Экспертиза это убытки

Как взыскать убытки, если рассчитать их точный размер не получается? Обзор судебной практики

Институт убытков является одним из основополагающих в гражданском праве в рамках защиты лица, права которого были нарушены. При этом нарушение может быть вызвано совершением третьими лицами как неправомерных, так и правомерных действий (см., например, ст. 306 ГК РФ). До недавнего времени взыскать убытки было достаточно сложной задачей, поскольку суды, как правило, требовали от истца точного расчета их размера. Постепенно такая ситуация стала изменяться. О том, как на сегодняшний день складывается практика по взысканию убытков и какие нюансы следует учитывать истцу, заявляющему соответствующие требования, читайте в материале.

Действующее гражданское законодательство выделяет два вида убытков: реальный ущерб и упущенную выгоду.

Согласно ч. 2 ст. 15 ГР РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Общие положения о возмещении убытков установлены в ст. 12, 15, 16, 393, 393.1, 400, 401 ГК РФ, при этом Гражданский кодекс содержит также достаточно большое количество норм, определяющих особенности возмещения убытков в рамках конкретных правоотношений. Между тем ГК РФ не содержит норм, детально регламентирующих порядок исчисления убытков. В связи с этим на практике повсеместно возникают спорные вопросы при возмещении убытков. При этом спорные моменты возникают в отношении не только самих убытков, но и возложения обязанности по их доказыванию на потерпевшую сторону.

На протяжении долгого времени главной проблемой для лиц, требующих возмещения убытков, была проблема доказывания точного размера понесенных убытков. Она прежде всего была связана с действующим на тот момент правовым регулированием. Так, в п. 10—11 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснялось, что для взыскания будущих расходов, входящих в реальный ущерб, необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.д. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Изложенная в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 правовая позиция способствовала развитию судебной практики по пути доказывания точно установленного размера убытков. Если же лицо не доказало точный размер взыскиваемых убытков, то исковые требования суды, как правило, отклоняли. Однако если в случае с реальным ущербом, за исключением возмещения будущих расходов, лицо, обратившееся за защитой нарушенного права, с большей степенью вероятности имеет возможность определить точный размер убытков, то в отношении будущих расходов и упущенной выгоды размер убытков, подлежащих взысканию, всегда будет приблизительным и вероятностным. В результате взыскание убытков в реально понесенном размере стало для пострадавшей стороны в большинстве случаев непосильной задачей.

Отправной точкой изменений в практике взыскания убытков в ситуации, когда невозможно с высокой степенью достоверности определить их точный размер, стало постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 по делу № А56-44387/2006. В этом деле были заявлены требования о взыскании убытков, причиненных акционерам принятыми обеспечительными мерами, ограничившими возможность распоряжения принадлежащими им акциями. Направляя дело на новое рассмотрение, Президиум ВАС РФ обратил внимание, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и принятыми обеспечительными мерами, по делам, связанным с лишением или ограничением корпоративного контроля, не должна снижать уровень правовой защищенности участников корпоративных отношений при необоснованном посягательстве на их права. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования участника хозяйственного общества о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами по необоснованному требованию, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Таким образом, ВАС РФ дал толчок для формирования новой судебной практики в рамках взыскания убытков. А через два года выраженная в судебном акте по конкретному судебному делу позиция получила закрепление в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

В дальнейшем по этому пути пошла и судебная практика, о чем свидетельствуют, к примеру, постановления АС Западно-Сибирского округа от 01.06.2017 № Ф04-1108/2017 по делу № А03-9243/2016, от 20.01.2017 № Ф04-6293/2016 по делу № А45-26757/2015, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2018 № 17АП-19813/2017-ГК по делу № А60-26302/2017.

Правовые позиции, начавшиеся формироваться с 2011 г., впоследствии нашли свое отражение в п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

В отношении упущенной выгоды п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 устанавливает, что, поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Тем не менее анализ сформировавшейся на сегодняшний день судебной практики о взыскании убытков в случае невозможности рассчитать точный размер ущерба показывает неоднородность принимаемых судебных решений, поскольку по-прежнему можно встретить отказные решения с формулировкой «Истцом не подтвержден размер убытков» (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2018 № 09АП-8485/2018-ГК по делу № А40-103975/2017).

Что требуется доказать, чтобы взыскать убытки

Лицо, требующее возмещения убытков, при обращении за защитой нарушенных прав должно быть готово доказать наличие следующих обстоятельств:

факт нарушения обязательства;

что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб;

факт причинения вреда и наличия убытков;

причинно-следственную связь между нарушением и возникшими убытками.

В рамках взыскания убытков особое внимание стоит уделять процессуальному поведению истца. Отметим, что важность активной процессуальной позиции подтверждается выводами судов по конкретным делам.

В постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2018 № 17АП-1296/2018-ГК по делу № А50-12763/2016 была зафиксирована важная правовая позиция в отношении процессуального поведения истца: хотя бы от истца и не требовалось предоставления доказательств, безусловно свидетельствующих о точном размере убытков, возможность определения размера убытков с разумной степенью достоверности не освобождает его полностью от необходимости достоверного обоснования суммы заявленных к взысканию убытков. Бремя доказывания несения упущенной выгоды лежит на истце.

Таким образом, суд понуждает истца занимать активную позицию в рамках рассматриваемых споров, тем самым не перекладывая на судебный орган бремя самостоятельного определения размера упущенной выгоды. При отсутствии возможности произвести точный расчет заинтересованное лицо вправе требовать, к примеру, проведения судебной экспертизы для определения размера убытков.

Надо также отметить другой судебный акт — постановление Президиума ВАС РФ от 21.05.2013 № 16674/12, в котором суд отметил, что лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно доказать, что возможность получения им доходов существовала реально, и документально подтвердить совершение им конкретных действий и сделанных с этой целью приготовлений, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением. То есть необходимо доказать, что допущенное ответчиком нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим получить упущенную выгоду.

Если указанные действия совершены не были или истец не смог подтвердить факт их совершения, это может служить основанием отказа в удовлетворении исковых требований.

В одном деле (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2018 № 10АП-2463/2018 по делу № А41-68061/17), заявляя требование о взыскании упущенной выгоды, истец не представил доказательств, свидетельствующих о совершении конкретных действий, направленных на извлечение доходов за заявленный период путем использования спорных помещений. В результате в удовлетворении иска было отказано.

Судебная практика постепенно складывается в пользу истца

Остановимся подробнее на некоторых судебных решениях, которые демонстрируют положительную динамику в взыскании убытков при невозможности установления точного размера убытков.

Прежде всего, следует отметить постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», в котором приводится конкретный пример обоснования размера упущенной выгоды.

Расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Интересным представляется также следующий спор. Определением Верховного суда РФ от 19.01.2016 № 46-КГ15-34 дело было направлено на новое рассмотрение. ВС РФ указал, что суд наделен процессуальными возможностями, которые позволяют ему достоверно установить размер причиненных убытков, однако суд первой инстанции в нарушение действующего законодательства такими возможностями не воспользовался. Недоказанность размера причиненного ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена.

В этом деле произошел залив квартиры по причине самовольно произведенной ответчиком перепланировки инженерных коммуникаций. Суды нижестоящих инстанций отказали в возмещении убытков, поскольку истец представил только акт с описанием выявленных на месте повреждений, причиненных заливом. Соответственно, Верховный суд прямо обратил внимание на наличие полномочий судов в случае доказанности факта причинения ущерба и вины причинителя самостоятельно определять размер подлежащих возмещению убытков, в том числе используя иные методы расчета размера ущерба, к которым могут относиться не только общий анализ предоставленных истцом в материалы дела документов, но и назначение экспертизы для установления размера убытков.

Смотрите так же:  Договор психолога

В другом деле (см. постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2017 № 05АП-3495/17 по делу № А51-4583/2016) истец заявил требование о взыскании упущенной выгоды, возникшей в связи с несвоевременным возвратом транспортных средств. Требование было удовлетворено, так как истец понес убытки в виде упущенной выгоды, связанной с невозможностью передать транспортные средства в аренду в силу удержания их ответчиком. Ответчик должен был возвратить транспортные средства истцу в связи с расторжением договора купли-продажи. В ходе рассмотрения судебного спора истец в качестве доказательств несения упущенной выгоды представил документы, согласно которым он получал постоянный доход от аренды транспортных средств до даты их продажи и передачи в собственность ответчику. В подтверждение размера заявленной упущенной выгоды истец также представил отчеты об оценке рыночной стоимости с указанием ставок арендной платы. Суд при установлении экономической целесообразности заявленной упущенной выгоды и оценке представленных доказательств учел также письма о стоимости аренды аналогичного транспортного средства у другого лица.

Определением от 07.12.2015 № 305-ЭС15-4533 по делу № А40-14800/2014 Верховный суд РФ отметил правильное применение норм права нижестоящими судами, которые удовлетворили исковые требования истца о взыскании упущенной выгоды в полном размере, исходя из следующего. Истец представил рамочное соглашение с ответчиком, по условиям которого истец имеет право «на любую компенсацию или возмещение ущерба». Размер убытков истец обосновал тем, что, если бы ответчик в нарушение условий рамочного контракта не отказался поставлять ему продукцию, он в соответствии с ранее заключенными бонусными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного ответчиками контракта, то есть более 408 млн руб. Судом в рамках оценки совокупности фактов по делу было принято во внимание решение антимонопольной службы о нарушении антимонопольного законодательства ответчиком и наличии в его действиях признаков злоупотребления правом. Суды также установили право требовать взыскания убытков в связи со сложившимися в течение нескольких лет между сторонами отношениями в результате заключения контрактов на поставку и распространение фармацевтического препарата, а также бонусных соглашений к контрактам.

