Адвокат беляк книга

Артист Беляк и его дьяволы

Писателями становятся врачи, математики, работники народного просвещения, банкиры и вообще олигархи, инженеры самых разных направлений, не говоря о смежниках по творческому цеху (политиках, художниках, режиссерах и пр.)… А также чекистах и оперативниках уголовного розыска. Адвокатские труды, казалось бы, чрезвычайно близки к словесности, но полноценного представительства адвокатов в нашей литературе почему-то не получилось — хотя люди этой профессии, и подчас прославленные, писали не только мемуары, но и художественную прозу — современные романы, промышленно-криминальные, с громкими названиями и кричаще-аляповатыми обложками.

Сергей Беляк — один из самых успешных отечественных адвокатов, как мне уже приходилось говорить, именно по гамбургскому, а не медийно-правозащитному счету имеет все шансы полноценно прописать адвокатуру в литературе. Во всяком случае, его только что вышедшая в издательстве «Питер» книга «Адвокат дьяволов» (серьезно переработанное относительно первого, 2014 года, издание) — заявка солидная и убедительная.

Любопытно, однако, что в своих литературных занятиях Сергей Валентинович отталкивается главным образом не от богатейшей своей профессиональной практики (хотя формально книжка посвящена самым разным этапам его адвокатской карьеры и множеству дел, громких и не очень), а из вещей и явлений сугубо параллельных, без которых, однако, он собственной жизни не мыслит.

Сергей Беляк прежде всего — the artist. Именно так, в западном понимании, для него искусство, в самых разнообразных проявлениях, — норма жизни и способ существования. Велик соблазн подробно написать о каждой из творческих активностей талантливого Сергея Валентиновича, но ограничусь простым перечнем. Поэт, художник, фотограф, музыкант. Продюсер. Издатель. Замечательный музыкант, лидер бэнда собственного имени, записавший ряд альбомов, снова пардон за автоцитату, «с уникальным звуком и поэтическим контентом, соединивших революционные песни с любовной лирикой, а крепко улучшенную мелодику советской эстрады — со стихами русских авангардистов».

Именно артистизм натуры Беляка и привел его в литературу как важнейшее из искусств, он же придает его книжкам неуловимый и сильнейший фермент, россыпь животворных витаминов, позволяющий осознать тугую полноту существования в мире, а профессию адвоката показать в качестве не только актуального, но и увлекательного дела.

Признаюсь, первое издание «Адвоката дьяволов», вышедшее пятилетку назад в «Центрополиграфе», показалось мне тогда традиционным (хотя, разумеется, ярким, личностно окрашенным, а личность Беляка неизменно привлекательна) набором мемуарно-профессиональных очерков. Ретроспективно главной причиной подобной оценки я полагаю недостаточный эффект «отстоя пены». Треть, если не половина персонажей книги были моими друзьями и знакомыми, реалии — узнаваемыми (издания и каналы, где я работал, подробно освещали «процесс Лимонова» в Саратове, там я с Беляком и познакомился); в общем, распространенный сюжет «лицом к лицу лица не увидать».

Эдуард Вениаминович Лимонов, с ходу в предисловии назвавший книгу «Адвокат дьяволов» (кстати, имеющую подзаголовок «Хроники смутного времени от известного российского адвоката») «целой энциклопедией русской жизни», как всегда, оказался провидцем. Тогда энергичный лимоновский комплимент выглядел скорее авансом. Однако в нынешнем, значительно дополненном и переработанном виде работа Сергея и впрямь предстает фундаментальным сочинением, где мемуарный пласт — далеко не единственный и даже не главный, а уклон в криминально-судебную тематику кажется куда более соприродным русской жизни и зафиксированной эпохе, нежели светский гламур и усадебный быт, описанные в «Евгении Онегине» — России времен Александра Сергеевича и Николая Павловича.

Ну и пресловутый «отстой пены», наработка дистанции — события и люди приобрели хмурые, неубираемые уже черты подлинного историзма.

Лимонов не менее прозорливо говорит о «коллективном портрете русского народа» как другом принципиальном плане книги. Кажется, в силу естественных профессиональных деформаций такое портретирование должно напоминать галерею Чезаре Ломброзо. Однако ничуть не бывало, если и искать здесь художественный аналог, то это типажи русских передвижников, написанные самыми яркими красками французских импрессионистов. Знаменитые политики, героические и жертвенные нацболы, криминальные авторитеты, рефлексирующие бандиты, прокуроры с огромными звездами на погонах, неотличимые от обывателей; бизнесмены, сменившие роскошные офисы на бутырские камеры; музыканты, шоумены, красавицы, просто русские люди, попавшие вдруг под софиты истории или угодившие в историю — всё это пестрое общество в худших своих проявлениях прогибается под время и обстоятельства, а в лучших — противостоит им, являя поразительные примеры выживания и сопротивления.

Собственно, философия Беляка именно в этом конфликте эпохи (90-е и далее, главным образом — «смутное время», по Сергею Валентиновичу, как обозначение одного из самых горьких и подлых периодов национальной истории) — между человеческим измерением и бесчеловечным давлением среды и нравов. И человеческое в России, хоть и с огромными потерями, неизменно побеждает. А помогает ему тот самый артистизм, трепещущее и светлое моцартианское начало — которое столь очевидно в самом Беляке, друге всей его жизни Лимонове и которое, увы, задавил в себе Владимир Жириновский, другой знаменитый доверитель Беляка. Символический план книги можно обозначить как вечное противостояние Лимонова и Жириновского. Хотя к обоим Сергей относится с неизменной симпатией, позволяя себе, впрочем, и трезвую иронию.

Надо сказать, что «Адвокат дьяволов» парадоксален даже на уровне настроения, центральной эмоции. Казалось бы, куда мрачнее: тюрьма как постоянный фон, огромные сроки, несправедливость в качестве доминанты всей судебно-правовой системы страны… Но я уже отмечал (в рецензии на другую книжку Беляка «Хорошо когда хорошо. Хроника сибаритства»), что веселость — органическое свойство его натуры, перешедшее в его литературу. Мир, преображенный светлым жизнелюбием автора, становится удобным полигоном для праздника, который мы всегда сумеем себе устроить…

Сергей Валентинович Беляк обживается в русской литературе, как он умеет и любит где-нибудь в суде, студии или на дружеской кухне, — включив свое негромкое, но проникающее обаяние, мастерски переводя внимание на себя и умея в нужный момент сказать и показать главное.

