Компенсация вдове чаэс

Решение № 2-5740/2016 2-5740/2016

М-5410/2016 М-5410/2016 от 25 октября 2016 г. по делу № 2-5740/2016

Именем Российской Федерации

г. Махачкала 25.10.2016 г.

Советский районный суд г. Махачкалы в составе:

председательствующего судьи Джунайдиева Г. Г.

при секретаре :Зайналбиевой Д,

представителя истца : ФИО4,

представителя ответчика – Военного комиссара Р,Д, ФИО5АВ,

Рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ФИО2 обязать министерство труда и социального развития РД назначить ей ежемесячные выплаты в возмещения вреда здоровью в размере 50% от полученных выплат его супруга, установить факт нахождения ее ФИО2 наиждивении своего покойного супруга ФИО1, обязать Министерство труда и социального развития выплатить ей, как вдовеликвидатора ЧАЭС единовременную компенсацию в размере 26 тысяч 046 рублей47 копеек. обязать Военный комиссариат РД выплатить ей деньги на погребение в размере 16 тысяч 258 рублей.

ФИО2 обратилась в суд с иском обязать министерство труда и социального развития РД назначить ей ежемесячные выплаты в возмещения вреда здоровью в размере 50% от полученных выплат его супруга, установить факт нахождения ее ФИО2 наиждивении своего покойного супруга ФИО1, обязать Министерство труда и социального развития выплатить ей, как вдовеликвидатора ЧАЭС единовременную компенсацию в размере 26 тысяч 046 рублей47 копеек. обязать Военный комиссариат РД выплатить ей деньги на погребение в размере 16 тысяч 258 рублей.

В ходе судебного заседания в качестве соответчика привлечено Управление социальной защиты населения в МО « «

Иск мотивирован тем, что она является вдовой ликвидатора Чернобыльской АЭС, ФИО1, в связи с тем, что муж ФИО1 17.04.1967г.р.с 26.09.86г. по 13.012.87гг принимал участие в ликвидации последствий аварии ЧАЭС в/ч 3217. Умер 18.03.15г. причина смерти связана с воздействием радиационных факторов вследствие аварии на ЧАЭС.

Она является инвали группы матерью 2-х несовершеннолетних детей, и находилась на иждивении своего мужа. В связи с тем. что ей, как вдове ликвидатора-чернобыльской АЭС не выплачивают положенные пособия она вынуждена была обратиться в суд, за защитой своих нарушенных прав.

Считает, что в соответствии с п. 15 ст. 14 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы гарантируется ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, в следующих размерах: инвалидам I группы — 5000 рублей; инвалидам II группы — 2500 рублей; инвалидам III группы — 1000

рублей. В случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную.

компенсацию, предусмотренную п. 15 ч. 1 настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан.

Таким образом, для возникновения права у члена семьи умершего инвалида вследствие ЧАЭС на получение ежемесячной компенсации необходимы два условия: нетрудоспособность и нахождение на иждивении инвалида на момент его смерти.

Нетрудоспособными в отношении права на получение возмещения вреда в случае смерти кормильца признаются: женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет. Достижение общеустановленного пенсионного возраста (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации») является безусловным основанием для признания такого лица нетрудоспособным независимо от фактического состояния его трудоспособности; инвалиды независимо от того, какая группа инвалидности им установлена, -1, II или III.

Исходя из вышеприведённых норм закона, следует, что она ФИО2 находилась на иждивении своего супруга ФИО1 и имеет право на получение денежных выплат возмещению вреда здоровья.

Она неоднократно обращалась в Управление социальной защиты населения в МО « « , в ГУ ОПФР по РД для признания ее факта нахождения на иждивении. Однако с обеих организаций получила отказ.

Ей не была выплачена единовременная компенсация, полагающаяся членам семьиграждан погибшим вследствие чернобыльской катастрофы в размере 26тысяч 046рублей 47 копеек ( при наличии заключения экспертного совета о причинно-следственной связи смерти с последствиями радиации) согласно ч.4 ст. 39 законаРФ — Семьям, потерявшим кормильца вследствие Чернобыльской катастрофы,выплачивается единовременная компенсация в размере 26046,47 рублей (в 2015году), родителям погибшего — в размере 13023,27 рублей (в 2015 г.). (Часть 4Статьи 39)

Как вдова ликвидатора согласно ч.2 ст.2 Федерального закона № 5-ФЗ от12.02.2001г., в редакции ФЗ № 31-ФЗ от 26.04.2004г она имеет право на получение 50% от ВВЗ которые он получал при жизни, либо50% от его утраченно заработка, определяемого в порядке ст. 12 Закона № 125-ФЗ. т.к. смерть его мужа напрямую связана с аварией на ЧАЭС,( о чём свидетельствует экспертиза) Однако этих денег она не получает При запросе ее адвоката в Министерство труда и социального развития РД была выдана справка о получении ЕДВ ее супругом за период 2013- 2015гг.Исходя из приведённых данных размер ее выплат должен составлять – 28 тыс.390 рублей 5 копеек( от суммы 56.789109.)

Ее адвокат также обратилась в Военный комиссариат РД для получения пособия на погребе ние которое полагается согласно Постановлению ПравительстваРФ за № от ДД.ММ.ГГГГг. « О нормах расходов денежных средств на погребение» в размере 16 тыс. 258 рублей (сумма на 26.03.2015г и она индексируется ). Однако ответа не последовало.

С учетом изложенного истица и ее представитель просить удовлетворить ее иск Представитель Минтруда и социального развития в суд не явился, просят рассмотреть дело без их участия, представили свои возражения

Как усматривается из их возражений Министерство труда и социального развития Республики Дагестан, рассмотрев исковое заявление ФИО2 об обязании назначить ежемесячные выплаты в возмещения вреда здоровью, считает его необоснованным и подлежащим отклонению по следующим основаниям.

Впервые право на получение денежных компенсаций по возмещению вреда было закреплено в пункте 25 статьи 14 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (далее — Закон) в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 179-ФЗ, введенном в действие с ДД.ММ.ГГГГ.

Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», введенным в действие с ДД.ММ.ГГГГ, в Закон были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми пункт 25 статьи 14 изложен в новой редакции, предусматривающей назначение возмещения вреда исключительно в твердой сумме в зависимости от группы инвалидности без учета какого-либо заработка.