Анализ действующего законодательства и судебной практики демонстрирует, что каждый конкретный спор, возникающий в сфере возмещения убытков, в случае невозможности определения их точного размера порождает вопрос: как взыскать убытки, если рассчитать их точный размер не получается?

Во-первых, перед обращением в суд истец должен собрать максимально возможные доказательства, свидетельствующие о нарушении обязательств, а также направить будущему ответчику претензию с описанием выявленного нарушения, размера причиненного ущерба с приложением произведенного расчета.

В случае отказа возместить убытки в указанный в претензии срок истец вправе обратиться в исковом порядке в соответствующий суд с соблюдением правил подведомственности и подсудности, установленных процессуальным законодательством.

Во-вторых, в качестве доказательств, подтверждающих размер убытков при невозможности расчета их точного размера, исходя из проведенного анализа судебной практики, истец может использовать:

при взыскании договорных убытков — наличие в договоре возможности взыскания убытков; в качестве обоснования размера могут использоваться бонусные соглашения, в которых указывается процент от планируемой сделки;

данные о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено, либо данные о доходе ответчика за период нарушения права истца;

доказательства, свидетельствующие о сдаче предмета договора в аренду, например, договор аренды с указанием цены договора, банковские выписки, подтверждающие реальность перечисления денежных средств по договору;

письма о стоимости услуг/аренды аналогичных товаров/имущества у сторонних организаций;

результаты экспертизы с предоставлением отчета эксперта, например, о рыночной стоимости прав аренды, об оценке износа оборудования и т.д.

В-третьих, при расчете истец может использовать «Временную методику определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров», которая была объявлена инструктивным письмом Государственного Арбитражного суда СССР от 28.12.90 № С-12/НА-225. Однако необходимо учитывать, что данная методика была одобрена в 1990 г. и требует существенной корректировки с учетом положений действующего ГК РФ и принимаемых судами решений по анализируемому вопросу.

В-четвертых, проводя расчет убытков, истец должен учитывать положения закона в части ограничения размера ответственности по обязательствам, согласно которым право на полное возмещение убытков может быть ограничено (например, ст. 547, 717 ГК РФ).

В-пятых, истцу следует занимать активную процессуальную позицию в суде, что должно, прежде всего, выражаться не просто в подаче искового заявления, а в активных действиях по участию в судебном процессе, по представлению доказательств, содержащих факты, способствующие доказыванию самого факта наличия убытков как в виде реального ущерба, так и упущенной выгоды, и иных доказательств, на основании которых, суд сможет взыскать заявленный размер убытков.

В-шестых, определение судом размера убытков исходя из принципов соразмерности и справедливости возможно только в том случае, если истцом будет доказано, что нарушение обязательства действительно произошло и те убытки, которые лицо понесло, являются следствием нарушения именно ответчиком существовавших между этими сторонами обязательств.

ВС определил, может ли сторона-победитель взыскать стоимость экспертизы как убытки

Авторы: Евгения Ефименко, Ирина Кондратьева

К компании предъявили необоснованный иск, от которого она отбилась с помощью экспертизы. Может ли она взыскать стоимость экспертизы с истца как убытки? Три инстанции отклонили такие требования. Они указали, что истец действовал в своем праве, когда подал иск, а заключение эксперта ответчик оплатил по своему усмотрению. Экономколлегия ВС оказалась другого мнения.

Если иск был заявлен безосновательно, а победить ответчику в суде помогла техническая экспертиза, может ли он взыскать с истца стоимость такой экспертизы, как убытки? На этот вопрос ответила экономколлегия Верховного суда в одном из недавних дел. В нем ООО «Байкитская нефтегазоразведочная экспедиция» взыскивала с «Современных сервисных решений» («ССР») 200 000 руб. затрат на заключение эксперта. Его «Экспедиция» предъявила в другом деле № А33-2600/2014, где «ССР» взыскивали с нее 4,6 млн руб. за якобы не оплаченные работы по обслуживанию нефтяного оборудования. Выводы экспертизы в числе других доказательств убедили суд, что подрядчик со своей задачей не справился и, по сути, ничего полезного не сделал. В иске было отказано, после чего заказчик решил наказать нерадивого контрагента – взыскать стоимость экспертизы. Сделать это в рамках одного и того же процесса не удалось, там суд не признал эти траты судебными расходами. Так что «Байкитская нефтегазоразведочная экспедиция» решила взыскать стоимость экспертизы в отдельном деле – как убытки (А65-13141/2016).

