работников мест заключения или охрану и при отказе осужденных приступить к работе после двукратного предупреждения. Под страхом сурового наказания не только члены воровского сообщества, но и его лидеры были вынуждены нарушить одну из важнейших норм своего кодекса — не работать в местах заключения.

Наиболее непреклонные члены воровского сообщества с целью уклонения от работы в лагерях прибегали к членовредительству, получившему широкое распространение в 1942-1943 годах. Преступники вводили себе под кожу керосин, а затем прикладывали к ранам мыло с солью и лепестками ядовитых цветов, употребляли в большом количестве соль и воду, что приводило к искусственному опуханию. Эти осужденные привлекались к уголовной ответственности за членовредительство и попадали в разряд судимых по составу контрреволюционных преступлений. Менее стойкие, не сумевшие уклониться от трудовой повинности, исключались из воровского сообщества и пополняли ряды отошедших.

К концу 50-х годов основная масса бандитских формирований в нашей стране была ликвидирована. Однако, по данным ученых, около 3 % криминальных лидеров уцелели (1, С.29). Оставшаяся их часть, естественно, не отказалась от прежнего образа жизни и принципов.

В 60-70 годы в работе правоохранительных органов применялся научно необоснованный тезис из программных документов КПСС о возможности полного искоренения преступности в СССР. Претворение в жизнь упомянутого идеологического лозунга привело к исчезновению из нормативных документов правоохранительных органов страны таких понятий, как «вор в законе», «уголовно-преступные формирования», «уголовно-бандитствующий элемент» и т.п. Это негативно отразилось на правоприменительной практике. Органы внутренних дел, как и другие правоохранительные органы, отошли от наиболее острых форм борьбы с ворами в законе и переориентировались в основном на профилактические меры, которые в последствии себя не оправдали. В 70-80 годы в Советском Союзе происходил неуклонный рост преступности, истинная статистика которой от народа скрывалась.

Смотрите так же:  Дед мороз требования

Недооценка реальной ситуации привела к тому, что воры в законе как особо опасные лидеры организованных преступных групп снова начали процветать. Раздольем стали для них последние десятилетия 20 и начало 21 века. Феномен вора в законе в новых социальных условиях России приобрел иное качество.

Новые и старые воры. В настоящее время следует различать две разновидности воров в законе:

нэпманских воров — сторонников и последователей законов, обычаев и традиций преступного мира, сформировавшихся в 20 — 30 годы и

лавровых воров («пиковая масть»), т.е. современных воров — реформаторов старого кодекса воровской чести и создателей новых законов, обычаев и традиций преступного социума.

Воров старой формации осталось очень мало. Как правило, это люди пожилого возраста, многократно судимые, главным образом за преступные посягательства имущественного характера. Здоровье у них подорвано, так как большую часть своей жизни они провели в местах лишения свободы.

Новых воров гораздо больше, чем старых. Лавровые воры отличаются молодым возрастом. Они располагают большими финансовыми средствами, источниками которых в значительной степени является теневая экономика.

Старые воры придерживаются издавна сложившегося кодекса воровской чести. Одним из мерил их высокого статуса является количество судимостей. Старые воры обвиняют новых воров во лжи, коварстве и корысти. Они считают, что лавровые воры нарушают арестантскую порядочность и стараются подорвать их авторитет.

Новые воры имеют малое число судимостей, а то и вовсе ни одной. Они были осуждены, как правило, за насильственные преступления, т.е. с точки зрения уголовного права как таковыми ворами не являются.

Интересный факт. Новые воры, попадая в места лишения свободы, иногда не знают всех тонкостей отношений, сложившихся в среде осужденных. Они допускают отступления от традиций, обычаев, норм поведения, принятых в криминальной социуме и теряют свой авторитет. Поэтому при новых ворах появилась должность советника, человека хорошо ориентирующегося во внутренних вопросах жизни учреждения исполнения наказания. В его обязанность входит помогать лавровому вору советами в решении различных вопросов, возникающих споров, конфликтов. Ведь к вору в законе как к верховному арбитру, обращаются другие осужденные.