Статья 14 Закона была дополнена новой частью второй следующего содержания: «В случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, ¦ право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 25 части первой настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной

денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Для определения размера компенсации, приходящейся на каждого иждивенца, имеющего данное право, размер компенсации, приходящейся на всех указанных иждивенцев, делится на их число».

Из содержания названной нормы видно, что нетрудоспособные иждивенцы умершего инвалида имеют право после ДД.ММ.ГГГГ не на любую компенсацию, а только на ту, которая предусмотрена действующей после ДД.ММ.ГГГГ редакцией пункта 25 части первой статьи 14 Закона.

Из изложенного следует, что размер компенсации члену семьи инвалида, умершего после вступления в действие Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 5-ФЗ, может быть определен только исходя из твердой суммы, предусмотренной в настоящее время пунктом 15 части первой статьи 14 Закона.

В связи с тем, что законодательством не предусматривалась возможность назначения возмещения вреда членам семьи умершего инвалида-чернобыльца исходя из денежной суммы, которая ему была сохранена после ДД.ММ.ГГГГ, сама ФИО2 до ДД.ММ.ГГГГ получателем денежной компенсации возмещения вреда в связи со смертью кормильца не являлась, впервые обратилась за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 5-ФЗ, назначение и выплата данной компенсации

должны были осуществляться исходя из суммы компенсации, предусмотренной пунктом 15 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

В соответствии с вышеуказанными требованиями ФИО2 должна получать ежемесячную денежную компенсацию в размере 5 827,31 рублей:

5 827,31 руб. = 8 740,97 (II группа)/3*2, т.е. разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца ( на 2016 год а не на момент обращения. )

Кроме того, в пункте 3.3 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №-П указано, что «право выбора — получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется инвалидам-чернобыльцам, а в случае их смерти — нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ №5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»».

2. Единовременная денежная компенсация согласно части четвертой статьи 39 Закона выплачивается семьям, потерявшим кормильца вследствие чернобыльской катастрофы.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от ДД.ММ.ГГГГ №-П указал, что «Понятие «кормилец», содержащееся в статье 39 Закона, предполагает иждивенчество членов (члена) семьи, которое не надо доказывать лишь гражданам, указанным в норме статьи 29 Закона. Базовый Закон ни в редакции от ДД.ММ.ГГГГ, ни в ныне действующей редакции не содержит определения понятий «иждивение» и «нетрудоспособный член семьи». Они раскрываются в других федеральных законах, использование которых для уяснения смысла этих понятий является общим правилом.».3

Далее в данном Постановлении определено, что в «данном случае подлежат применению соответствующие положения статьи 7 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», аналогичные положениям статьи Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина > Статья 1088. Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца’ target=’_blank’>1088 Гражданского кодекса Российской Федерации.».

Необходимо иметь в виду, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (пункт 3 статьи 9 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»). Иждивенство детей, не достигших возраста 18 лет, предполагается и не требует доказательств.

Право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

В связи с изложенным основанием для выплаты ФИО2 единовременной компенсации, предусмотренной статьей 39 Закона будут являться следующие документы:

а) паспорт гражданина РФ;

б) удостоверение умершего гражданина;

в) заключения экспертного совета о причинной связи смерти супруга споследствиями радиационных факторов;

г) документальное подтверждение юридического факта нахождения на иждивении, которым будет являться судебное решение об установлении данного факта.

Только по представлении вышеуказанных документов может быть назначена единовременная компенсация.

3. Для получения пособия на погребение получатель подает в орган в сфере социальной зашиты населения заявление. К заявлению прилагаются следующие документы:

а) копия удостоверения умершего лица, дающего право на мерысоциальной поддержки;

б) копия справки о смерти установленной формы, выдаваемой органамизаписи актов гражданского состояния при регистрации смерти.

в) платежные документы, подтверждающие расходы на похороны.. Пособие выплачивается только в том случае, если ранее гражданин данный вид выплаты не получал.

На основании вышеизложенного Министерство труда и социального развития Республики Дагестан просит суд в удовлетворении искового заявления ФИО2 отказать и рассмотреть его без участия представителя Министерства.

Представитель Военного комиссара РД ФИО5 просит отказать в части требовании о взыскании пособия на погребение пояснив, что истица уже получила пособие на погребение в пенсионном фонде по РД и они выплатили бы только в том случае, если ранее гражданин данный вид выплаты не получал.

Представитель пенсионного Фонда по РД и Управление социальной защиты населения в МО « « не явились хотя были извещены.

Выслушав объяснение сторон, исследовав материалы дела суд приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела муж истицы ФИО1 принимал участие в ликвидации последствий аварии ЧАЭС в/ч 3217. Являлся инвалидом второй группы. Умер 18.03.15г. причина смерти связана с воздействием радиационных факторов вследствие аварии на ЧАЭС

.. Эти обстоятельства не оспариваются сторонами и подтверждаются материалами дела

Истица получила от пенсионного фонда пособие на погребение мужа 5277,28 рублей.

Истице также выплачиваются ежемесячную денежную компенсацию в исходя из суммы компенсации в соответствии п. 15 части 1 ст. 14 Закона от ДД.ММ.ГГГГ № «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». в твердой денежной суммы с учетом разности между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца ( на момент обращения с последующей индексацией. )

Эти обстоятельства также не оспариваются сторонами.

Доводы истицы, что ежемесячную денежную компенсацию ей должны выплачивать исходя из права на получение 50% от ВВЗ которые он получал при жизни, либо50% от его утраченного заработка, с уд считает не основаны на законе по следующим основанием.. Назначение и выплата компенсаций, возмещающих вред, причиненный здоровью радиационным воздействием вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС,

гражданам, ставшим инвалидами, а в случае их смерти — их нетрудоспособным иждивенцам, осуществляется в соответствии с требованиями норм действующего законодательства.

В соответствии с пунктом 15 части 1 статьи 14 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 15 части 1 настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Для определения размера компенсации, приходящейся на каждого иждивенца, имеющего данное право, размер компенсации, приходящейся на всех указанных иждивенцев, делится на их число.

Положения пунктом 15 части 1 статьи 14 базового Закона предусматривают выплату компенсации инвалидам 1 группы в размере 5000 руб., инвалидам 2 группы — 2500 руб.

При этом впервые право на получение денежных компенсаций по возмещению вреда было закреплено в пункте 25 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 179-ФЗ, введенного в действие со ДД.ММ.ГГГГ.

Названная норма Закона сама по себе только устанавливала право на компенсации, а в части определения размеров возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС отсылала к законодательству Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с производством, т.е. к Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденным Постановлением Верховного Совета РФ от ДД.ММ.ГГГГ (в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 180-ФЗ).