А с чисто практической стороны, книжка эта — замечательный учебник для молодых юристов, рекрутинговый инструмент. Надеюсь, прочитав «Адвоката дьяволов», в адвокатуру придут не только крючкотворы-законники (тоже необходимо), но и люди с артистическим пониманием жизни — в конце концов, справедливость и милосердие — тоже важнейшие из смыслов и стимулов творчества.

Об авторе

Информация

Биография

Сергей Валентинович Беляк — российский юрист, известный адвокат, публицист. Занимается вопросами уголовного, гражданского, корпоративного и избирательного права. Общественный деятель, вице-президент Фонда развития современных политических и избирательных технологий «Практика». Автор нескольких публицистических книг о громких судебных процессах в России в конце XX века. Пишет музыку и стихи.

Сергей Беляк в 1982 году окончил Саратовский юридический институт. В 1987-88 гг. работал адвокатом в Польше. Одним из первых среди московских адвокатов стал вести дела о защите чести и достоинства. Адвокат юридической консультации № 85 Межреспубликанской коллегии адвокатов.

Больше сотни судебных дел и десять лет жизни связывают адвоката Беляка с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским. «Услугами Сергея Беляка пользуются жулики-чиновники и честные бандиты», – написал о нем Э. Лимонов, а кроме них – и сам писатель. В число клиентов адвоката входят известные политики, предприниматели, банкиры, генералы милиции, художники, «звезды» рок-музыки. Среди них советские хоккеисты Б. Михайлов и В. Петров. Дело нижегородского бизнесмена А. Климентьева, дело сибирского мэра Коняхина, дело Госкомстата, скандальные дела с участием национал-большевиков, петербургское дело «банды» Ю. Шутова, дело концерна ФИАТ, дело о 200-х килограммах кокаина, доставленного в Россию из Южной Америки, – в них и других не менее громких делах он часто добиваясь положительного результата.

Сергей Беляк также увлекается художественной фотографией. В 2001 году компанией «MOROZ records» выпущен авторский диск адвоката Беляка «Эротические галлюцинации русского адвоката», имевший шумный успех у ценителей интеллектуальной музыки.

«Адвокат дьяволов» (Беляк С.) — скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Название:Автор:Жанр(ы):

Сергей Беляк — культовый персонаж российской действительности, известный московский адвокат; многолетний защитник лидера ЛДПР Владимира Жириновского; адвокат Эдуарда Лимонова, блестяще защищавший писателя от обвинений в терроризме и в создании незаконных вооруженных формирований; друг лучших отечественных рок-музыкантов. Его веселая и увлекательная книга — энциклопедия русской жизни, коллективный портрет новой России сначала позабавит, а потом заставит о многом задуматься.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

В данной книге кратко изложена история пребывания евреев в основных странах Европы и Америки. Каждой стране посвящена отдельная глава, в которой, наряду с общей историей, даны краткие биографии евреев – жителей этих государств, которые внесли большой вклад в развитие науки, техники и искусства своих стран, а также всего мира.

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

  • Что общего между везением и проклятием? Ничего. Вот и Летта так считала. Пока однажды не получила чужое проклятие и не оживила его. А все дар, о котором она не подозревала. Сомнительный дар дарить везение и притягивать чужое невезение. И, похоже, не только его, но и приключения на свою… голову. Живое проклятие с принципами, охотник за темными магами, забывший, что такое чувства. И принц в нагрузку. А на хвосте тот, кого опасаются даже короли. Знай Летта, чем закончится ее встреча с подругой, сидела бы дома. А теперь остается только верить, что дружба и любовь куда сильнее древних чар, чужих обещаний и чудовищ.

    Что не так?! Именно этот вопрос задаст любой, кому мне вздумалось бы пожаловаться на свою жизнь. Ещё бы. Для счастья всё в наличии: королевская кровь, звание «Лучший зельевар Белого континента», внешностью Создатели не обидели. Ах, да, с этого года я ещё и занимаю пост ректора Академии стихий. Нравится? А мне не очень. Потому что я — маг-боевик, и ненавижу зельеваренье! А еще меня зовут Аленна.

    Попасть можно всегда! На деньги, в неприятности, в историю…. Или в другой мир! У меня и так всё было нормально, да и возраст, ну да, за сорок уже, но ведь не старик ещё. А попал-то вот как раз в пацана, умирающего. А у людей планы, в том числе и на мою, теперь, смерть. И только случай и помог выжить. И ни родителей, ни друзей, ни каких ещё знакомых бывшего владельца тела. Из наследства, высокий социальный статус, как выяснилось, ни от чего не защищающий. Нет, если что, за тебя отомстят, посмертно. Мир-то вроде и русский, но столица не там и название не такое, и во главе Император и, вообще, всем заправляют Рода. Ах да, досталась ещё фамилия, от деда, которой не то чтобы детей по ночам запугивают…. Обычно это делают со взрослыми и при свете дня. Ещё и дар прорезался, эспера. Тут маги стены ломают кулаками, а мне эвона что досталось. Эх, печалька. Правда, такой дар у каждого уникальный…. Хоть что-то хорошее. Ну и девушки здесь….

    После жесточайшего кастинга я попала туда, куда всю жизнь мечтала. Потрясающая «Драконья корпорация», организация, о которой ходят легенды. Я мечтаю не столько о карьере и хорошем заработке, сколько о том, чтобы просто быть рядом с моими кумирами — драконами, и все у меня вроде бы складывается нормально, за исключением того, что драконы даже в корпорации почти не пересекаются с людьми, но и тут мне везет, и у отдела, в котором я работаю, появляется просто невероятный начальник.

    Когда ты не просто дракон, а долгожданная королева драконов, статуса адептки магической академии недостаточно! Ведь чтобы вернуть в мир истинную магию, нужно снова навестить дракарат родного отца… А это не так-то просто, учитывая что вслед за мной в академию пожаловал тот, кто лишил крыльев и хотел силой удержать на своем острове…

    Первое правило невесты дракона — никогда ему не перечить!

    Да. Именно так. Вот только как сдержаться, если все идет не по намеченном плану?

    Я ТийрРи Грин — потомственная черная ведьма. Поэтому все невзгоды и проблемы двух близлежащих королевств списывают на меня. И даже на костер отправили! Но мне повезло… Как сказать — повезло? Верховный дракон прислал приказ доставить ему очередную невесту. Да не кого-нибудь, а единственную дочь правителя соседнего государства. И меня отправили вместо неё. Теперь я буду играть роль благородной дамы в высшем свете драконов. Я могла бы справиться, но…Я совсем не собираюсь становиться новой лейдой империи.

