Судебная экспертиза героина

Судебно-биохимическая диагностика наличия наркотика в трупной крови по изменению активности сывороточной амилазы

библиографическое описание:
Судебно-биохимическая диагностика наличия наркотика в трупной крови по изменению активности сывороточной амилазы / Габададзе Г.Д., Кинле А.Ф. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 62.

код для вставки на форум:

По данным официальных источников в РФ, число лиц, употребляющих наркотические вещества, постоянно и неуклонно увеличивается. Повышение уровня отравлений и смертности от передозировки наркотических средств влечет за собой увеличение количества судебно-медицинских экспертиз по определению наркотических веществ в трупном материале.

Диагностика наркотического отравления у живых лиц не представляет проблем вследствие достаточного выбора исследуемого материала. Большую сложность представляет решение о наступлении смерти в результате передозировки опиатами при судебно-медицинской экспертизе трупа. Довольно часто экспертиза трупа проводится спустя некоторое время после наступления смерти (в конце 1-х, на 2-е или 3-е сутки). Зачастую трупы лиц, умерших в результате передозировке героина поступают на судебно-медицинское исследование в состоянии гнилостных изменений различной степени выраженности. Во многом это может быть объяснено тем, что наркоманы стараются не афишировать своих пристрастий и, при возникновении случая передозировки стараются не информировать правоохранительные органы о случившемся из-за боязни уголовной ответственности. Нередко трупы бывают обнаружены случайно при появлении гнилостного запаха и, как следствие, жалоб со стороны соседей по дому. Этому способствуют также особенности психики лиц, употребляющих наркотические вещества, характеризующиеся склонностью к социальной самоизоляции. В связи с этим , при исследовании трупов экспертам часто приходится сталкиваться с трупами, подвергшимися различной степени гнилостным изменениям.

Кроме того, эксперты нередко сталкиваются при исследовании трупов наркоманов с большим количество сопутствующих заболеваний в одном объекте исследования, что также нередко является существенной помехой в правильности постановки диагноза (6.). В подобных случаях диагностика основывается исключительно на лабораторных данных, хотя известно, что в 50,3% случаев судебно-химического исследования крови и тканей умерших от отравлений наркотиками токсические вещества не обнаруживаются вследствие быстрой биотрансформации алкалоидов опия.

Повышенную опасность при приеме наркотика, в том числе и в комбинациях с различными (вводимыми в качестве балласта или с целью усиления наркотического эффекта) веществами, с точки зрения отдельных авторов, заключается в высвобождении гистаминактивного медиатора воспаления и развитии аллергических реакций (2,5). В данном случае диагностика смертельной наркотической интоксикации может быть затруднена наличием обнаруженных при вскрытии трупа признаков аллергической реакции немедленного типа (в частности, отека Квинке, анафилактического шока).

Поскольку героин наиболее доступен широким слоям наркоманов как вследствие относительно низкой цены, так и из-за простоты использования (его можно принимать или вдыхая порошок носом, или приготовляя растворы для внутривенного введения, не требующие большого количества компонентов) и, несомненно, обладает мощным угнетающим дыхание эффектом, смертность в результате токсического влияния этого препарата является наиболее распространенной в структуре отравлений наркотическими и сильнодействующими средствами.

Качество распространенного на черном рынке героина различно, вследствие чего сделать предположение о концентрации действующего вещества в изготовляемом к применению препарате практически невозможно (порошок может кроме основного вещества содержать различное количество балластных веществ – от сахарной пудры и мела до примесей лекарственных препаратов), сказывающихся на силе действия наркотика.

Вопрос о сохранности наркотических веществ в тканях и органах трупов изучен недостаточно. Опиаты достаточно быстро метаболизируются. Период полужизни диацетилморфина в плазме крови составляет 9 минут. После внутривенного введения максимальная концентрация диацетилморфина в плазме достигается за 1-2 минуты и в последующие 10 минут быстро уменьшается благодаря метаболизму и депонированию в ткани. В последующие 12 часов в плазме сохраняются низкие уровни концентрации диацетилморфина. Вследствие меньшей полярности и высокой липидной и мембранной растворимости всасывание героина быстрее,чем у морфина. По тем же причинам диацетилморфин легко преодолевает гематоэнцефалический барьер. Достигая мозга, героин превращается в морфин, отвечая, таким образом, за транспорт морфина к мозгу.

Диацетилморфин быстро метаболизируется в крови до 6-моноацетилморфина, за 10-12 минут биотрансформация происходит полностью. Далее 6-моноацетилморфин быстро покидает кровяное русло и деацетилируется (в основном в печени и частично в мозге) медленно до морфина, так что превращение заканчивается в течение нескольких часов. Период выведения из плазмы 6-моноацетилморфина составляет 38 минут.

Морфин конъюгируется, превращаясь, главным образом, в неактивный метаболит морфин-3-глюкуронид и в меньшей степени в активный морфин-6-глюкуронид.

Соотношение свободного и связанного морфина около 1:9. При внутривенном введении 200мг морфина максимальная концентрация в плазме через 1 минуту составляет (нг/мл): ДАМ – 1490, 6-МАМ – 3410, за 2 минуты эти значения уменьшаются до 814 (ДАМ) и 1887 (6-МАМ) нг/мл (7). Спустя 6 минут концентрация морфина максимальна и составляет 166 нг/мл. Конъюгаты морфина достигают максимального содержания спустя 15 минут после введения: преобладающий и долгоживущий метаболит морфин-3-глюкуронид – 3850 и активный морфин-6-глюкуронид – 399 нг/мл. В течение 24-96 часов с мочой выводится около 80% дозы героина. В первые 7 ч выделяется 48% дозы, из которых 7% составляет морфин свободный. К 96 часам выводится 79% дозы. Т (1/2) элиминирования свободного 6-моноацетилморфина 1,3 часа, морфина свободного – 3,6-6,6 часов, морфина конъюгированного – 7,9-8,2 часа. Менее 3% выводится желчью в двенадцатиперстную кишку. Благодаря бета-глюкуронидазной активности кишечной флоры и слизистых, в небольшой степени конъюгаты распадаются до свободного морфина, который реабсорбируется и участвует в энтерогепатитной рециркуляции. (3)

Вследствие относительно небольшого периода полувыведения и особенностей метаболизма препарата, исследование изменений ферментного состава сыворотки крови как качественно, так и количественно, представляется как перспективное направление, позволяющее:

  1. Уточнить характер метаболизма героина в организме.
  2. Определить закономерность функционирования ферментных систем, метаболизирующих героин по изменению их активности в сыворотке крови.