Кроме того, пункт 25 части 1 статьи 14 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 (в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 179-ФЗ) допускал возможность исчисления возмещения вреда из условного месячного заработка, если период работы в зоне отчуждения составлял менее одного полного календарного месяца.

Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», введенным в действие с ДД.ММ.ГГГГ, в базовый закон были внесены изменения и дополнения.

Так, пункт 25 части 1 статьи 14 базового Закона изложен в новой редакции, предусматривающей назначение возмещения вреда исключительно в твердой сумме в зависимости от группы инвалидности без учета какого-либо заработка: инвалидам 1 группы — руб., инвалидам 2 группы, инвалидам 3 группы — руб.

Статья 14 базового Закона была дополнена новой частью 2

следующего содержания: «В случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 25 части 1 настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных

членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Для определения размера компенсации, приходящейся на каждого иждивенца, имеющего данное право, размер компенсации, приходящейся на всех указанных иждивенцев, делится на их число».

Смотрите так же:  Минимальные требования гта 5 на компьютер

Из содержания этой нормы следует, что нетрудоспособные иждивенцы умершего инвалида имеют право после ДД.ММ.ГГГГ не на любую компенсацию, а только на ту, которая предусмотрена действующей после ДД.ММ.ГГГГ редакцией пункта 25 части 1 статьи 14 Закона, а в этом пункте с ДД.ММ.ГГГГ предусмотрены только твердые денежные суммы.

Это означает, что размер компенсации члену семьи инвалида, умершего после вступления в действие Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 5-ФЗ, может быть определен только исходя из твердой суммы, предусмотренной пунктом 25 части 1 статьи 14 базового Закона.

Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 607 был утвержден Порядок выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Согласно абзацу второму пункта 3 данного Порядка в случае смерти инвалида размер денежной компенсации, приходящейся на всех нетрудоспособных иждивенцев, определяется как разность между всем размером денежной компенсации по соответствующей группе инвалидности и частью, приходящейся на самого кормильца. Для определения размера денежной компенсации, приходящейся на каждого нетрудоспособного иждивенца, размер денежной компенсации, приходящейся на всех нетрудоспособных иждивенцев, делится на их число.

Аналогичная норма содержится и в абзаце 2 пункта 4 Разъяснения Минтруда России ДД.ММ.ГГГГ N 6, утвержденного постановлением Минтруда от ДД.ММ.ГГГГ N 83.

Решением Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N ГКПИ02-122 установлено, что пункт 4 Разъяснения Минтруда России в части слов «денежной компенсации по соответствующей группе инвалидности» не противоречит части 2 статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

В пункте 3.3 Постановления Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 11-П указано, что из пункта 25 части 1, части 2 статьи 14, абзаца второго пункта 2 части 1 статьи 29 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в редакции от ДД.ММ.ГГГГ в их нормативном единстве с частями 1 и 2 статьи 2 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 5-ФЗ следует, что право выбора — получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется

инвалидам-чернобыльцам, а в случае их смерти — нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ, то есть после ДД.ММ.ГГГГ. Данное положение, как основанное на

признании права законодателя на введение нового способа определения размера возмещения вреда здоровью, не противоречит Конституции РФ.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» выявленный Конституционным Судом РФ конституционно-правовой смысл указанных законоположений является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

В связи с тем, что законодательством не предусматривалась возможность назначения возмещения вреда членам семьи умершего инвалида-чернобыльца исходя из денежной суммы, которая ему была сохранена после ДД.ММ.ГГГГ, сама истица до ДД.ММ.ГГГГ получателем денежных компенсаций возмещения вреда в связи со смертью кормильца не являлась, впервые обратилась за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 5-ФЗ, назначение и выплата данной компенсации должны осуществляться исходя из суммы компенсации, предусмотренной пунктом 15 части 1 статьи 14 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 (в редакции, действующей на момент смерти супруга истицы).

Таким образом, вывод суда первой инстанции о праве истицы как нетрудоспособного члена семьи, находившейся на иждивении гражданина, ставшего инвалидом вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, на получение ежемесячной компенсации, рассчитанной из размера ежемесячной суммы, получаемой инвалидом, является ошибочным, основанным на неправильном толковании и применении норм материального права.

Размер ежемесячной денежной компенсации истице определен органом социальной защиты в соответствии с частью 1 пункта 15 статьи 14 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и с учетом индексации по постановлениям Правительства РФ на момент обращения.

По этому в иске в этой части следует отказать

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» в случае, если погребение осуществлялось за счет средств супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего, им выплачивается социальное пособие на погребение в размере, равном стоимости услуг, предоставляемых согласно указанному в п. 1 ст. 9 данного Федерального закона гарантированному перечню услуг по погребению, но не превышающем 4 000 рублей, с последующей индексацией исходя из прогнозируемого уровня инфляции, установленного федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период, в сроки, определяемые Правительством Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 ст. 10 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» выплата социального пособия на погребение производится в день обращения на основании справки о смерти органом, в котором умерший получал пенсию; организацией (иным работодателем), которая являлась страхователем по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности по отношению к умершему на день смерти; органом социальной

защиты населения по месту жительства в случае, если умерший не подлежал обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности на день смерти и не являлся пенсионером; территориальным

органом Фонда социального страхования Российской Федерации, в котором был зарегистрирован в качестве страхователя умерший на день смерти.

В силу п. 3 ст. 10 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» социальное пособие на погребение выплачивается, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня смерти. Выплата социального пособия на погребение производится соответственно за счет средств Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации, бюджетов субъектов Российской Федерации. Истице с учетом индексации пенсионным фондом по РД выплачена пособие на погребение мужа 5277,28 рублей 2015 г. и по этому требовании истицы к Военному комиссариату необоснованны, поскольку законом не предусмотрено выплата пособие на погребение одновременно с различных организаций.

Согласно ст. 9 ФЙЗ О трудовых пенсиях российской федерации нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца признаются:

1) дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе в иностранных организациях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца старше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами. При этом братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что они не имеют трудоспособных родителей;

(в ред. Федеральных законов от ДД.ММ.ГГГГ N 213-ФЗ, от ДД.ММ.ГГГГ N 185-ФЗ)

2) один из родителей или супруг либо дедушка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умершего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта, и не работают;

3) родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами;

В части 2 статьи 10 Федерального закона «О страховых пенсиях» определен круг лиц, которые признаются нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца, в их числе родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами (пункт 3 части 2 статьи 10 Федерального закона «О страховых пенсиях»).

Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (часть 3 статьи 10 Федерального закона «О страховых пенсиях»).

Как усматривается из материалов к дню смерти супруга истица являлась инвали — группы,. т.е являлась нетрудоспособной.

Суд исходить, что истица находилась на иждивении мужа поскольку получали от него помощь, которая была для нее постоянным и основным источником средств к существованию.

Согласно ст. 39 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Семьям, потерявшим кормильца вследствие чернобыльской катастрофы, выплачивается единовременная компенсация.

Согласно п 3.4. Единовременная компенсация членам семей граждан, погибших (умерших) вследствие чернобыльской катастрофы, семьям, потерявшим кормильца из числа лиц, указанных в пункте ДД.ММ.ГГГГ-1, из числа лиц, указанных в статьях 2 и 3 закона 175-Ф (часть четвертая статьи 3ДД.ММ.ГГГГ-1, часть четвертая пункта ДД.ММ.ГГГГ-1, часть вторая статьи 11 закона 175-ФЗ). Постановление Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1411 с ДД.ММ.ГГГГ установлен в размере 26046,47 рублей

Таким образом Управление социальной защиты населения в МО « « должна произвести выплату ФИО2 единовременную компенсацию в размере 26 тысяч 046 рублей

Иск ФИО2 удовлетворить частично.

Установить факт нахождения ФИО2 наиждивении своего покойного супруга ФИО1.

Обязать Управление социальной защиты населения в МО « « произвести выплату ФИО2 единовременную компенсацию в размере 26 тысяч 046 рублей

В иске в остальной части отказать

Мотивированное решение составлено ДД.ММ.ГГГГ

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд РД в месячный срок со дня составлении мотивированного решения.

Изменились правила ежемесячных выплат чернобыльцам

Правительство скорректировало правила предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольствия чернобыльцам. Право на компенсацию теперь получили и дети умершего чернобыльца, не достигшие 14-летнего возраста и получавшие компенсацию при жизни родителю. Соответствующее Постановление Правительства вступило в силу 13 февраля.

Для получения компенсации теперь не нужно представлять заверенную копию заключения межведомственного экспертного совета (военно-врачебной комиссии) о причинной связи заболевания, приведшего к смерти кормильца, с последствиями чернобыльской катастрофы.

В целом же в перечень лиц, кому полагаются чернобыльские выплаты, входят участники ликвидации последствий аварии в ЧАЭС (военнослужащие и военнообязанные, пожарные, работники МВД, медперсонал), граждане, проживавшие и эвакуированные из зараженных радиацией территорий, доноры, пожертвовавшие свой костный мозг пострадавшим от аварии, а также члены семей чернобыльцев.

В материальной форме дети, а также родители чернобыльцев получают следующие льготы:

-лица до 14 лет получают пособие размером в 300 рублей каждый месяц;

— лица с 14-18 лет получают ежемесячные выплаты в 800 рублей;

— инвалиды, находящиеся на иждивении, потерявшие кормильца каждый месяц получают выплаты в 20 тыс. рублей;

— в семьях, потерявших кормильца, дети получают 12399,63 рубля, а вдовы — 6199,81 руб.;

— дети получают специальные денежные пособия для оплаты обедов в школе — 84,21 руб.;

— для оплаты питания в детском садике — 433,6 руб.

Помимо материальных субсидий, дети и семьи вправе рассчитывать на иные льготы: скидка в 50% на оплату счетов по ЖКУ, компенсации при покупке топлива тем, кто живет далеко за городом, вне очереди предоставляются квартиры по договору аренды, зачисление в детские сады и школы вне очереди.

Вдова ликвидатора аварии на ЧАЭС получила компенсацию

Наталья Олейникова из г. Прохладного КБР получила компенсацию на питание как вдова инвалида 1 группы ликвидатора Чернобыльской катастрофы.

В феврале 2012 года во время дежурства в интернет-приемной члена Общественной Палаты РФ Людмилы Шуваловой, к ней поступило обращение от жительницы г. Прохладного Кабардино- Балкарской Республики Натальи Николаевны Олейниковой,1948 г.р., вдовы инвалида 1 группы ликвидатора чернобыльской катастрофы. В своем письме Наталья Николаевна просила Людмилу Шувалову разобраться в вопросе выплаты компенсации на питание вдовам инвалидов-ликвидаторов катастрофы на ЧАЭС.

«Обращаясь к вам, — писала в письме Олейникова, — мы хотим добраться до истины. История, возможно и не стоит тех денег, из-за которых мы, вдовы погибших мужей, так долго бьемся (668 рублей ежемесячная компенсация на питание), но важно все- таки изменить отношение некоторых чиновников к нам, пожилым людям, виноватых лишь в том, что наши мужья не отказались быть в трудный момент для Родины спасателями. Мы обращаемся со своим вопросом во многие республиканские и даже федеральные инстанции, но не можем получить разумного разъяснения наших льгот».

Впервые Наталья Николаевна Олейникова обратилась в Министерство труда и социального развития КБР по поводу денежной компенсации в 2005 г., ей ответили, что данная компенсация ей не положена.

В 2010 году после выхода Постановления Правительства № 751 за подписью В.В.Путина, которое способствовало решению спорных вопросов, касающихся компенсаций участникам катастрофы на ЧАЭС, Наталья Олейникова вновь обращается в республиканские инстанции по вопросу выплаты денежной компенсации на питание, собирает необходимые документы, но вновь не добивается положительного ответа. Несмотря на то, что вдовы в других регионах после выхода данного постановления стали получать данную компенсацию.

Людмила Шувалова, получив обращение Олейниковой, подписанное 19 вдовами чернобыльских ликвидаторов из г. Прохладного и Прохладненского района КБР, решила помочь людям, ответить на, казалось бы, очень простой вопрос, который появился во всей этой истории, почему в других регионах России данную федеральную компенсацию выплачивают, а КБР нет?

Людмила Шувалова провела консультации в Общероссийском Союзе Общественных Объединений «Союз „Чернобыль“ России», где получила ответ юристов, что необходимо обращаться в суд. В комитете Государственной Думы по труду и социальной политике специалисты также рекомендовали обращаться в суд по месту жительства.

19 апреля Людмила Шувалова направила запрос в Минздрав РФ (№ 4ОП-12/4386-п) за разъяснением норм действующего законодательства по данному вопросу. Затем такие же запросы ушли главе Кабардино-Балкарской Республике и Полномочному Представителю Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе.