Три суда ей в этом отказали. Они сочли, что «Современные сервисные решения» имели право на иск, потому что возникла спорная ситуация. Три инстанции поддержали довод ССР о том, что заказ экспертизы – субъективное решение ответчика. Ответчик имел право сам выбрать стратегию защиты, проведение внесудебной экспертизы – его собственная инициатива, а причинно-следственная связь между подачей заявления в суд и проведением экспертизы отсутствует, согласились суды. Все действовали по процессуальному закону, поэтому никаких убытков не образовалось.

«Байкитская нефтегазоразведочная экспедиция» пожаловалась на эти акты в Верховный суд. Если бы подрядчик не нарушил свои обязательства и не потребовал бы оплаты в суде, заказчику не нужно было бы тратиться на экспертизу качества работ, указал заявитель. Его доводы заинтересовали судью Екатерину Корнелюк, которая передала жалобу на рассмотрение экономколлегии.

В ходе судебного заседания, прошедшего под председательством судьи Екатерины Корнелюк, представитель заявителя настаивала, что техническая экспертиза была необходима для того, чтобы доказать недостижение результата по договору. Оппоненты, в свою очередь, продолжили отстаивать свою позицию и настаивали, что без экспертизы можно было обойтись – она играла роль письменных пояснений для судьи, никакого ущерба компания не нанесла и убытки не возникли.

После совещания коллегия постановила отменить решения нижестоящих инстанций и взыскать с ССР 200 000 руб.

Опрошенные «Право.ru» эксперты также согласились, что расходы на проведение стороной исследования должны были быть возмещены как судрасходы с проигравшей стороны, поскольку они имеют прямую связь с ведением дела.

Сложившаяся правовая ситуация демонстрирует нам интересную и с практической, и с теоретической точек зрения проблему соотношения судебных расходов и убытков, замечает Екатерина Баглаева, юрист КА «Юков и партнеры»: мнения варьируются от того, что судрасходы являются самостоятельным процессуальным институтом, до того, что это разновидность убытков с особым правовым статусом.

расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, реальный ущерб или упущенная выгода.

Надо доказать:
1) ненадлежащее исполнение обязательств ответчиком;
2) наличие и размер убытков;
3) причинно-следственную связь между ненадлежащим исполнением обязательств и понесенными убытками.

расходы, которые состоят из госпошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом, расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитраже.

Надо доказать:
1) наличие и размер (разумность размера) расходов;
2) связь расходов с ведением дела (необходимость, допустимость и относимость полученных доказательств).

«Если мы внимательно прочтем статью 110 АПК РФ, мы увидим, что законодатель вводит некую презумпцию: судебные расходы взыскиваются с проигравшей стороны, т. е. со стороны, которая либо нарушила свои обязательства, либо необоснованно оспаривала права другого лица», – рассуждает Екатерина Баглаева. Что касается конкретного спора, она согласилась с тем, что нижестоящие суды поспешили с выводами: допустимость и относимость полученного в результате несения расходов доказательства очевидна – суд, среди прочего, обосновывал свое решение по существу этим доказательством, а следовательно, в получении доказательства была необходимость.

Такого же мнения придерживается и Павел Андрейкин, заместитель руководителя департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития КСК групп. Подход к проблеме нижестоящих судов спорный, отмечает он. Оценить качество работ, не обладая специальными познаниями и опытом, сложно: можно предположить, что в случае отсутствия экспертизы, предоставленной ответчиком, суд сам был бы вынужден назначить экспертизу для разрешения спора по существу, отметил он. «Если рассуждать подобным образом, то техническая экспертиза становится уже не факультативным, а одним из основных доказательств по делу, и появляется прямая причинно-следственная связь между фактом обращения в суд и необходимостью проведения экспертизы для оценки обоснованности заявленных требований. Не исключено, что именно такой логикой руководствовался ВС», – предположил Андрейкин.

Взыскание стоимости судебной экспертизы, как убытков. Позиция ВС РФ

Что случилось?

Верховный суд в деле № А65-13141/2016 высказал позицию о том, как компания, которой предъявили необоснованный иск, может взыскать расходы на проведение экспертизы, которая помогла выиграть суд. Оказывается, такой бывший ответчик может взыскать с организации-истца стоимость экспертизы как убытки. Для этого придется подавать отдельный иск. Хотя три инстанции такой способ забраковали, ВС РФ признал его вполне состоятельным.

Смотрите так же:  Как получить собственность по дду

Когда экспертиза — единственная возможность для победы

К организации подали иск на взыскание 4,6 млн рублей за якобы не оплаченные ей работы ей по обслуживанию нефтяного оборудования. Она сочла иск несостоятельным и за свои деньги провела экспертизу. Выводы экспертизы в числе других доказательств убедили суд, что подрядчик не выполнил свою задачу, а значит и платить ему не за что. Как победитель св споре организациярешила взыскать с бывшего истца стоимость экспертизы. В рамках самого процесса сделать это не удалось, поскольку суд не признал эти затраты судебными расходами. Поэтому организация подала иск о взыскании стоимости экспертизы как убытков.