    Вот только именно мою персону замечают все кому не лень. А мое сердце бьется сильнее при виде того, рядом с кем черной ведьме быть совсем не место.

    Адвокат беляк книга

    Веселая, увлекательная книга талантливого, разбитного, общительного и приветливого русского человека, получающего удовольствие от друзей и врагов, встреченных в жизни.

    Хулиган, поэт, меломан, адвокат и, как мальчик, влюблен в своих плохих друзей – «дьяволов»

    Я предполагал, что это небольшая книга будет у Беляка, а оказалось, получилась огромная книжища.

    Целая энциклопедия русской жизни.

    И вроде бы веселые, но и страшные дни в Лефортово во время следствия, целых пятнадцать месяцев следствия.

    Хорош получился у Беляка Жириновский.

    Широкой публике он известен в образе большей частью разъяренного политического артиста, а Беляк представил его вполне мягким, а то и по-отечески заботливым буржуазным дядькой. Вполне верным другом своих друзей.

    Мощного, жестокого и наивного, легкомысленного и подозрительного, усердно путешествующего то в тюрьму, то с сумой. Нашего с вами народа, другого нет.

    Хулиган, поэт, меломан, адвокат, а более всего, как мальчик, влюбленный в своих плохих друзей, «дьяволов», и гордящийся ими.

    В этом смысле он действительно сибарит, или bonvivant, как говорят французы.

    Никакой книжки я писать не собирался.

    Зиму 2012/13 года я проводил в Испании, на обезлюдевшем побережье Средиземного моря, и от безделья, в самом начале февраля, написал короткий рассказ об Эдуарде Лимонове. А точнее, о том, как судьба странным образом свела меня с ним в 90-х годах уже прошлого, ХХ века.

    На следующий день я написал еще один рассказ о наших с ним приключениях (преимущественно веселых, которые между тем происходили в то время, когда он сидел в Лефортовской тюрьме). А еще через день – третий. Эти рассказы также появились в Фейсбуке.

    Да и как не продолжить, если и сам Лимонов (обычно равнодушно относящийся к литературному творчеству своих современников и с неохотой читающий их творения) вдруг проявил живой интерес к моим литературным опытам?!

    «Приветствую тебя, Сергей! – написал он мне в те дни. – С удовольствием читаю твои мемуары саратовского дела. Интересно. И Аксенов читает, и все парни. Все говорят: «Вот Беляк бы книгу написал!» (Вчера собирались.) Пиши, нам интересно».

    Мемуары? Нет, мемуары я писать не хотел. Во-первых, считал, что для этого еще не наступило время, а во-вторых, тот же Лимонов всю жизнь описывал фактически то, что с ним происходило, но мемуары ли это?… Вот и я, продолжив писать свои записки, думал, что все-таки пишу не мемуары ушедшего на покой и выжившего из ума адвоката, но что-то другое. Тем более что на покой я не уходил, из ума, как полагаю, еще не выжил, а зиму в Испании проводил по давней сибаритской привычке уезжать из холодной, гриппозной московской зимы куда-нибудь на юг – к Индийскому океану или Средиземному морю.

    Хорошо, когда хорошо!

    Озарения Лимонова, или Божий промысел

    Нам казалось, что лучше было бы, если бы данное дело рассматривал все же Московский городской суд.

    Мы полагали (и не без основания), что Генеральная прокуратура делает это специально. Во-первых, чтобы отправить громкое дело подальше от Москвы и столичной прессы (а в тот период в России, когда Владимир Путин правил всего второй год, а премьер-министром еще был Михаил Касьянов, существовала реальная свобода печати и множество независимых СМИ, включая и телевидение). А во-вторых, чтобы лишить обвиняемых помощи их московских защитников, которые вряд ли бы (по разумению прокуроров и чекистов) решились уехать из Москвы в далекий провинциальный Саратов для участия в непрерывном процессе, обещавшем быть очень долгим.

    Почему в Саратов? Потому, что именно там, в начале 2001 года, группа нацболов купила у… чекистов (выступавших под видом членов местного отделения баркашовского «Русского национального единства») шесть ржавых автоматов Калашникова и около сотни патронов к ним.

    Фактически, эта «контрольная закупка» была обычной чекистской провокацией, которая в материалах уголовного дела гордо именовалась «спецоперацией». (Одновременно чекисты подбирались с подобными предложениями к нацболам и через их брянскую организацию, но там провокаторов раскусили и разумно послали куда подальше, а вот в Саратове провокация удалась.)

    Сергей Беляк — Адвокат дьяволов

    Сергей Беляк — Адвокат дьяволов краткое содержание

    Адвокат дьяволов — читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

    Сергей Валентинович Беляк

    Хулиган, поэт, меломан, адвокат и, как мальчик, влюблен в своих плохих друзей — «дьяволов»

    Прочитав ее от предисловия до эпилога, я даже устал.

    К тому же первая треть книги, где я активно присутствую действующим лицом, опрокинула меня в мое тюремное и послетюремное прошлое, и мне сделалось нервно до невозможности.

    Сменяющиеся ощущения, знаете, атаковали меня, и я пережил все это вновь.

    И трагическое последнее свидание в тюрьме Лефортово с моей покойной женой, Наташей Медведевой…

    И встречу с матерью после выхода из тюрьмы (спасибо Сергею, что ее тогда привез) в Белгороде.

    И Андрей Климентьев в книге хорош и самобытен, и поган Борис Немцов.

    И вообще убедителен многоголосый хор милицейских генералов, следователей, прокуроров, криминальных авторитетов, испуганных бизнесменов, женщин разнообразного поведения.

    В результате получился такой коллективный портрет русского народа.

    Сам Беляк выясняется нам из книги, проступает сквозь ее страницы, как водяной знак на пятитысячной банкноте.

    Веселая книга, говорю я, а веселых книг мало.

    Я написал этот рассказ в пляжном кафе и тут же разместил его на своей страничке в Фейсбуке, сопроводив подзаголовком: «К юбилею Лимонова». Зная, что не вернусь в Россию до весны, а следовательно, не попаду 22 февраля на 70-летие Эдуарда, я решил таким вот образом поздравить его с предстоящим днем рождения.

    На следующий день я написал еще один рассказ о наших с ним приключениях (преимущественно веселых, которые между тем происходили в то время, когда он сидел в Лефортовской тюрьме). А еще через день — третий. Эти рассказы также появились в Фейсбуке.

    И тут ко мне обратился основатель популярного в России интернет-портала «АПН Северо-Запад» Андрей Дмитриев, который предложил, если я продолжу и дальше писать подобные рассказы, пересылать их ему для публикации на портале АПН, где гораздо большая читательская ауди тория.