Старые воры более опасны в местах социальной изоляции, чем на свободе. В силу большого криминального опыта и своей харизматичности, их влияние на осужденных сильнее, чем воров новой формации. По оценке самих воровских авторитетов и сотрудников администраций колоний, в местах лишения свободы в настоящее время ведущую роль играют лавровые воры. Многие из них являются выходцами с Кавказа и из Средней Азии. Объясняется это тем обстоятельством, что в данных регионах теневая экономика получила особенно сильное развитие.

Часть воров «пиковой масти» купила воровской титул за большие деньги. Среди них это не считается аморальным, а наоборот, еще больше поднимает престиж лица, которое приобрело данное звание за деньги. Наличие капитала приравнивается к наличию авторитета.

Вору старой формации не полагалось обзаводиться семьей и жить подолгу на одном месте. Для лаврового вора стало допустимым работать и иметь семью, располагать обширными связями в сфере бизнеса, государственных и общественных организаций, в учреждениях культуры и спорта.

Как известно, раньше воровской касте категорически запрещались любые виды сотрудничества с государственными и общественными органами на свободе и в местах ее лишения. О том, чтобы вор в законе мог заняться политикой — говорить не приходилось. Существовавший в стране режим исключал для воров в законе такую возможность.

В последние годы специалисты наблюдают стремление воров в законе внедрить своих представителей в органы государственной власти и управления, взять под контроль экономическую, политическую и культурную жизнь страны. Ворам нового типа разрешено и самим проникать во властные структуры. Преступным социумом это только приветствуется. В некоторых регионах страны воры в законе сделали такие попытки. Что касается контакта воров с представителями правоохранительными органами, то в настоящее время криминальное сообщество расценивает это как одну из важных воровских функций.

Располагая крупными суммами денег, новые воры приглашают воров старой формации на роль «свадебных генералов» для участия в короновании своих друзей — партнеров по криминальному бизнесу. Все это делается для того, чтобы обеспечить престижность, значимость события. За участие в мероприятии старые воры получают единовременное денежное пособие или своего рода пенсию. Их размеры позволяют достойный в их понимании отход от дел ввиду преклонного возраста или плохого состояния здоровья.

Почему каста воров в законе нового типа позволила себе существенно снизить объем, уровень и жесткость обязательных требований к званию вора в законе? Попытаемся в этом разобраться.

Еще раз упомянем, что старые воры могли заниматься только кражами и никакими иными преступлениями. По-видимому, это можно объяснить функционированием преступного социума в стране с известными ограничениями товарно-денежных отношений со стороны государства. На преступно нажитые деньги нельзя было купить заводы, построить гостиницы и т.д.

В 60-70 годы в Советском Союзе происходил непомерный рост преступлений в сфере экономики. В условиях либерализации социальных отношений и повышения уровня материального благосостояния по сравнению с 40-50 годами в стране появился слой тайно богатых людей. Это были внешне вполне благопристойные хозяйственные руководители, которые запускали руку в государственный карман и дельцы подпольного бизнеса, которые научились использовать в своих корыстных целях несовершенство экономической системы социализма.

Многие уголовные лидеры начали обкладывать данью подпольных советских миллионеров. Они угрожали расплодившимся Корейкам разоблачением или просто физической расправой, зная, что те, естественно, не обратятся в правоохранительные органы за защитой. Начинается сращивание уголовной и экономической преступности на основе всякого рода договорных отношений.

Уголовники начали паразитировать за счет хозяйственных преступников и осознали никчемность аскетических законов воровской жизни. Некоторые из них стали тяготеть к светскому образу жизни, приобщаться к искусству и спорту.

Взимание поборов стало самым выгодным и наименее рискованным делом. Однако старый кодекс воровской чести препятствовал развитию этого нового вида преступного промысла. Позиции старого кодекса отстаивали немногочисленные ортодоксы — непманские воры.

Чтобы не испытывать «угрызений совести», новые воры изъяли из воровской морали императивы нестяжательства и аскетизма. Фактически они создали новую воровскую мораль, нормы которой давали возможность любому преступнику, «живущему по понятиям» быть честным перед самим собой и воровским сообществом и заниматься преступлениями, которые были наиболее выгодными.