Суды трех инстанций указали, что истец, выдвигая требование об оплате работ действовал в своем праве. Ответчик же заказал экспертизу, исходя из своих интересов и по своему усмотрению. Он имел право выбирать стратегию защиты, и проведение внесудебной экспертизы – часть этой стратегии. Судьи отказались усмотреть причинно-следственную связь между подачей иска в суд и проведением экспертизы. Поэтому никаких убытков, по мнению арбитров, организация не понесла.

Верховный суд имел на этот счет другое мнение. Судьи напомнили, что если бы подрядчик не нарушил свои обязательства и не потребовал бы оплаты в суде, то организации не пришлось бы оплачивать экспертизу качества работ. Суд согласился с тем, что означенная техническая экспертиза была необходима для доказательства неисполнения компанией-истцом обязательств по договору. В результате ВС РФ отменил ранее принятые судебные акты и взыскал с компании-ответчика 200 тысяч рублей, как убытки, понесенные истцом в результате проведения экспертизы.

Обязательное возмещение необязательных расходов

Общество-исполнитель подало в арбитражный суд иск к заказчику работ о взыскании задолженности за оказанные услуги в рамках договора. Однако в удовлетворении требований было отказано ввиду ненадлежащего исполнения истцом своих договорных обязательств. Выводы суда были основаны, в частности, на заключении технической экспертизы, которую предоставил заказчик. Решение суда устояло и в апелляционной инстанции.

В рамках этого дела исполнитель обратился с заявлением о взыскании судебных расходов в размере 200 тыс. руб., затраченных на подготовку технической экспертизы. Однако суды не признали эти расходы в качестве судебных, при этом суд апелляционной инстанции указал, что такие расходы могут расцениваться как убытки, поскольку произведены ответчиком для восстановления нарушенного права и требование об их взыскании может быть предъявлено в самостоятельном исковом порядке.

Соответствующий иск был подан. Рассмотрев дело в порядке упрощенного производства, суды первой и второй инстанций отказали в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что расходы на экспертизу были понесены истцом в связи с субъективной оценкой необходимости обоснования своей правовой позиции по делу.

Также они сослались на вывод арбитражного суда, рассматривавшего первое дело, о том, что заключение внесудебной экспертизы в силу закона не входило в круг обязательных для рассмотрения дела доказательств, исходя из предмета заявленных исковых требований для обоснования ответчиком своих возражений.

Окружной суд оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций, при этом он признал правомерность рассмотрения настоящего дела в порядке упрощенного производства, а также указал на отсутствие нарушения норм процессуального права, указанных в ч. 4 ст. 288 АПК РФ в качестве оснований для отмены решения, постановления.

Не согласившись с решениями, истец обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, рассмотрев которую Судебная коллегия по экономическим спорам сочла ее подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия отметила, что нижестоящими судами не был учтен факт того, что суд первой инстанции вынес решение по изначальному спору, основываясь на заключении технической экспертизы, представленной заказчиком в обоснование своей позиции об отсутствии задолженности за оказанные услуги, которое было принято судом в качестве доказательства. Также ВС РФ обратил внимание на указание апелляционного суда, данное им при отказе во взыскании затрат на проведение внесудебной экспертизы о том, что такие расходы могут расцениваться в качестве убытков в соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ.

ВС отметил, что в силу ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779–782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Часть 5 ст. 720 Кодекса предусматривает, что при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками.

Судебная коллегия указала, что неприменение нижестоящими судами при принятии оспариваемых судебных актов указанной нормы права привело к ошибочному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска о взыскании убытков и об отнесении взыскиваемых расходов к предпринимательским рискам исполнителя при осуществлении хозяйственной деятельности.

«Заключение технической экспертизы положено в основу судебных актов по спору об исполнении обязательств, это является основанием для возмещения данных расходов по правилам о взыскании убытков», – заключил ВС РФ, отменив решения нижестоящих судов и определив взыскать с ответчика понесенные истцом убытки.

Адвокат, юрист практики разрешения споров и медиации ART DE LEX Анастасия Василенко отметила, что зачастую сторонам и судам приходится маневрировать в правовом поле, регулирующем взыскание судебных расходов и само понятие «судебные расходы», например в ситуации несения расходов на досудебную экспертизу, досудебное урегулирование спора и так далее.

Адвокат пояснила, что судебные расходы по своей природе являются видом убытков, порядок взыскания которых специально определен АПК РФ. Вместе с тем по ряду причин в некоторых ситуациях такие расходы взыскать не удается. «Верховный Суд подтвердил возможность возмещения своих имущественных потерь для восстановления нарушенного права в рамках обычного искового порядка – по иску о взыскании убытков. Данный вывод вполне обоснован, так как если судебные расходы не могут быть взысканы в порядке, установленном гл. 9 АПК РФ, то представляется необходимым применение именно общих положений об убытках. Можно сказать, что ст. 15 ГК РФ и ст. 110 АПК РФ соотносятся как общая и специальная нормы», – отметила Анастасия Василенко.