    «Приветствую тебя, Сергей! — написал он мне в те дни. — С удовольствием читаю твои мемуары саратовского дела. Интересно. И Аксенов читает, и все парни. Все говорят: «Вот Беляк бы книгу написал!» (Вчера собирались.) Пиши, нам интересно».

    Мемуары? Нет, мемуары я писать не хотел. Во-первых, считал, что для этого еще не наступило время, а во-вторых, тот же Лимонов всю жизнь описывал фактически то, что с ним происходило, но мемуары ли это?… Вот и я, продолжив писать свои записки, думал, что все-таки пишу не мемуары ушедшего на покой и выжившего из ума адвоката, но что-то другое. Тем более что на покой я не уходил, из ума, как полагаю, еще не выжил, а зиму в Испании проводил по давней сибаритской привычке уезжать из холодной, гриппозной московской зимы куда-нибудь на юг — к Индийскому океану или Средиземному морю.

    Постепенно круг действующих лиц моих записок все более и более расширялся, как и расширялась география событий, которые я описывал.

    В итоге получился калейдоскоп, похожий на тот, каким играют дети. Вы, наверное, видели такую трубочку с цветными стеклами внутри, при вращении которой стекляшки складываются в причудливые узоры? Здесь же в сюрреалистические узоры складывались лица, имена, слова и фигуры множества самых разных людей! И все это происходило на постоянно меняющемся цветовом фоне нашей страны: пурпурно-красном, белом, красно-коричневом, желтом, черном, голубом. Причем узоры складывались сами собой! Я вытаскивал из памяти события одно за другим без всякого плана: они цеплялись друг за друга, и мне оставалось только успевать донести их без потерь до клавиатуры смартфона или ноутбука.

    Сейчас пишу эти строки в одном из московских ночных клубов в паузе выступления Алексея Козлова и Вячеслава Горского, которые исполняют джазовые импровизации на темы песен Джона Леннона. И имя этого человека тоже не раз упоминалось в моих записках.

    Вот такая круговерть!

    Ну, ладно, снова начинает звучать музыка, а значит, мне пора закругляться. Книжка написана, и тут уже пояснения ни к чему. А меня ждет хорошая музыка, хорошие люди и хорошая сигара с бокалом виски.

    Когда летом 2002 года Следственное управление ФСБ России завершило расследование уголовного дела в отношении Эдуарда Савенко (Лимонова) и пяти его однопартийцев, обвиненных сразу по четырем статьям УК, а Генеральная прокуратура РФ решила направить это дело для рассмотрения из Москвы в Саратовский областной суд, мы (защита и обвиняемые) инстинктивно выступили против.

    Специальное интервью. Сергей Беляк — адвокат писателя Эдуарда Лимонова

    С адвокатом писателя Эдуарда Лимонова Сергеем Беляком беседует Дмитрий Волчек.

    Дмитрий Волчек: Писатель Эдуард Лимонов, обвиняемый вместе с пятью членами «Национал-большевистской партии» в подготовке террористических актов, попытке создать незаконное вооруженное формирование и незаконном приобретении оружия, этапирован из следственного изолятора ФСБ в Лефортово в саратовскую тюрьму. 9 сентября в Саратове откроется судебный процесс. О жизни писателя в заключении, ходе следствия и подоплеке этого дела я беседовал с адвокатом Эдуарда Лимонова Сергеем Беляком.

    Сергей Валентинович, у Георгия Иванова в книге «Петербургские зимы» есть такое замечание: если отрезать палец солдату и Александру Блоку, то обоим будет больно, но Александру Блоку в два раза больнее. Эдуард Лимонов — писатель, большой русский писатель, ему должно быть в два раза больнее. Как он переносит заключение?

    Сергей Беляк: Переносит достойно, я бы сказал, заключение, для его возраста — 59 лет — я надеялся, что перенесет хорошо и переезд в Саратов, и это осуществилось, на самом деле, к нему относятся хорошо охрана и заключенные, когда последний раз был у него, он с восторгом сказал мне: «Сергей, ты знаешь, пошел я после обеда для ознакомления с материалами дела, — повезли его, — я выхожу, а мне кричат снизу из камер, зная, что я иду, кричат: «Свободу Лимонову». Заключенные, причем это «авторитеты», преступные, которых там, в Саратове, готовили к большому процессу, и он так с восторгом, что к нему так хорошо относятся. Хотя были ожидания, что, может быть, будет ему там, в Саратове, плохо и сложно. Все-таки тюрьма — это не Лефортово, Лефортово привилегированная тюрьма ФСБ, и охрана другая, и порядку больше, тем не менее, в Саратове созданы все условия для его нормального существования, оказал большую помощь Александр Соломонович Ландо, уполномоченный по правам человека при губернаторе Саратовской области, я к нему обращался, и он навестил Лимонова с начальником тюрьмы, попробовали пищу, которую дают заключенным. Лимонов сидит, говорит, дают, в основном, кильку вареную, ну, говорит, я, привыкший к солдатской такой, спартанской обстановке», — переносит нормально. Ест нормально и выглядит бледным таким замученным, конечно, но достойно держится в любом случае. Работать нет возможности, он не пишет сейчас в Саратове, и он благодарит Бога, что находился в Лефортово все это время длительное в ходе следствия, и мог там работать. Ему руководство изолятора Лефортово предоставляло такую возможность, переводили его каждый день в свободную пустующую камеру, он там писал, дали ему настольную лампу, и написал семь книг.

    Дмитрий Волчек: Сейчас вышли уже «Книга воды», «Моя политическая биография».

    Сергей Беляк: «Книга воды», «Моя политическая биография» — в августе или начале сентября выйдет книга «Священные монстры» в «Ад Маргинем» и «Другая Россия» в «Амфоре». Также еще три книги готовятся сейчас. Идут переговоры с издательствами. Екатеринбургское издательство хочет опубликовать книгу, одна из них называется «В плену у мертвяков», другая — «Контрольный выстрел», и третья — «Русская психа». Плюс еще у меня есть пьеса «Бутырская сортировочная», предназначена для театра имени Гоголя, но как-то не сложилось передать, и еще там есть несколько брошюр, но пока их придерживаю. Рукописи все у меня находятся.

    Дмитрий Волчек: Почему сейчас он в Саратове не может писать?