Нами представляется перспективным судебно-биохимическое исследование активности сывороточной амилазы в качестве маркера отравления наркотическими веществами, в частности, опиатами. Как известно, повышение активности альфа-амилазы в крови имеет место при развитии острого панкреатита и при хроническом панкреатите. Это обусловлено, в первую очередь, нарушением панкреатического сока за счет острого отека стромы поджелудочной железы вследствие действия целого ряда факторов (инфекция, застой в системе протоков, отек и спастическое сокращение фатерова соска, активация медиаторов воспаления брадикинин-калликреиновой системы). В качестве диагностики панкреатита как острого, так и хронического, пользуются анализами по определению в сыворотке крови альфа-амилазы и диастазы в моче по Вольгемуту. Некоторыми авторами предложена диагностика хронического панкреатита по наличию в сыворотке крови комплементсвязывающих антител к сывороточной альфа-амилазе (1).

Панкреатический секрет и его компоненты оказывают с двенадцатиперстной кишки на секрецию поджелудочной железы тормозное влияние (обратное торможение). Оно может быть генерализованным, когда тормозится секреция электролитов и ферментов, и селективным, при котором тормозится секреция одного из компонентов секрета, в том числе преимущественно одного из ферментов. Экспериментально доказывается наличие селективного торможения секреции поджелудочной железой протеиназ, амилазы, липазы.

Выраженность тормозного эффекта интрадуоденально вводимого фермента состоит в прямой зависимости от его дозы. С увеличением ее селективное торможение трансформируется в генерализованное. Обсуждаются возможные механизмы селективного и генерализованного торможения секреции поджелудочной железы, играющего важную роль в срочной адаптациисекреции ферментного спектра секрета к свойствам дуоденального химуса (4).

В результате действия опиатов на систему пищеварения как побочный эффект развивается спазм фатерова соска, что приводит к задержке экскреции панкреатического сока в просвет двенадцатиперстной кишки. Застой в системе ацинусов и протоков поджелудочной железы приводит, как следствие, к всасыванию в кровь составных элементов панкреатического секрета, в частности, воды, электролитов и ферментов (особенно, амилазы и липазы).

Нормальный показатель для трупной крови – 30-100 ед.

В исследованных нами 143 случаях показатели амилазы в трупной крови составили от 320ед. до 827ед., что свидетельствует о существенном повышении активности амилазы в сыворотке крови трупов лиц, смерть которых наступила в результате отравления наркотиками (героином).

Особенности производства судебных экспертиз по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Асатрян Хачатур Ашотович, Лапина Анастасия Васильевна

В статье представлены взгляды и опыт авторов на проблему особенностей производства судебных экспертиз по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств . Правильно выбранная и проведенная судебная экспертиза сокращает возможность стороны защиты поставить под сомнение допустимость и достоверность иных, ранее собранных в ходе расследования, доказательств. Однако, до настоящего времени существует много проблем в сфере применения судебных экспертиз именно по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков , поэтому данный вопрос является актуальным и требующим специального анализа.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Асатрян Хачатур Ашотович, Лапина Анастасия Васильевна,

Features manufacture of judicial examination in cases connected with illegal circulation of narcotics

The article presents the views and experiences of the authors on the problem characteristics of the production of forensic examinations in cases involving illicit trafficking in narcotic drugs . Properly selected and forensic examination reduces the possibility of the defense to cast doubt on the admissibility and reliability of the other, previously collected in the course of the investigation, ev >expertise is in cases related to drug trafficking , so the matter is urgent and requires special analysis.

Текст научной работы на тему «Особенности производства судебных экспертиз по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств»

Х.А. Асатрян, А.В. Лапина

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАНЫМ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

В статье представлены взгляды и опыт авторов на проблему особенностей производства судебных экспертиз по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств. Правильно выбранная и проведенная судебная экспертиза сокращает возможность стороны защиты поставить под сомнение допустимость и достоверность иных, ранее собранных в ходе расследования, доказательств. Однако, до настоящего времени существует много проблем в сфере применения судебных экспертиз именно по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, поэтому данный вопрос является актуальным и требующим специального анализа.

Ключевые слова: наркотики, наркотические средства, незаконный оборот, экспертиза, эксперт.

H.A. Asatryan, A.V. Lapina

FEATURES MANUFACTURE OF JUDICIAL EXAMINATION IN CASES CONNECTED WITH ILLEGAL CIRCULATION OF NARCOTICS

The article presents the views and experiences of the authors on the problem characteristics of the production of forensic examinations in cases involving illicit trafficking in narcotic drugs. Properly selected and forensic examination reduces the possibility of the defense to cast doubt on the admissibility and reliability of the other, previously collected in the course of the investigation, evidence. However, until now there are many problems in the application of legal expertise is in cases related to drug trafficking, so the matter is urgent and requires special analysis.

Keywords: drugs, narcotics, trafficking, expertise, expert.

На протяжении веков употребление наркотиков воспринималось как фактор, угрожающий безопасности общества, что приводило к попыткам отдельных государств законодательно ограничить это явление на своей территории [1, с. 211].

Не будет преувеличением сказать, что непростая криминогенная обстановка, имеющая место в настоящее время в России, вынуждает искать и разрабатывать новые эффективные меры по борьбе с преступностью.

При этом наиболее актуальной задачей в нынешних условиях является расширение доказательственной базы и ее объективизация. Нельзя не согласиться с мнением некоторых исследователей о том, что максимального эффекта можно достичь только в результате использования специальных познаний специалиста и эксперта [2, с. 141]. Такое использование происходит в ходе интеграционной деятельности всех правоохранительных органов: в ходе экспертно-криминалистического обеспечения, представляющего собой согласованную деятельность органов следствия и дознания, экспертно-криминалистических подразделений по собиранию, исследованию, оценке и использованию криминалистически значимой информации, получаемой в результате исследования доказательств и других объектов судебно-экспертными учреждениями и специалистами-криминалистами [3, с. 74].

Именно экспертиза в большинстве случаев призвана оправдать все временные и материальные затраты, осуществляемые в ходе расследования преступлений, когда возникают проблемы в формировании убедительной доказательственной базы.

Именно поэтому назначение и производство судебной экспертизы (а чаще — целого комплекса различных экспертиз, например, тра-сологической, криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий, генотипоскопической экспертизы и т.п.) позволяет следствию получить оптимальное количество не только доказательственной, но и поисковой, ориентирующей криминалистически значимой информации [2, с. 141].