Эксперт указала, что в рассматриваемом случае суды нижестоящих инстанций вынудили сторону обратиться за защитой своего права с отдельным иском со ссылкой на ст. 15 ГК РФ. «Такой способ отрицается судами только при взыскании расходов на судебное представительство, поэтому для рассматриваемого случая в принципе не было препятствий трактовать понесенные стороной расходы как убытки», – добавила она.

При этом, по мнению эксперта, в действительности подобный способ взыскания усложняет защиту права: лицо, обращающееся за взысканием убытков, должно понести дополнительные судебные расходы по оплате госпошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, должно доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков. Поэтому такой способ защиты нельзя назвать соответствующим требованиям разумности и процессуальной экономии.

«ВС РФ поступил логично, разъяснив, что в случае обращения с иском о взыскании подобных убытков, он подлежит удовлетворению, так как существует прямая связь между имущественными потерями и необходимостью защитить свои интересы, – заключила Анастасия Василенко. – Однако скупая мотивировка определения может впоследствии подтолкнуть суды к ложному выводу о том, что любые расходы на получение доказательства, не отнесенного к судебным издержкам, могут быть взысканы в качестве убытков в порядке п. 2 ст. 15 ГК РФ, что, безусловно, может негативно повлиять на баланс интересов тяжущихся сторон».

Партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин также считает, что изложенная ВС РФ позиция не является универсальной, так как апеллирует исключительно к правовому регулированию отношений заказчика и подрядчика, где привлечение эксперта прямо предусмотрено законом.

«Невыясненным остается вопрос: что делать с расходами на тех специалистов, которые привлекались сторонами, при том что соответствующие экспертизы судом не назначались, однако мнение специалистов повлияло на итоги рассмотрения судебного дела? В полной мере такие расходы нельзя отнести к убыткам, так как отсутствует состав гражданского правонарушения – как минимум противоправность действий и вина стороны в том, что процессуальные оппоненты пользовались именно этими способами доказывания. И к судебным расходам так называемые инициативные исследования и привлечение специалистов не относятся», – отметил он.

В этой связи Дмитрий Проводин высказал мнение, что этот вопрос должен быть урегулирован в процессуальном законе. «Расходы стороны, выигравшей за счет специальных познаний, полученных вне судебных экспертиз, и привлечения специалистов судом, должны быть компенсированы за счет проигравшей стороны по правилам возмещения расходов на привлечение представителей в том случае, если суд сослался на такие исследования или мнение таких специалистов в судебном акте», – уверен эксперт.

Верховный суд: расходы на экспертизу не входят в лимит по ОСАГО

Затраты автовладельца на проведение экспертизы, результаты которой признаны судом, являются убытками, причиненными ненадлежащим исполнением обязанностей страховщиком, и подлежат взысканию со страховой компании без учета лимита ответственности по договору, решил Верховный суд РФ.

Как следует из материалов дела, в марте 2016 г. при ДТП в Красноярске получил повреждения автомобиль Mitsubishi Lancer. ЗАО СК «Сибирский спас» выплатило его владельцу по полису ОСАГО возмещение в размере 114 тыс. р.

Автовладелец не согласился с суммой выплаты и обратился в экспертную организацию. ООО «Инкомоценка» оценила стоимость восстановительного ремонта автомобиля в 425 тыс. р.

В июне 2016 г. владелец поврежденной машины уступил право требования иному физлицу. Последнее обратилось к страховщику с претензией о доплате страхового возмещения в размере 285 тыс. р., но получило отказ и подало иск к ЗАО СК «Сибирский спас» в Советский районный суд Красноярска.

В ходе процесса была проведена судебная экспертиза, которую осуществило ООО «Центр независимых экспертиз «Профи». Согласно его заключению, стоимость восстановительного ремонта Mitsubishi Lancer с учетом износа составила 403 тыс. р.

Советский районный суд Красноярска удовлетворил иск, постановив взыскать со страховщика 285 тыс. р. При этом суд указал, что лимит ответственности страховщика по ОСАГО, равный 400 тыс. р., исчерпан (в совокупности с произведенной ранее страховой выплатой). Поэтому во взыскании компенсации расходов в 15 тыс. р., связанных с оплатой экспертизы в ООО «Инкомоценка», было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда согласилась с решением суда первой инстанции. Она указала, что независимая экспертиза была проведена по инициативе потерпевшего до истечения 5 дней, отведенных законом об ОСАГО страховщику для осмотра поврежденного транспорта и организации им независимой технической экспертизы. В подобных случаях суммы без учета лимита ответственности по ОСАГО подлежат взысканию лишь при отсутствии ответа страховой организации на требование о выплате страхового возмещения, отмечается в решении.