Тем временем Наталья Николаевна, которую все общественные и добровольные помощники Людмилы Шуваловой, называют бабушка Наташа, обратилась в суд. Нальчинский городской суд решением от 31.07.2012 г удовлетворил ее исковые требования. Но Министерство труда и соцразвития КБР стояло на своем и подало апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции. Однако, Верховный суд КБР оставил решение суда первой инстанции без изменений и оно вступило в законную силу.

Так завершилась долгая история бабушки Наташи за ежемесячную компенсацию на продукты питания.

Наталья Олейникова прислала благодарственное письмо в Общественную палату РФ и лично Людмиле Шуваловой.

«Спасибо за поддержку, за понимание, — написала она, — Считайте, что это общая победа».

За прошедший период Наталья Николаевна избрана Председателем местного отделения «Союза „Чернобыль“ России». Она сама теперь ведет прием, объясняет права и обязанности чиновников, ходит по инстанциям, встречается с различными руководителями своего города. С большинством из них у нее прекрасные дружеские отношения. Несмотря на все прошедшие трудности, Наталья Николаевна верит в людей. И продолжает служить им, как когда-то и ее муж, герой-спасатель и десятки таких же современных героев, погибших из-за чернобыльской катастрофы.

Член Общественной палаты Людмила Шувалова: «Вначале, когда я отправляла запрос в Минздрав РФ, и, получив отрицательный ответ от специалистов, я подумала, что действительно данная денежная компенсация не положена заявительнице. Но ознакомившись с решениями судов, в которых многие вдовы их выигрывали, я решила, что все не так однозначно в этом вопросе. Авторитет Общественной Палаты помог мне привлечь нужное внимание государственных и общественных органов и организаций к данной теме. Действительно, эти женщины достойны признания и уважения государства в полной мере. Их мужья, погибшие ради жизни и счастья многих людей страны, они и есть настоящие современные герои, и забывать об их подвиге было бы неправильно, несправедливо. Наша задача привлечь максимальное внимание общественности к этой теме, предложить эффективные меры, чтобы заслуженные люди не ходили по судам, доказывая правоту!».

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 2018 г. N 11-П «по делу о проверке конституционности положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в связи с жалобой гражданки В.Н. Фоминой»

Комментарии Российской Газеты

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47 1 , 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки В.Н.Фоминой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика К.В.Арановского, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Заявительница по настоящему делу гражданка В.Н.Фомина — вдова умершего в 2008 году инвалида вследствие чернобыльской катастрофы оспаривает конституционность положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», согласно которому меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 2, 3, 7, 8, 12-15 части первой данной статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

Смотрите так же:  Федеральный закон об изменении порядка выезда и въезда в рф

Решением Кораблинского районного суда Рязанской области от 25 декабря 2015 года был установлен юридический факт нахождения В.Н.Фоминой на иждивении умершего супруга, что послужило основанием для назначения ей ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, в размере 4084 руб. 57 коп.; в назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, которую получал при жизни ее супруг, В.Н.Фоминой было отказано.

Оставляя без удовлетворения требования В.Н.Фоминой о назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, Железнодорожный районный суд города Рязани в решении от 11 апреля 2016 года исходил из того, что в силу части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» указанная выплата устанавливается членам семьи умершего инвалида-чернобыльца лишь в том случае, если они имели право на нее при жизни умершего, и что пункт 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года N 907), не относит вдов инвалидов-чернобыльцев к лицам, имеющим право на данную компенсацию. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 15 июня 2016 года. Определением от 22 июля 2016 года судья Рязанского областного суда отказал В.Н.Фоминой в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Нарушение оспариваемым законоположением своих прав гражданка В.Н.Фомина усматривает в том, что оно позволяет правоприменительным органам отказывать в назначении членам семьи умершего инвалида-чернобыльца ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров ввиду отсутствия у них при жизни умершего права на эту выплату, что, как полагает заявительница, противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7, 10, 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 2), 39 (части 1 и 2), 42, 45, 53 и 55.

Таким образом, с учетом предписаний статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», часть четвертая статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на ее основании решается вопрос об установлении членам семей умерших инвалидов-чернобыльцев, находившимся на их иждивении, ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров.

2. Конституция Российской Федерации закрепляет в качестве основополагающей обязанности государства признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 2) и провозглашает Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и в котором охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, устанавливаются гарантии социальной защиты (статья 7), включая социальное обеспечение в случае потери кормильца (статья 39, часть 1).

Приведенные положения Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими ее положениями, закрепляющими право на охрану здоровья (статья 41, часть 1), право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (статья 42), обязывают государство устанавливать систему социальной защиты граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в частности таких, как катастрофа на Чернобыльской АЭС. Наряду с мерами, направленными непосредственно на возмещение пострадавшим гражданам вреда, причиненного радиационным воздействием, соответствующая система социальной защиты должна включать меры, адресованные нетрудоспособным членам их семей, цель которых — восполнение поддержки, утраченной ими в том числе в связи со смертью кормильца.

3. Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предусматривает в рамках закрепленной им системы различные виды денежных выплат (ежемесячную денежную выплату, компенсации за вред здоровью, на оздоровление, на приобретение продовольственных товаров, компенсации работающим или осуществляющим предпринимательскую деятельность в зонах радиоактивного загрязнения, выплаты в повышенном размере пенсий и пособий и т.д.) и устанавливаемых в дополнение к ним мер социальной поддержки, которые направлены на создание для пострадавших граждан наиболее благоприятных (льготных) условий реализации конкретных прав и доступа к социально значимым благам и услугам (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2009 года N 17-П).

Наиболее широкий перечень таких мер с учетом характера и степени вреда, причиненного радиационным воздействием, а также его последствий (как фактически наступивших, так и прогнозируемых) установлен Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» для граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, а также для инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы (пункты 1 и 2 части первой статьи 13, статьи 14, 27 1 , 29 и 39). Одновременно с этим названный Закон предоставляет членам семей граждан из числа указанных категорий право на единовременную и ежемесячную денежные компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца (часть вторая статьи 14 и часть четвертая статьи 39), и пенсию по случаю потери кормильца, которая назначается независимо от других видов пенсий, пособий и доходов (часть третья статьи 29), обеспечивая тем самым восполнение (замещение) части дохода или иной помощи умершего кормильца, которая была для членов его семьи постоянным и основным источником средств к существованию.