Новые воры расширили перечень преступлений, за счет которых может существовать данная категория лиц: наркобизнес, вымогательство, бандитизм и т.д. Подобная реконструкция воровского кодекса сохраняла новому поколению воров в законе главенствующие позиции в преступной среде, делая при этом необязательными столь необходимые ранее для статуса вора отсидки в местах лишения свободы.

В новых социальных условиях 80-90-ых годов воры в законе сами начали осуществлять предпринимательскую деятельность. С целью получения дивидендов от преступно нажитого капитала, они вкладывают денежные средства в фонды финансово-кредитных учреждений и коммерческих предприятий, открывают фирмы, магазины, финансируют посреднические операции и т.д. В стране буйно расцвела теневая экономика, преодолеть которую в начале 21 века пока не представляется возможным.

Борьба старых и новых воров в законе, борьба двух воровских идеологий завершилась. Победа в этой войне досталась новым тенденциям в преступности. Каста воров старой формации не смогла противостоять новому воровскому поколению, поколению преступников системы рыночных отношений.

По официальным данным МВД России, в 1991 году на территории бывшего СССР находилось более 500 лиц, причислявших себя к воровскому сообществу. В 1992 году на территории России насчитывалось более 170 воровских авторитетов. Экспертные оценки показывают, что их значительно больше. А сколько точно? Вряд ли руководители правоохранительных органов могут ответить на данный вопрос.

Что представляют собой современные воры в законе в социально-демографическом и личностно-психологическом плане? Для ответа на данный вопрос обратимся к результатам исследования преступных сообществ и их лидеров, проведенного сотрудниками ВНИИ МВД России. Ученые обобщили мнение практических работников МВД России в более чем в 70 регионах страны, самих криминальных лидеров, их окружения о процессах, явлениях и понятиях, присущих сегодня криминальной среде, образу жизни и взаимоотношениях воров в законе.

По данным проведенного исследования:

47,9% воров (из общего числа) имеют возраст от 35 до 45 лет;

36,7% — от 25 до З5 лет;

11,2% — от 45 до 55 лет;

1,6% — свыше 55 лет.

Таким образом, 84,6% криминальных лидеров имеют возраст от 26 до 45 лет, т. е. относятся к наиболее социально активной части населения. Это, как правило, житейски зрелые люди, имеющие преступный опыт и стойкие криминальные убеждения. Максимальный возраст членов воровского сообщества в основном 50-55 лет, значительно реже — 60 лет. Каждый девятый вор — особо опасный рецидивист.

Сообщество воров в законе многонационально:

33,2 % — составляют русские;

21,9 % включают другие национальности: курдов, узбеков, казахов, украинцев и некоторых других (1, С.30). Как явствует цифры, здесь лидируют русские и грузины. Почему немногочисленная по сравнению с Россией Грузия дает второе место в списке криминальных «достижений», сказать трудно. Эта проблема ждет специального изучения.

Проведенные исследования не подтвердили гипотезу о существовании единого воровского центра в Москве или в каком-либо ином регионе бывшего Советского Союза. Более того, многие опрошенные представители российского криминалитета настаивали на том, что «братство» воров в законе — это аморфное образование с практически независимым членством. Высокая конфликтность в среде воров является тому прямым подтверждением.

Авторитет, прежде всего как духовных лидеров криминальной среды.

Воры внешне всемерно стремятся показать себя борцами за справедливость и радетелями порядка. Они специально окружают себя ореолом мучеников, страдающих за так называемых «честных арестантов». Будучи неплохими знатоками психологии людей, воры в законе умело используют парадокс отечественного национального сознания: “Та вера истинная, которая гонимая”. Спекулируя на этом, воры в законе специально терпят лишения. Отбывая наказание, они умышленно злостно и систематически нарушают режим пенитенциарного учреждения, вынуждая его администрацию подолгу содержать их в штрафных изоляторах камерного типа.

Образ жизни воров в законе преступным социумом не скрывается, а наоборот, демонстративно пропагандируется. Цель — сделать людей, заправляющих там привлекательными, достойными восхищения и подражания и таким образом рекрутировать в преступную среду молодежь.

В последнее время большую помощь преступному миру в этом зачастую оказывают некоторые печатные средства массовой информации, телевидение и кинематограф. Они романтизируют воров в законе, придают данному феномену героическую окраску. Одновременно с этим сотрудники правоохранительных органов изображаются в негативном свете.