    Сергей Беляк: Нет подходящих условий. Он сидит в камере, где нет возможности писать, работать плодотворно. Там трое они сидят, тоже, привилегированная такая камера, рассчитана на четверых, но сидят трое, то есть, ему создали условия. Но, тем не менее, проверки постоянные, следят очень серьезно, потому что это тюрьма общеуголовная, сидят заключенные разные с ним, сидят по общеуголовным делам. Люди относятся к нему нормально, тем не менее, проверки очень частые, вытаскивают вещи, заставляют выносить все вещи из камеры, проверяют все, и это отвлекает — это раз. Во-вторых, недостаточно света, как я понимаю, и, самое главное, он сейчас готовится к процессу. То есть, он сейчас полностью погружен в ознакомление с материалами дела, в эту работу, волнуется, переживает, безусловно вот о предстоящем процессе.

    Дмитрий Волчек: Время заключения стало для Лимонова в каком-то смысле болдинской осенью, очевидно, он не испытывает серьезной депрессии, как многие заключенные, верно?

    Сергей Беляк: Он — сильный человек. Сильный, мужественный, я еще раз убедился. Я всегда знал, что он мужественный, видел его, давно дружим, я как бы наблюдал его в разных ситуациях и видел, что он всегда работает, пишет, несмотря ни на что, что бы ни было вчера, он сегодня встает и обязательно пишет, и для газет, и для колонок, в разных газетах, и для своей газеты, и книги свои. Но сейчас действительно у него полтора года следствия — он действительно плодотворно это время потратил, много написал.

    Дмитрий Волчек: Получает ли он письма от читателей, сейчас эти книги пользуются большим успехом, всюду в списках бестселлеров, очевидно, должна быть большая корреспонденция?

    Сергей Беляк: Получает. Да. Много писем, и от издателей, и от читателей, и какие-то его друзья присылают вырезки из различных газет и распечатки Интернет-сообщений. Он в курсе событий, видит, что много выступает людей в его поддержку, тоже его это радует.

    Дмитрий Волчек: Тем не менее, многие говорят, что поддержка недостаточно сильная вот именно в писательских кругах Лимонова, в силу очевидных причин, по крайней мере, в писательских кругах в России. Так ли это на самом деле, и есть ли, на ваш взгляд, какая-то кампания среди его коллег — писателей, здесь, на Западе, в других странах в его поддержку, и что еще нужно сделать?

    Сергей Беляк: Относительно поддержки именно писателей российских — этот вопрос поднимался несколько раз во время моих встреч с послом Франции здесь. Он приглашал меня, я дважды с ним встречался, и он выразил удивление, почему в России интеллектуалы, как он сказал, судя по прессе, не так активно выступают в поддержку писателя Лимонова, в то время, как во Франции в поддержку Лимонова выступило порядка 75 человек. Это очень известные люди, интеллектуалы Франции, артисты, художники, писатели, режиссеры, и поднимался этот вопрос в законодательном собрании, и телевидение Франции говорит об этом процессе, этом деле. Жак Ширак, насколько я знаю, поднимал этот вопрос на встрече с Путиным. Но наша как бы пресса здесь, в России, и наши писатели, действительно, не очень активно выступают в поддержку Лимонова, на мой взгляд, и на взгляд посла, он обратил внимание на это и удивился. Я не могу точно объяснить причины, я думаю, что в наших писателях больше говорит традиция советской, что ли, школы, когда шестое чувство зависти все-таки преобладает, это раз, и второе — боязнь, совковость, что ли, в отношениях между собой и с властями — писателей.

    Дмитрий Волчек: Зависть и сервильность очевидно, и как раз об этом я хотел спросить. У этого дела, несомненно, есть какой-то большой, высокопоставленный заказчик. Вот то что я почерпнул из разговоров, из прессы — говорят, когда Михаил Шемякин пришел к Путину просить за Лимонова, был очень жесткий разговор, и Шемякин вышел бледный и шокированный реакцией президента, так ли это, я не знаю, может, вы знаете какие-то детали. И другая версия, мне кажется, достаточно абсурдная, хотя, в общем, тут есть какая-то почва — то, что одним из инициаторов был Никита Михалков, оскорбленный вот этим давним нападением «нацболов» на него и закидыванием яйцами. Что вы скажете о политической подоплеке этого дела?

    Сергей Беляк: Заказчиками этого дела, конечно, выступают высокопоставленные люди, у нас, в России — безусловно. Заказчиком, именно заказчиком данного дела не является ФСБ, это тоже очевидно, и более того, у меня есть на этот счет информация из достоверных источников в самой ФСБ. Следовательно, заказчики могут быть либо выше, а выше это может быть только администрация президента, там холуев достаточно, готовых выслужиться. Президент нашей страны не знает этого дела, это точно. Почему? Потому что, когда Ширак поднимал вопрос по этому делу и просил, чтобы Лимонов был освобожден до суда, президент не ответил ему вразумительно ничего, и, возвратившись из Парижа, запросил справку по данному делу. Это говорит о многом. Говорит о том, что президент просто не в курсе этого дела.

    Дмитрий Волчек: Более чем странно, согласитесь.

    Сергей Беляк: Более чем странно, да. Но, тем не менее, детально он не в курсе. Кто готовит справки? Конечно, те люди, которые вели это дело и по инстанции передают наверх, эта справка редактируются, в итоге на стол президента кладут ту справку, которая выгодна тем людям, кто это дело заказал, делает на этом имя, получает звания, кто-то получает звания, кто-то удовлетворяет личные амбиции, в данном случае, если у Шемякина был, на самом деле, жесткий разговор в администрации, в частности, между президентом и ним, то я думаю, что это вызвано именно тем, что президент, ознакомившись со справкой, как бы уверен, что Лимонов виновен в тягчайших преступлениях, в частности, в терроризме, а сейчас это тема номер один в мире. Но вы знаете, практика показывает, что генеральный прокурор, не то, что президент, а генеральный прокурор, который обязан следить за подобными делами, часто не в курсе конкретных дел, конкретной ситуации с тем или иным обвиняемым. Это у меня было и по делу Коняхина, и по делу Климентьева, кстати. А по делу Коняхина я вообще встречался с тогдашним генеральным прокурором Скуратовым в присутствии Михаила Борисовича Катышева, и Скуратов, и Катышев уверяли меня, я час беседовал со Скуратовым и с Катышевым, и они уверяли меня, что Коняхин, мэр Ленинска-Кузнецкого, виновен, и вот час они меня убеждали в этом. Я говорю — ну ладно, давайте не будем об этом, суд покажет, вы, главное, сейчас сделайте все, чтобы его не раскулачивали хотя бы, рынки у него не отбирали до поры до времени. Что, в общем, они и сделали. А потом оказалось, что суд оправдал, во всех тяжких преступлениях он был оправдан.