3.1. Часть четвертая статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» распространяет ряд предусмотренных частью первой той же статьи мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

По буквальному смыслу названной нормы, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров предоставляется членам семьи умершего инвалида, которому данная выплата производилась или могла производиться, безотносительно к тому, получали ли они сами такую компенсацию при жизни кормильца. Аналогичным образом сформулирован абзац второй пункта 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2010 года N 751), в котором среди получателей данной выплаты прямо названы не только поименованные в пункте 13 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающие с ними дети, не достигшие 14-летнего возраста, но и граждане, указанные в части четвертой той же статьи.

Приведенные законоположения в их взаимосвязи толкуются правоприменительными органами как наделяющие правом на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров только тех членов семей умерших граждан из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, которые получали данную выплату при жизни кормильца. Подобный подход нашел отражение в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 года N 5-КГ15-125, которым были отменены вынесенные нижестоящими судами решения об удовлетворении исковых требований вдовы инвалида-чернобыльца об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров и принято решение об отказе в иске. Данное дело включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 за 2016 год, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 6 июля 2016 года. Тем самым выраженная в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации правовая позиция приобрела характер ориентира для нижестоящих судов при рассмотрении дел той же категории.

Между тем ранее, в том числе после вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2010 года N 751, которым в Правила предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, были внесены изменения, Верховный Суд Российской Федерации удовлетворял аналогичные требования о назначении данной выплаты. Расходятся правоприменительные органы в толковании части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» во взаимосвязи с пунктом 13 части первой данной статьи и по вопросу определения размера ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, устанавливаемой членам семей инвалидов-чернобыльцев, который — в отличие от вопроса о размере ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда — не получил четкого законодательного разрешения.

3.2. Противоречивая практика судебного истолкования части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в значительной степени обусловлена сложностью выявления правовой природы и целевого предназначения ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в контексте развития правового регулирования социальной защиты граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

По буквальному смыслу пункта 13 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», предусмотренная им компенсация гарантируется гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, что свидетельствует об адресном назначении данной выплаты, неразрывно связанной с личностью инвалида и призванной способствовать восстановлению и поддержанию его здоровья, а также для надлежащего исполнения им семейных обязанностей в отношении малолетних детей.

Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров, входящая в объем возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие воздействия радиационного излучения, призвана компенсировать потерпевшим дополнительные расходы на приобретение продовольственных товаров в пределах суммы, определенной законодателем (Определение от 2 апреля 2009 года N 476-О-П). Данный вывод подтверждается тем, что первоначально социальная защита, направленная на обеспечение доступности для инвалидов-чернобыльцев полноценного рационального питания в условиях продовольственного дефицита предоставлялась в натуральной форме (за половину стоимости). В дальнейшем — с изменением социально-экономических условий — законодателем было принято решение о предоставлении этой меры социальной защиты в денежной форме, что позволяло ее получателям свободно распоряжаться соответствующей денежной суммой, расходуя ее не только на приобретение продовольственных товаров, но и на другие цели.

Такое изменение в правовом регулировании породило в правоприменительной практике сомнения относительно наличия прямой целевой связи между ежемесячной компенсацией на приобретение продовольственных товаров и восстановлением здоровья инвалидов-чернобыльцев, особенно с учетом того, что Законом Российской Федерации от 18 июня 1992 года N 3061-I, которым Закон РСФСР от 15 мая 1991 года N 1244-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» был изложен в новой редакции, право на получение данной выплаты было предоставлено не только самим гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, но и проживающим с ними детям, не достигшим возраста 14 лет. В результате члены семей инвалидов-чернобыльцев стали рассматриваться как сохраняющие право на ежемесячную компенсацию на приобретение продовольственных товаров лишь при условии, что они получали ее при жизни кормильца, безотносительно к тому, что инвалид-чернобылец при жизни мог расходовать причитающиеся лично ему средства, составляющие данную выплату, на семейные нужды.

Таким образом, при неизменности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в разных субъектах Российской Федерации в различные хронологические периоды имеет место различное понимание правоприменителем как круга лиц, которые вправе рассчитывать на предоставление соответствующих мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, так и условий установления данной выплаты, что свидетельствует о неопределенности ее предписаний, позволяющих принимать прямо противоположные решения — как о назначении данной выплаты тем членам семей, которые при жизни кормильца ее не получали (в частности, вдовам инвалидов-чернобыльцев), так и об отказе в ее назначении.

4. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что без соблюдения общеправового критерия определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, который вытекает из закрепленных в Конституции Российской Федерации, ее статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2), принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства, невозможно ее единообразное понимание и, соответственно, применение; неоднозначность, нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют адекватному уяснению его содержания, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, ведут к произволу и тем самым ослабляют гарантии защиты конституционных прав и свобод; поэтому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы может быть вполне достаточно для признания такой нормы противоречащей Конституции Российской Федерации (постановления от 20 декабря 2011 года N 29-П, от 2 июня 2015 года N 12-П, от 19 июля 2017 года N 22-П и др.).

Поскольку при реализации предписаний части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» — в силу неопределенности их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования — допускается возможность принятия прямо противоположных решений по вопросу об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей инвалидов-чернобыльцев, не получавшим данную выплату при жизни кормильца, социальная поддержка граждан, относящихся к одной категории — членов семей умерших инвалидов-чернобыльцев, нуждающихся в социальной защите в связи со смертью кормильца, несмотря на совпадение правовых и фактических оснований для предоставления данной выплаты оказывается в разном объеме. Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, означающий, помимо прочего, запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковой или сходной ситуации, что противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42.

Соответственно, федеральному законодателю надлежит — с учетом требований Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, — незамедлительно принять меры, направленные на устранение неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47 1 , 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать положение части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42, в той мере, в какой его предписания в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к установлению ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась.

2. Федеральному законодателю надлежит — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, — незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

3. Правоприменительные решения, принятые по делу гражданки Фоминой Валентины Николаевны на основании части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», подлежат пересмотру после приведения положений названного Закона в соответствие с Конституцией Российской Федерации во исполнение настоящего Постановления.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Компенсация вдове чаэс

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 13 марта 2014 г. по делу N 33-723/2014 (ключевые темы: Чернобыль — радиация — компенсации на приобретение продовольственных товаров — катастрофа — социальная защита)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 13 марта 2014 г. по делу N 33-723/2014

Смотрите так же:  Отказ от ребенка и развод

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Бурматовой Н.В.,

судей Безносовой Е.И., Литвиновой И.В.,

при секретаре судебного заседания Комогоровой Е.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 13 марта 2014 года гражданское дело по исковому заявлению Огинской В.Ф. к Главному управлению социальной защиты населения Курганской области, филиалу Главного управления социальной защиты населения Курганской области — отделу социальной защиты населения по г. Шадринску о назначении ежемесячной компенсации на приобретение продовольственных товаров с последующей индексацией

по апелляционной жалобе Огинской В.Ф.