Кроме того, судебная экспертиза помогает исследовать следы и другие вещественные доказательства, установить причину события, влияющего на преступление, определить психическое состояние подозреваемого и иных участников уголовного процесса. Иными сло-

вами, проведение экспертизы позволяет получить ответы на самые разные вопросы о событии преступления и лицах, его совершивших.

Методики производства судебных экспертиз постоянно развиваются: создаются новые и совершенствуются уже существующие.

Объектами судебно-экспертного исследования обычно становятся вещественные доказательства (например, наркотические вещества). Однако зачастую исследуются и трупы и их части (например, если есть признаки смерти вследствие употребления наркотических средств), иные предметы, образцы и т.п. Кроме того, объектами экспертизы могут быть и живые лица (к примеру, судебно-медицинская экспертиза на предмет наличия в крови признаков употребления наркотических и иных запрещенных веществ).

Экспертизы могут проводиться как единолично, так и комиссионно. На практике комиссионные экспертизы чаще всего встречаются обычно при проведении повторных экспертиз, когда каждый из экспертов самостоятельно проводит исследование в полном объеме, после чего составляется совместное экспертное заключение. Однако, именно при производстве судебных экспертиз, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, могут понадобиться специальные знания нескольких экспертов в разных областях исследований.

Важным этапом развития судебной экспертизы стало решение такой проблемы, как возможность компьютерной обработки, хранения и анализа полученной в ходе экспертизы информации (дактилоскопической, генной и даже голосовой информации). Современные достижения в сфере криминалистической техники и судебной экспертизы все более активно используются криминалистами, что способствует совершенствованию их профессиональной деятельности в современных сложных условиях [4, с. 10].

Смотрите так же:  Взыскание ученику приказ

За последние десятилетия компьютеры нашли применение в производстве многих экспертных исследований. С их помощью многие экспертные задачи решаются гораздо быстрее, точнее и надежнее, чем прежде. В настоящее время компьютерные технологии применяются в экспертной практике повсеместно и существенно упрощают производство экспертиз и повышают их качество.

Более того, появились и весьма сложные системы поддержки принятия решений экспертом, работающие в режиме «диалога», когда эксперт отвечает на вопросы, «задаваемые» ему специальной компьютерной программой. При этом если автоматизированная ме-

тодика позволяет на основании имеющейся информации сделать однозначный вывод, то экспертное заключение составляется автоматически. В противном случае решение принимается экспертом по внутреннему убеждению. К таким компьютерным системам относится, например, «Наркоэкс», применяемые при исследовании наркотических средств [4, с. 38].

Криминалистическая экспертиза веществ и материалов использует разнообразные физико-химические методы. Это и атомная спектроскопия, и рентгеновский и нейтронно-активационный анализы. Они позволяют установить целое по его отдельным частям, выяснить общий источник происхождения различных объектов. Так, например, элементный состав наркотиков природного происхождения указывает на регион их произрастания и способы изготовления, а у синтетических — позволяет уточнить технологию и место производства [4, с. 43].

Для наглядности рассмотрим производство судебной экспертизы в отношении одного из самых распространенных наркотиков — героина.

Итак, вещество, предположительно являющееся наркотическим, изъято из оборота правоохранительными органами, назначена экспертиза. Эксперту следователем поставлен следующий вопрос: «Является ли вещество, представленное на экспертизу, наркотическим средством (психотропным веществом) и каков его состав (количество)?».

Какие же именно методы следует провести эксперту-химику при производстве такой экспертизы? Из экспертной практики хорошо известно, что вещество, называемое «уличным героином», на самом деле является не чистым веществом, а смесью, содержащей героин (ди-ацетилморфин), 6-моноацетилморфин и ацетилкодеин, а также значительное количество различных «ненаркотических» наполнителей. Это подробно разъяснено Методическими рекомендациями «Криминалистическое исследование героина» (утверждены Постоянным комитетом по контролю наркотиков (протокол от 9 июня 2004 г. № 3/922004), одобрены и рекомендованы к опубликованию Методическим и Редакционно-издательским советами ЭКЦ МВД России).

Далее — в соответствии с единым научно-методическим подходом — эксперт должен от каждого представленного на экспертизу вещества отобрать представительную пробу (образец). У каждого из образцов должны быть определены влажность, наличие или отсут-

ствие посторонних примесей (это влияет на точность определения количества наркотического средства).

Эксперт должен использовать только то измерительное оборудование, которое прошло государственную поверку (эти сведения также должны быть отражены в заключении эксперта — наравне с информацией об утвержденных методических указаниях, ведомственных инструкциях, ГОСТах и других стандартах, по которым проводится исследование). Если эксперт применяет оригинальную методика, то приводится ее полное описание со ссылками на научные источники.

Заключение эксперта должно также содержать научные и практические данные: расчеты, результаты анализов, графики, оригинальные спектры, хроматограммы, рентгенограммы и т.п.

Выводы эксперта, приведенные в заключении, должны обязательно отвечать критериям научной обоснованности и мотивированности, должны содержать полные и четкие ответы на поставленные вопросы [5, с. 1].

Дополнительно следует отметить, что зачастую к помощи экспертов-криминалистов прибегают не только при расследовании уголовных дел в сфере незаконного оборота наркотиков, но и в случаях, когда наркотики фигурируют в иных составах преступлений, например, убийствах. Здесь дополнительно уточняется механизм причинения смерти, время ее наступления и иные детали.

Однако не только криминалистическая экспертиза наркотических средств позволяет определить вид, происхождение, способ изготовления и количественное содержание наркотика в исследуемом веществе. Применяются и иные виды экспертиз, зачастую не самых очевидных на первый взгляд, например, агротехническая экспертиза. Такая экспертиза помогает выявить, какой характер имеют выявленные посевы наркосырья — дикорастущий или культурный, какова величина урожая, ожидаемого с данного участка и т.п.

Назначение судебно-фармакологической экспертизы может ответить на вопросы о том, является ли наркотическое вещество лекарственным (и каким именно), разрешен ли данный лекарственный препарат к применению без назначения врача и т.д.

Могут быть назначены также комплексная судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы. Они помогают выяснить, имеются ли у подозреваемого признаки недавнего потребления нарко-

тика; находится ли гражданин в состоянии наркотического опьянения; имеются ли у него признаки наркомании и какие конкретно; нуждается ли данное лицо в специальном лечении; не находилось ли оно в момент совершения преступления в невменяемом состоянии и т.д.