Звание вора в законе предоставляет его носителю практически неограниченную власть в преступном социуме. Данный статус обеспечивает вору неоценимую материальную и моральную поддержку в преступной среде в любом регионе, в том числе в случае его осуждения. Высокое положение вора в законе в учреждении исполнения наказания нередко приводит к тому, что появляются самозванцы, лжеворы.

Так, в одну из колоний пришел с этапом осужденный, который заявил, что он является вором по кличке Каин, хотя таковым не являлся. О его приходе воровскому сообществу колонии предварительно не было ничего известно. Отбывавший наказание в этой зоне авторитет по кличке Дед написал письмо ворам в законе Джему и Нугзару с тем, чтобы они сообщили об истинном статусе новоявленного. В своем послании настоящие воры писали: «Когда-то он был вором, но отошел. Теперь на воровском жаргоне «сухарь», который должен быть размочен кровью». Комментарии, как говорится, излишни.

В отличие от лидера, осуществляющего общее управление организованной преступной группой, вор в законе обязан выполнять ряд специфических, только ему присущих функций. По данным проведенных исследований, к ним можно отнести следующие прерогативы.

Вор в законе обязан:

во-первых, консолидировать силы преступников в масштабе одного или нескольких регионов, создавать звенья своего клана и укреплять уже имеющиеся;

во-вторых, идеологически обеспечивать преступную деятельность, всесторонне обосновывать преступную идею, насаждать криминальную субкультуру, пропагандировать обычаи и традиции воровского сообщества;

в-третьих, проводить воровские сходки для решения наиболее важных вопросов сообщества и преступного мира в целом;

в-четвертых, выполнять судебные функции в преступной среде при возникновении конфликтов между группировками или отдельными уголовниками;

в-пятых, организовывать проникновение агентов влияния криминального мира в структуры государственной власти и управления в целях лоббирования интересов преступного социума на самом высоком уровне.

В последнее время воровские авторитеты установили целый ряд запретительных норм, которых обязаны придерживаться преступники, отбывающие наказание в пенитенциарном учреждении и «живущие по понятиям». К ним относятся такие требования:

• не участвовать в работе самодеятельных общественных объединений осужденных и не поддерживать связи с таковыми из числа актива;

• не выполнять работ, способствующих хотя бы косвенным образом выполнению администрацией пенитенциарного заведения стоящих перед ней задач (ремонт штрафных изоляторов, помещений камерного типа, обслуживание и ремонт средств охраны, запретной полосы и т.д.);

• не сообщать администрации сведений о прошлых, совершающихся и подготавливающихся преступлениях в колонии и за ее пределами;

• не дежурить по отряду;

• не содействовать администрации в проведении профилактических мероприятий;

• во время расследования нарушений режима колонии не давать каких-либо показаний, которые могли бы отрицательно отразиться на судьбе виновных;

• не обращаться с заявлениями по поводу пересмотра приговора или каких-то его частей;

• не освобождаться из исправительного учреждения на льготных условиях;

• отрицательно относиться к труду и ряд других.

Специалисты правоохранительных органов отмечают, что в настоящее время в России наблюдается увеличение численности воров в законе. Они делают обоснованный прогноз относительно того, воры в законе как национально-психологический феномен России в обозримом будущем будет активно развиваться.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ:

1. Кто такие воры в законе и почему они так называются? Как и когда они появились в России?

2. Как развивалось социально-психологическое явление воров в законе после Октябрьской революции?

3. В чем разница между старыми и новыми ворами в законе?

4. Почему появились лавровые воры?

5. Какова социально-демографическая характеристика современных воров в законе?

6. Какими личностными качествами обладают воры в законе?

7. Каковы роль и функции воров в законе в криминальной среде?

8. Можно ли считать воров в законе национально-психологическим явлением криминальной России?

ЛИТЕРАТУРА:

1. Галкин Е. Б., Ныриков С. А., Шайдаев Ш. Г. Лидеры организованных преступных сообществ // Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией: Сборник научных трудов. — М.: ВНИИ МВД России, 1995. — 136с.

2. Кузьмин С. Организованные преступные группировки в местах лишения свободы // Преступление и наказание. — 1995. — № 1.

Оставьте комментарий