    То же самое, я думаю, будет и с Лимоновым все-таки. Президент не в курсе, президента ставят в известность, но люди, которые это дело возбудили, они теперь уже боятся за свою шкуру, простите, за свои погоны, потому что с них же будет спрос, и рано или поздно спросят, и они сейчас сделают все возможное, чтобы Лимонов был признан виновным хоть в чем-то, пусть в оружии, в покупке оружия, для меня как адвоката главное все-таки терроризм. Вот это обвинение — организация незаконного вооруженного формирования, подготовка акций террористического характера — если мы сможем это обвинение снять — это будет победа. Оружие — это не главное вообще в этом деле. Если бы только было оружие, это дело рассматривал бы какой-нибудь Фрунзенский районный суд города Саратова. Не надо было бы шумиху создавать, и посол бы меня не приглашал. Ведь посол Франции и консул пригласили меня только после того, когда вдруг в январе месяце этого года по телевидению пошла информация о том, что ФСБ и прокуратура пытаются ликвидировать партию Лимонова на том основании, что ее лидер сидит по обвинению в терроризме. То есть, еще нет суда по терроризму, а партию пытаются ликвидировать. И вот эти вот уши политики, как уши осла, выросли из этого дела, и они стали настолько очевидными. что их увидели уже и французы. До этого, кстати, они меня не приглашали, и мы с ними не разговаривали. Они считали, что это общеуголовное преступление — ну и что.

    Дмитрий Волчек: Но у Лимонова сохраняется французское гражданство?

    Сергей Беляк: Да. Он — гражданин Франции, он гражданин России, и посол заявил, что если для России Лимонов является гражданином России, и его судят как гражданина России, то для Франции он — гражданин Франции. Я послу сказал, что Франция будет гордиться, по праву гордиться, через несколько лет, когда собрание сочинений Лимонова будет стоять в библиотеках Сорбонны, еще где-то, автор этих книг — французский писатель Эдвард Лимонов — они будут городиться. Посол улыбнулся — наверное, они понимают, что это гордость цивилизованного мира, писатель, надо сохранить писателя, по крайней мере. Ведь дело в чем: есть обвинение — обвиняйте, но писатель Лимонов вполне мог бы находиться дома, либо под домашним арестом, либо с обязательством явки в суд, тем более, сейчас новый кодекс это предусматривает. Он бы мог быть дома и раньше, под подпиской о невыезде, или под залог. Причем я предлагал деньги под залог, и многие люди дали деньги под залог. Были личные поручительства депутатов Государственной Думы, и писателей известных, российских, в том числе.

    Дмитрий Волчек: Пен-центр выступал.

    Сергей Беляк: Да. Пен-центр выступал. Поэтому можно было решить этот вопрос. Кто все это дело инициировал — я не думаю, что это Михалков. Нет, это просто даже смешно. Вряд ли Михалков этим занимался. Михалков свое получил там в Доме кинематографистов, и думаю, что он уже сожалеет, что он так действовал, может, надо было иначе, может, надо было наоборот попросить своего друга Степашина прекратить уголовное преследование этих ребят, и на этом дело бы закончилось. Тут он ошибся, не надо было возбуждать вообще дело, но в уголовном преследовании — я сомневаюсь, что Михалков здесь причастен хоть как-то. Это другие люди. Здесь может быть и политика, и экономика может быть. Ведь есть же разговоры о.

    Дмитрий Волчек: О Быкове, да?

    Сергей Беляк: Быков, Дерипаска, тут Лимонов выступал незадолго до ареста, раскрывал тайны встречи Дерипаски и Путина, и могли на этом сыграть недовольные Лимоновым. Потому что когда Лимонова задержали, один из высокопоставленных сотрудников ФСБ сказал: «Наконец-то мы тебя поймали, все, закроем твою партию, ты нас достал уже, вы мотаетесь по всей стране, Севастополь, плюс еще Рига, сил нет терпеть».

    Дмитрий Волчек: Вот то что я слышал из инсайдерских источников, что план сейчас такой — либо депортировать, в конечном счете, Лимонова во Францию, либо, заключив своего рода сделку, вынудить его уехать. Вот из вашего общения с Лимоновым — возможен ли такой вариант для него, и возможен ли такой вариант для следствия, для суда?

    Сергей Беляк: Вы знаете, я думаю, что суд не сможет ничего сделать

    Дмитрий Волчек: Не в смысле приговора, а как закулисное соглашение, скажем так.

    Сергей Беляк: Такие разговоры я знаю, они существуют, они есть, как это будет, это, наверное, только после суда, если вдруг он будет осужден и будет отбывать наказание. Здесь есть ведь еще такой вариант: Лимонов может отказаться от российского гражданства, в силу вновь принятого закона он останется гражданином Франции, и тогда Франция будет требовать или просить его выдачи. На сегодняшний момент Лимонов в категорической форме отказывается обсуждать эту тему и отказывается выезжать сейчас, потому что в заключении находятся его товарищи, соратники, люди, которые верили ему и верят в него, вот этот разговор бессмысленен. Как дальше будет? Если будет освобожден — он будет решать сам. Меня посол спрашивал, не уедет ли он в Америку. Я могу точно сказать, что в Америку он точно не уедет.

    Дмитрий Волчек: Если его взгляды со времен книги «Это я, Эдичка» не изменились, то очевидно нет.

    Сергей Беляк: Он не уедет. Если где-то жить, то я думаю, что все-таки Европа, если уж здесь не будет возможности жить, работать, как бы полноценно выражать свои мысли откровенно. Тут еще парадоксальность ситуации в том, что если мы говорим о защите общественной защите Лимонова в частности, даже французской общественности, то ситуация парадоксальна в том, что те французы-интеллектуалы, которые выступали в защиту Лимонова и просили или требовали даже, чтобы французское государство оказало давление на Путина, на российское государство для освобождения Лимонова, до суда хотя бы, именно эти же люди, французские интеллектуалы, выступают против войны российской армии в Чечне.

    Дмитрий Волчек: Конечно, левые интеллектуалы.