Также важно отметить, что в случаях изъятия большого количества материалов на экспертное исследование поступают объекты, содержащие криминалистически значимую информацию множества информационных полей. В результате их изучения можно составить так называемую интегрированную информационную модель преступника и механизма совершения преступления.

Так, при интеграционном анализе результатов разных экспертиз можно установить последовательность возникновения следов преступления, а значит и последовательность действий преступника, что, в свою очередь, позволяет восстановить (реконструировать) механизм совершения преступления. При этом могут быть установлены также личность членов преступной группы; мотивы совершения преступления, элементы объективной стороны деяния (перемещение наркотических средств через таможенную границу, сопровождаемое их хищением либо вымогательством; незаконное приобретение, изготовление, хранение, переработку и сбыт наркотических средств и т.п.) [3, с. 1].

В заключение хотелось бы отметить и такой неоднозначный и вызывающий споры в научной среде вид психофизиологической с применением полиграфа (в простонародье «детектора лжи»). Практика назначения данного вида психофизиологической экспертизы формально не противоречит действующему законодательству, поскольку в нем отсутствуют ограничения видов судебных экспертиз [6, с. 251]. Более того, многие исследователи обращают внимание и на социальную значимость такой «детекции лжи» (в условиях нынешней масштабной коррупции). В этой связи трудно переоценить социальную и правоохранительную роль инструментальной детекции лжи (в том числе с применением полиграфа) [7, с. 29].

Кроме того, психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа позволяют выявить, например, и подделку документов и рецептов на получение наркотических средств, и организованные преступные группы, и коррупционную составляющую [8, с. 4].

Конечно же, виды судебных экспертиз многообразны и не исчерпываются названными в настоящей работе. Однако даже исходя

из приведенных примеров можно утверждать, что интеграционный анализ и использование результатов комплексных судебных экспертиз при расследовании преступлений позволяют получить наиболее точную и полную информацию об объекте исследования, об обстоятельствах совершенного преступления и личности преступника. А это, в свою очередь, имеет большое значение для формирования полноценной доказательственной базы, а значит и для расследования преступлений в целом и привлечения всех виновных лиц к предусмотренной законом ответственности.

Список использованной литературы

1. Суходолов А.П. Борьба с незаконным оборотом наркотиков: экономические, криминологические и правовые аспекты / А.П. Суходолов, А.М. Бычкова // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. — 2016. — Т. 10, № 2. — С. 211-223.

2. Корнелюк О.В. Некоторые вопросы взаимодействия оперативных и экспертных подразделений ФСКН России при выявлении и раскрытии преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков / О.В. Корнелюк // Государство и гражданское общество как элементы механизма противодействия наркоагрессии в России : сб. материалов Междунар. науч.-практ. конф. Уфа, 14-15 марта 2013 г. / под общ. ред. А.Ю. Кийко. — Уфа : УФ СЗИПК ФСКН России, 2014. — С. 42-46.

3. Экспертно-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений : учеб. пособие / под ред. Ф.Г. Амине-ва. — Уфа : Уфим. юрид. ин-т МВД РФ. 2010. — 97 с.

4. Ищенко Е.П. Криминалистика : учебник / Е.П. Ищенко, А.А. Топорков. — М. : Инфра-М, 2010. — 748 с.

5. Ведищев Н.П. Судебно-химическая экспертиза — краеугольный камень научной основы всех уголовных дел по наркотикам / Н.П. Ведищев, Д.Ю. Гладышев // Адвокат. — 2015. — № 8. — С. 58-67.

6. Комиссарова Я.В. Задачи, объект и предмет судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа / Я.В. Комиссарова // Библиотека криминалиста. — 2012. — № 3 (4). — С. 251-274.

7. Цагарелли Ю.А. Проблемы и перспективы развития профессиональной детекции лжи / Ю.А. Цагарелли // Эксперт-криминалист. — 2013. — № 2. — С. 29-32.

8. Аминев Ф.Г. Об интеграции судебных экспертиз при расследовании преступлений / Ф.Г. Аминев // Эксперт-криминалист. — 2015. — № 1. — С. 3-6.

Публикации

Аннотация

Н.П. Ведищев и Д.Ю. Гладышев рассматривают наиболее актуальный вопрос правоприменитель­ной практики при расследовании уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств и пси­хотропных веществ: проведение химической экспертизы и использование ее результатов. Нередко воз­никают трудности при решении вопросов, связанных с использованием данной экспертизы, и авторы в статье показывают существующие проблемы и дают рекомендации по устранению этих коллизий.

Ответственность за незаконный оборот наркотиче­ских средств, психотропных веществ и их прекурсоров регламентирована уголовным (ст. 228-231 УК РФ) и ад­министративным (ст. 6.8, 6.9, 6.13 КоАП РФ) законодательством Российской Федерации.

Из диспозиций указанных статей следует, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое) их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или перера­ботки, а так же для установления принадлежности ра­стений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные знания и суды для принятия ре­шений должны располагать соответствующими за­ключениями экспертов или специалистов. Разъяснения на сей счет содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующим:’ ядовитыми веществами».

Расширенная формулировка дана в определении Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. Лк 29*- О-П: «Суды общей юрисдикции при разрешении ловных дел… должны учитывать количество, свойства степень воздействия на организм человека того или ино­го наркотического средства, а также другие обстоя­тельства конкретного уголовного дела…» (аналогичная формулировка содержалась также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 2 и от 27 мая 1998 г. № 9).

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

В Федеральном законе от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» в ст. 1 «Основные понятия» содержатся следующие опре­деления: — наркотические средства — вещества синтетиче­ского или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психот­ропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контро­лю в Российской Федерации, в соответствии с законода­тельством Российской Федерации, международными до­говорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.;

  • психотропные вещества — вещества синтетиче­ского или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотиче­ских средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соот­ветствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г.;
  • препарат — смесь веществ в любом физическом со­стоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ либо один или не­сколько прекурсоров, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации;
  • аналоги наркотических средств и психотропных ве- ществ — запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, под­лежащих контролю в Российской Федерации, химиче­ская структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие кото­рых они воспроизводят.
  • В статье 2 этого же Закона, имеющей название Перечень наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», указано: «Наркотические сред­ства, психотропные вещества и их прекурсоры, подле­жащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее — Перечень), и в зависи­мости от применяемых государством мер контроля вно­сятся в следующие списки:

  • Список наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее —- Список I), за исключе­нием случаев, предусмотренных пунктами 1 и 5 статьи 14 настоящего Федерального закона;
    • Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации огра­ничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список II);
    • Список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в со­ответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список III);
    • Список прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодатель­ством Российской Федерации и международными дого­ворами Российской Федерации (далее — Список IV), включающий:
    • таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются особые меры контроля (далее — Таблица I);

      таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются общие меры контроля (далее — Таблица II);

      таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допус­кается исключение некоторых мер контроля (далее — Таблица III)».