на решение Шадринского районного суда Курганской области от 27 декабря 2013 года, которым постановлено:

«Исковые требования Огинской В.Ф. удовлетворить частично.

Обязать Главное Управление социальной защиты населения Курганской области в лице Филиала ГУСЗН Курганской области — отдела социальной защиты населения по г. Шадринску назначить Огинской с 01 ноября 2013 года ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров в сумме руб. коп. с последующей индексацией.».

Заслушав доклад судьи областного суда Литвиновой И.В., объяснения Огинской В.Ф., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Федоровской Н.М., выразившей согласие с решением суда, судебная коллегия

Огинская В.Ф. обратилась в суд с иском к Главному Управлению социальной защиты населения Курганской области (далее по тексту — ГУ СЗН Курганской области), филиалу Главного управления социальной защиты населения Курганской области — отделу социальной защиты населения по г. Шадринску (далее по тексту — филиал ГУ СЗН — ОСН по г. Шадринску) о назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров с последующей индексацией. В обоснование заявленных исковых требований указывала, что является вдовой Огинского В.А. — инвалида первой группы, умершего 22.06.2013 вследствие заболевания, полученного в связи с участием в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. На основании п. 13 ч. 1 ст. 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» ее супруг являлся получателем ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, установленной решением Шадринского городского суда Курганской области от 11.09.2006, размер которой с учетом индексации в 2013 году составлял руб. коп. ежемесячно. 28.10.2013 она обратилась в филиал ГУСЗН Курганской области — ОСЗН по г. Шадринску с заявлением о назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров соответствии с ч.4 ст. 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и на основании решения суда от 17.09.2013, которым установлен факт нахождения ее на иждивении мужа на момент его смерти. Ответчиком в назначении ежемесячной компенсации было отказано. Полагала, что как вдова инвалида вследствие чернобыльской катастрофы, находившаяся на его иждивении и потерявшая кормильца, имеет право на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров в том размере, который получал умерший. Просила возложить на ГУ СЗН Курганской области в лице Филиала ГУСЗН Курганской области — ОСЗН по г.Шадринску обязанность назначить ей с 01.11.2013 ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров в сумме руб. коп. с последующей ее индексацией.

В судебном заседании Огинская В.Ф., ссылаясь на доводы искового заявления, на требованиях настаивала, полагала, что льготы и компенсации, предусмотренные инвалидам-чернобыльцам, которыми они пользовались при жизни, являются предопределяющими для членов семьи умерших инвалидов-чернобыльцев. Истец находилась на иждивении своего супруга на момент его смерти, в связи с чем считала, что может претендовать на получение ежемесячной компенсации на приобретение продовольственных товаров в размере руб. коп.

Представитель ответчика ГУ СЗН Курганской области — Самарина Е.А. в судебном заседании с заявленными исковыми требованиями не соглашалась, поясняла, что Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы и инвалидам, вследствие чернобыльской катастрофы гарантирована ежемесячная денежная компенсация, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, на приобретение продовольственных товаров. Право на денежную компенсацию может быть предоставлено членам семьи умершего инвалида вследствие чернобыльской катастрофы, если на них распространялись меры социальной поддержки, указанные в ст. 14 Закона. Супруги инвалидов в п.13 ч.1 ст. 14 Закона не указаны, вследствие чего правом на денежную компенсацию не пользуются. Полагала, что поскольку при жизни мужа истец не имела права на указанную меру социальной поддержки, то право на назначение денежной компенсации у нее отсутствует. Обращала внимание суда на то, что размер такой компенсации определяется в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.12.2012 в сумме руб. коп.

Шадринским районным судом Курганской области постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Огинская В.Ф. просит решение суда в части назначения суммы ежемесячной денежной компенсации в сумме руб. коп. отменить. В обоснование жалобы указывает, что Постановление Правительства Российской Федерации от 04.12.2012 N 1255 не может на нее распространяться, поскольку оно регулирует предоставление мер социальной поддержки гражданам, подвергшимся воздействию радиации, вдова инвалида-чернобыльца к указанной категории граждан не относится. Не согласна с выводом суда о наличии у нее самостоятельного права на получение компенсации на приобретение продовольственных товаров. По мнению истца ее право на получение компенсационной выплаты производно от прав ее супруга, нетрудоспособности, факта нахождения на иждивении мужа. Огинская В.Ф. считает, что с 01.11.2013 ей должна быть назначена компенсация на приобретение продовольственных товаров как правопреемнику умершего супруга в сумме руб. коп.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы в порядке ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены решения суда не имеется.

Материалами дела установлено, что Огинский В.А. являлся участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, 07.09.2001 ему было выдано удостоверение о праве на компенсации и льготы, установленные Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», с 04.02.2013 — установлена первая группа инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы, связанным с аварией на ЧАЭС.

Решением Шадринского городского суда Курганской области от 11.09.2006 на органы социальной защиты населения была возложена обязанность выплачивать Огинскому В.А. с 01.08.2006 ежемесячно компенсацию на приобретение продовольственных товаров в сумме руб. коп. с последующей индексацией.

ОСЗН по г.Шадринску ему с 01.01.2013 выплачивалась ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров в сумме руб. коп.

22.06.2013 Огинский В.А. умер.

Решением Челябинского регионального межведомственного экспертного совета от 20.09.2013 установлена причинная связь между заболеванием, повлекшим смерть, и воздействием радиационного фактора во время выполнения работ по ликвидации последствий радиационной аварии на Чернобыльской АЭС.

Огинская В.Ф. являлась женой Огинского В.А. Решением Шадринского районного суда Курганской области от 17.09.2013 установлен факт ее нахождения на иждивении мужа.

28.10.2013 Огинской В.Ф. было подано заявление в филиал ГУСЗН Курганской области — ОСЗН по городу Шадринску о назначении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров с 01.11.2013 как вдове инвалида вследствие аварии на ЧАЭС.

07.11.2013 в удовлетворении заявления отказано в связи с тем, что заявитель при жизни инвалида не относилась к категории граждан, на которых распространялись меры социальной поддержки в виде денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров.