    Сергей Беляк: Именно они. Именно, в основном, французы. А Путин и наше российское руководство сейчас, в основном, смотрят, обращены их взоры в сторону США, на Буша-младшего, на Блэра в Лондон и на Шредера в Германию. Франция как бы в стороне, это не меняет даже последний визит Ширака в Сочи. Это уже экономический, по-моему, вояж, цели экономические понятны. Одни и те же люди просят за Лимонова и требуют прекратить войну. И тогда у Путина, я вот, например, понимаю Путина, нормальный человек, если бы к нему обращались с подобными требованиями одни и те же люди, он бы, наверное, начал торг, он бы сказал: «Слушайте господа, давайте, я отпускаю Лимонова, сделаю все возможное, чтобы его отпустили, но тогда замолчите, прекратите разговоры о Чечне».

    Дмитрий Волчек: Я не думаю, что на Изабель Аджани или Алена Безансона можно повлиять вот таким образом.

    Сергей Беляк: Вот в этом-то и тупик для Путина. Если бы на них можно было повлиять — тогда да, а вот это и есть тупик, Путин не может действовать так, чтобы не сохранить свое лицо. Удовлетворяя это их требование, он пытается как хозяйственник в данном случае, как политик, пытается выторговать для себя что-то еще, но этого не получается и не получится. Я уверен, не получится. Поэтому Лимонов остается как бы заложником внутренней той политики, которая проводится в России на сегодняшний момент. Если мы говорим о чисто уголовном деле — кто его инициатор, то я думаю, что это все-таки в администрации люди. Кто именно — я думаю, история уже в дальнейшем покажет. Делается это руками ФСБ, сейчас люди, которые вели дело, получили внеочередные звания за окончание расследования. Там, я думаю, в суде будет много еще сюрпризов. Я не хочу раскрывать их все. Там очень было много ошибок, нарушений со стороны следствия, нарушений процессуального характера, очень было много грубейших нарушений закона, много фактов, свидетельствующих о том, что ФСБ утратило навыки КГБ по проведению подобных процессов, все-таки политических, связанных с литературой, с призывами к свержению государственного строя, эти люди набили руку сейчас на делах, как дело Радуева, Басаева, Хаттаба, но вот дела подобные Лимонову или Синявскому — эти дела сейчас подчас уже для них в диковинку для этих следователей. Поэтому очень много нарушений. Есть и нарушения такие, которые будут вызывать не только усмешку у зрителей и слушателей, слава Богу, открытый процесс предстоит, но думаю, что будут хохот гомерический вызывать некоторые вещи. Вот увидите, поверьте мне, это будет очень интересно.

    Адвокат дьяволов оценил сибаритов нашего времени

    Сергей Беляк, знаменитый адвокат, по-гамбургскому, а не медийно-правозащитному счету — один из лучших в профессии (среди его доверителей — Эдуард Лимонов, Владимир Жириновский, небезызвестный Владимир Тюрин, бизнесмен и экс-муж оперной певицы Марии Максаковой). Поэт, фотограф и художник. Интереснейший музыкант — Сергей, со своим бендом «Адвокат Беляк», записал несколько великолепных пластинок с уникальным звуком и поэтическим контентом, соединив революционные песни с любовной лирикой, а крепко улучшенную мелодику советской эстрады — со стихами русских авангардистов. Как продюсер, Беляк сделал альбом Limonoff (называемый также рок-сюитой — куча музыкантов разных стилей и «степеней известных» представляют композиции по лимоновским текстам) — подлинный шедевр музыкально-издательского арта.

    Кстати, было бы неправильным артибутировать артистическую деятельность Сергея исключительно «окололимонову». Помимо своего давнего друга, соавтора, подзащитного, Беляк был и остается дружен со множеством звезд — от вечных рок-н-ролльных памятей до молодых волков звукоизвлечения. Беляк — один из лучших устных мемуаристов, которых я знаю (а я их повидал-послушал), и представься мне снова такая возможность, любой концерт, хоть клубный, хоть стадионный, хоть роллингов, хоть реперов, не глядя поменяю на ночь с Беляком на кухне.

    Так мы перешли к литературным его занятиям, и здесь я снова должен предупредить читателя: сводить писательство Сергея к мемуаристике, путеводителю по яркой жизни талантливого и преуспевающего человека — будет занятием поверхностным и некорректным.

    Если первая книжка Беляка, «Адвокат дьяволов», выпущенная в знаковом 2014 году «Центрополиграфом» — это и впрямь очерки мемуарно-профессионального плана (впрочем, в подзаголовке была заявлена претензия на «энциклопедию русской жизни от…»), то только что вышедший в издательстве «Питер» политический травеолог «Хорошо, когда хорошо. Хроника сибаритства» — концептуальна и очень непроста.

    Автор сознательно уводит себя на задний план (и потому, что всё равно окажется крупнее любого своего текста, и потому, что четко осознает творческую задачу) и предстает незаурядным очеркистом щедрой на впечатление действительности, с острым пером и взглядом, глубоким и парадоксальным политическим мыслителем.

    Беляк прекрасно осознает, что одна из бед России в том, что многие, даже самые умные мысли, как следует недодуманы, а самые подчас разумные идеи — недовоплощены. И блестяще в ряде моментов эти процессы корректирует и доводит, пусть до промежуточного, но финала, в своей чрезвычайно обаятельной и великодушной манере. С обескураживающей иногда простотой, которая не хуже воровства, но главное свойство мастерства и мудрости

    Мне близки крайне незатейливые афоризмы чеховской школы. «Лошади едят овес», или, как импровизировал Довлатов, «Волга впадает в Каспийское что?». В них не столько намеренная эскалация здорового и вечного, сколько констатация приоритета разума над хаосом, ровное приятие жизни как таковой. «Хорошо, когда хорошо», на уровне расхожей фразы, несомненно, пополнит копилку русского оптимистического стоицизма.

    Есть у книги Беляка и еще одно внешнее, ценное, редкое качество. Литературную квалификацию «истинно веселая книга» предложил публике Александр Сергеевич Пушкин, когда рецензировал «Вечера на хуторе близ Диканьки».

    Тут главное, не путать веселье со смехом и соответствующей культурой. Как справедливо писали Вайль и Генис: «Смешное имеет отношение к объекту — то есть к вопросу, над кем и над чем смех. Веселость — свойство субъекта, то есть мировоззрения, тонуса, настроения».

    Ну, и сколько у нас с тех, последиканьковых пор, было веселых книг? «Бесы» Достоевского, Ильф и Петров, «Василий Тёркин», шестидесятнические повести Аксенова… «Дневник неудачника» и «У нас была великая эпоха» Лимонова, как ни странно.