      В Перечне наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681, в Списке нар­котических средств, психотропных веществ и их пре­курсоров, оборот которых в Российской Федерации за­прещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список I), содержится позиция, в соответ­ствии с которой к таковым отнесены «все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества». В примечании к Перечню указано: «Контроль рас­пространяется на препараты, содержащие наркотические средства и психотропные вещества, указанные в настоя­щем перечне, независимо от их количества и наличия нейтральных компонентов (вода, крахмал, сахар, бикар­бонат натрия, тальк и т.п.). В отношении комбинированных лекарственных пре­паратов, содержащих, кроме основного контролируемо­го вещества, другие фармакологически активные компо­ненты, контроль устанавливается в индивидуальном по­рядке путем включения данного комбинированного лекарственного препарата в соответствующий список на­стоящего перечня…».

      Размеры наркотических средств и психотропных ве­ществ для целей ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ утверждены постановлением Правительства РФ от 1 ок­тября 2012 г. № 1002. Оно для смесей, содержащих «хотя бы одно наркотическое средство или психотроп­ное вещество, перечисленное в Списке I независимо от их содержания в смеси» определяется как «значи­тельный, крупный и особо крупный размеры, приме­няемые для наркотического средства или психотроп­ного вещества Списка I, для которого установлены бо­лее строгие меры контроля».

      Итак, действующее федеральное законодательство обес­печивает контроль оборота следующих видов веществ:

    • наркотических средств, психотропных веществ;
    • аналогов наркотических средств и психотропных веществ;
    • препаратов, содержащих наркотические средства, психотропные вещества;
    • прекурсоров;
    • ядовитых и сильнодействующих веществ.
    • При этом одни вещества запрещены к обороту, другие ограничены в обороте. Законом предусмотрены разные ви­ды ответственности за незаконный оборот контролируе­мых веществ, они прямо связанны с видом (природой) вещества и его количеством — размером (массой). С чи­стыми веществами все ясно, если эксперт правильно определил состав исследуемого вещества и его массу, то сравнение со списком контролируемых веществ и таб­лицей размеров позволит юристу принять правильное и справедливое решение. Закон будет соблюден.

      Гораздо сложнее обстоит дело со смесями веществ (препаратами). Для правильной юридической квалифи­кации при обороте таких объектов необходимо знать пол­ный качественный химический состав смеси и размер контролируемого законом вещества.

      Рассмотрим, каким образом регулируется производство экспертизы наркотических средств и психотропных веществ. В Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в ст. 2 «Задача государственной судебно-экспертной деятельности» установлено: «Задачей государственной судебно-экспертной деятельности яв­ляется оказание содействия судам, судьям, органам до­знания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопро­сов, требующих специальных знаний в области науки, тех­ники, искусства или ремесла».

      Далее в ст. 3 «Правовая основа государственной су­дебно-экспертной деятельности» указано: «Правовой ос­новой государственной судебно-экспертной деятельности являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, Гражданский процессуальный ко­декс Российской Федерации, Арбитражный процессу­альный кодекс Российской Федерации, Уголовно-про­цессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правона­рушениях, законодательство Российской Федерации о таможенном деле, Налоговый кодекс Российской Федерации, законодательство Российской Федерации о здравоохранении, другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов ис­полнительной власти, регулирующие организацию и про­изводство судебной экспертизы».

      Принципы государственной судебно-экспертной деятельности перечислены в ст. 4 Закона: «Государст­венная судебно-экспертная деятельность основывает­ся на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, все­сторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники».

      Принципу законности уделено особое внимание. Так, в ст. 5 рассматриваемого Закона «Соблюдение законности при осуществлении государственной судебно-эксперт­ной» указано: «Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии точного испол­нения требований Конституции Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, составляющих пра­вовую основу этой деятельности. Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недо­пустимо и влечет за собой ответственность, установ­ленную законодательством Российской Федерации».

      В статье 8 этого же Закона «Объективность, всесто­ронность и полнота исследований» установлено: «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

      Обязанности руководителя государственного судебно­экспертного учреждения, определены одноименной ст. 14 Закона, которая устанавливает:

      по получении постановления или определения о на­значении судебной экспертизы поручить ее производ­ство конкретному эксперту или комиссии экспертов дан­ного учреждения, которые обладают специальными зна­ниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы;

      разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обя­занности и права;

      по поручению органа или лица, назначивших судеб­ную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной от­ветственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

      обеспечить контроль за соблюдением сроков про­изводства судебных экспертиз с учетом дат, установлен­ных судами при назначении судебных экспертиз, полно­той и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

      по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в ор­ган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

      обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;

      не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, со­ставляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

      Руководитепь обязан обеспечить условия, необходимые для проведения исследований:

      наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения;

      соблюдение правил техники безопасности и про­изводственной санитарии;

      сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

      Руководитель не вправе:

      истребовать без постановления или определения о назначении судебной экспертизы объекты исследований и материалы дела, необходимые для производства су­дебной экспертизы»;

      самостоятельно без согласования с органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, привлекать к ее производству лиц, не работающих в данном учреждении;

      давать эксперту указания, предрешающие содержа­ние выводов по конкретной судебной экспертизе». Обязанности эксперта регламентированы в ст, 16: «Эксперт обязан:

      принять к производству порученную ему руководи­телем соответствующего государственного судебно-экс­пертного учреждения судебную экспертизу;

      провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объ­ективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

      составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную

      экспертизу если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для прове­дения исследований и дачи заключения и эксперту отказа­но в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;

      не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том чис­ле сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую за­коном тайну;

      обеспечить сохранность представленных объектов ис­следований и материалов дела.

      Эксперт также исполняет обязанности, предусмот­ренные соответствующим процессуальным законода­тельством.