Полагая такой отказ незаконным, Огинская В.Ф. обратилась в суд с иском о возложении на органы социальной защиты обязанности по выплате ей указанной компенсации в том же размере, который получал Огинский В.А. на момент смерти.

Из статей 1 , 2 и 7 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 42 и 53 вытекает, что признание и обеспечение права на возмещение вреда здоровью, являющемуся для каждого неотчуждаемым благом, — конституционная обязанность Российской Федерации как социального правового государства.

В обеспечение выполнения этой обязанности применительно к гражданам, пострадавшим в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, федеральный законодатель предусмотрел систему мер, направленных на возмещение вреда, причиненного их здоровью в результате этой катастрофы.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 01.12.1997 выражена правовая позиция, согласно которой сам факт причинения вреда здоровью граждан, которые оказались в зоне влияния радиационного излучения и других неблагоприятных факторов, возникших вследствие чернобыльской катастрофы, обусловливает возникновение конституционно-правовых отношений по поводу возмещения вреда между государством, с деятельностью которого в сфере ядерной энергетики было связано причинение вреда, и гражданами.

Во исполнение указанной обязанности нормами п.13 ч.1 ст. 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предусмотрено, что гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 ч. 1 ст. 13 данного закона (граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы и инвалиды, вследствие чернобыльской катастрофы) гарантируется ежемесячная денежная компенсация, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, на приобретение продовольственных товаров.

В целях реализации Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» было принято постановление Правительства Российской Федерации от 31.12.2004 N 907 «О социальной поддержке граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в котором определены, в том числе Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Частью 4 ст. 14 базового Закона установлено, что меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 2, 3, 7, 8, 12 — 15 части первой настоящей статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в настоящей статье.

Поскольку в приведенных выше правовых нормах был определен конкретный круг лиц, имеющих право на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, суд первой инстанции правомерно указал на то, что это установленное данной нормой право не распространялось на жен инвалидов, получивших заболевание вследствие чернобыльской катастрофы, при их жизни.

Вдальнейшем, Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.09.2010 N 751 в Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2004 N 907 «О социальной поддержке граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», внесены изменения в части выплаты ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров семьям, потерявшим кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также семьям умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в ст. 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

В связи с чем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Огинская В.Ф. как член семьи умершего инвалида и кормильца имеет право на получение указанной компенсации, в связи с чем обоснованно возложил на ответчика обязанность по ежемесячным выплатам, начиная с 01.11.2013.

При определении размера такой выплаты суд руководствовался положениями Постановления Правительства Российской Федерации от 04.12.2012 «Об индексации в 2013 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, а также вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне», согласно которым размер ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в 2013 году с учетом индексации составляет руб. коп.

Доводы апелляционной жалобы Огинской В.Ф. о том, что на нее не могут быть распространены нормы указанного Постановления Правительства, так как она является членом семьи умершего кормильца и правопреемником его прав на получение компенсационных выплат в установленном при его жизни размере на основании судебного постановления, несостоятельны.

В Постановлении от 19.06.2002 N 11-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой выбор критериев индексации, выступающей в качестве антиинфляционной меры для соответствующих компенсационных выплат, является прерогативой законодателя, который вправе изменять их, в том числе в зависимости от инфляции, роста цен, динамики стоимости жизни, показателей прожиточного минимума в субъектах Российской Федерации и в целом по Российской Федерации, соблюдая при этом конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности прав граждан.

Содержащееся же в п. 2 резолютивной части названного Постановления положение, согласно которому суды могут принимать решения о выплате гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, сумм возмещения вреда с учетом их ежегодной индексации исходя из роста величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, как адресованное исключительно судебным органам, представляет собой конституционно-правовую меру временного характера — впредь до внесения федеральным законодателем изменений в правовое регулирование; само по себе оно не означает признание Конституционным Судом Российской Федерации указанного критерия индексации в качестве единственно возможного конституционного способа антиинфляционной защиты компенсационных выплат.

Этим же Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации механизм индексации сумм возмещения вреда исходя из роста величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации был признан не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Федеральным законом от 26.04.2004 N 31-ФЗ в ст.ст. 2 и 5 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» были внесены изменения, касающиеся механизма антиинфляционной защиты сумм возмещения вреда и иных компенсационных выплат граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, предполагающий регулярность и стабильность индексации этих выплат.

В новой редакции ч. 3 ст. 5 названного Закона предусматривалась ежегодная индексация размеров компенсационных выплат гражданам (за исключением пособий и иных выплат, индексация которых проводится в соответствии с другими федеральными законами), исходя из уровня инфляции, устанавливаемого федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

В соответствии с внесенными изменениями Правительство Российской Федерации в своих Постановлениях, указанных выше, ежегодно утверждает правила (порядок) индексации на соответствующий год установленных Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» размеров компенсаций и иных выплат.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.10.2005 N 364-О «По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и в статью 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» указано, что ст. 1 и п. 3 ст. 2 Федерального закона «О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и в статью 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», закрепляющие введение порядка индексации компенсационных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, исходя из уровня инфляции, не могут рассматриваться как противоречащие конституционным принципам справедливости, равенства и соразмерности, а также стабильности и гарантирования прав и свобод граждан.

В тех случаях, когда судами общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел будет установлено, что применение введенного оспариваемыми нормами порядка индексации компенсационных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, приводит к уменьшению размера выплат, рассчитанных в соответствии с ранее действовавшим критерием индексации (на основе роста величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации), им надлежит исходить из необходимости применения за период с 19 июня 2002 года по 29 мая 2004 года благоприятного для получателей указанных выплат критерия их индексации.

Поскольку у истца право на получение компенсационных выплат возникло в 2013 году в связи со смертью мужа, и нормами действующего законодательства установлен конкретный объем и размер предоставления мер социальной поддержки для такой категории граждан, к которой относится Огинская В.Ф., не могут быть приняты во внимание доводы ее апелляционной жалобы о том, что судом неправильно применены нормы Постановления Правительства Российской Федерации от 04.12.2012 N 1255 «Об индексации в 2013 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, а также вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне».

Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции в обжалуемом судебном акте мотивированы, построены на правильно установленных юридически значимых обстоятельствах и при верном применении норм материального права.

Так как апелляционная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке, оснований для ее удовлетворения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Шадринского районного суда Курганской области от 27 декабря 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Огинской — без удовлетворения.

Оставьте комментарий