Смотрите так же:  Страховой случай фсин

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не согласилась с данным выводом. Она обратила внимание на то, что затраты на экспертизу в ООО «Инкомоценка» фактически являются убытками, причиненными ненадлежащим исполнением обязанностей страховщиком. Согласно пункту 1 статьи 393 Гражданского кодекса, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, указывается в определении Верховного суда. Поэтому в данном случае расходы на независимую экспертизу подлежат взысканию со страховщика без учета лимита ответственности по договору. В определении Верховного суда отмечается, что время проведения независимой экспертизы (до или после обращения в страховую компанию) правового значения не имеет.

Верховный суд отменил апелляционное определение Красноярского краевого суда и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Расходы на проведение внесудебной экспертизы можно взыскать как убытки

Практически каждый юрист когда-либо сталкивался с внесудебными экспертизами. Как взыскать расходы на проведение такой экспертизы: в качестве судебных издержек или убытков? Вопрос не является однозначным.

Судебные издержки или убытки?

С одной стороны, мы можем вспомнить пункты 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», в соответствии с которым перечень судебных издержек, предусмотренных ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ не является исчерпывающим.

Так, расходы, понесенные истцом, административным истцом, заявителем в связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления, административного искового заявления, заявления в суд, могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости. Например, истцу могут быть возмещены расходы, связанные с легализацией иностранных официальных документов, обеспечением нотариусом до возбуждения дела в суде судебных доказательств (в частности, доказательств, подтверждающих размещение определенной информации в сети «Интернет»), расходы на проведение досудебного исследования состояния имущества, на основании которого впоследствии определена цена предъявленного в суд иска, его подсудность. Расходы на оформление доверенности представителя также могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

При этом расходы, обусловленные рассмотрением, разрешением и урегулированием спора во внесудебном порядке (обжалование в порядке подчиненности, процедура медиации), не являются судебными издержками и не возмещаются согласно нормам главы 7 ГПК РФ, главы 10 КАС РФ, главы 9 АПК РФ.

Иными словами, раз перечень издержек является открытым, а расходы были прямо связаны с судебным делом, почему бы и не признать их судебными издержками. Впрочем, суды, как правило, так делают далеко не всегда (см., например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.07.2017 № Ф07-6870/2017 по делу № А21-6048/2015, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.07.2017 № Ф07-6147/2017 по делу № А56-38403/2015).

С другой стороны, расходы по проведению внесудебной экспертизы могут быть рассмотрены и как убытки. Правда, до недавнего времени данная позиция не находила поддержку у судей (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2016 № Ф09-10721/16 по делу № А47-1375/2016).

Однако недавно Верховный Суд РФ рассмотрел интересное дело № А65-13141/2016, определение по которому может изменить подход нижестоящих судов к вопросу взыскания расходов на проведение внесудебной экспертизы в качестве.

Фабула дела

Общество с ограниченной ответственностью «Байкитская нефтегазоразведочная экспедиция», г. Красноярск (далее — ООО «БНГРЭ», истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Современные сервисные решения», г. Казань (далее — ООО «ССР», ответчик) о взыскании убытков — расходов по оплате технического заключения в размере 200 000 рублей.

Ранее в рамках другого арбитражного дела № А33-2600/2014 рассматривалось исковое заявление ООО «ССР» к ООО «БНГРЭ» о взыскании задолженности за выполненные работы (оказанные услуги) в размере 4 437 240 рублей и пени в размере 82 976,38 рублей. Хотя в удовлетворении исковых требований было отказано, ООО «БНГРЭ» было вынуждено понести расходы по оплате технического заключения специалиста о качестве выполненных работ (оказанных услуг).

Указанные расходы в рамках дела № А33-2600/2014 не были признаны судебными. Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу, что, проведя по собственной инициативе внесудебную экспертизу и предоставив суду ее результат, ответчик реализовал свое процессуальное право на представление доказательств в подтверждение своей позиции по делу; из того, что заявленные к взысканию расходы по смыслу статьи 106 АПК РФ не отвечают критериям судебных издержек и не могут быть отнесены на проигравшую сторону, заключение внесудебной экспертизы в силу закона не входило в круг обязательных для рассмотрения дела доказательств исходя из предмета заявленных исковых требований (взыскание долга) для обоснования ООО «БНГРЭ» своих возражений (см. постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.12.2015 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.03.2016 по делу № А33-2600/2014).

Поскольку указанные расходы в рамках дела № А33-2600/2014 судебными инстанциями не были признаны как судебные расходы, истец обратился с рассматриваемым иском в арбитражный суд с требованием о взыскании указанной суммы расходов как убытков.