      Эксперт не вправе:

      принимать поручения о производстве судебной экс­пертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного су­дебно-экспертного учреждения;

      осуществлять судебно-экспертную деятельность в ка­честве негосударственного эксперта;

      вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит иод сомнение его незаинтересованность в исходе дела;

      самостоятельно собирать материалы для производ­ства судебной экспертизы;

      сообщать кому-либо о результатах судебной экспер­тизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;

      уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

      Эксперт или государственное судебно-экспертное уч­реждение не вправе отказаться от производства пору­ченной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить опла­ту назначенной экспертизы до ее проведения».

      Рассмотрим, как в точным соответствии с законом, объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесто­ронне и в полном объеме эксперт должен выполнить по­рученную ему судебную экспертизу смеси веществ, со­держащих наркотическое средство (психотропное веще­ство) для того, чтобы суд в соответствии действующим законодательством принял законное и справедливое решение.

      Предположим, что объектом судебной экспертизы яв­ляется один из самых распространенных наркотиков – героин.

      Итак, наркотическое вещество изъято из оборота пра­воохранительным органом и требуется его экспертиза.

      На разрешение судебной экспертизы следователем поставлен вопрос; «Является ли вещество, представлен­ное на экспертизу наркотическим средством (психот­ропным веществом) и каково его количество?».

      Что именно следует сделать эксперту-химику при вы­полнении судебной экспертизы? Из экспертной практи­ки хорошо известно: то, что называется «уличным ге­роином» на самом деле — не чистое вещество, а смесь, содержащая героин (диацетилморфин), 6-моноацетил- морфин и ацетилкодеин, а также значительное количе­ство различных, «не наркотических» наполнителей. Это подробно разъяснено Методическими рекомендациями «Криминалистическое исследование героина» (утвер­ждены Постоянным комитетом по контролю наркотиков (протокол от 9 июня 2004 г. № 3/92-2004), одобрены и ре­комендованы к опубликованию Методическим и Редакционно-издательским советами ЭКЦ МВД России): «…Источником получения героина является опий — свернувшийся млечный сок растения мак снотворный (Papaver somniferum L). В процессе переработки опий очищают от балластных веществ и получают продукт с высоким со­держанием морфина. Этот продукт затем ацетилируют до героина.

      Таким образом, «уличный героин» может содержать в своем составе примеси, которые обусловлены исходным сырьем и способом его приготовления (такие как папа­верин, наркотин, кодеин, морфин, б-моноацетилморфын, 3-моноацетилморфин, ацетилкодеин и т.д.). Кроме то­го, «уличный героин», как правило, содержит и специально вносимые добавки и наполнители (до 10-16 наименова­ний одновременно). Это могут быть: фармакологически
      активные вещества (фенобарбитал, кофеин, дифенгид- рамин (димедрол), фенацетин, анальгин, новокаин, ли- докаин, аспирин, антипирин, амидопирин, диазепам, ане­стезин, никотинамид, фенолфталеин, стрихнин, хинин, хлорохин, аскорбиновая, салициловая, бензойная, фта- левая, борная кислоты и т.д.); другие наркотические средства и психотропные вещества (метаквалон, оксико- дон, кокаин и проч.); всевозможные нейтральные добавки- наполнители (глюкоза, лактоза, фруктоза, сахароза, ман- нитол, крахмал, мука, хлорид натрия, карбонат кальция, сульфат бария, аморфная окись кремния и др.). В образцах «уличного героина» можно также обнаружить вещества, попавшие в него из окружающей среды (например, раз­личные пластификаторы, пестициды и др.). Содержание героина может составлять от 1-2 до 95-98%…».

      В соответствии с законом для ответа на поставленный во­прос эксперт-химик, которому поручено выполнение экспертизы, прежде всего, обязан определить полный химиче­ский состав всех компонентов, составляющих его основу

      После определения качественного химического со­става исследуемого вещества, при наличии в нем контролируемых веществ, эксперт должен определить раз­мер контролируемого наркотического средства (психотропного вещества) или их аналога.

      В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «государствен­ные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, про­фессиональной подготовке и специализации экспертов».

      Единый научно-методический подход — совокупность специальных методик исследования, разработанных, согласованных и утвержденных научно-методическими под­разделениями государственных судебно-экспертных учреждений. В своем подавляющем большинстве эти узко­специализированные методики содержат описание единого порядка исследования объектов экспертизы и практиче­ские рекомендации по интерпретации полученных результатов исследования и оформлению заключений экспертов.

      В соответствии с единым научно-методическим подходом:

    • от каждого представленного на экспертизу вещества экспертом должна быть отобрана представительная проба;
    • у всех исследуемых объектов должна быть опре­делена влажность, наличие или отсутствие посторонних примесей (все это влияет на правильность и точность определения количества наркотического средства);
    • в заключении эксперта должны содержаться све­дения о государственной поверке используемого экспер­том измерительного оборудования;
    • в заключении должны быть приведены утвер­жденные методические указания, ведомственные ин­струкции, ГОСТы и другие стандарты, по которым про­водится исследование. Если экспертом применяется оригинальная методика, неутвержденная в установленном порядке, то необходимо дать на нее литературную ссыл­ку или привести ее полное описание;
    • при выполнении экспертизы все произведенные с веществами манипуляции должны быть подробнейшим образом описаны;
    • заключение эксперта должно содержать общепри­нятые научные и практические данные: расчеты, результаты анализов в виде численных значений измеряемых ве­личин, графики, оригинальные спектры, хроматограм­мы, рентгенограммы и иные оригинальные изображения результатов физико-химических экспериментов;
    • выводы эксперта должны быть научно обоснован­ными и мотивированными, содержать полные и правди­вые ответы на поставленные вопросы.

    Именно такой алгоритм исследования веществ не­известной природы необходимо соблюдать и применять для правильной, законной диагностики наркотического средства (психотропного вещества) и определения его размера, чтобы заключение эксперта в полной мере со­ответствовало требованиям Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

    Удивительно, но ни одна из действующих общепри­нятых методик исследования наркотических средств и психотропных веществ не содержит научно-практиче­ских рекомендации по определению их размеров. Более то­го, одна из самых известных методик «Определение ви­да наркотических средств, получаемых из конопли и ма­ка» (под ред. Э.А. Бабаяна. ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭ, МЮ РФ. — М, 1995), откровенно дезориентирует экс­пертов относительно ненужности определения размеров наркотических средств. В ней указывается: «.. .квалифи­кация размеров (небольших или крупных) наркотиче­ского средства является функцией следственных органов и суда и выходит за пределы компетенции экспертов. Оценка осуществляется следователем или судом на основе оценки всех обстоятельств уголовного дела и с учетом рекомендаций по этому вопросу, изложенных в приложении к протоколу № 16 от 19 декабря 1990 г. заседания Постоянного комитета по контролю наркотиков. Поэтому, если на разрешение экспертизы поставлен такой вопрос, эксперт обязан указать, что квалификация разме­ров наркотического средства не входит в его компетенцию». Вопреки цитируемой методике, в постановлении Пленума от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» Верховный Суд РФ прямо ука­зал, что размер наркотического средства (психотропного вещества) определяется именно экспертом. В этой связи авторы статьи считают правильным уделить особое вни­мание проблеме определения размеров наркотических средств, разобрав ее на конкретных примерах.