    И вот — свежий пример этого, получается, вполне экзотического в русской литературе явления. Искрометный микс партийной хроники с путевыми и философскими заметками путешественника и жизнелюба. Кажется, первый в подобном роде. Да, Лев Данилкин в «Пантократоре солнечных пылинок» применяет аналогичный метод к биографии Владимира Ленина, поданной через города, годы и кухни, но Беляк-то пишет от первого лица, а жизнь как таковую ставит выше политики, в отличие от Владимира Ильича. Да и возможностей понимания современного мира у него погуще.

    В центре мозаичного, однако, сюжетно четко выстроенного повествования, история организованной Беляком в 2012 году, на исходе «болотных сезонов», «Партии сибаритов». Конечно, у этого начинания есть своя любопытная история, прежде всего не политическая, а литературная — упомянутые Ильф и Петров (и тут, скорее, не плутовская практика «Союза меча и орала», но общая стилистика радикального памфлета, смягченного тотальной иронией, и самоиронией тоже). Сцены из довлатовского «Филиала», посвященные эмигрантским практикам созданиям «правительств в изгнании» («Я борюсь с тоталитаризмом, а вы мне про долги напоминаете?!»).

    У «Партии сибаритов» всё честнее, политиканства ноль: «Сибариты любят женщин, детей, домашних животных и Родину. В качестве подарков предпочитают швейцарские часы, машины и яхты. Это богатые, состоявшиеся люди, которые отдыхают, как мы здесь, не ради отдыха, а ради культурного развития и самосовершенствования».

    …Но главный ориентир, конечно, известный мистификаторский проект Ярослава Гашека — приуроченное к впервые объявленным в Австро-Венгерской империи, в 1911 году, парламентским выборам — создание «Партии умеренного прогресса в рамках закона». Само название которой звучит как вечная насмешка над любым либеральным проектом (Алексей Навальный не читал Гашека, и потому угадал с названием — «Партия прогресса»). Здесь, однако, забавно, что анархист и социалист Гашек, задумавший партию с явной целью троллинга имперских либералов и порядков, сумел-таки придать своей затее реальные параметры — участия в тех самых выборах (с крайне неутешительным, впрочем, результатом) и создание своеобразного политического клуба — заседавшего преимущественно в пивных, но с непременным присутствием агентов тайной полиции.

    Тут, собственно, и возникает ключевой вопрос — насколько «Партия сибаритов» — художественная мистификация, провокация, фейк, перформанс или, скажем так, продукт личного мифотворчества Сергея Валентиновича Беляка? А может, это реальное и перспективное политическое начинание, пусть и не лишенное пародийного измерения? Да, Беляк проходит через собственный текст усмешкой Чеширского кота, иногда элегической, иногда весьма язвительной. Но, собственно в этом его находка: серьезный разговор о политике дискредитирован и невозможен, а вот ирония (в т. ч. над собственным вождизмом) — самый точный инструмент и язык.

    Ну вот, казалось бы, кровавая авантюра Майдана, увенчанная появлением в центре Европы архаичного квазигосударства с полуфашистским режимом, интерпретирована со всех возможных позиций, и целые группы политиков и экспертов стоят вокруг современной Украины школы и мифы, создан уже особый «украинский» текст — в политологии и литературе. Однако именно метод Беляка позволяет рассмотреть, антропологически подробно, средний тип майданного активиста, ныне — ныне шумерского патриота. Образ «русского украинца» Юрко, главы Киевского отделения Партии Сибаритов, с его паническим темпераментом, подвижной психикой, множащимися комплексами, вечной готовностью и навыком «переобувания в воздухе», манипулируемого и ведомого, — портретируется Беляком с брезгливой скрупулезностью полевого исследователя.

    …Ответ же на вопрос соотношения искусства и жизнеподобия в сибаристском партстроительстве, он, собственно, в самой политической реальности, которую препарирует Беляк. А что, какую-либо из главных российских партий, начиная с партии власти и уверенно продолжая «оппозиционными», можно строго и даже нестрого говоря, назвать «нефейковыми»? Кто из российских статусных политиков, и это Беляк обоснованно и неоднократно, подчеркивает, не хотел бы открыто, не прячась по заграницам и декларациям, пожить сибаристской жизнью? Почему важные и принципиальные вещи, высказываемые со зверски и неискренне серьезными лицами, вдруг превращаются в насмешку и пародию? Стоит, однако, по примеру Сергея, добавить в них веселья, искусства и личного обаяния, как всё становится на законные и подобающие места.

    Собственно, партийное строительство Беляка — оно не только про здравые смыслы, но и про интонационную и поведенческую точность. Что еще может быть реальнее на этом свете?

    Поэтому имеет смысл к программным заявлениям Партии сибаритов — от легализации оружия до уголовного преследования «разжигания зависти» — отнестись внимательно. Важнее, однако, не готовые манифесты и скрижали, а сформировавшая их жизненная философия, опирающаяся на принцип «мягкой силы», столь соприродный русскому имперскому чувству.

    Вот, скажем, «русский мир» у Сергея Валентиновича не просто там, где он и его друзья оказываются волей судьбы сибарита (и, кстати, они моментально вербуют сторонников без всякой агрессии и тяжеловесной пропаганды). «Русский мир» сибарита легко раздвигает границы и побеждает бескровно ровно потому, что сам сибарит априорно чужд всякого изоляционизма, напротив исповедует принцип эгоистического космополитизма: ему нужен и берег турецкий и кипрский, и экзотические острова, и любимая Испания, и Москва с Подмосковьем, и российская глубинка; более того, для него нет особой непреодолимой разницы, поскольку свои сибаритские радости он найдет везде. В силу этого и патриотизм Беляка так органичен и естественен — его нерядовые возможности позволяют воспринимать мир как собственный дом, и тут, конечно, принципиальное отличие сибарита Беляка от многих представителей российской элиты: он ищет по миру своих, умножая их количество, они же мечтают побыстрее сделаться чужими…

    Впрочем, Сергей в своей книжке идеолог лишь в малой степени, точнее — в равной пропорции с пристрастным психологом, тонким наблюдателем, прошаренным кулинарным и художественным критиком. Ибо «Хорошо, когда хорошо» — это еще и отличный путеводитель по музеям и выставкам, выдающимся именам — «гениям места», музеям, выставкам и ресторанам…

    Словом, если вы до сих пор ничего не слышали о моем друге Сергее Беляке — самое время с ним познакомиться. Книга «Хорошо, когда хорошо» — лучший для этого повод.

    Смотрите так же:  Можно ли подать на развод в мфц

    Оставьте комментарий

    Адвокат дьяволов
    Беляк Сергей Валентинович
    Документальная литература, Публицистика
    Издательство: Центрполиграф
    Год издания: 2014
    ISBN: 978-5-227-05107-3