Суд первой инстанции в удовлетворении требования ООО «БНГРЭ» отказал, в дальнейшем с решением согласились как суды апелляционной, так и кассационной инстанций.

Суды сочли, что, раз право выбора способа защиты и предоставления доказательств принадлежит стороне в споре, следовательно, заказывая услуги специалиста, ООО «БНГРЭ» как сторона спора действовало самостоятельно, и несет риск произведенных затрат, не было обязано представлять именно такое доказательство.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и взыскал с ответчика в пользу истца 200 000 рублей убытков, руководствуясь следующим:

  • факт ненадлежащего исполнения ООО «ССР» своих обязательств в рамках договора установлен решением Арбитражного суда Красноярского края от 13.10.2015 по делу № А33-2600/2014 на основании заключения технической экспертизы, представленного заказчиком в обоснование своей позиции об отсутствии задолженности и принятого судом в качестве доказательства по делу;
  • отказывая во взыскании затрат на проведение технической экспертизы в качестве судебных расходов по делу № А 33-2600 / 2014, суд апелляционной инстанции в постановлении от 11.12.2015 указал, что подобные расходы могут расцениваться как убытки, поскольку произведены ответчиком для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ), и требование об их взыскании может быть предъявлено в самостоятельном исковом порядке;
  • в силу статьи 783 ГК РФ общие положения о подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг; частью 5 статьи 720 ГК РФ предусмотрено, что при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза; расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками;
  • заключение технической экспертизы положено в основу судебных актов по спору об исполнении обязательств (дело № А33-2600/2014), что является основанием для возмещения данных расходов по правилам о взыскании убытков.

Хотя нельзя не согласиться с тем, что расходы даже на внесудебную экспертизу должны возмещаться, хочется надеяться, что суды будут также оценивать как разумность расходов, так и необходимость экспертизы. Ситуации, когда внесудебная экспертиза проводится лишь формально, с целью обосновать выводы лица, ее заказавшего, совсем не редкость. Что вы думаете о соотношении судебных издержек и убытков? Пожалуйста, напишите в комментариях.

Стоимость экспертизы можно взыскать в качестве убытков в отдельном процессе

Истец обратился в суд с требованием о взыскании расходов как убытков. Три инстанции в удовлетворении требования отказали. Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих судов и удовлетворил требования заказчика.

Исполнитель предъявил иск к заказчику о взыскании задолженности по договору оказания услуг. Однако суды отказали в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на ненадлежащее исполнение договорных обязательств самим исполнителем. Заказчик представил суду заключение технической экспертизы, согласно которой исполнитель не оказал услуги в рамках договора. Соответственно, задолженность по оплате услуг у заказчика не возникла.

При этом заказчик попытался взыскать стоимость подготовки заключения экспертизы в размере 200 тыс. руб. в качестве судебных расходов. Суды отказали, поскольку экспертиза была заказана вне процесса.

Тогда заказчик обратился в суд с иском, требуя взыскать стоимость экспертизы в качестве убытков.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований. Они обосновали это тем, что действия исполнителя по обращению в арбитражный суд с исковым заявлением к заказчику являются правомерными, совершены в рамках реализации предоставленных конституционных прав в связи с возникшей спорной ситуацией. При этом заказчик понес заявленные расходы в связи с субъективной оценкой необходимости обоснования своей правовой позиции по делу.

Также суды указали, что исходя из предмета заявленных исковых требований, заключение внесудебной экспертизы в силу закона не входило в круг обязательных для рассмотрения дела доказательств (взыскание долга за оказанные услуги) для обоснования заказчиком своих возражений.

Верховный суд занял иную позицию по делу.

Суд учел, что факт ненадлежащего исполнения исполнителем своих обязательств в рамках договора на оказание услуг установлен решением суда на основании заключения технической экспертизы, представленного заказчиком в обоснование своей позиции об отсутствии задолженности за оказанные услуги и принятого судом в качестве доказательства по делу. Отказывая во взыскании затрат на проведение технической экспертизы в качестве судебных расходов, суд указал, что подобные расходы могут расцениваться как убытки, поскольку ответчик произвел их для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). При этом требование об их взыскании может быть предъявлено в самостоятельном исковом порядке.

По общему правилу общие положения о подряде применяются и к договору возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

При возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками (ч. 5 ст. 720 ГК РФ).

Неприменение судами указанной нормы права привело к ошибочному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска о взыскании убытков и об отнесении взыскиваемых расходов к предпринимательским рискам заказчика при осуществлении хозяйственной деятельности.

Заключение технической экспертизы положено в основу судебных актов по спору об исполнении обязательств, что является основанием для возмещения данных расходов по правилам о взыскании убытков. Спор о размере предъявленных к взысканию расходов между сторонами отсутствует. Следовательно, суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска необоснованно. Исходя из этого, Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих судов и удовлетворил требования заказчика.

Оставьте комментарий