    Принципиально важным для всех принимающих уча­стие в расследовании дел по наркотикам (следователей, прокуроров, экспертов и судей) является осмысление и уяснение того, что количество — общая масса смеси, содержащей наркотическое средство (психотропное веще­ство) и размер контролируемой Правительством РФ сме­си (препарата), в подавляющем большинстве случаев не совпадают.

    Как указывалось выше, размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. 228,228.1, 229 и 229.1 УК РФ, установлены и утверждены поста­новлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002. Рассмотрим, как в соответствии с этим постановлением определяются размеры смесей, содержащих в своем со­ставе наркотическое средство героин (диацетилморфин). Выделим несколько типовых случаев.

  • Если в состав исследуемого объекта экспертизы входят только наркотические средства (например: героин (диацетилморфин), 6-моноацетилморфин и ацетилко­деин), включенные в перечень наркотических средств, то в соответствии с позицией Перечня наркотических средств все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, не­зависимо от их количества считаются включенными в Список I названного перечня.
  • Размер такой запрещенной к обороту смеси, по мне­нию авторов статьи, должен определяться общей сум­марной массой смешанных между собою наркотических веществ, так как все эти три вещества включены в пере­чень наркотических средств и на них распространяются абсолютно одинаковые меры контроля. Перед этим смесь необходимо высушить до постоянной массы (удалив вла­гу), так как размер такой смеси должен определяться как «значительный, крупный и особо крупный размеры, при­меняемые для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены бо­лее строгие меры контроля».

    2. Если в состав смеси входят наркотические средства, находящиеся под разными мерами контроля (например: героин (диацетилморфин) и d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), то в соответствии с позицией Перечня наркотических средств: «Все смеси, в состав которых входят наркоти­ческие средства и психотропные вещества данного спис­ка, независимо от их количества», представленная на экспертизу смесь веществ считается включенной в Список I названного перечня.

    Размер такой смеси определяется по d-Лизергиду так как для него установлены более строгие меры контроля — «значительный размер» d-Лизергида составляет количество (массу), превышающую 0,0001 г, а для диацетилморфина аналогичный показатель составляет более 0,5 г. В этом случае размер d-Лизергида (ЛСД, ЛСД-25) должен быть определен методом газовой хроматографии и никогда не бу­дет равен общей массе вещества объекта экспертизы.

    3. Если в состав смеси входят героин (диацетилмор­фин) и кокаин, такую смесь называют «спидболл». Один компонент этой смеси — наркотическое средство героин (диацетилморфин) включен в Список I Перечня наркотических средств. Второй компонент — наркотическое средство кокаин включено в Список II названного Перечня. В соответствии с позицией Списка I Перечня наркотических средств «Все смеси, в состав которых вхо­дят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества», смесь этих двух наркотических средств не может считаться включенной в Список I названного перечня, так как ко­каин не включен в данный список наркотических средств. Такая смесь (препарат), контролируется (запрещена к обороту по ее компоненту-героину) в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона « О наркотических средствах и психотропных веществах»: в отношении препаратов предусматри­ваются меры контроля, аналогичные тем, которые уста­навливаются в отношении наркотических средств и пси­хотропных веществ, содержащихся в них.

    Размер такой смеси, как следует из постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002, равен общей массе всей смеси, содержащей кокаин. В данном постановлении Правительства РФ названы четыре кон­кретных вещества, для которых применяется упрощенный порядок определения размера содержащих их смесей. Даже влажность таких смесей экспертом может не учи­тываться, так как в постановлении указано следующее: «Размеры распространяются на смеси (препараты) ука­занного наркотического средства или психотропного ве­щества». Эти вещества помечены символом. Это четыре вещества: «кокаин», «карфентанил», «тропа- кокаин» и «гаммабутыролактон». В рамках данной статьи авторы не будут критиковать приведенные правила опре­деления размеров таких запрещенных к обороту смесей, хотя в целом, с точки зрения п. 4 ст. 2 Закона «О нарко­тических средствах и психотропных веществах», счи­тают их несправедливыми.

    4. Наиболее распространен в экспертной практике слу­чай, когда в состав исследуемого объекта экспертизы входят наркотическое средство и нейтральный компонент.

    Разберем пример смеси, содержащей героин (диаце- тилморфин) и сахар. Примечательно, что в соответствии с позицией Перечня наркотических средств «Все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их ко­личества» такая смесь веществ не может считаться, включенной в Список I названного перечня, поскольку сахар не включен в данный список наркотических средств.

    Такая смесь (препарат), контролируется (запрещена к обороту по ее компоненту-героину) в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и в соответствии с п. 2 примечания к Перечню: контроль распространяется на препараты, содержа­щие наркотические средства и психотропные вещества, указанные в настоящем перечне, независимо от их ко­личества и наличия нейтральных компонентов (вода, крахмал, сахар, бикарбонат натрия, тальк и т.п.).

    Размер такой запрещенной к обороту смеси опреде­ляется не общей массой смеси этих веществ, как обычно ошибочно утверждают эксперты, а как «значительный, крупный и особо крупный размеры, применяемые для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены более строгие ме­ры контроля». То есть эксперт в этом случае должен ме­тодом газовой хроматографии установить содержание героина (диацетилморфина), так как для него установлены более строгие меры контроля, а сахар не учитывать, так как оборот сахара в Российской Федерации не запрещен.

    Если размер такой смеси определять исходя из «общей массы», как это делает подавляющее большинство экспертов, то будет нарушено требование п. 4 ст. 2 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», который мы цитировали выше. При отождествлении масс (размеров) смеси, содержащей наркотическое средство и чистого наркотического средства (имеется в виду пример смеси, содержащей героин и сахар), меры контроля для этих двух сравниваемых веществ никогда не будут ана­логичными. Смесь при меньшем содержании (размере) наркотического средства в таком случае оказывается «бо­лее контролируемым» и «сильным наркотическим средством», нежели абсолютно чистое наркотическое средство героин.

    Очевидно, что смесь, содержащая 1 г героина и 4 г са­хара (общей массой 5 г), не может быть более опасной для человека, чем чистый героин массой 1 г. Степень опасно­сти такой смеси определяется 1 г наркотического средства героина, и меры контроля для такой смеси должны быть ана­логичными, применяемым для 1 г чистого героина.

    Как указывалось выше, в постановлении Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 названы всего четыре вещества, для которых применяется «упро­щенный порядок» определения размера смесей, их со­держащих — по «общей массе». Эти вещества помечены символом (**). Наркотическое средство героин (диацетилморфин) таким символом не отмечено, соответствен­но его размеры на смеси (препараты), его содержащие не распространяются.

    Как уже указывалось, смесей, содержащих наряду с контролируемыми психоактивными веществами инертные (ненаркотические) компоненты, подавляющее боль­шинство, Инертные наполнители (сахар, глюкоза и т.д.) добавляются к криминальным наркотикам, реализуемым не крупными партиями (оптом), а в рамках уличной, индивидуальной торговли. Таким образом обычно разбав­ляют несколько разовых доз, сбываемых для личного потребления. Делается это для того, чтобы обеспечить пе­редачу микроколичества психоактивного компонента, который в чистом виде составляет миллиграммы вещества и неудобен для передачи и употребления из-за больших потерь вещества (высыпается, остается в виде наслоений на упаковке, руках сбытчика и потребителя, приспособлениях, используемых наркоманами для потребления нар­котика). Именно такие смеси являются объектами боль­шинства экспертиз, выполняемых в рамках расследований уголовных дел по наркотикам. Крупные партии чистых наркотиков изымаются крайне редко.

    Судебная и экспертная практика показывают, что судьи и эксперты не понимают друг друга. Судьи не осознают, что вместо полноценной экспертизы им представляется по­луфабрикат, который не может быть положен в основу выносимого судебного решения, так как не определен размер наркотика (психотропного вещества), а эксперты практи­чески поголовно убеждены, что они и не должны опреде­лять размер наркотического средства (психотропного ве­щества), считая, что это прерогатива суда.

    Заблуждение экспертов в том, что все, что содержит наркотик, является наркотическим средством, не побуж­дает их выполнять исследование химического состава объекта экспертизы в полном объеме, как того требует действующее законодательство и указанные постанов­ления Правительства РФ.

    Эксперты-химики, которые относят все вещество (объ­ект исследования) к наркотическому средству только по­тому, что обнаружили в его составе наркотическое сред­ство, включенное в Перечень наркотических средств (пси­хотропных веществ), действуют с нарушением сразу нескольких федеральных законов. В этом случае они своими действиями нарушают ст. 1 и 2 Закона «О нарко­тических средствах и психотропных веществах», ст. 3-5 Закона «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в Российской Федерации».

    Авторы статьи, в прошлом государственный судеб­ный эксперт и прокурорский работник, не раз и не два об­ращали внимание бывших коллег (в настоящее время возглавляющих государственные правоохранительные структуры) на существенные недостатки в части много­кратного завышения размеров наркотических средств и психотропных веществ. Но взаимопонимания в этом во­просе так и не нашли. Руководители следствия и началь­ники государственных судебно-экспертных учреждений едины во мнении, что подчиненные им сотрудники не обя­заны при проведении расследований «наркотических» преступлений устанавливать полный химический состав смесей, содержащих наркотик и определять размеры чи­стых наркотических средств (психотропных веществ). Отмеченное свидетельствует о существовании неглас­ной межведомственной позиции рассмотрения такой ка­тегории уголовных дел. Эта согласованная позиция вы­ражается в повсеместном насаждении «упрощения» про­цедуры диагностики наркотиков и многократном завышении их размеров. С ведомственных позиций логика начальников от следствия и экспертизы вполне понятна: чем больше (в граммах и килограммах) криминальных наркотиков изымается из оборота, тем выше оценка ра­боты правоохранительных ведомств. На деле наркоти­ков в изъятых веществах гораздо меньше (меньше в де­сятки и сотни раз!), таким образом, в результате «упро­щений» экспертизы теряется смысл и содержание норм права.

    Только достоверно определенный качественный хи­мический состав всего вещества позволяет правильно выбрать список контролируемых веществ, а точно уста­новленная масса контролируемого вещества — определить размер контролируемого препарата.

    В свою очередь, необъективная и недостоверная ин­формация о составе исследованных веществ, о размерах наркотических средств (психотропных веществ), пред­ставляемая следователям и экспертами судьям, приво­дит к массовым судебным ошибкам при вынесении обвинительных приговоров, дискредитирует судебную си­стему и правоохранительные органы Российской Федерации.

    Библиография

    Федеральный закон от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О нар­котических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998. №2. Ст. 219.

    Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О го­сударственной судебно-экспертной деятельности в Рос­сийской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.

    Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681 (в ред. от 2 июля 2015 г.) «Об утверждении переч­ня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 28. Ст. 4232.

    Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. № 76 (в ред. от 23 ноября 2012 г.) «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и пси­хотропных веществ, а также крупного и особо крупного раз­меров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для це­лей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 7. Ст. 787.

    Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 (в ред. от 2 июля 2015 г.) «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркоти­ческих средств и психотропных веществ, а также значи­тельного, крупного и особо крупного размеров для расте­ний, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих нарко­тические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1,229 и 229.1 Уголовного кодекса Россий­ской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 28. Ст. 4232.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психот­ропными, сильнодействующими и ядовитыми вещества­ми» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ию­ня 2006 г. № 14 (в ред. от 30 июня 2015 г.) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарко­тическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Российская газета. 2015. 10 июля. Федеральный выпуск № 6721.

    Обзор судебной практики по уголовным делам о пре­ступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых ве­ществ. Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27 ию­ня 2012 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 10.

    Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака: Методические рекомендации / Соро­кин В.И. и др. / под ред. Э.А. Бабаяна. — М.: ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭМЮРФ, 1995.

    Контактная информация об авторах: Ведищев Николай Павлович, директор адвокатской конторы № 39 «Академическая» МГКА, кандидат юридических наук;

    Гладышев Дмитрий Юрьевич, эксперт, директор бю­ро независимой экспертизы «Версия», кандидат хими­ческих наук;

    Смотрите так же:  Дача взятки должностному лицу уголовная ответственность

Оставьте комментарий